Значение и роль международного договорного права в развитии двусторонних отношений между Республикой Казахстан и Российской Федерацией в области национальной безопасности

Исследование норм Закона Республики Казахстан «О национальной безопасности Республики Казахстан» подтверждает тот факт, что свою законодательную регламентацию получают только целенаправленные действия по обеспечению национальной безопасности в конкретных ее видах. За рамками правовой регламентации остаются вопросы, когда проблемы обеспечения национальной безопасности могут возникнуть в качестве неучтенного в конкретных взаимоотношениях двустороннего международно-правового аспекта. Можно ли руководствоваться в данном случае лишь императивом нормы ст. 29 Закона, или следует обратиться к весьма расплывчатым по своему значению нормам ст. 24, согласно которым обеспечение национальной безопасности в сфере внешнеполитических отношений состоит в:

- участии Республики Казахстан за пределами страны в мероприятиях, направленных на обеспечение национальной безопасности в соответствии с международными договорами Республики Казахстан;

- решении в необходимых случаях Республикой Казахстан совместно с сопредельными государствами вопросов, касающихся обеспечения национальной безопасности.

Ярким примером в данном случае служит ситуация международного сотрудничества Республики Казахстан и Российской Федерации в области использования космодрома «Байконур». Здесь в результате двусторонних отношений по космосу, выгодных как в экономическом, так и политическом плане для обоих государств, возникает угроза экологической безопасности Республики Казахстан.

Экологическая обстановка в данном случае не защищена непосредственно, так как названные отношения во-первых, не подпадают под сферу обеспечения национальной безопасности в целом; во-вторых, не являются экологическими. Нормы национального Закона, а также международных конвенций, являющихся гарантами национальных правовых систем, отходят на второй план, так как на первом остается заключенный в договоре двусторонний внешнеполитический интерес. Этот интерес, как правило, является государственным и стратегическим. Защита экологии, таким образом, абстрагируется в иную сферу – сферу общей безопасности, в которой единственным стратегическим объектом выступает человек и экосистема, как два неотъемлемых друг от друга природных компонента.

Суть проблемы сводится к тому, что на законодательном уровне не решены проблемы коллизий, возникающих при конкуренции механизмов реализации внешнеполитических интересов государства и правовых механизмов обеспечения безопасности. В этой ситуации конкурируют между собой и различные сферы безопасности.

Несмотря на то, что права, свободы человека и гражданина стоят в первом ряду национальных интересов как определяющие института национальной безопасности Республики Казахстан (ч. 1 ст. 4 Закона), среди принципов обеспечения национальной безопасности названа приоритетность политических, экономических и информационных мер. Эти меры имеют публично-правовую природу и отражают, прежде всего, внешние аспекты национальной безопасности.

Очевидно, что данная коллизия препятствует реализации других принципов обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан, таких, в частности, как единство, взаимосвязь и сбалансированность всех видов национальной безопасности и контроль за реализацией всей совокупности действий по защите национальной безопасности.

Перечисление в одном пункте Закона таких приоритетных мер, как политические и экономические, также вызывает сомнения. В практике взаимоотношений государств распространены случаи, когда «навязывание» политической воли более сильным государством ведет к экономической зависимости всех других. Наглядным примером служит политика США и СССР, когда обе сверхдержавы фактически держали в напряжении весь мир в развязанной ими гонке вооружений. Современным примером также является экономическая политика США, монопольно подчинившая под себя все финансовые мировые рынки. Наступление экономического кризиса в этой стране означало наступление экономического кризиса во всех странах мира, с менее развитой автономией финансового сектора.

Что же касается экологии, то, как мы уже говорили выше, ущерб природной среде на уровне интересов в обеспечении национальной безопасности, как правило, имеет масштабный характер. Ликвидировать его фактически не представляется возможным, хотя бы в таком понимании, в каком это представлено в Законе «О национальной безопасности Республики Казахстан». Возьмем примеры ядерных катастроф (Чернобыль) да просто мирных испытаний ядерных бомб (Семипалатинск). Каков ущерб экосистеме в данном случае? И как можно его ликвидировать? Эта проблема касается и случаев договорного международного сотрудничества, например, в сфере нефтеперевозок. В случае катастрофы (разлива нефти) наносится огромный ущерб морской среде.

Таким образом, нормы Закона, гласящие о:

- недопущении неконтролируемого ввоза в Казахстан экологически опасных технологий, веществ и материалов;

- предотвращении радиоактивного, химического загрязнения, бактериологического заражения территории страны;

- сокращении масштабов применения экологически опасных и несовершенных технологий;

- ликвидации негативных экологических последствий хозяйственной и иной деятельности (ст. 21), можно назвать неадекватными нынешним угрозам экологической безопасности на уровне, представляющем опасность для человека с его правом на благоприятную природную среду, государства и мировой экосистеме в целом. В данном случае доктринальный подход должен отражать тенденцию недопустимости экологических катастроф, их всемерное предупреждение силами экспертных и контролирующих национальных систем.

Тем не менее вернемся к затронутой тематике. Наименее защищенными от различного рода угроз являются отношения, регулируемые двусторонним договором, прямо не направленные на обеспечение национальной безопасности. Следует коснуться и известного вопроса об отсутствии в Республике Казахстан концептуальных разработок о праве двусторонних международных договоров. Попытаемся рассмотреть теорию международного двустороннего договора на примере сотрудничества Республики Казахстан и Российской Федерации.

Известно, что роль двусторонних и многосторонних международных договоров в значительной мере определяется значением соответствующих международных отношений. Если же различия в позициях догова­ривающихся государств существенны и многосторонний договор не может дать достаточного уровня регулирования, правительства предпочитают более индивидуализированную форму двустороннего договора [1, с. 273].

Одним из древнейших договоров, дошедших до нас, является вы­сеченный на каменной плите договор о границах, заключенный в 2100 году до н.э. между городами-государствами Лагаш и Умма в Южной Месопотамии (в Двуречье). В договоре, в частности, предус­матривалось, что гарантами его исполнения выступали боги.

Наибольшую известность получил договор, заключенный в 1296 году до н.э. между египетским фараоном Рамзесом II и царем хеттов Хаттушилем II, которым устанавливался военный союз: в случае нападе­ния какого-либо врага на владения договаривающихся сторон, они обязывались оказать военную помощь друг другу. Такая же помощь должна была оказываться и в случае мятежей в подвластных владе­ниях. В договоре предусматривалась также выдача перебежчиков со всем имуществом. В качестве гарантов соблюдения договора призы­вались египетские и хеттские боги и богини. Нарушителю договора грозили страшные небесные кары [2, с. 62-67].

Многие ученые рассматривают дву­сторонние договоры как предпочтительную форму международного право­творчества [1, с. 274]. Существует мнение, согласно которому общеевропейский процесс и другие многосторонние контакты представляют собой важные каналы сотрудничества. Но двусто­ронние отношения являются основополагающими в том, что касается темпов и существа международных отношений [3].

Высказывалось также предупреждение против чрезмерного увлечения двусторонними соглашениями, поскольку многостороннее регулирование во многих случаях более экономично и эффективно [4, с. 42].

Тем не менее на современном этапе международного сотрудничества государств двусторонним договорам отводится важная роль в конкретном регулировании международ­ных отношений. О. Шехтер называет их важной частью «практического меж­дународного права» [5, с. 103]. Однако и этим их роль не исчерпывается. Нельзя недооцени­вать их значение и для общего международного права. Двусторонние договоры служат одним из основных видов доказательств существования и содер­жания обычных норм; в качестве авторитетной правовой практики содейст­вуют развитию общего международного права [1, с. 274].

Повышение требований к точности и конкретности регулирования, в свя­зи с усложнением международных отношений и интенсификацией междуна­родно-правового регулирования обусловливает рост потребности в большом числе достаточно детализированных норм. Регулирование все большего объ­ема международных отношений, может быть обеспечено только путем при­менения договорных норм, которые закрепляют конкретные правила поведе­ния в четкой форме, нередко с помощью цифр, формул, графиков и т.п. [1, с. 274]. Дос­таточно вспомнить о сложной системе норм в договорах о сокращении воо­ружений. Развитие специализированного сотрудничества требует специали­зированного права, которое является преимущественно договорным [1, с. 274].

Таким образом, мы отмечаем следующие признаки двустороннего договора: конкретизация, специализация и четкость в определении задач и целей договора. Двусторонний договор – наиболее экономная конструкция договора, прежде всего, по субъекту-участнику, и, следовательно, по процессу формирования воль государств и самого процесса заключения договора.

Широко используемые в международной практике двусторонних отношений двусторонние договоры имеют свои особенности. Так, например, далеко не всегда полностью используются возможности договорных норм. Причины этого могут быть раз­ными, в том числе и политическими [1, с. 274]. Расхождение в позициях государств не­редко приводит к тому, что договорные постановления формулируются в са­мой общей форме во имя достижения согласия большего числа государств с различными интересами. С другой стороны, благодаря связи с договорами и резолюциями международных органов и организаций содержание обычных норм может определяться с высокой точностью [1, с. 274].

В связи с тем, что важным качеством договорных норм является ста­бильность их содержания – меньшая подверженность влиянию практики по сравнению с обычными нормами, они в течение срока своего действия обес­печивают большую предсказуемость поведения участников, что чрезвычайно важно для международного правопорядка, так как имеет особое значение при урегулировании жизненно важных для государств проблем. Кроме того, зна­чительная предсказуемость облегчает государствам передачу возникающих из договоров споров на судебное рассмотрение [1, с. 274].

Правовая идея двустороннего договора основана на изъявлении воль двух государств вступить в обоюдовыгодные отношения определенного характера. Процесс формирования двусторонних договорных норм отличается демократизмом: в нем на равной основе участвуют два заинтересованных государства и какое-либо коллективное доминирование или иное коллективное давление исключается в виду отсутствия иных участников договора. Таким образом, воля государств на достижение того или иного результата максимально конкретизирована.

Свои взаимоотношения Республика Казахстан и Российская Федерация выстраивают на основе договорного права, где основная часть приходится на двустороннее сотрудничество.

На выше приведенном примере мы показали конкуренцию и фактическое взаимоисключение норм, объективизирующих волю двух государств на достижение определенной договоренности с некоторыми требованиями законодательства о национальной безопасности. Весьма интересно в данном случае определение международного договора, данное казахстанским ученым Ж.О. Кулжабаевой. Автор в частности пишет, что международный договор – это, прежде всего, соглашение воль субъектов международного права, и главным образом, государств, заключенное по тем вопросам, в которых стороны обоюдно заинтересованы; договорные положения, регулирующие отношения путем создания взаимных прав и обязанностей в соответствии с основными принципами международного права [6, с. 75]. При этом автор акцентирует, что в международном праве договор является результатом не только добровольных, но и равнозначных уступок участников договорного процесса [6, с. 75].

Не может ли в данном случае подмена одних ценностей (в данном случае аспектов самой безопасности) другими (например, испытание ядерной бомбы со стратегической целью государства увеличить свою военную мощь в ущерб другим интересам национальной безопасности в области экологии) быть определена как уступка участников договорного процесса? Возможно, что может. Однако наличие и допустимость любого рода уступок должно строго контролироваться заинтересованными сторонами, или же уполномоченными третьими лицами, например, специализированными международными организациями.

Особая роль в данном отношении принадлежит Экспертному совету при Совете Безопасности Республики Казахстан. В соответствии с Положением об Экспертном совете [7] он образуется в целях проведения экспертизы основных концептуальных и программных документов, нормативных правовых актов и выработки научно-методологических рекомендаций по решению вопросов в сфере обеспечения национальной безопасности. В функции и полномочия Экспертного совета входит выполнение комплексной экспертизы проектов концепций, государственных программ и иных базовых документов по внешнеполитическим, оборонным, экономическим, экологическим, правовым и иным вопросам обеспечения национальной безопасности.

Положение обязывает Экспертный совет к проведению экспертной оценки асимметричных угроз безопасности Казахстана со значительными экономическими, экологическими, социальными и иными последствиями. Эта норма Положения накладывает на Экспертный совет ответственность за указанную выше правовую коллизию. От эффективности деятельности Экспертного совета, в определенной степени, зависит сохранение баланса внешнеполитических и внутринациональных правовых институтов. Деятельность Экспертного совета следует рассматривать как организационно-правовую гарантию обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан.

 

Список литературы 

1 Лукашук И.И. Нормы международного права. - М., «Спарк». 1997.

2 МсWhinneу Е.«Peaceful Coexistence and Soviet-Western International Law. Leuden, 1964.

3 Кларк Дж. Речь на завтраке в его честь в Москве//Правда. 1985. 4 апр.

4 Игнатенко Г.В. Тенденции в международном нормотворчестве//СЕМП, 1986. М, 1987. 5. Schachter O. International Law in Theory and Practice//RbC. 1982.

6 Международное публичное право. Учебник под ред. Ж.О. Кулжабаевой. - Алматы, «Юридическая литература», 2002.

7 Распоряжение Президента Республики Казахстан от 5 декабря 2007 года № 173 «Об Экспертном совете при Совете Безопасности Республики Казахстан//СПС «Параграф».

Фамилия автора: М.Е. Абылкасымов
Год: 2009
Город: Алматы
Яндекс.Метрика