Государственное регулирование и управление лесным хозяйством

До обретения республикой независимости, практически до конца восьмидесятых годов прошлого столетия, использованием недр Казахстана занимались союзные министерства. И хотя в каждом из них были ведомственные отделы охраны природы, а в некоторых и управления, ставка в основном делалась на добычу, а не на бережное отношение к ресурсам. Фактически только в 1988 году ситуацию удалось переломить: в развитие постановления о создании Комитета по охране природы СССР было образовано и соответствующее республиканское ведомство - сокращенно Госкомприрода. В те годы охраной, воспроизводством и рациональным использованием природы занимались в Казахстане: по части лесов - Министерство лесного хозяйства, фауны - Главное управление заповедников и охотничьего хозяйства при Совмине (Казглавохота), ихтиофауны - Казахрыбвод Министерства рыбного хозяйства СССР, финансирование которого осуществлялось из Москвы и, частично, за счет республиканского бюджета. Хотя эти госорганы и имели независимый статус, тем не менее были подотчетны Госкомприроде КазССР.

Однако в 1988 году расформировывают Казглавохоту. Из-за отсутствия финансирования из Москвы в 1990 году практически прекращает свою деятельность Казахрыбвод. Минлесхоз переводится в статус комитета. Причем из первых двух ведомств, потерявших свой статус, начинается массовый отток квалифицированных, не один десяток лет проработавших в этих отраслях, кадров. А вот последнему повезло, несмотря на трудности, обострившиеся в пору развала СССР, основной костяк специалистов в лесной отрасли сохранился. Одним из главных негативных последствий того периода стало массовое браконьерство. Причем особо пострадала сайга, рога которой пользовались огромным спросом и вывозились из Казахстана большими партиями. Решением Комитета по экологии Верховного Совета охотинспекцию в 1993 году вывели из состава Совмина и передали в подчинение Госкомприроде. Судьба у главного «охотничьего ведомства» оказалась, как у... футбольного мяча. То его переводят в состав Минприроды, то в Минсельхоз, то опять в Минприроды. Причем каждый такой «удар» сопровождался, как правило, оттоком профессиональных кадров. Наконец, в 2002 году комитет, называемый сокращенно Комлесрыбохота, я надеюсь, окончательно перешел в состав Минсельхоза. Министр сельского хозяйства: разделил три совершенно разные по направлению отрасли комитета - «леса, рыбы и охоты». При МСХ создан Комитет рыбного хозяйства. В то же время лесхозы переданы в ведение акиматов. Лесные отношения в Казахстане с 2003 года регулируются вновь принятым Лесным Кодексом Республики Казахстан, который был принят, когда республика была признана государством с рыночной экономикой. Вместе с тем, Лесной Кодекс подтвердил монополию государственной собственности на лесной фонд. Передача лесовладельцев (кроме особо охраняемых территорий гослесфонда) в коммунальное управление не представил а права лесовладения, и, что главное, лесопользования, акиматам областей, сняв с центральных органов головную боль за охрану, защиту, воспроизводство лесов и финансирование этих мероприятий. Акимат областей осознав, что никаких прав на лесные угодия они не имеют (даже на промежуточное лесопользование, по которому лимиты выдает уполномоченный орган уже не говоря о других видах лесопользования), и вместо прав получив обязанность и дополнительную головную боль за состояние и финансирование лесного хозяйства, поняли, что их инициатива о передаче лесовладельцев в коммунальную собственность никаких ощутимых дивидендов не принесет. Таким образом, очередная политика реструктуризации управления лесным хозяйством ничего не дала. Вместе с тем, пред ставив лесовладельцам исключительное право на проведение рубок промежуточного пользования и санитарных рубок, освободив их от уплат лесных податей, Лесной и Налоговый Кодексы породили монополиста на лесном рынке без какой-либо конкуренции. Учитывая, что рубки промежуточного лесопользования и санитарные рубки на практике не только в Казахстане, но и в России не являются лесохозяйственным мероприятием, а чисто экономическим, что отмечено в Лесном Кодексе (получение средств от реализации за эту продукцию), тем более это не создает необходимость в выращивании высоко продуктивных по породному составу лесных насаждений, а как раз наоборот. Кому спрашивается в наших условиях, особенно в горных лесах, потребуется древесина франко-лесосека маломерная, угнетенная в росте, пораженная вредителями и болезнями, сухостойная и гнилая. Если проводить эти рубки по науке, Государство должно тратить значительные безвозвратные средства, а не ждать от этого дивиденды. Следует отметить, что для заготовки древесины лесовладельцам не требуется и лицензия. Таким образом, для монополиста - лесовладельца созданы оптимальные условия для существования. Рассмотрим, что остается лесопользователю - лесозаготовителю. В течение 2001-2002 годов лесные таксы были повышены в 8-9 раз. Налоговый Кодекс предусматривает, что эти ставки могут быть повышены местными представительными органами в два раза, что приведет к росту стоимости древесины на корню, оставляющей 50 и более процентов ее рыночной стоимости. В результате отмены ранее существующей системы получения лесосечного фонда и проволочки с изданием Правительственных актов по новой системе лесопользования, был введен мораторий на главное лесопользование с начала 2003 года, который продолжается и поныне. Вначале ждали, когда выйдет правительственный акт о получении лесфонда через торги, который состоялся только в середине апреля 2003 года; не успели лесовладельцы организовать эти торги, как вышел в июне 2003 года закон о лицензировании заготовки древесины. Правительственный акт о порядке лицензирования появился на свет только в начале октября 2003 года. Получив лицензию, лесозаготовитель не имел права на заготовку древесины по главному пользованию, так как принятый в июле 2003 года Лесной Кодекс Республики Казахстан определил это право только после закрепления лесных ресурсов в долгосрочное лесопользование на лесных тендерах и на основе заключения договора. Порядок проведения тендеров должно определить Правительство Республики Казахстан. Это постановление появилось только 13 января 2004 года. Вместе с тем, правила про ведения процедур закрепления лесных ресурсов в долгосрочное лесопользование сложны, как и в исполнении, так и длительны (не менее полугода) по времени. Кроме того, в Лесном Кодексе прописано, что лесопользователь обязан охранять закрепленный за ним участок лесфонда (видимо от набегов несанкционированных лесопользователей), не обладая правами лесовладельца и лесной охраны, что весьма сомнительно практически осуществить. Лесопользователь должен организовать защиту леса, более чем двукратное по площади воспроизводство леса и ряд других функций ведения лесного хозяйства без четкого определения за счет каких средств, так как в Лесном Кодексе не указано, что это будет финансироваться за счет средств местного и республиканского бюджета. Если лесопользователь должен выполнять эти функции за счет своих средств, то, во-первых, он превращается в мини лесохозяйственное учреждение и, во-вторых, естественно, никаких средств у него не хватит для осуществления этих функций, поскольку они изначально по своей сути - бюджетные. Кроме этого, по требованию общественности близ лежащих к лесу населенных пунктов, могут быть заложены требования к лесопользователю по социальной поддержке этих населенных пунктов, в противном случае местные акиматы могут вообще не дать согласие о выставлении участков леса на торги. Таким образом, затраты на производство будут выше рыночной цены древесины и ни о каком лесном бизнесе не может быть и речи. Кстати, при таком раскладе затрат более 80 % из них не облагаются налогом на добавленную стоимость, и таким образом, НДС на готовую продукцию лесозаготовок превращается в налог с оборота или с продаж, так как практически нет суммы по НДС для принятия В зачет по приобретенным затратам. Следует отметить, что право долгосрочного лесопользования, а равно и деятельности лесозаготовителя может быть прекращено лесовладельцем по любому поводу - не дал справку о том, сколько вырубил древесины по лесобилету, не вовремя уплатил лесные платежи или за любое другое мелкое нарушение лесного законодательства или договора. Таким образом, лесопользователь и лесовладелец находятся на разных уровнях права лесопользования и, если интересы лесовладельца будут нарушены на рынке лесопродукции, лесопользователь, как конкурент, исчезнет под любым благовидный предлогов законном порядке.

В то же время, в соответствии с Концепцией экологической безопасности Республики Казахстан на 2004-2015 годы, одобренной Указом Президента Республики Казахстан 3 декабря 2003 года, лесозаготовитель должен исчезнуть, в крайнем случае, в конце 2005 года, так как предписывается все леса Казахстана перевести в систему особо охраняемых природных территорий, путем формирования сети государственных биосферных резерватов. При этом Лесной Кодекс Республики Казахстан, еще не заработавший в виду отсутствия ряда подзаконных актов, должен быть существенно переработан по всем основным разделам: Раздел 2. «Государственное управление и контроль в области охраны, защиты, пользования лесным фондом, воспроизводства лесов и лесоразведения»; Раздел 3 - «Право лесовладения и лесопользования»; Раздел 4 - «Организация лесного хозяйства»; Раздел 7 - «Пользование лесным фондом»; Раздел 8 - «Экономический механизм охраны, защиты, пользования лесным фондом, воспроизводства лесов и лесоразведения». Вместе с тем, в соответствии с законом РК « О нормативных правовых актах» от 24.03.1998г. NQ 213-1 уровень юридической силы нормативного правового акта находится в зависимости от его расположения в иерархии нормативных правовых актов. То есть «Лесной кодекс» стоит выше Концепции биологической безопасности РК, но у нас все может быть. Я, не могу понять авторов Концепции: каким образом, при запрете рубок главного пользования можно омолодить горные леса Восточного Казахстана, которые на 60% спелые и перестойные по хвойному хозяйству и на 80% по лиственному хозяйству, при существующих объемах лесопользования, составляющих 0,08м3 с 1 га лесопокрытой площади в год. В лесодефицитных странах Европы этот показатель составляет 2,5-3,5 м3/год или в 30-40 раз выше, нежели у нас. Естественно и экономическая составляющая во столько раз у нас ниже. Видимо авторы Концепции предусматривают омоложение лесных массивов предоставить самой природе. Прецедент такой был в 1974 году, когда пожар в горных лесах Зыряновского, Черновинского и Тургусунского лесхозов охватил лесопокрытую территорию свыше 120 тыс.га. Лес, естественно, восстанавливается, но главное лесопользование по осине наступит только в 2014 году, по березе - в 2024 году, по пихте - в 2074 году. В РК изменился экономический базис и политический строй, за это время было несколько реорганизаций управления лесным хозяйством на основе, будем прямо говорить, субъективных решений отдельных органов и руководителей. Лесным ведомством руководили от геолога до гинеколога и животновода. Естественно, устойчивого управления так до сих пор и нет. В результате лесная политика зависит не от объективных законов развития лесного биоценоза, а от популизма, настроения различных НПО, отрабатывающих международные гранды и просто волевых решений. Естественно, в этих условиях нет никакой стабильности не только в управлении лесным хозяйством и лесопользованием, но и нет рыночных механизмов стабильного развития этой отрасли.

Для того, чтобы этот сектор экономики Республика Казахстан приобрел устойчивое лесоуправление, необходим Закон Республика Казахстан о лесной политике, по меньшей мере до 2030 года, разработанный учеными лесоводами, лесоэкономистами как Республики Казахстан, так и привлечением крупных специалистов Российской Федерации. Без этого никаких инвестиций в эту отрасль никто не даст. Как можно без стабильности в этой отрасли вкладывать средства в дорожное строительство, в глубокую физико-химическую переработку древесного сырья и других полезностей леса, наконец, каких и сколько специалистов лесного дела нужно учить. Мы должны на этом форуме четко определиться, иначе и в будущем вместо стабильности, будет анархия и субъективизм.

Из выше сказанного, мы приходим к определенным выводам, которые возникают после анализа историй развития законодательство правового и государственного регулирования лестного хозяйства. во-первых, на наш взгляд необходимо четко структурировать и систематизировать специальные уполномоченные государственные органы в области государственного управления лесами. Во-вторых, по нашему мнению возможно упорядочить деятельность государственных органов в данной сфере и ужесточить государственный надзор и контроль за лесами в РК. В третьих, мы считаем, что необходимо активизировать деятельность надзорных органов в целях соблюдение требований природоохранного и лестного хозяйства.

Фамилия автора: Н.С. Баимбетов
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика