Тактика государственного обвинителя при допросе в судебном заседании как часть криминалистической тактики

 Умение вести допрос в суде – это искусство, которому нужно повседневно учиться.

Если учесть, что достижение эффективного результата в ходе допроса зависит не только от простого соблюдения норм уголовно-процессуального законодательства, но и от использования тактических приемов, разрабатываемых криминалистической наукой, то очевидно, что важную роль в проведении допроса играет его тактика.В толковом словаре русского языка «тактика в её общем, родовом понятии определяется как совокупность средств и приёмов для достижения намеченной цели». Некоторые ученые считают, что «общего родового понятия тактики недостаточно для того, чтобы показать специфические особенности криминалистической тактики, которые не всегда лежат на поверхности и требуют более глубокого анализа».Другие авторы придерживаются несколько иного мнения относительно родового понятия тактики. Так, например, «криминалистическая интерпретация этого понятия вносит в него, естественно, элемент условности, ибо очевидно, что нет равенства между военной и криминалистической тактикой. Однако такие ее элементы, как организация и планирование действий, оценочные и поведенческие моменты, наличие приемов действия оправдывают употребление данного термина».Соглашаясь с данным пониманием категории тактики, целесообразно, на наш взгляд, перейти к рассмотрению проблемы криминалистической тактики, которая является базисом тактики допроса. Следует отметить, что особый вклад в рассмотрение этой проблемы внесли такие ученые, как А.В. Дулов, П.Д. Нестеренко, А.Н. Васильев, С.П. Митричев, И.Ф. Пантелеев, В.А. Образцов, В.П. Бахин, А.Л. Цыпкин, М.М. Гродзинский и многие другие. Некоторые ученые криминалистическую тактику называет следственной тактикой. Так, например, А.Н. Васильев пишет, что «следственная тактика, и, в частности, тактика отдельных следственных действий, не распространяется на судебное следствие и оперативно-розыскную деятельность, хотя в случае необходимости отдельные приёмы следственной тактики (как и средства криминалистической техники) могут быть использованы наряду со специфическими для этих видов деятельности методами».Важно отметить, что рекомендации по криминалистической тактике необходимы не только на стадии предварительного следствия, но и на судебной стадии, поскольку тактические приемы, разработанные криминалистической наукой, используются в деятельности государственного обвинителя, задачей которого является выявить, проверить, уточнить обстоятельства совершенного преступления. С.П. Митричев еще более сорока лет тому назад заметил, что «тактика судебных действий существенно отличается от следственной тактики и приемы, разработанные криминалистикой для предварительного следствия, не могут переноситься в стадию судебного разбирательства уголовных дел». Мы разделяем мнение, что тактика судебных действий отличается от следственной тактики и приемов, но, вместе с тем, нельзя согласиться с категоричной невозможностью перенесения тактических приемов, разработанных для досудебного производства, на судебную стадию. Несомненно, что государственному обвинителю при применении в судебном допросе тактических приемов, разработанных для досудебного производства, следует учитывать специфику судебного следствия. Только таким образом государственный обвинитель может применить их. В связи с этим следует, на наш взгляд, согласиться с Р.С. Белкиным в том, что «по мере развития науки становилось все более ясным, что ее рекомендации могут быть с успехом использованы и в процессе судебного следствия. Анализ возможностей и пределов применения данных криминалистики судом в ряде случаев выявил необходимость разработки таких криминалистических рекомендаций, которые предназначались бы именно для суда». М.О. Баев и О.Я. Баев, в свою очередь, также не отрицают использования данных криминалистических наук в судебном следствии, при этом выделяя в криминалистической тактике, наряду с тактикой предварительного следствия, тактику государственного обвинения и тактику профессиональной защиты. «Криминалистическая тактика, - отмечают авторы, - есть система научных положений и разрабатываемых на их основе соответствующих средств (приемов, комбинаций, операций, рекомендаций) допустимого и рационального собирания (представления), исследования и использования доказательственной информации следователем, прокурором (государственным обвинителем) и адвокатом (профессиональным защитником по уголовным делам), каждым в соответствии со своей процессуальной функцией в условиях потенциального или реального, непосредственного и опосредованного тому противодействия со стороны лиц и организаций, незаинтересованных в успешной ее реализации». Указанные авторы в своих определениях «криминалистической тактики» полностью отразили роль не только следователя, но и государственного обвинителя и адвоката (защитника), чем частично не согласны. Необходимо отметить, что в криминалистических источниках отсутствуют определения тактики судебного допроса. Тактика судебного допроса - это часть тактики судебного следствия, его основное действие, проводимое в судебном следствии. Рассмотрение же проблем тактики судебного следствия встречается в работах ряда ученых. Так, Л.Е. Ароцкер пишет, что «криминалистическая тактика судебного следствия – это система основанных на уголовно-процессуальном законе приемов и методов планомерной подготовки и проведения судебного следствия и отдельных судебных действий, обеспечивающая установление истины по делу». Данное определение, на наш взгляд, дает слишком широкую трактовку, в которой невозможно уловить роль судьи и остальных участников процесса. Оно не раскрывает полностью специфику тактики судебного следствия и не дает понять роль сторон в этом процессе. При этом следует подчеркнуть, что определение дано в работе, написанной уже более 40 лет тому назад. На сегодняшней день существует иное представление о судебном следствии, в котором судья занимает иное место с переходом на новой уровень осуществления уголовного судопроизводства, основанного на равноправии сторон, отражающемся в проведении данных действий. Состязательность является новизной судебного разбирательства. Конечно, она являлась принципом и предыдущего уголовного судопроизводства, но понималась иным образом: судья, активно участвуя в исследовании доказательств, проводил все действия в этом процессе. Кроме того, согласно ст. 280 УПК РСФСР, «допрос подсудимого начинается предложением председательствующего дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела. После этого его допрашивают судьи, обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник. Затем подсудимому могут быть заданы вопросы другими подсудимыми и их защитниками. Председательствующим устраняются вопросы, не имеющие отношения к делу. Судья вправе задавать вопросы подсудимому в любой момент судебного следствия». Отсюда следует, что в тот период уголовного судопроизводства судья был главным процессуальным лицом в исследовании доказательств и мог допрашивать в любой момент судебного следствия, тем самым не давая сторонам активно участвовать в исследовании доказательств, чем нарушался принцип состязательности, основанный на равноправии сторон в исследовании доказательств. Нынешнее уголовное судопроизводство, в свою очередь, основывается на принципе состязательности, предполагающем не только равноправие сторон между собой, но и предоставление со стороны председательствующего судьи возможности противоборствования, его невмешательства, если не нарушаются материальные и процессуальные нормы. В настоящем уголовно-процессуальном законодательстве, согласно ч. 3 ст. 275 УПК РФ, судья может задавать вопросы только после допроса сторонами. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что стороны стали занимать иную роль в исследовании доказательств, при этом особо выражена роль государственного обвинителя в судебном допросе, где он, выступая от имени государства, выполняет функцию обвинения. Таким образом, он, руководствуясь нормами уголовно-процессуального законодательства и других нормативных актов, допрашивает процессуальных лиц с целью выяснения обстоятельств, уличающих или оправдывающих подсудимого. Кроме того, его участие в процессе является гарантией обеспечения прав и свобод, нарушенных при совершении преступления против потерпевшего. Следует полагать, что государственные обвинители стали занимать особое место в судебном следствии, поскольку в процессе судебного следствия судья занимает место председательствующего. Он руководит процессом, тогда как стороны активно противоборствуют между собой. Схожая трактовка присутствует и в работе С.П. Сухова, который полагает, что «тактика судебного следствия – это система научных положений, направленных на организацию наиболее эффективного разбирательства уголовных дел; целесообразных, основанных на принципах социалистического правосудия, специфических приемов и способов проведения судом процессуальных действий». Автор выделяет судью как основное лицо, проводящее данный процесс. По нашему мнению, с этим нельзя согласиться, поскольку допрос в суде проводится не только судьей, но и сторонами, которые, непосредственно представляя доказательства, принимают участие в их исследовании. Г.А. Воробьев, в свою очередь, определяет «тактику судебного следствия как систему научных положений и рекомендаций по определению линии поведения суда и участников судебного разбирательства, организации, планированию и оптимальному проведению судебных действий и судебного следствия в целом с целью установления истины по уголовному делу. Положения эти разрабатываются на основе норм уголовно-процессуального закона, опыта судебной практики и данных специальных наук». Автор, включая в определение данного понятия линии поведения судьи и участников судебного разбирательства, под которыми понимаются решаемые задачи, интересующие каждого, соблюдение норм уголовно-процессуального законодательства, дает, на наш взгляд, более полное определение. Несколько схожая трактовка присутствует в работе В.Г. Ульянова: «Тактика судебного следствия – это система научных положений криминалистики, психологии, логики и иных наук и разрабатываемые на их основе рекомендаций по планированию судебного следствия, определенной линией поведения лиц, осуществляющих проверку, оценку и использование доказательств, и используемых ими тактических приемов следственных действий, осуществляемых для установления истины по делу». На наш взгляд, данное определение соответствует сущности тактики судебного следствия, но, вместе с тем, в нем отсутствуют субъекты, которые проводят его. Таким образом, ученый не раскрывает распределение ролей между участниками данного действия.

Следует обратить внимание на то, что в судебном допросе активно присутствует в себя действия защиты, тактику государственного обвинения и действия судьи по разрешению уголовного дела. Взаимодействуя друг с другом, все участники уголовного судопроизводства способствуют выполнению задач в соответствии с их процессуальным положением, посредством применения тактических приемов, апробированных криминалистической наукой, на основе данных психологии и судебной практики, с целью получения от допрашиваемого показаний об интересующих их обстоятельствах. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что действия каждого из вышеперечисленных участников отличается друг от друга. В данном случае действия защиты отличается тем, что она сосредоточена на выяснении тех обстоятельств, которые оправдывают или смягчают меры наказания своего подзащитного. Защитник старается применить тактические приемы для опровержения доказательств обвинения. Тактика защиты способствует всестороннему исследованию доказательств, выдвигая свои аргументы относительно рассматриваемого дела с целью убедить суд в верности своей позиции. По нашему мнению, должно существовать соперничество, которое дает возможность противоположной стороне активно продемонстрировать свой профессионализм в решении задач в данном процессе. Добавим, что на сегодняшний день невозможно представить судебное разбирательство без активного противоборства сторон, цель которого в целом - убедить суд в доказанности или не доказанности вины подсудимого в совершении конкретного преступления. Тактика государственного обвинения, в свою очередь, вытекает из решаемых им задач, которые, на наш взгляд, верно перечислил А.Ю. Корчагин, именовав их «общими тактическими задачами государственного обвинения». Такими задачами являются: эффективно исследовать представленные доказательства, проверяя и обосновывая их допустимость, достоверность и достаточность; стремиться к созданию условий для всестороннего, объективного и полного исследования доказательств, не оставлять без внимания и реагирования любые попытки незаконного воздействия на свидетелей и иных участников процесса; своевременно выявлять и тактически грамотно нейтрализовать ложного опровержения, фальсификации, подмены доказательств; восполнить в суде неполноту расследования, упущения следствия; противодействовать попыткам подсудимого уйти от обоснованной ответственности. Таким образом, перечисленные задачи показывают, что тактика государственного обвинителя при проведении допроса в судебном заседании заключается в выяснении обстоятельств дела, которые даны в обвинительном заключении, посредством применения тактических приемов, организации своих действий, продумывании ходов в случае возникновения той или иной ситуации. Целью тактики государственного обвинения при допросе в судебном заседании является получение показаний о совершенном преступлении, соответствующих действительности. Если представить, что тактика допроса - это совокупность применяемых тактических приемов, то встает вопрос: кто из участников должен их применять? Чтобы ответить на него, посмотрим с другой точки зрения. Если учесть, что бремя доказывания обвинения лежит на обвинителе, то получается, что он и применяет тактические приемы. Многие ученые-криминалисты совершенно верно, по нашему мнению, считают, что тактика судебного допроса - это наиболее рациональная и эффективная организация судебного допроса. Учитывая данное положение, следует проанализировать понятие «организация», означающее «организованность, планомерность, продуманное устройство, внутреннюю дисциплину».  Из вышеизложенного следует, что государственный обвинитель, участвуя в данном процессе, организовывает свои действия, учитывая все факторы, влияющие на результат. При этом его цель заключается в том, чтобы убедить суд и присяжных в виновности подсудимого. Состязательность уголовного процесса означает, что председательствующий судья не имеет права самостоятельно исследовать доказательства, для чего требуются тактические приемы. Бремя представления доказательств к исследованию лежит на сторонах, т.е. на стороне обвинения. Таким образом, роль суда, как отмечается в научной литературе, сведется к поощрению сильного, но не правого. В результате этого суд будет достигать только истины формальной, условной, т.е. той, которую желали и могли установить стороны. Поэтому следует различать активность сторон как источник движения уголовного дела и инициативу суда, стремящегося установить истину — основу правосудия. Говоря о тактике допроса в суде, мы подразумеваем тактику допроса государственного обвинителя в судебном заседании, так как именно государственный обвинитель, представляя государство и исходя из возложенных на него обязанностей, обвиняет подсудимого в совершении преступления и, тем самым, защищает права и свободы потерпевшего от преступления лица. Целесообразно подчеркнуть, что действия защиты не является предметом исследования криминалистической науки, так как основным назначением стороны защиты является выяснение тех обстоятельств, которые способствуют оправданию или смягчению мер наказания подсудимого. Однако, несмотря на это, защита должна использовать навыки криминалистической науки, поскольку она способствует всестороннему, полному и объективному разрешению уголовного дела. В этой связи следует отметить, что криминалистика не может вести исследование на двух фронтах, поскольку она основана на началах исследования преступления. Так, Р.С. Белкин, говоря о науке криминалистике, писал, что она «возникла и развивается как наука, способствующая своими положениями деятельности правоприменительных органов по установлению истины в судопроизводстве, отправлению правосудия и предупреждению преступлений». В свою очередь, подчеркнем, что судья не имеет возможности применить тактические приемы в ходе допроса, поскольку это ему не позволяет его процессуальный статус, в силу которого он не должен без необходимости вмешиваться в процесс исследования сторонами доказательств. Порядок исследования доказательств определяется по инициативе сторон, судья же, в свою очередь, внимательно изучая представленные сторонами доказательства, только следит за этим порядком. Таким образом, тактика государственного обвинителя при допросе в судебном следствии – представляется как часть криминалистической тактики, наиболее рациональная и эффективная органи-зация, совокупность научных методов, приемов и средств и разработанных на их основе тактических рекомендаций по проведению допроса процессуальных лиц государственным обвинителем, способствующих правильному разрешение уголовного дела.

 

Список литературы

1.Государственный обвинитель в советском суде / под общей ред. В.А. Болдырева. М., 1954.

2.Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождений слов. М., 2007.

3.Поташник, Д.П. Криминалистическая тактика. М., 1998.

4.Белкин, Р.С. Указ. соч.

5.Васильев, А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.

6.Митричев, С.П. Теоретические основы советской криминалистки. М., 1965

7.Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Воронеж, 1995.

8.Ароцкер, Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. М., 1964.

9.Сухов, С.П. К вопросу о структуре и содержанию криминалистической тактики. Свердловск, 1981.

10.Воробьев, Г.А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Краснодар, 1996.

11.Ульянов, В.Г. Государственное обвинение в российском уголовном судопроизводстве. М., 2002.

12.Корчагин, А.Ю. Основы тактики и методики судебного разбирательства уголовных дел. Краснодар, 2007

13.Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождений слов. М., 2007.

14.Комарова, Н.А., Лукашевич, В.З. Принцип состязательности и равноправия сторон должен быть эффективным средством установления объективной истины в судебном разбирательстве. // Правоведение. 2001.№4.

Фамилия автора: Е.А. Алтаев
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика