Проблемы определения подведомственности дел третейским судам

В литературе часто ставится такая проблема третейских судов, как определение их статуса. По мнению Е. А. Виноградовой, законодательное определение «статуса» постоянно действующего третейского суда не только противоречит определению его как одного из видов принципиально единого института третейского суда по мере необходимости и целесообразности на организации различных организационно-правовых форм. Закон РК «О третейских судах» не определяет статус третейского суда, созданного при различных предприятиях, учреждениях, организациях. Вопрос о создании третейского суда в качестве коммерческой или некоммерческой организации учредителем решаться не может. Третейский суд является некоммерческой организацией и это положение императивно, так как третейский суд является одним из юрисдикционных органов защиты субъективных прав и его основной целью не может являться извлечение прибыли. Третейский суд – альтернатива государственной юстиции, суд третьего лица, избранного самими спорящими сторонами, которому они добровольно доверяют вынесение решения по своему делу и заранее обязуются подчиниться этому решению. Власть третейского суда основывается не на общем законе, а на договорном начале, на воле частных лиц. Право избирать посредников для решения спорных дел принадлежит к естественным правам, провозглашаемом во всех законодательствах. Третейский суд - наиболее адекватная рыночным отношениям форма юрисдикции, поскольку она предполагает широкий выбор третейских судей из числа независимых квалифицированных специалистов по инициативе самих участников конфликта и, следовательно, индивидуальный подход к каждому делу [1]. Цель третейского разрешения дел - урегулирование возникших правовых конфликтов и обеспечение добровольного исполнения обязательств. Можно провести параллель нашего казахстанского законодательства с российским, который предусматривает два вида третейских судов: третейские суды, создаваемые для разрешения конкретного спора (так называемые третейские суды «ad hoc»), а также постоянно действующие третейские суды. Разница между ними состоит в том, что при передаче спора на рассмотрение третейского суда, создаваемого для рассмотрения конкретного спора стороны должны сами подробно определить порядок его формирования и процедуру рассмотрения спора. Понятие «конкретный спор» следует понимать достаточно широко. Это может быть уже возникший спор или группа споров, по отношению к которым стороны договорились о рассмотрении их специально создаваемым для этого составом (или единолично третейским судьей). Порядок назначения третейских судей либо состав суда могут быть согласованы при определении в договоре либо отдельном соглашении условий о рассмотрении спора третейским судом. Поскольку и в данном случае при возникновении спора состав третейского суда формируется на основании специального соглашения, такой третейский суд считается созданным для рассмотрения конкретного спора. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование [2]. Заключение сторонами соглашения о передаче спора в постоянно действующий третейский суд подразумевает, что стороны вместо непосредственного согласования между собой всех процессуальных вопросов соглашаются следовать правилам рассмотрения споров конкретного ими избранного третейского суда. То есть стороны как бы поручают данному учреждению решить те организационные вопросы, которые по закону они вправе решить самостоятельно. Таким образом, постоянно действующий суд - условное название, используемое обычно для обозначения организации, учреждения, которой по соглашению сторон поручается формирование состава третейского суда для разрешения конкретного спора и организации третейского разбирательства. Такая организация может быть создана исключительно для организации третейского разбирательства либо наделяться более широким кругом функций [1 c.210]. В 1959 году при советском законодательстве, было допущено рассмотрение третейским судом, образуемым для конкретного дела, хозяйственных споров между предприятиями, учреждениями, организациями. Этот институт сохранился в РФ и действует до сих пор. В 80-е годы третейские суды образовывались на основании индивидуальных законодательных и нормативных актов, что соответствовало правотворческой и правоприменительной практике рассматриваемого периода, когда такие акты принимались в условиях отсутствия в стране кодифицированного и систематизированного законодательства о третейских судах. Наряду с подготовкой общей судебной реформы в Казахстане, в начале 1990-х годов третейские суды были предназначены в основном для разрешения споров между участниками торгового оборота на внутреннем рынке. Деятельность таких постоянно действующих третейских судов законодательно слабо урегулирована. Это связано с тем, что на протяжении почти 60 лет в стране существовало лишь два постоянно действующих третейских суда: ВТАК и МАК при ТПП СССР, разрешавших преимущественно споры внешнеторгового характера. С принятием современного законодательства новый этап характеризовался образованием значительного числа постоянно действующих третейских судов в условиях становления рыночных отношений в отсутствие специального законодательного регулирования порядка их организации и деятельности. На содержании положений и регламентов вновь образованных третейских судов, да и на содержании Гражданского законодательства не могло не сказаться отсутствие достаточной информации о закономерностях функционирования третейского суда в зависимости от конкретных исторических обстоятельств. Одним из серьезных тормозов на пути организации и деятельности третейских судов в наше время является слабая правовая регламентация данных отношений и, как следствие, наличие множества неясных и спорных вопросов в их регулировании. Третейский суд при разрешении споров руководствуется законами РК, другими нормативными актами, межгосударственными соглашениями, международными договорами. Третейский суд вправе применять нормы права других государств в случаях, предусмотренных законодательством либо договором сторон. В случае отсутствия законодательства, регулирующего спорное правоотношение, третейский суд применяет законодательство, регулирующее сходные правоотношения, а при его отсутствии исходит из общих начал и смысла законодательства [1 c.180]. Новый закон о третейских судах должен стать единым нормативным актом для всех третейских судов и деятельность международного коммерческого арбитража, в том числе должна основываться на нем. И совсем другое дело, что третейские суды «ad hoc», постоянно действующие третейские суды и международный коммерческий арбитраж имеют некоторые различия. Сущность их остается единой. Третейские суды - альтернатива государственной юстиции, смысл которых - инициатива сторон. А, следовательно, во избежание путаницы необходимо найти и обобщить то общее у них, чтобы из этого получился качественный закон. Широкое развитие системы третейских судов вызвано объективной потребностью в урегулировании возникающих в коммерческой деятельности конфликтов возможно более оперативным, экономичным и обеспечивающим гарантии правильного рассмотрения спора способом. Если иное не установлено соглашением сторон, новое положение о третейском суде даст верное представление как о едином институте, в рамках которого существуют две его формы: третейский суд для рассмотрения конкретного спора и постоянно действующий третейский суд. Однако данный нормативный акт должен проводить разграничения между указанными двумя формами третейского суда. В литературе часто ставится такая проблема третейских судов, как определение их статуса. Является ли третейский суд юридическим лицом, является ли он коммерческой или некоммерческой организацией? Нужно ли вообще заострять внимание на этом вопросе? По мнению Е.А. Виноградовой, законодательное определение «статуса» постоянно действующего третейского суда не только противоречит определению его как одного из видов принципиально единого института третейского суда, но и ограничивает возможности возложения функций постоянно действующего третейского суда по мере необходимости и целесообразности на организации различных организационно-правовых форм. Определение статуса третейского суда необходимо для его дальнейшего законодательного регулирования, да и хотя бы для того, чтобы понятнее была суть третейского суда [1 c.96]. Речь в данном случае идет о постоянно действующих третейских судах, так как в случае, когда мы имеем дело с третейским судом «ad hoc», то имеем в виду одно или несколько физических лиц - третейских судей. Такие физические лица не могут обладать никаким иным статусом, кроме личного. Вопрос о статусе третейского суда заключается, прежде всего, в том, может ли постоянно действующий третейский суд по законодательству самостоятельной организацией, пользующейся правами юридического лица, или он всегда должен существовать при ком-то. В проекте следует, на мой взгляд, прямо оговорить двоякую возможность определения правового статуса постоянно действующих третейских судов, предоставив право выбора организационно-правовой формы третейского суда его учредителям. Следует также закрепить некоммерческий характер третейских судов. Специфика института третейского суда заключается еще и в том, что постоянно действующие третейские суды могут создаваться не только для разрешения споров между ограниченным кругом лиц (например, биржевые арбитражи), но для разрешения ограниченного круга споров. Избрать в качестве третейских судей можно специалистов в конкретной области хозяйственной жизни (экономистов, журналистов и др.). Сторона вправе даже избрать третейским судьей человека лично знакомого, что возможно законодательством будет прямо запрещаться. Обеспечивая быстроту и беспристрастность рассмотрения дела, третейский суд гарантирует одновременно и строгое соблюдение коммерческой тайны. Арбитражные суды, заседания которых по большей части, открыты, вряд ли могут давать подобные обещания.

 На практике сторонам часто требуется даже не решение, а квалифицированный совет третейского суда. И тогда его деятельность (в этом тоже одно из существенных отличий от арбитражного суда) ограничивается лишь совместным со сторонами обсуждением дела, чтобы помочь им определить свою линию поведения в данной конкретной ситуации. Вспомните, как долго приходится иной раз ждать самого суда. У судей, как правило, на столах кипы дел, расписанных чуть ли не на месяцы вперед. А ваш спор срочный, вам по разным соображениям надо решить его как можно быстрее, каждый день ожидания оборачивается для вас большими потерями - финансовыми и временными. И так, есть прямой резон обратиться в третейский суд. Там дело не залежится, поскольку не зарегламентирован сам судебный процесс: нет сложной и дорогостоящей процедуры. Нет процессуальных штрафов, нет обязанности предъявлять претензию. Чтобы обратиться в третейский суд, нужно только желание сторон. И коль они на том порешили, от них требуется всего лишь письменно оформленное соглашение. В третейских судах нет строго предусмотренной формы письменного заявления. Она абсолютно произвольна и может быть зафиксирована любым способом: подписанием совместного документа, обменом письмами, телеграммами, телефонограммами, факсом или как-то иначе. Кстати, стороны вправе оговорить, что их соглашение касается только конкретного спора или споров, которые могут возникнуть в будущем. Единственное требование - точно указать, в чем суть и наименование спора, который стороны хотят разрешить в третейском суде. И как в любом официальном заявлении, нужны заверенные печатями подписи руководителей сторон. Существенным преимуществом третейского разбирательства является также значительно меньший срок с момента возникновения спора до момента выдачи приказа.

Законодательно о третейских судах можно и предусмотреть также возможность рассмотрения споров в иностранной валюте. Практически во всех случаях, стороны могут по своему усмотрению договориться о месте арбитража, что означает для сторон возможность выездных сессий постоянно действующего третейского суда. Бесспорно, привлекательным для сторон является и то, что решения третейских судов не подлежат обжалованию. И, наконец, хотелось бы остановиться на значении психологических факторов третейского разбирательства для сторон. Нет смысла отрицать более непринужденную обстановку разбирательства, судьи не торопятся по быстрее сбросить это дело, поэтому индивидуальный подход к каждому делу гарантирован.

В завершение работы стоит отметить, что в условиях построения и осуществления системы государственной власти на принципах разделения властей подведомственность играет роль рабочего юридического механизма, позволяющего реализовать данное положение в государственно-правовом строительстве. Ведь недостаточно провозгласить начала разделения властей, необходимо реально воплотить это в законодательство и юридическую практику всех государственных органов с помощью правовых критериев. Таким образом, посредством института подведомственности реализуется задача разграничения компетенции органов, обладающих правом разрешения юридических дел.

 

Список литературы

1.Международный коммерческий арбитраж. Сборник статей и документов (на рус. и англ. яз) / отв. Ред и составитель И.П. Грешников – Алматы: Юридический центр «IUS» 2002.,/ 515c. (в сборнике опубликованы статьи: Аннет Магнуссон, Ю.Г. Басина и О.И.Ченцовой; Е.А. Виноградовой, И.П. Грешникова, П.Я. Грешникова, А.А. Гринкевича, Т.Е. Каудырова, Пшемысла Рабана, М.К. Сулейменова, Ilias Bantekas, Julian Webb, Richard Earle)

2.Гражданское законодательство Республики Казахстан:Статьи, комментарии, практика / Под ред. А.Г. Диденко. Выпуск 5- Алматы: 1999г. 

Фамилия автора: Н.С.Инамжанова
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика