Некоторые вопросы правового регулирования земельных отношений в Республике Казахстан

С позиций обеспечения стабильности в обществе, поступательного и устойчивого развития земельный вопрос имеет не только социально-экономическое, но и особое политическое значение. Исходя из этого, обеспечение качественного и эффективного правового регулирования продолжает оставаться достаточно актуальной задачей правовой науки и правовой политики. Земельное право всегда занимало особое место в системе права, но в условиях усиления масштабов хозяйственного оборота земель, вовлечения земель и земельных прав в сферу рынка, его социально – регулятивное значение возрастает.

 Земельное законодательство Казахстана развивается достаточно динамично. Реформы в экономике, переход к новой системе имущественных отношений, изменение режима оборота земель привели к необходимости существенного обновления всей системы земельного законодательства. За годы независимости были приняты - ЗК РК от 16 ноября 1990г., Указ «О земле» от 22 декабря 1995г., Закон «О земле» от 24 января 2001г. , ЗК от 20 июня 2003г. [1, с.72-84]. За рассматриваемый период развития земельных отношений приняты и другие важнейшие акты, предусматривающие важные изменения в земельной сфере, в том числе более 100 подзаконных земельно-правовых актов, опосредующие совершенно новые институты и категории земельного права.Тенденции, динамика развития земельного законодательства отражают политико-правовую волю, концептуальные подходы власти по земельному вопросу и, в конечном итоге, выступают юридическим выражением объективных процессов в земельной сфере. Рыночное земельное законодательство периода независимого Казахстана в своем развитии уже прошло несколько этапов.

В основе деления на этапы лежат концептуальные подходы и функционально-целевая направленность основных нормативно-правовых актов по ключевым вопросам земельных преобразований. Фундаментальные политические и социально-экономические основы современного земельного строя и государственного регулирования земельных отношений определены Конституцией РК от 30 августа 1995 г. [2].

На первом этапе становления земельного законодательства (1990–1993 гг.) были заложены политико-правовые основы нового земельного строя РК.

На втором этапе (1993-1995 гг.) законодательством было положено начало рыночным земельным преобразованиям: закрепляются принципы устойчивости и рыночного оборота права землепользования, правовые основы перехода к товарному негосударственному сельскохозяйственному производству на рыночных началах.

Третий этап связан с Указом «О земле», является поворотным, во многом определяющим в формировании правовых основ рыночных земельных отношений. В соответствии с Конституцией РК от 30 августа 1995 г., Указ «О земле» впервые системно, с новых рыночных позиций подошел к правовому опосредованию земельных отношений. К сожалению, становление земельного права не всегда было последовательным, поступательным. В результате принятия Закона «О земле» было положено начало процессу отступления от ряда рыночных и социальных принципов в земельно-правовом регулировании. Этот процесс не остановлен на нынешнем, пятом этапе развития, который начинается с принятия Земельный кодекс РК от 20 июня 2003г. [3].

Этот основополагающий нормативно–правовой акт не устраняет недостатки, отступления, а по ряду позиций, наоборот, еще более ухудшил прежние параметры правового регулирования. Но в целом, если обобщить результаты становления и развития земельного законодательства, то можно утверждать, что создана правильная в своем стержневом направлении правовая основа рыночных земельных отношений. При этом можно говорить о рецепции (либо повторении в силу сходств социально-экономических условий и предпосылок реформ) в казахстанском земельном и аграрном праве основных подходов и положений восточно-европейской доктрины правового обеспечения земельной реформы.

 Правовой опыт регулирования земельных отношений периода независимости Казахстана по сравнению с советским периодом является уникальным по ряду оснований:

а) законодательное регулирование осуществляется в рамках принципиально нового политико-правового поля;

б) преследовал цель трансформации социалистической, административно-командной, распределительной экономики в экономику рыночного типа;

в) отсутствие собственного исторического опыта правового регулирования земельных отношений в рыночных условиях;

г) наличие заметных организационных, социально-психологических и административных препятствий в проведении рыночно ориентированной земельно-правовой политики;

д) объективная необходимость усложнения земельно-правового регулирования, придания целенаправленности и динамичности земельным правоотношениям на фоне недостаточной готовности органов законотворчества и управления к такому правовому состоянию в земельной сфере. Земельное право рыночного периода приобрело новое регулятивно-функциональное качество: оно из публично-правового трансформировалось в частно-публичную отрасль права. В земельной сфере наблюдается одновременное усиление и взаимодействие императивного (публичного) и диспозитивного (частного) начал в правовом регулировании, что является важнейшей особенностью современного земельного права. Суть этой тенденции отражает «концепция взаимодействия императивного и диспозитивного методов», подразумевающая обязательное присутствие и гибкое сочетание публичного и частного начал в правовом регулировании, при приоритетности императивного метода.

Она позволяет методологически верно определить сущность соотношения публичного (императивного) и частного (диспозитивного) методов регулирования не как конкурирующих а, наоборот, взаимопроникающих, взаимодействующих и усиливающих общий регулятивный эффект. Именно в таком соотношении и сущностных взаимосвязях рассматриваемые методы правового регулирования выступают конструкционной основой современного земельного права.

Отмеченные тенденции в земельной сфере не всегда верно истолковываются. На концептуальном и нормативном уровнях допускаются принижение роли, функционально-регулятивных возможностей земельного права, ограничение сферы его воздействия. В Концепции правовой политики РК от 20 сентября 2002г. отношения собственности, рыночного оборота земель были выведены за пределы действия земельного права, с соответствующим включением их в сферу гражданско-правового регулирования [4].

Указанное, не в последнюю очередь, произошло из-за не разработанности четких теоретических конструкций относительно структурно-функциональной, институциональной сущности земельного права, его места в системе национального права. Факторами и условиями становления рыночной отрасли земельного права выступают: наличие предмета правового регулирования–самостоятельной, особой сферы земельных отношений, нуждающейся в соответствующей упорядоченности; заинтересованность государства и других субъектов земельных отношений в их регулировании; разработка и принятие специальных правовых норм; наличие кодифицированного земельно-правового законодательного акта ; особое сочетание средств и способов правового воздействия, означающее наличие уникального, присущего только этой сфере метода правового регулирования; наличие собственного института правовой ответственности. Однако предпосылки формирования отрасли земельного права не всегда выявляются и трактуются адекватно, существуют различные подходы. Так, возникновение  отрасли земельного права в советский период связывалось с правом исключительной государственной собственности на землю, то есть, нормативным запретом на включение земельных ресурсов в гражданский оборот. Форма собственности, связанные с ней особенности не могут выступать системообразующим, самостоятельным (тем более единственным) фактором формирования отрасли права. Для адекватного конструирования теоретических положений и категорий современного земельного права вместо традиционной конструкции – «предмет и метод», методологическое значение имеет логическая структура «объект-предмет-метод». То есть исходным выступает выявление и идентификация основных характеристик объекта правового воздействия.

  Основные проблемы правового обеспечения земельных отношений в РК. Современная сфера земельных отношений все еще характеризуется наличием целого ряда факторов негативной направленности, хотя и постепенно создаются общие экономические, нормативные, организационные, идеологические, социально-психологические предпосылки нового земельного правопорядка.Законотворчество страдает непоследовательностью, противоречивостью. Многие рыночные проекты и законы не учитывают в необходимой степени землеохранных императивов и требований, гарантии их реализации не обеспечены должным образом. В общественном сознании все еще преобладает убеждение о безущербности, безграничности земельных ресурсов. Право собственности на землю еще не стало символом неприкосновенности и особой защиты. Президент РК, еще в 2002 году констатировал наличие организационно-правовой неразберихи в сфере земельных отношений. Говоря о решительных мерах по борьбе с коррупцией, он отмечал необходимость четко прописанных механизмов общественного контроля над деятельностью государственных органов в трех направлениях - недропользование, земельные отношения и приватизация. [5,с.158-159]. Это - официальное подтверждение на самом высшем властном уровне наличия очень серьезных проблем в земельной сфере, требующих всесторонне продуманных действий. Для эффективности нормативно – правового регулирования земельных отношений важными представляются вопросы: а) адекватного отражения в законодательстве особенностей земли, как объекта правового воздействия; взаимодействия норм гражданского и земельного законодательства при регулировании рыночного оборота земель: б) законодательной преемственности и последовательности в закреплении и гарантировании системы имущественных прав собственников и землепользователей; в) структурной и функциональной согласованности институтов и норм земельного законодательства различных иерархических уровней; г) механизма действия земельного права, организационно- институциональных гарантий реализации земельного законодательства.

Значение ЗК как основного, кодифицированного акта состоит в том, что правильность его общих подходов, положений в значительной степени предопределяет соответствующую направленность, содержание и в конечном итоге, правовой уровень земельных подзаконных нормативных актов. Важна также оценка ЗК  с точки зрения полноты охвата им предмета правового регулирования. В результате анализа содержания и структуры земельных законов в них обнаружены следующие издержки, недостатки: слабая социальная направленность земельных законов; отсутствие публично-прозрачного механизма наделения и перераспределения земель; наличие отступлений от общепринятых принципов прекращения, трансформации права собственности; отсутствие однозначно определенных правовых критериев обнаружения публичных интересов в сфере земельных отношений; чрезмерное апеллирование к административным средствам при ограничении, прекращении прав собственника и реализации публичного интереса; присутствие юридической возможности реализации коррупционного интереса под видом обеспечения публичного земельно-правового интереса; неразработанность механизма общественного контроля за транспарентностью, законностью и справедливостью распорядительных действий исполнительных органов и должностных лиц; не разработанность землеоохранных и экологических требований землепользования с учетом рыночных условий; неопределенность размера экономического эффекта от введения права частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения. Как и предыдущие земельно-правовые акты, ЗК содержит немало отсылочных норм по очень важным, принципиальным вопросам, предопределяющим сущность и направленность земельных отношений. В результате чего, возникает проблема взаимодействия, точнее соответствия подзаконных актов самому ЗК.

ЗК существенно пересмотрел систему вещных прав на землю. Ликвидировал либо изменил условия наделения и функционирования отдельных видов вещных прав на землю. В итоге система вещных прав на землю перестала быть сбалансированной, состоящей из одинаковых социально значимых и доступных форм обладания землей. Так, в свое время отмена субаренды земель сельскохозяйственного назначения вызвало споры и неоднозначную реакцию среди парламентариев. В заключении аграрного комитета по этому поводу говорилось, что «Агентством по управлению земельными ресурсами работа по расторжению договоров субаренды земельных участков и аренды условных земельных долей в стране в целом завершена. Более 90 % арендодателей расторгли договоры о вторичном землепользовании. При этом около 7% земельных участков, находившихся в субаренде, и около 10% условных земельных долей будут зачислены в специальные земельные фонды по причине их невостребованности или отказа. В связи с этим отсутствует предмет продления срока субаренды» [6]. В этом вопросе, как видно даже из доклада комитета, возобладал административный подход, чрезмерная вера в возможности права, игнорирование экономической сути субаренды. Не случайно, сегодня аграрии, инициирующие принятие закона «О регулировании оборота земель сельскохозяйственного назначения» предлагают возродить институт субаренды земель сельскохозяйственного назначения.

Наблюдается внеэкономическое нормативное навязывание права частной собственности на землю в ущерб другим формам обладания землей, на фоне отсутствия необходимых правовых, организационных условий и гарантий реализации и защиты права частной собственности на землю. Институт частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения не стал реальным регулятором. Во – первых, он заработал лишь в отдельных регионах. Во – вторых, в существующем виде механизм приобретения частной собственности на земли этой категории не ориентирован на развитие аграрного сектора. Об этом свидетельствуют следующие данные рыночного оборота земель сельскохозяйственного назначения. На. 1. 10. 2007 г. в целом по республике было продано в частную собственность всего 496, 4 тыс. га сельскохозяйственных земель на 10 млрд. тенге. Из них 306 тыс. га сельскохозяйственных земель на сумму 8,5 млрд. тенге. По льготной цене проданы 10 тыс. га земель, в рассрочку - 29 тыс.га. Ставка льготной цены на земли сельскохозяйственного назначения  до 1 июля 2007 г.  по республике составляла 75% от базовой ставки платы за землю, в настоящее время размер льготной цены - 50% от базовой ставки. Для абсолютного большинства сельхозпроизводителей размеры выкупа земель оказались неподъемными либо невыгодными. Незначительность разницы между льготной выкупной ценой и обычной, а также ограничения, сопровождающие приобретение по льготной цене сделали его не особо привлекательным. При этом акиматы не проявляли заинтересованности в льготной продаже земель. Рынок земли, заработал главным образом в пригородных районах южного региона и г. Астаны. Это свидетельствует о том, что земли приобретаются в частную собственность в основном не для целей товарного сельскохозяйственного производства.

Приобретенные земли зачастую используются не по назначению, либо вообще остаются без вовлечения в хозяйственный оборот. Прилагаются усилия по изменению целевого назначения земель, используя различные схемы вывода их из состава сельскохозяйственных земель. В частности, земли переводятся в состав земель запаса как неиспользуемые, затем предоставляют с другой категориальной принадлежностью, с иным целевым назначением. То есть, под видом неиспользуемых земель включают в состав земель запаса, оттуда предоставляют уже для любых других целей. Закон позволил исполнительным органам и чиновникам создать очень доходную коррупционную схему.

Потребности эффективного рыночного и хозяйственного оборота земель диктуют необходимость расширения перечня форм и способов, спектра условий реализацииземельных прав. Основными задачами здесь выступают: последовательное отражение в праве экономически обусловленной системы вещных прав на землю; создание экономических, организационно-правовых условий для их эффективного функционирования; четкое нормативное закрепление сущности, назначения и содержания каждого вида вещного права на землю; обеспечение согласованности, взаимодействия между всеми видами вещных прав на землю; выработка гарантий и механизмов их реализации и защиты в соответствии с принципами рынка и с учетом особой публичной  значимости имущественных отношений в земельной сфере. Имущественный интерес составляет субстанцию, что характеризует суть земельных отношений.ЗК содержит недостаточно конкретизированные варианты приобретения сельскохозяйственных земель в частную собственность: от приобретения по льготной нормативной цене, с применением рассрочки оплаты до аукционной формы приобретения по рыночной стоимости. Важнейший блок вопросов, связанный с рыночной продажей земель остался неурегулированным как на уровне ЗК, так и на уровне подзаконных актов.

 Изложенная правовая ситуация усиливает вероятность коррупционных проявлений в процессе распоряжения и приватизации сельскохозяйственного земельного фонда. Под прикрытием защиты и реализации публичных интересов допускается непоследовательность в гарантировании полного объема прав и имущественных интересов собственника (землепользователя).Здесь обнаруживается социально-несправедливая, и потому методологически ущербная нормативная конструкция: «обеспечение публичного интереса посредством ущемления частного интереса». Забывается, что любой публичный интерес, в конечном итоге, выступает воплощением частного интереса. В законодательстве просматривается недостаточная последовательность принципам частной собственности. ЗК, с одной стороны, существенно расширил границы права частной собственности, с другой – значительно ослабил гарантии его эффективного функционирования и защиты. «Усеченная» конструкция права частной собственности выхолащивает сущность собственности – возможность  распоряжения объектом собственности. Она не согласуется также с правом на справедливую компенсацию.

Последовательное применение рыночных механизмов, за исключением ограничений социальной направленности, следует определить в качестве конструкционной основы возникновения, изменения и прекращения права частной собственности и негосударственного землепользования.

 Каркас земельно-правового регулирования должен строиться на основе решения методологической проблемы обнаружения и закрепления в концептуальном и законодательном порядке теоретико-правовой модели взаимодействия методов правового регулирования. Исходя из общих закономерностей правового опосредования рыночных отношений, приемлем следующий подход: метод частноправового регулирования в сфере земельных отношений должен присутствовать в той мере, в какой не посягает на фундаментальные основы земельного строя, публичные интересы субъектов земельных отношений; метод публично-правового регулирования может опосредовать земельные отношения в той мере, в какой не нарушает сущность частноправового опосредования земельных отношений, его рыночную, имущественную направленность. Организационные условия для превращения правовой возможности в действительность права.

На сегодняшнем этапе развития земельного законодательства нет ни того, ни другого. Действующее земельное законодательство избегает последовательного применения частноправового метода регулирования. Одновременно нет и полноценного публично-правового регулирования. Многие противоречия, причины, приводящие к снижению социальной, регулятивной эффективности земельного законодательства, связаны именно с нерешенностью данной проблемы.

 Историческая миссия законодателя не может ограничиваться только легализацией права частной собственности, а состоит в определении его наиболее оптимально приемлемых параметров, обеспечении его социальной направленности, исходя не только из текущих, но и перспективных интересов государства и всего общества.Институт частной собственности для своей эффективности потребует совершенствования самого ЗК, принятия ряда специальных законодательных и подзаконных актов. Земельный закон, призванный регламентировать одну из фундаментальных прав граждан и общества, должен стать более взвешенным, социально справедливым, экологически выдержанным, экономически эффективным. Применительно к аграрной сфере не утратила своей актуальности разработка развернутой программы функционирования частной собственности и аренды на сельскохозяйственные земли ( региональные особенности, детальное определение прав и обязанностей субъектов приватизационного процесса, обеспечение прозрачности, демократичности процесса наделения землей, обеспечение свободы выбора форм землевладения и организационно-правовых форм хозяйствования и т.д.). Институт защиты земельных прав нуждается в широкой трактовке, означающей доступность, реальность приобретения, осуществимость, предусмотренных законом прав, включая процессуальные гарантии, организационные условия для превращения правовой возможности в действительность права. Такое понимание защиты права важно в том отношении, что в земельной сфере законодательно провозглашена целая система вещных прав на землю, идет процесс наделения этими правами, перераспределения их между субъектами земельных правоотношений, набирает силу рыночный оборот земель и земельных прав. Такой подход, не отрицая и не размывая традиционную конструкцию защиты субъективных прав, по крайней мере, создает предпосылки для того, чтобы охватить и обратить внимание на все основные компоненты земельно - правовых отношений. С реализацией земельных прав тесно связан институт платы за землю, который нуждается в принципиальных коррективах. Платность выступает важнейшей составляющей, влияющей на сущность, содержание и направленность современных земельных отношений.

 В действующем законодательстве, предусмотревшем нормативное определение цен, возобладал не социально- экономический, а сугубо административный подход. Между тем задача законодателя должна была заключаться в установлении гибкой, дифференцированной системы цен и условий, с учетом всех существенных факторов. Система платежей за землю нуждается в пересмотре сквозь проблему реализации земельных прав. На основе анализа принципов и общих норм о плате за землю предлагается:

а) внедрить исключительно аукционный порядок продажи земель, пользующихся повышенным спросом;

б) норму о бесплатном предоставлении земельных участков для индивидуального строительства сделать социальной, адресной, с одновременным определением условий применения, то есть четко прописать механизм реализации;
в) предусмотреть однократное бесплатное предоставление гражданам РК земель для сельскохозяйственного производства в пределах определенных норм из специального земельного фонда;

г) пересмотреть размер льготной цены на землю в сторону снижения, правовой режим и условия допуска в рыночный оборот земель, предоставленных по льготной цене и (или) в рассрочку;

д) установить в системе и размерах платежей равные условия для собственников и арендаторов земли;

е) при продаже арендатору арендованного им земельного участка в собственность, учитывать сумму его платежей за приобретение права аренды и продажи права аренды;

ж) в отношении иностранцев предусмотреть более высокие ставки платы за землю (арендную плату);

з) усилить компенсационное предназначение платежей за землю,  пересмотрев систему накопления и расходования средств от платежей за землю.

 С понятием «земельный участок» напрямую связаны количественно-качественные и функционально-целевые характеристики земельного участка как объекта прав, пространственные (горизонтальные и вертикальные) пределы действия прав на земельный участок. Англосаксонская и континентальная системы права при определении объема прав и пределов их действия в отношении земельного участка применяют принципиально разные подходы: в первой из них право на недра неразрывно связано с правами на землю и является их неотъемлемой частью, во второй–эти права отделены друг от друга. Конструкция земельного участка в казахстанском законодательстве основана на втором подходе. В рамках указанного подхода, ст. 42 ЗК границы действия прав на земельный участок ограничивает поверхностным почвенным слоем. Нормативные определения земельного участка (ст.12ЗК), пространственных пределов действия земельных прав (ст.42ЗК) не отражают реальных, экономически обусловленных пределов осуществления прав на земельный участок. Вертикальные пределы распространения права (или прав) на земельный участок ограничиваются поверхностным почвенным слоем, который не является универсальным, присущим всем землям свойством. Поэтому при такой конструкции возникают проблемы: а) разграничения границ земельного участка от участка недр; б) разделения сфер землепользования и недропользования; в) определения пространственных пределов действия прав на земельный участок. Следует закрепить принцип зависимости пространственных пределов действия земельных прав от целевого назначения и вида деятельности на земельном участке. Собственнику должно быть отведено ровно столько пространственного предела, сколько необходимо для обеспечения функциональности земельного участка, в соответствии с его целевым назначением и предполагаемым на нем конкретным видом деятельности.Речь должна идти не только о нижних, но и о верхних вертикальных пределах действия прав на земельный участок. С верхними пределами может быть связано возникновение правоотношений по обеспечению зданий и сооружений естественным освещением, сохранению атмосферных потоков; обеспечению воздушного коридора для целей аэронавигации; сохранению путей миграции птиц и т.д. Вместо «почвенного» определения земельного участка необходимо определение по функциональному признаку.

С правом собственности на землю тесно связана проблема законодательной конструкции соотношения прав на земельный участок и находящейся на нем недвижимости (здания, сооружения и т.д.). Исходя из классической гражданско-правовой конструкции «главная вещь и принадлежность» (ст. 122ГК), не всегда удается дать однозначный ответ на вопрос: право на что является и должно (либо может) быть определяющим. На практике эти объекты зачастую выступают не как простая совокупность имуществ, находящихся на земельном участке, а представляют собой единый производственно-хозяйственный, функционально технологический комплекс, где сложно определить главную вещь и принадлежность. Принцип следования юридической судьбе недвижимости, судьбы земельного участка, на котором расположен объект недвижимости (ст. 52ЗК) не всегда точно отражает суть их соотношения и функциональные взаимосвязи. Поэтому необходимо дифференцировать  правовой режим их соотношения, в зависимости от целевого назначения земельного участка, характера соотношения, функциональных связей объекта недвижимости и связанного с ним земельного участка. Возможны следующие варианты: 1) Безусловный приоритет прав на земельный участок по сравнению с правами на расположенный на нем объект недвижимости (сфера сельскохозяйственного производства); 2) Приоритет прав на объект недвижимости перед правами на земельный участок. Принцип следования юридической судьбы земельного участка судьбе расположенной на нем недвижимости (например, земли населенных пунктов); 3) Признание земельного участка и связанного с ним объектов недвижимости единым, неделимым объектом вещных прав, особенно когда с земельным участком связаны сложные имущественные, хозяйственные, естественно-природные комплексы и др.Применительно к земельному участку как объекту вещных прав  практическое  значение имеет целый ряд и других вопросов: определение оснований, критериев, условий и порядка признания земельного участка делимым либо неделимым; развернутая регламентация случаев, оснований и условий возникновения общей собственности на земельный участок; разработка оснований, условий и порядка, а также правовых и имущественных последствий изменения целевого назначения земельного участка; конкретизация понятия «целевое назначение земельного участка» с учетом особенностей конкретных видов производственно-хозяйственной и социальной деятельности субъектов земельных прав. Кроме того, с точки зрения защиты земельных прав субъектов, обеспечения земельного правопорядка, эффективности государственного управления земельным фондом практическую актуальность имеет нормативное упорядочение оснований, условий, процедуры точного определения местоположения, идентификационных признаков, количественных и качественных характеристик земельного участка, его соотношения со смежными объектами вещных прав; усовершенствование условий и процедуры оформления, обмена и выдачи правоудостоверяющих документов на земельный участок. Регламентация указанного круга вопросов характеризуется слишком общими, неконкретными нормами, либо несоответствием сути опосредуемых отношений, а по целому ряду позиций обнаруживается нормативный пробел.В целом нормативные положения, определяющие понятие и правовой режим земельного участка нуждаются в совершенствовании с учетом потребностей практики современных земельных отношений.

В рамках управленческого аспекта земельных отношений требуется:

а) усиление роли государственного управления с одновременным изменением традиционных и привлечением новых форм и методов воздействия;

б) четкое разграничение сфер, направлений действия частных и публичных форм и методов упорядочения земельных отношений;

в) достижение функционального баланса между взаимодействующими структурами системы управления.

Они ориентированы на реализацию функционально-целевого, социального предназначения системы государственного регулирования, организационно-структурное обеспечение сферы реализации земельных прав, где просматривается феномен «структурного расщепления» функций. Их решение позволит: снять противоречия и оптимально распределить функции и полномочия между управленческими структурами; пересмотреть концептуально правовой статус, компетенцию Агентства РК по управлению земельными ресурсами.Складывающаяся практика регулирования земельных отношений, показывает необходимость усиления функций представительных и исполнительных органов низшего звена. В плане предупреждения коррупционных проявлений и обеспечения правопорядка в земельной сфере актуально формирование и институционально-нормативное обеспечение деятельности общественных институтов, включая органов местного самоуправления. Не менее важно формирование независимой от местных органов системы контрольно-инспекционных структур с соответствующим кадровым и материально-техническим обеспечением, охватывающей все сферы и уровни земельных отношений.

В целом необходимо продолжить работу по дальнейшему системному совершенствованию земельного законодательства РК. Требуются изменения, дополнения в ЗК и другие акты либо принятие специальных актов:

  • по структуре и отдельным категориям земельного фонда;
  • по аукционной форме наделения земельными правами;
  • об обороте земель сельскохозяйственного назначения;
  • о сохранении и воспроизводстве почвы, проведении землеохранных, восстановительных мероприятий; о порядке, основаниях и условиях изменения целевого назначения земельных участков по инициативе собственников и землепользователей;
  • по обеспечению полной компенсации, включая упущенную выгоду и моральный ущерб в земельной сфере;
  • по дифференциации пределов прав на земельный участок, его правовых режимов, в зависимости от функционально-целевого предназначения земельного участка, его соотношения с другими объектами;
  • по совершенствованию системы и гарантий защиты вещных прав на землю:
  • имущественные и иные обязательства государства, сопровождающие процесс ограничения или прекращения земельных прав;
  • гарантии судебной и иной защиты земельных прав; право на повторное приобретение земельных прав;
  • обязательность предварительного юридического подтверждения неизбежности ограничения или прекращения земельных прав в публичных интересах;
  • учет волеизъявления собственников и землепользователей в случаях прекращения или ограничения их земельных прав в публичных интересах;
  • по совершенствованию конструкций составов земельных правонарушений и системы юридических санкций с учетом рыночных реалий; по упрощению процедуры реализации земельных прав.

 

Список литературы

1.Хаджиев А.Х Земельное право РК, Алматы, Юрист, 2002 г., 376 с.

2.Конституция Республики Казахстан с изменениями и дополнениями от 7 октября 1998 года и с официальными толкованиями Конституционного Совета Республики Казахстан. – Алматы, 2004. – 88  

 3.Земельный кодекс Республики Казахстан от 20 июня 2003 г. № 442 - !! //   Казахстанская правда. – 2003. –26 июня.

 4.Концепция правовой политики РК: Одобрена Указом Президента РК от 20 сентября 2002г. №949 // САПП. – 2002. – №31.

5.Государственная агропродовольственная программа Республики Казахстан на 2003-2005 годы: Утверждена Указом Президента Республики Казахстан от 5 июня 2002 г. № 889. – Астана, 2002. – 304 с. 6.см. Деловое обозрение, 29 апр. 2005 г. 

Фамилия автора: А.Х.Хаджиев, Е.Ш.Рахметов
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика