Факторы, способствовавшие свершению «Бархатных революций»

Последнее десятилетие показало, что институт наблюдателей играет одну из ключевых ролей в оценке избирательного процесса и признании выборов легитимными либо нелегитимными. События, произошедшие в Югославии в 2000 году, в Грузии - в 2003 году, на Украине – в 2004 году убедительно доказывают данный факт. Признание миссиями наблюдателей результатов выборов нелегитимными в cочетании с другими факторами привело к совершению так называемых «бархатных революций».

«Бархатные революции», произошедшие в указанных странах, - результат действия разнообразных факторов, для каждой страны своих, которые в совокупности способствовали ее успешному осуществлению. На наш взгляд, ни один из этих факторов сам по себе не является определяющим, в том числе и институт наблюдателей, но все вместе они создали необходимые предпосылки для «цветных революций».

Используя метод сходства Джона Стюарта Милля, который, в частности, утверждал, что некую переменную можно считать одной из причин, вызывающих определенный результат, только тогда, когда эта переменная фигурирует во всех рассматриваемых случаях, составим список общих моментов, объединяющих события в Сербии в 2000г., в Грузии в 2003г. и на Украине в 2004г.

Начнем с тех элементов, которые считаются важными факторами успеха, но присутствуют не во всех указанных странах. К ним можно отнести:

1.Территориальное размежевание страны. Например, в Грузии Шеварнадзе не смог разрешить конфликтные ситуации в Абхазии, Южной Осетии и Аджарии.

2.Поддержка столицей оппозиционных сил. В Грузии Тбилиси оказывало существенную поддержку М. Саакашвили.

Выделим общие переменные.

1.Транзитный характер экономики и демократии страны; недавно приобретенный суверенитет или государственность.

2. Неоднородное население, предоставляющее поводы для борьбы за политическую власть и акцентирующее культурные (языковые) или иные различия.

3.Высокая непопулярность действующего главы государства; политические протесты, имевшие место в стране ранее, сопровождающиеся дезинтеграцией страны и все более поднимаемыми вопросами о коррупции;

Например, на Украине с декабря 2000 года по март 2001 года проходила кампания «Украина без Кучмы». В Сербии опросы показывали, что популярность Милошевича летом 2000 года составляла менее 30%. В Грузии 82% респондентов в 2001 году высказались, что страна движется в неверном направлении [1]. Для Украины в 2004 году этот показатель составил 60.4%.[2].

4.Объединенная и организованная оппозиция. Например, партия «Наша Украина» имела большой успех на парламентских выборах 2002 года. Оппозиция Югославии объединилась в январе 2000 года в блок «Демократическая оппозиция Сербии» и поддержала единого кандидата от оппозиции В. Костуница [3].

5.Достаточное количество прооппозиционно настроенных средств массовой информации, систематически и оперативно предоставляющих гражданам сведения о фальсификации результатов выборов, и в целом о других нарушениях в ходе избирательного процесса, а также о предыдущих "бархатных революциях". Это, например, успешное функционирование радиостанции "B-92", медиахолдинга "ANEM", радиостанции "Индекс" в Югославии; телеканала "Рустави-2" в Грузии (освещавшего результаты параллельного подсчета голосов и экзит-полла); «5 канала» и сайта Гонгадзе «Украинская правда» на Украине (опубликовывавшего результаты экзит-полла). В дни революции оппозиционный канал Грузии “Рустави-2” дважды показал фильм о свержении Милошевича [4].

6. Политическая оппозиция, способная мобилизовать десятки тысяч или более демонстрантов для выступлений, демонстраций и иных протестных форм против итогов выборов; успешная деятельность молодежных движений - «Отпор» в Югославии, «Кмара» в Грузии, «Пора» на Украине. Например, в Белграде 5 октября 2000 года оппозиция собрала и организовала марш 1 миллиона людей [5].

7.Раскол среди силовых структур правящего режима (органов внутренних дел, национальной безопасности, вооруженных сил).

8.Оценка наблюдателей о фальсификации результатов выборов и признании выборов нелегитимными, а также быстрое распространение данной информации среди всех заинтересованных лиц.

Отметим также, что все вышеперечисленные случаи не были полностью независимы друг от друга; их объединял эффект «наглядного пособия»: последующие «революционеры» могли опираться на опыт предшественников и учиться у них определенным методикам.

Особенно хорошо это прослеживается на "революции роз" в Грузии. По мнению некоторых аналитиков, ведущая роль в грузинской, как и сербской революции досталась послу США в Белграде, а затем в Грузии, - Ричарду Майлзу. В 2004 году, будучи послом в Тбилиси, он повторил в Грузии тот же трюк, что и в Сербии, "научив Михаила Саакашвили, как свергнуть Эдуарда Шеварднадзе" [6].

Организация “Кмара!”, которая, по общему признанию, сыграла ключевую роль в грузинской революции, возникла на базе студенческого движения Тбилисского университета после того, как представители некоторых грузинских неправительственных организаций (а также Саакашвили) съездили на обучающий тур, профинансированный Фондом Сороса в Белград в начале 2003 года [7].

Сербское молодежное движение «Отпор» выступило моделью для формирования «Кмары». По словам Г. Канделаки, одного из ее руководителей, финансируется “Кмара!” американцами, в частности фондом Сороса, но не только. Было еще какое-то таинственное американское финансирование, об источнике которого Канделаки говорить отказывался, сказав только, что это “особый тип гранта” [8].

В то же время, роль Кмары в «революции роз» в Грузии достаточно двойственна. Опрос, проведенный среди горожан Тбилиси сразу же после революции показал следующее отношение к Кмаре: 26 % одобряли методы и цели движения, 33% выражали поддержку целям Кмары, но не ее методам и 15 % выражали негативное отношение к Кмаре [9].

В интервью немецкой газете “Франкфуртер альгемайне” член сербской студенческой организации “Отпор!” А. Марич сообщил, что несколько раз посещал Грузию, где делился опытом свержения Милошевича с членами молодежного движения “Кмара!”. Аналогичное интервью Марич дал и радиостанции “Немецкая волна”. Он рассказал, что у “Отпора!” есть “специальная группа, обучающая активистов на местах, прежде всего в самой Сербии, но также и за границей”. Кроме грузин у “отпоровцев” проходили подготовку революционеры из Белоруссии, Украины, Центральной Азии. Кмаре [10].

Активисты «Отпора» посетили Тбилиси для оказания консультации и проведения тренингов для местных неправительственных организаций. Подготовку под руководством сербских инструкторов прошли около двух тысяч активистов “Кмары”. В Сербию ездили и лидеры оппозиции, в том числе Жвания и Саакашвили. Полторы тысячи членов партии Саакашвили “Национальное движение” прошли двухдневные курсы обучения проведению акций протеста. В грузинской прессе не раз сообщалось, что поездки в Сербию лидеров оппозиции финансировал Национальный демократический институт [11].

Обзор избирательных процессов показывает, что выстраивается четкая схема "бархатных революций" с вовлечением миссий наблюдения, все элементы которой вступают в работу в определенной временной последовательности:

- формирование и финансирование миссии наблюдения;

- обучение наблюдателей (тренинги и семинары);

- информационная кампания, заведомо подготавливающая население к "непринятию" итогов выборов; распространение предварительных заявлений наблюдателями;

- проведение экзит-поллов и/или параллельного подсчета голосов в день голосования;

- распространение предварительных заявлений и отчетов о фальсификациях и нарушениях, ставящих под угрозу легитимность результатов выборов, а также данных экзит-поллов и/или параллельного подсчета голосов, не совпадающих с официальными результатами;

- митинги и массовые уличные акции оппозиции, молодежных политических движений после объявления официальным органом результатов выборов и миссиями наблюдателей отчетов о непризнании итогов выборов (все манифестации идут под лозунгом «У нас украли победу!»);

- давление на власть, поддержка оппозиции Западом (прежде всего, США).

Скоординированное давление на власть «изнутри» и «извне» (подкрепленное действиями по расколу высшей элиты, прежде всего, по отрыву от действующего главы государства «силового сегмента») приводит к той или иной схеме корректировки результатов выборов в пользу оппозиции и смене власти.

Этот этап «бархатной революции» является ее очевидной кульминацией. Все, что делалось до того, было лишь подготовкой к успешному финалу. Именно на этом этапе после массовых забастовок, акций гражданского неповиновения и сложнопостроенного давления западных правительств и общественных организаций власть переходит в руки оппозиции.

Таким образом, одним из условий (факторов), необходимых для совершения революций в Сербии, Грузии и Украине, стал тот факт, что миссии наблюдателей дали негативную оценку выборам и сумели оперативно донести информацию до широких слоев населения. По нашему мнению, миссии наблюдения, осуществлявшие мониторинг выборов, сыграли значительную, но не критически важную роль в успехе "бархатных революции". Трудно измерить (оценить) роль наблюдателей, поскольку никто не может достоверно утверждать, что произошло бы, если бы не было бы миссий наблюдателей и их оценок итогов выборов.

Основным отличием института наблюдателей как фактора, способствовавшего признанию выборов нелегитимными является то, что этот фактор стал возможным и эффективным, в первую очередь, благодаря программам по содействию в продвижении демократии, спонсировавшимся международными организациями. Именно здесь и ощущается пресловутая «рука Запада». Все остальные факторы так или иначе присутствовали бы в каждом государстве вне зависимости от того, была бы или нет помощь западных организаций.

Успех «революции, порожденной выборами», по мнению Борнлунда поднял важный вопрос о характере иностранной помощи, оказываемой неправительственным демократическим движениям [12]. В то же время Т.Каротес полагает, что американские защитники демократии преувеличили свою роль в успехе сербского переворота: «Помощь США и Европы внесла серьезный вклад в дело борьбы оппозиции с Милошевичем, однако кампания по оказанию поддержки оппозиции выступила катализатором изменений, но не их двигателем» [13].

Интересна позиция некоторых западных аналитиков касательно объемов финансирования. В отличие от российских коллег, они полагают, что помощь, выделяемая США была незначительной и не имела четких целей, а режимы Центральной Азии могли бы эффективно использовать намного бóльшие суммы, чем им выделяются. По их мнению, это подтверждается небольшим объемом денежных средств, предоставляемых центрально-азиатским государствам на душу населения, в особенности, в сравнении с такими государствами, как Израиль или Египет. Относительно малые размеры этой помощи оправдываются тем, что она тратится только на «закладку семян гражданского общества» [14]. Это относится прежде всего к средствам, выделяемым в соответствии с Законом США о поддержке свободы на программы демократизации; например, в Киргизии, которая на душу населения получает наибольшую помощь по сравнению с другими государствами региона, в 2002 г. на каждого гражданина пришлось всего 1,16 долл. такой целевой помощи. Томас Каротес вторит М. Олколл, акцентируя внимание на том, что развитие демократических институтов в Центральной Азии не входило в число приоритетов международного сообщества ни в период обретения ими независимости, ни тем более, позже, после начала войны США с террором. На всем постсоветском пространстве применялась одна и та же модель строительства демократических институтов, которую он назвал «демократическим шаблоном»: американская помощь направлялась в основном на проведение выборов, создание политических партий, разработку конституций, развитие местного самоуправления и регулирование взаимоотношений между гражданским и военным секторами общества [15].

Марта Брилл Олкотт указывает: "Если Соединенные Штаты желают содействовать развитию демократических институтов в Центральной Азии в долгосрочной перспективе, они должны научиться эффективно работать и с провластными группами, и с оппозицией, и с неприсоединившимися политическими группами, а также увеличить финансирование.И даже после революций в Грузии и на Украине, провозгласивших, что свобода и демократия «на марше», мало что (если вообще что-то) было сделано для стимулирования этой тенденции, и смена режимов в Центральной Азии так и не стала для США приоритетной задачей" [16].

 

Список использованной литературы

1.Michael McFaul «Transitions from post-communism». Journal of democracy.V.16, # 3 (July, 2005).

journalofdemocracy.org/articles/gratis/McFaul-16-3.pdf

2. Testimony Nadia M. Diuk, Director, Central Europe and Eurasia National Endowment for Democracy “Ukraine’s Future and United States Interests”. Committee on International Relations Subcommittee on Europe. May 12, 2004. ed.org/publications/staffDocs/dNadia051204.html

3. Michael McFaul «Transitions from post-communism». Journal of democracy.V.16, # 3 (July, 2005).

journalofdemocracy.org/articles/gratis/McFaul-16-3.pdf

4. Там же.

5. Там же.

6. За беспорядками в Киеве стоят американцы. Иэн Трейнор, The Guardian, Великобритания, 26 ноября. inosmi.ru/translation/215052.htm

7. За кулисами холодной войны - 2. В. Кикило. Общественно-политический еженедельник ИТАР-ТАСС "Эко Планеты". http://www.explan.ru/archive/2007/43/s2.htm

8. Made in USA. Правила экспорта революций. "МК" газета. mk.ru/blogs/idmk/2004/11/30/mk-daily/43766/

9. Cory Welt. Regime Vulnerability and Popular Mobilization in Georgia’s Rose Revolution. CDDRL WORKING PAPERS, Number 67, September 2006.С. - 51 . iis-db.stanford.edu/pubs/21250/No_67_Welt.pdf

10. Made in USA. Правила экспорта революций. "МК" газета. http://www.mk.ru/blogs/idmk/2004/11/30/mk-daily/43766/

11. Почему на родных просторах бывшего СССР Москва постоянно проигрывает Вашингтону? Россия выбирает. № 48 (280) от 02.12.2004г.

businesspress.ru/newspaper/article_mId_40_aId_323929.html

12. Eric Bjornlund. Beyond free and fair: monitoring elections and building democracy. Washington, 2004. C. - 249.

13. Thomas Carothers. Ousting foreign strongmen: lessons from Serbia. Washington, DC: Carnegie Endowment for International Peace, 2001. C. - 4.

14. Марта Брилл Олкотт. Второй шанс Центральной Азии. Московский Центр Карнеги. Фонд Карнеги за международный мир. Москва-Вашингтон, 2005. С. - 171-172.

carnegie.ru/ru/pubs/books/9429CentralAsia_book-full_text.pdf

15. Thomas Carothers. Aiding Democracy Abroad: The Learning Curve. - Washington, DC: Carnegie Endowment for International Peace, 1999. C. - 88.

16. Марта Брилл Олкотт. Второй шанс Центральной Азии. Московский Центр Карнеги. Фонд Карнеги за международный мир. Москва-Вашингтон, 2005. С. - 311.

carnegie.ru/ru/pubs/books/9429CentralAsia_book-full_text.pdf

Фамилия автора: Карашева А.Р.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика