Идея распространения демократии во внешней политике США: эволюция и практика в годы «холодной войны»

Продвижение принципов демократии является одной из наиболее важных составляющих внешнеполитической стратегии США в Центральной Азии. В период президентского срока Дж. Буша-мл. ее значение существенно возросло. Этому способствовало выдвижение проблематики демократии и прав человека в разряд приоритетных в глобальной стратегии США и использование демократической риторики для обоснования курса, проводимого администрацией Дж. Буша-мл., на международной арене.

С одной стороны, нельзя не отметить позитивную и прогрессивную роль США в борьбе с различными проявлениями дискриминации и содействии всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод. С другой стороны, стратегия США в этой области сопровождается вмешательством во внутренние дела других государств, ограничением суверенитета и навязыванием своих ценностей и образа жизни.

Подобная двойственность вытекает из доминирующего международного положения и трансграничной природы политических идеалов и ценностей, лежащих в основе государственности США, что достаточно точно охарактеризовал З. Бжезинский. По его мнению, «Америка представляет собой общество, преобразующее мир, более того – источник революционных импульсов, подтачивающих построенный на началах суверенитета международный порядок. В то же время она является традиционной державой, которая сама, односторонними методами защищает свою безопасность. Поддерживая – не только в собственных интересах, но и в интересах всего мирового сообщества – международную стабильность.

Идея защиты демократии и распространения демократических ценностей, как известно, берет начало в истории США и политической философии отцов-основателей, убежденных в особом предназначении США нести в мир собственные морально-религиозные ценности, включая свободу. В процессе становления политической системы США демонстрация демократических взглядов становится частью американской политической культуры и традиционным элементом в выступлениях как представителей Демократической партии, так и Республиканской партии США.

Основа данного внешнеполитического мышления была заложена в период президентства В. Вильсона (1913-1921), ставшего выразителем интересов американских политических и деловых кругов, заинтересованных в более широком участии страны в международных делах.

Важная роль в оправдании его политики внутри страны и за рубежом отводилась идее демократии. На протяжении XIX и начала XX вв. интересы США традиционно ограничивались Западным полушарием. США предпочитали дистанцироваться от политики Старого Света, считая колониальные войны и конфликты порождением склонных тайной дипломатии европейских держав. С политической деятельностью и взглядами В. Вильсона связывают вступление США в Первую мировую войну в апреле 1917 г. на стороне держав Антанты. Как указывает Г. Киссинджер в своем фундаментальном труде «Дипломатия»,
В. Вильсон понял, что инстинктивный американский изоляционизм может быть преодолен только призывом к вере в исключительный характер американских идеалов... Шаг за шагом втягивая США в войну,… он отмежевывался от каких бы то ни было эгоистичных национальных интересов и утверждал, что Америка не ищет никаких выгод, кроме торжества собственных принципов /2/.

В своем послании к Конгрессу США от 2 апреля 1917 г. президент В. Вильсон разъясняет цели и мотивы США в войне, главным образом, с позиции сохранения мира и свободы народов: «Сегодня, когда речь идет о мире во всем мире и свободе его народов, нейтралитет уже невозможен и нежелателен. Угроза миру и свободе заключается в существовании деспотических государств, поддерживаемых силой, которая всецело подконтрольна их воле, а не воле народов этих государств». Залогом прочного мирного союза, по его мнению, является взаимное согласие демократических наций, поскольку ни одному автократическому правительству нельзя доверять. Лишь свободные народы могут утверждать свои намерения и блюсти свою честь во имя общей цели и ставить интересы человечества выше любых узкокорыстных интересов /3/.

По итогам Первой мировой войны международные позиции и экономическое положение США значительно укрепились. Однако взгляды В. Вильсона на послевоенное устройство мира и степень участия США в решении международных проблем не нашли широкой поддержки внутри страны, и в межвоенный период США вновь вернулись к стратегии изоляционизма, которую правящие круги сочли в тот момент более подходящей для реализации национальных интересов США.

Ограничения изоляционизма были преодолены с началом Второй мировой войны, когда США вступили в войну на стороне антигитлеровской коалиции. Президент США
Ф. Рузвельт столкнулся со схожей ситуацией внутри страны, которая прежде возникла перед В. Вильсоном. Объясняя согражданам необходимость участия США в войне Ф. Рузвельт в своем послании к Конгрессу США «О положении в стране» от 6 января 1941 г., формулирует идею четырех основополагающих человеческих свобод («четыре свободы» Рузвельта), которые должны лежать в основе послевоенного мирового порядка: свободы слова и высказываний, вероисповедания, свободы от нужды (экономические договоренности между государствами для преодоления бедности) и страха (сокращение вооружений во всем мире): «Мировой порядок, к которому мы стремимся, предусматривает взаимное сотрудничество свободных государств, трудящихся в дружелюбном, цивилизованном обществе… Свобода означает господство прав человека повсюду. Haша поддержка предназначена тем, кто борется за завоевание этих прав и их сохранение» /4/.

Таким образом, политика американского правительства и внутриполитические условия поддержки активного участия США в международных делах в период администраций
В. Вильсона и Ф. Рузвельта базировались на одном и том же фундаменте  - убежденности в том, что, во-первых, источником войн и несправедливого мирового порядка являются деспотические государства, во-вторых, международная безопасность и стабильность связаны с перспективами демократии в мире и свободы народов, и, в-третьих, вмешательство США в международные процессы за пределами американского континента может быть оправдано, если своей целью США ставят поддержку свободы и распространение своих ценностей и политических традиций.

В годы «холодной войны» противостояние двух полюсов во главе с США и СССР в идеологических целях лидеры развитых стран Запада были склонны трактовать как борьбу свободного мира против тоталитаризма. Важную роль в формировании этой политики и ее ценностном обосновании сыграл президент США Г. Трумэн (1945-1953), выступивший12 марта 1947 г. с историческим обращением к совместной сессии обеих палат Конгресса США: «…мы не добьемся нашей цели, если не изъявим готовности помочь свободолюбивым народам обезопасить свои свободные институты и свою территориальную целостность от агрессоров, стремящихся навязать им свои тоталитарные режимы... Я убежден, что политикой Соединенных Штатов должна быть поддержка свободных народов, оказывающих сопротивление внешнему давлению или попыткам вооруженного меньшинства подчинить их себе» /5/.

Взгляды, сформулированные американским президентом, легли в основу так называемой «доктрины Трумэна», став важной составной частью идеологического обоснования стратегии «сдерживания коммунизма», которая была взята на вооружение правящими кругами США и отражалась в ключевых внешнеполитических концептуальных установках страны в годы «холодной войны». Во исполнение «доктрины Трумэна» 14 апреля 1950 г. была принята директива Совета национальной безопасности США, известная под названием «директива СНБ-68», оказавшая значительное влияние на международный курс и военную стратегию США. Анализируя природу конфликта между США и СССР, директива СНБ-68 видит основную причину в конфликте ценностей между «идеей свободы, в осно­ве которой лежит законность, и идеей рабства мрачной деспотии Кремля». Главный вывод авторов документа следующий: «холодная война - это на самом деле настоящая война, в которой на карту поставлено выживание свободного мира». США, будучи «центром власти свободного мира», должны принять на себя функции лидера и «мобилизовать энергию и ресурсы свободного мира, чтобы сорвать планы Кремля на мировое господство» /6/.

Можно заметить, что во внешнеполитической сфере американское политическое руководство вновь идет по пути противопоставления США «деспотическим государствам». В новых исторических условиях место фашизма занимает коммунизм.

При президенте Дж. Картере (1977-1981) идея поддержки демократии и свободы народов совершает качественный скачок. Формальные высказывания лидеров США в поддержку демократии и прав человека за рубежом имели место и раньше. Однако благодаря политике Дж. Картера стало возможным поднятие проблемы прав человека до уровня вопроса международной значимости и ее провозглашение одним из главных направлений внешней политики США.

Как отмечает в этот период помощник президента США по национальной безопасности в администрации Картера Зб. Бжезинский, выступая на заседании Трехсторонней комиссии в Бонне 25 октября 1977 г., права человека должны заменить традиционный антикоммунизм в качестве «основы,  на которой зиждется внешняя политика США» /7/.

К осознанию в Белом Доме значения демократии и прав человека как важного инструмента внешней политики привели процессы, происходившие как внутри США, так и в международной политике.

Во-первых, в США сложились социально-политические условия для осуществления правительством мер, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина. Развернувшееся в Соединенных Штатах в середине 1950-х-1960-е гг. массовое движение за гражданские права и отмену расовой дискриминации на Юге оказало серьезное давление на американское правительство, вынудив его к принятию законов, отменивших расовые ограничения в отношении чернокожего населения Америки.

Во-вторых, выходец из американского южного штата Джорджия, чья молодость и зрелые годы пришлись на период расширения борьбы афроамериканцев за гражданские права, президент Дж. Картер, добивался поддержки афроамериканских деятелей и политиков либерально-демократического толка и можно заметить, привнес в американскую внешнюю политику свой личный религиозный и политический опыт.

В-третьих, оценивая внешнеполитический курс Дж. Картера в этот период, необходимо учитывать значительный прогресс, достигнутый к этому времени международным сообществом в развитии правового поля в области защиты прав человека и его закрепление в основополагающих международных документах, устанавливающих единые международно-правовые стандарты в области охраны прав и свобод человека:  Всеобщая декларация прав человека (1948), Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966) и др. В целом, с 1948 г. в рамках Организации Объединенных Наций было заключено порядка 60 договоров и деклараций по правам человека /8/.

Права человека становятся объектом и ключевой темой межгосударственных отношений между Западом и СССР с принятием в 1975 г. Заключительного акта СБСЕ. В документе положение об уважении прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений было зафиксировано в качестве одного их ведущих принципов, которыми подписавшие страны обязались руководствоваться во взаимных отношениях. Несоблюдение СССР и странами Варшавского пакта обязательств в области прав человека, взятых ими с подписанием или ратификацией соответствующих международных деклараций и соглашений, дало США в годы президентства Дж. Картера основание и повод для критики их внутренней и международной политики.

Политика Дж. Картера привела к активизации деятельности международных правозащитных организаций и  подъему диссидентского движения в социалистическом лагере. В СССР считали, что под видом наблюдения за выполнением хельсинских соглашений о правах человека США насаждали свою шпионскую агентуру, выдаваемую за диссидентов /9/. Известный советский историк-американист Н.Н. Яковлев рассматривает политику «прав человека» Дж. Картера как попытку США апробировать новейшие образцы вооружения психологической войны, специально сконструированные и изготовленные для использования против СССР и других социалистических стран /10/.

Советские авторы вполне справедливо указывали, что тактическая линия американской внешнеполитической стратегии предусматривала «длительную осаду социалистического общества в надежде добиться его внутренней эрозии с помощью «диссидентства» /11/. В то же время отсутствие в СССР плюрализма и свободы слова в силу известных причин советскими авторами замалчивалось.

Сам президент Дж. Картер призывал рассматривать курс своей администрации в области прав человека как универсальную политику, не связанную исключительно с СССР, и обращал внимание, чтобы сами США соответствовали принципам, провозглашенным в Заключительном акте СБСЕ 1975 года /12/.  Однако в отношении других стран США были  менее последовательны в своей критике. Советские исследователи в этот период расценивают критику Вашингтоном нарушений прав человека авторитарными режимами Латинской Америки риторической, а прекращение некотором из них военной помощи – демонстративным. Действительную меру искренности в реализации данной политики, по их мнению, выявила американская поддержка диктатуры Сомосы в Никарагуа /13/.

Дж. Картер, насколько это было возможно в конце 70-х гг. ХХ в., лишь обозначил возможности прав человека и демократии в качестве политико-дипломатического ресурса и инструмента реализации внешней политики США, став, по существу, ее предвестником.

Следующий президент США Р. Рейган (1981-1989) сменил акценты, расставленные предыдущим правительством, и сделал ставку на достижение военно-технологического превосходства, усиление напряженности и давления на СССР. Охарактеризовав СССР «империей зла» в своей речи в Палате общин Великобритании 8 июня 1982 г., Р. Рейган в целях противодействия коммунизму предложил развивать инфраструктуру демократии, то есть систему свободной прессы, объединений, политических партий, университетов, которые позволяют людям выбирать собственный способ развивать их культуру, примирять их различия мирными средствами /14/.

Эти меры, как ожидалось, должны были способствовать политическим реформам в страхах Варшавского пакта. Таким образом, проблема прав человека в его понимании была действенным средством, дополнением к военно-стратегической и экономической составляющей внешнеполитической стратегии США.

С концептуальной точки зрения тезис об «инфраструктуре демократии» интересен нам тем, что он показывает какую эволюцию претерпевала идея поддержки демократии в 1980-е гг., и как постепенно утверждался инструментальный подход в применении Соединенными Штатами демократических принципов во внешней политике.

Кроме того, вызывают интерес практические шаги и мероприятия  администрации
Р. Рейгана в сфере реализации политики в области прав человека. Серьезное внимание было уделено укреплению широкой материальной базы и механизмам реализации провозглашенных приоритетов. В поддержку американской внешней политики активно были задействованы ресурсы публичной дипломатии Государственного департамента США, СМИ, спецслужб США и их союзников, а также неправительственные организации.

Одну из ведущих ролей в этом процессе играет созданное в 1953 году Информационное агентство США (ЮСИА), которую в СССР оценивали направляющим и координирующим центром развязанной против страны «идеологической войны». При Рейгане финансирование ЮСИА беспрецедентно резко возросло. Ассигнования ЮСИА увеличилиь с 665,2 млн долл. в 1983/84 финансовом году до  885,4 млн долл. в 1984/85 финансовом году. Значимая часть этих ассигнований идет на осуществление различных проектов в рамках «программ демократии и публичной дипломатии». Располагая разветвленным аппаратом за рубежом – 206 отделений в 126 странах – ЮСИА стала серьезным подспорьем в ведении внешней политики. Другие мероприятия по усилению информационно-идеологической составляющей внешней политики включают модернизацию контролируемой ЮСИА радиостанции «Голос Америки», создание и расширение телесети «Уорлднет», программы различных общественных обменов и создание  «национального фонда в поддержку демократии» /15/.

Деятельность ЮСИА и Национального фонда в поддержку демократии тесно связана с судьбой законодательной инициативы администрации Р. Рейгана о реализации так называемого «Проекта Демократии», выдвинутого в 1983 г. на рассмотрение Комитета по иностранным делам Сената США. Предполагалось, что функции координатора проекта будут возложены на ЮСИА. Однако после того как профильный комитет Сената США не одобрил данную инициативу в запрашиваемом объеме, выбор был сделан в пользу концепции создания неправительственного фонда Конгрессом США в виде «Национального фонда в поддержку демократии», объявившего своей миссией содействие становлению и развитию демократии и свободы во всем мире. С момента основания в 1983 г. Национальный фонд в поддержку демократии становится одним из ведущих западных фондов, оказывающим финансовую поддержку деятельности американских и международных правозащитных организаций.

При Р. Рейгане вопросы, связанные с соблюдением прав человека, первоначально отошли на второй план и дополняли аргументы и рычаги давления США в переговорах с СССР о контроле над вооружениями.  Но уже ко второму сроку Рейгана, учитывая кардинальные изменения в международных отношениях, можно констатировать, проблемы демократии вновь вернули себе одно из центральных мест. Политика поддержки демократии в мире обретает системный характер.

Эллиот Абрамс, помощник госсекретаря США по правам человека и гуманитарным делам в администрации Р. Рейгана в своем выступлении 19 апреля 1983 г. определил политику прав человека как сложную смесь высшего идеализма и практической политики. Данная политическая традиция настолько стара, как и сама Америка. По его мнению, политика прав человека всегда была и остается центральным элементом американской внешней политики /16/.

«Перестройка» и объявленное руководством СССР во главе с М. Горбачевым «новое мышление» привели к расширению демократического движения в стране и кризису коммунистической идеологии, ускорившему распад СССР. Созданная за годы советской власти тоталитарная модель стала предметом критики и осуждения не только за рубежом, но и внутри страны. Поражение СССР в идеологическом противостоянии с Западом и уход с международной арены в качестве глобальной сверхдержавы, открыло путь революционным изменениям на политической карте мира и способствовало  либерализации международных отношений в целом.

Таким образом, идея распространения свободы традиционного присутствовала в политическом мышлении и историческом развитии США, будучи одним из фундаментальных принципов на которых базируется американская политическая система. По мере становления США она эволюционировала в идею распространения демократии и защиты прав человека. Мощный толчок этим процессам дало возвышение США на международной арене в качестве мировой державы.

 

Список литературы 

1 Бжезинский Зб. Выбор. Глобальное господство или глобальное лидерство / Пер. с англ. – М.: Междунар. отношения, 2004. - С.32.

2 Киссинджер Г. Дипломатия. - Москва: Ладомир, 1997. - С. 34.

3 Вильсон В. Послание Конгрессу США об объявлении войны Германии (2 апреля 1917 г.) // История США в документах. - grinchevskiy.ru/1900-1945/war-message.php.

4 Послание Президента СШАФ.Д. Рузвельта Конгрессу США "О положении в стране"(6 января 1941 г.) // История США в документах. - grinchevskiy.ru/1900-1945/chetire-svobody.php.

5 Harry S. Truman. Аddress before a joint session of Congress. Truman Doctrine (March 12, 1947) millercenter.org/scripps/archive/speeches/detail/3343.

6 Директива СНБ-68 (текст документа) // Холодная война - великое противостояние. - coldwar.ru/bases/nsc-68.php.

7 Актуальные вопросы современной идеологической борьбы / Редкол.: Аверьянов А.Н. и др. – М.: Политиздат, 1980. - С. 111.

8 Права человека и Организация Объединенных Наций // Официальный сайт ООН. un.org/russian//topics/humanrts/unandhr.htm.

9 Актуальные вопросы современной идеологической борьбы / Редкол.: Аверьянов А.Н. и др. – М.: Политиздат, 1980. - С. 111.

10 Яковлев Н.Н. Силуэты Вашингтона: Полит. Очерки. – М.: Политиздат, 1983. - С.375.

11 Артемов В.Л. Психологическая война в стратегии империализма. – М.: Международные отношений, 1983. - С. 59.

12 Remarks at President Carter's Press Conference (March 9, 1977) // Presidential Speech Archive. Miller Centrer of Public Affairs. - millercenter.org/scripps/archive/speeches.

13 История США. В четырех томах. Т.4 (1945-1980). – М.: «Наука», 1987. -С. 509.

14 Ronald Reagan. Address to the British Parliament, Royal Gallery at the Palace of Westminster, London (June 8, 1982) // Reagan Foundation, reagan.utexas.edu/archives/speeches/major.html.

15 Дипломатический вестник: Год 1985 / Под ред.акад. С.Л. Тихвинского. – М..: Международные отношений, 1986. - С. 219.

16 Contemporary U.S. foreign policy: documents and commentary / [compiled and edited by] Elmer Plischke. New York: Greenwood Press, 1991. - P. 388.

Фамилия автора: А.К. Нурша
Год: 2009
Город: Алматы
Яндекс.Метрика