Особенности конкуренции на рынке банковских услуг

По мнению казахстанских исследователей Аубакирова Я.А., Хаджиевой А.Б. совокупность терминов «финансовые услуги» ст. 1 Закона РК «О недобросовестной конкуренции» и конкурент (на рынке) ст. 1 Закона РК «О недобросовестной конкуренции» позволило нам определить понятие, что под конкуренцией на рынке финансовых услуг понимается состязательность между финансовыми организациями, при которой их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждой из них односторонне воздействовать на общие условия предоставления финансовых услуг на рынке финансовых услуг.

Исходя из того, что рынок банковских услуг является одним из сегментов рынка финансовых услуг, правомерно утверждать, что все основные признаки и характеристики последнего принадлежат и рынку банковских услуг. Следовательно, существуют определенный набор признаков и характеристик, которые отличают рынок банковских услуг, как и рынок финансовых услуг, от товарных рынков. Иными словами, рассмотрение особенностей конкуренции на рынке банковских услуг с методологической точки зрения правомерно нами начать с рассмотрения особенностей, характеризующих ее с точки зрения принадлежности к рынку финансовых услуг.

В связи с тем, что общие особенности конкуренции на рынке финансовых услуг рассматривались в литературе лишь фрагментарно, исследование особенностей конкуренции на рынке банковских услуг, которые одинаково отличают все сегменты рынка финансовых услуг от товарных рынков, представляется не только целесообразным, но и необходимым.

Однако ограничиться изложенным мы не можем, так как это необходимое, но не достаточное условие, определяющее полноту (качество) исследования.

В обязательном порядке следует рассмотреть также специфические особенности конкуренции на рынке банковских услуг, то есть те, которые отличают ее от конкуренции на иных рынках финансовых услуг. Что позволяет выделить понятие «конкуренция на рынке банковских услуг» в самостоятельный элемент множества, составляющего объем понятия «конкуренция на рынке финансовых услуг»? Ответ на этот вопрос представляется необходимым.

Однако не вполне достаточно и ответа на этот вопрос. Специфические условия Казахстана, предопределенные всем ходом ее исторического развития, местоположением на географической карте мира, размерами территории, наконец, ментальностью населения, привнесли в конкуренцию на казахстанском рынке банковских услуг ряд особенностей, которые делают ее уникальным явлением.

В связи с этим лишь рассмотрение казахстанских особенностей конкуренции на рынке банковских услуг сделает исследование более или менее законченным.

Таким образом, предлагается следующий план рассмотрения особенностей конкуренции на рынке банковских услуг:

особенности конкуренции на рынке банковских услуг как одном из сегментов финансового рынка;

особенности конкуренции на рынке банковских услуг, отличающие ее от конкуренции на иных финансовых рынках;

особенности конкуренции на казахстанском рынке банковских услуг.

Однако прежде, чем переходить к изложению этих вопросов, необходимо сделать некоторые пояснения. Раньше на протяжении всей работы, мы стремились к точности формулировок и строгости в использовании терминов, что обосновывалось необходимостью соблюдения требований, предъявляемых к юридической терминологии, к которым относятся: однозначность, строгая определенность, ясность, устойчивость, совместимость со всем комплексом употребляемых в юридической науке терминов.

Это суждение принимается в рамках теории права за истинное в силу своей очевидности и потому играет в данной теории роль аксиомы, то есть не требует доказывания, выступает как один из основных устоев теории права и служит содержательным основанием для вывода других ее положений-теорем (положений, подлежащих доказыванию).

С переходом к рассмотрению вопросов настоящей главы положение несколько меняется: мы вступаем в сферу экономики. Понятие «конкуренция» по своей сути экономическое, в связи с чем, довольно трудно поддается определению в юридических терминах. Поэтому приведенное выше определение понятия «конкуренция на рынке финансовых услуг» имеет скорее экономическую, чем юридическую смысловую направленность, поскольку содержит в некотором смысле излишние для правоприменения подробности и нюансы.

Так, содержание использованных в определении терминов «эффективность», «состязательность», «общие условия» до сих пор является предметом дискуссий ученых-экономистов, в связи, с чем эти термины не имеют точных дефиниций даже в экономической науке.

Сказанное не следует понимать в том смысле, что употребление этих терминов в юриспруденции неправомерно или, что они вообще не нужны. Они, на наш взгляд, не являются строго обязательными для юридической науке, но дело в том, что законодатель в процессе правового регулирования конкуренции и монополизации должен исходить из тех или иных принципов, для чего необходимо оперировать теми или иными понятиями. При этом такие понятия по возможности должны адекватно отражать цели и задачи, которые преследует антимонопольное регулирование.

В связи с изложенным, для того чтобы обеспечить нормальное (адекватное) правоприменение правовых положений, законодателем сознательно абстрагируется от некоторых экономически содержательных характеристик употребляемых понятий. Так, если обычно считается, что монополия исключает конкуренцию, то Эдвард Робинсон ввел понятие «монополистическая конкуренция», которое, как он сам пишет, представляет собой «вызов традиционной точке зрения экономической науки, согласно которой конкуренция и монополия - альтернативные понятия и отдельные цены следует объяснять либо в категориях конкуренции, либо в категориях монополии» [1]..

В отличие от ученого-экономиста законодатель не может использовать недостаточно устоявшиеся термины. А в связи с тем, что в такой области человеческого знания, как знание о конкуренции и монополизации, многие понятия еще не приобрели свойства устойчивости и однозначности, законодатель в отдельных случаях вынужден предлагать определения, имеющие скорее экономическое, чем юридическое содержание.

Дело еще и в том, что правовое оформление экономических концепций невозможно без усвоения их сущности.

Однако, в процессе усвоения сущности экономической проблематики антимонопольного регулирования с целью последующего выяснения ее соответствия сложившейся к настоящему времени системе, рассматриваемой с точки зрения прав и обязанностей регулирующих и регулируемых субъектов, следует учитывать то обстоятельство, что юридическая наука, используя зачастую одинаковые с экономической теорией понятия, вкладывает в них несколько иное содержание.

Таким образом, материал, изложенный в настоящем разделе, имеет больше экономическую (а иногда и политическую), чем юридическую направленность. Это обусловлено тем, что юридическое оформление экономико-политических отношений невозможно без усвоения их экономической сущности.

Рассмотрим особенности конкуренции на рынке банковских услуг как из сегментов финансового рынка.

Первая из особенностей конкуренции на рынке банковских услуг, отличающей ее от конкуренции на товарных рынках, обусловлена таким специфическим свойством товара, которым оперируют финансовые организации, как всеобщая эквивалентность денег.

Денежные средства являются даже невысоко ликвидным, а абсолютно ликвидным товаром, в связи, с чем довольно трудно поддаются замещению другими товарами. В этом смысле деньги не являются товаром эластичного спроса.

Как справедливо указывал Пискотин М.И., деньги обладают способностью, поддерживая жизнедеятельность экономического организма, обеспечивая их взаимодействие, превращая их в единое целое, автоматически реагировать на любые изменения как в самом организме, так и во внешней среде. Это важнейшая саморегулирующая система, жизненно необходимая обществу. На нее можно воздействовать, в ней можно заменить искусственными или соединить отдельные артерии, но заменить ее целиком невозможно [2].

Эта незаменимость придает конкуренции, осуществляемой в сфере предоставления банковских услуг, более острый характер, что обусловливает известную приверженность кредитных товариществ и организаций к высокорисковым операциям.

Второе существенное отличие рынка банковских услуг от товарных рынков тоже обусловлено тем, что «товаром», который обращается, являются деньги и связанные с ними финансовые инструменты.

В подавляющем большинстве случаев этот «товар» эфемерен. Его нельзя пощупать руками или ощутить на вкус. Электронные деньги для оператора являются не более, чем цифрами, мелькающими на экране дисплея. Поэтому мир (действительность) финансового рынка в известном смысле виртуален. Реальность здесь зачастую не дана участнику рынка в ощущения. Она формируется в том же процессе, что и мышление участника рынка, а иногда и посредством этого мышления.

Одним из финансово-психологических последствий изложенного является поведение участников рынка банковских услуг, выражающееся в следовании общей тенденции. Эта закономерность ярко подмечена Соросом Дж., по словам которого участники финансового рынка «как и определенные виды животных имеют основания для передвижения стадами» [3].

Наглядным примером - может послужить положение Международного валютного фонда, на который оказывается все возрастающее давление с целью привнести в его работу больше прозрачности и раскрыть логику рассуждений позиции фонда по каждой отдельной стране. Однако, если бы Фонд раскрыл свою озабоченность ситуацией в конкретных странах, это повлияло на финансовые системы данных стран. Поэтому представителям МВФ о запрещено афишировать свои подлинные позиции и выносить внутренние дебаты на всеобщее обсуждение.

Третье. Рынки финансовых услуг все чаще имеют дело с финансовыми инструментами, среди которых все большее место занимают совершенно новые, ранее неизвестные инструменты. Банковские рынки привлекают к себе высокоодаренные умы. Сочетание интеллектуальных способностей с компьютерными технологиями предполагает широкое поле для фантазий, которые, как показывает практика, не ведают границ. Здесь можно найти производные инструменты на любой базовый актив, вы можете увидеть производные инструменты, где базовым активом выступает другой производный инструмент либо такого актива вообще нет, а есть, например, какой-либо произвольно меняющийся индекс-коэффициент [4].

Вследствие того, что регулирующие органы не до конца продумывают сущность и порядок осуществления соответствующих сделок, подобные финансовые нововведения таят в себе немало опасностей для стабильности всей системы. Причем эти опасности обычно недооцениваются. Какой же из этого следует вывод? Сорос Дж., например, предлагает подобно регистрации выпусков новых ценных бумаг лицензировать производные и другие.

Вследствие того, что регулирующие органы не до конца продумывают сущность и порядок осуществления соответствующих сделок, подобные финансовые нововведения таят в себе немало опасностей для стабильности всей системы. Причем эти опасности обычно недооцениваются. Какой же из этого следует вывод? Сорос Дж., например, предлагает подобно регистрации выпусков новых ценных бумаг лицензировать производные и другие искусственные финансовые инструменты. Он обосновывает это тем, что хотя нововведения сулят интеллектуальное удовлетворение и прибыль новаторам, и предпочтение следует отдать поддержанию стабильности или, точнее, предупреждению эксцессов.

Четвертая особенность конкуренции на рынке банковских услуг, отличающая ее от конкуренции на товарных рынках, связана с мобильностью (подвижностью) финансового капитала.

В литературе отмечается, что финансовый капитал является еще более мобильным, чем физические инвестиции, он занимает привилегированное положение: он может избегать страны, в которых подвергается высоким налогам и строгому регулированию [3]. Кредитные товарищества и организации как субъекты, обеспечивающие соответствующую направленность движения финансового капитала (канализацию финансовых потоков), играют в этом процессе ключевую роль, в связи с этим конкуренция на рынке банковских услуг отличается от конкуренции на товарных рынках еще и их географическими границами. Если на товарных рынках существуют некоторые экономические барьеры между локальными рынками, обусловленные расстояниями и связанными с ними транспортными издержками, то мобильность финансовых потоков значительно выше [5]. В отличие от материальных товаров «электронные деньги», благодаря широкому использованию электронных систем расчетов, могут быть перемещены из одного конца страны в другой (либо за границу) практически мгновенно.

Пятое отличие конкуренции на рынке банковских услуг от конкуренции на товарных рынках состоит в том, что приближенность к экономическому центру кредитные товарищества и организации создают ей более весомые конкурентные преимущества по сравнению с аналогичным местоположением предприятия, конкурирующего на товарном рынке. В связи с этим М. Портер утверждает, что «конкурентная стратегия должна быть основана на понимании того, как местоположение влияет на конкурентное преимущество» [6].

Характер этого влияния отмечен Соросом Дж. следующим образом: «По определению, центр - это поставщик капитала, а периферия - его получатель» [7] поэтому «диапазон имеющихся возможностей увеличивается при движении к центру мировой экономики, а не к ее периферии» [3].

Характер этого влияния отмечен Соросом Дж. следующим образом: «По определению, центр - это поставщик капитала, а периферия - его получатель» [3] поэтому «диапазон имеющихся возможностей увеличивается при движении к центру мировой экономики, а не к ее периферии» [3].

На наш взгляд, правомерно утверждать, что подобное тяготение финансового капитала к центру прослеживается не только на уровне центров мировой экономики, но и на всех других финансово-экономических уровнях (страна, регион страны, район). Это объясняет то, что подавляющая часть казахстанского финансово-банковского капитала сосредоточена в Астане и Алматы.

Следует подчеркнуть, что в данном случае имеется в виду тяготение финансового капитала не к власти, расположенной в центре, а повышающим конкурентоспособность возможностям, которые предоставляет центр (наличие высококвалифицированных специалистов, высоких технологий, развитых информационных систем и т.п., включая высокий уровень деловой активности).

Шестое. Рынок банковских услуг более глубоко вовлечен в процесс глобализации экономики по сравнению с товарными рынками. Глобализация экономики характеризуется изменениями мировой экономической структуры, произошедшими за последние два десятилетия. В рамках этих изменений отмечаются четыре главные структурные тенденции:

изменения в отношениях между сырьевыми и промышленно развитыми странами;

переход промышленно развитых стран от трудоемкого к наукоемкому производству;

повышение значения международного движения капитала в мировой торговле;

рост степени диверсификации деятельности многонациональных корпораций, в том числе международного инвестирования в современные предприятия и соглашения о партнерстве [8].

Более того, финансовый рынок не просто вовлечен в процесс глобализации экономики, но и выступает механизмом данного процесса. В связи с этим следует сказать о таких факторах, как:

- функционирование с 1992 г. системы финансовых рынков на глобальном уровне;

- возникновение мировой финансовой сети, соединяющей ведущие финансовые центры разных стран;

- укрепление и углубление связей между этими центрами.

Совокупное действие указанных факторов, как отмечают американские исследователи, «произвело финансовую революцию, имеющую три ключевых аспекта: глобальное присутствие международных финансовых институтов, международная финансовая интеграция и быстрое развитие финансовых инноваций».

Седьмое. Особенностью рынка банковских услуг, которая влияет на формирование и способы конкурентной борьбы, является активное нежелание конкурирующих субъектов испытывать на себе какое-либо регулирующее воздействие со стороны уполномоченных государственных органов.

В литературе отмечается, что «на финансовых рынках действуют процессы, которые хотя и множественны, но их не часто можно надлежащим образом подтвердить документально» [3]. В данном случае имеются в виду различные договоренности, которые оформляются не путем составления соответствующего договора (официального документа) между финансовыми контрагентами, а «джентльменскими соглашениями».

Чаще всего это делается не по соображениям производственной необходимости, а из желания укрыть прибыли от фиска или кредиторов, избежать налогообложения либо ограничительного действия законодательства в странах, где оперирует компания. Имеют здесь место и такие «психологические» причины как стремление отвести угрозу национализации, скрыть истинный размах предприятия» [9].

В то же время, хотя «финансовые рынки не хотят какого-либо вмешательства со стороны государства, но сохраняют глубокую веру в то, что, если условия действительности резко ухудшатся, власти вмешаются» [3].

Таким образом, конкуренция на финансовых рынках зачастую принимает скрытые формы, что затрудняет деятельность регулирующих органов. В результате меры регулирования обычно оказываются направленными на преодоление причин не будущего, а прошедшего финансового кризиса.

Восьмое. Конкуренция на рынке банковских услуг существенно отличающаяся от конкуренции на товарном рынке тем, что кредитные организации обычно оперируют с чужими (привлеченными) средствами, объем которых существенно (на порядок) выше собственных средств.

Это является одной из причин того, что кредитные товарищества и организации находятся в высочайшей степени зависимости от надежности своих контрагентов, так как на финансовом рынке заключается множество подобных сделок с большим количеством различных контрагентов, в результате чего образуются своеобразные «цепочки взаимозависимых сделок», отдельное кредитное товарищество либо организация нередко оказывается в положении, когда они самым непосредственным образом зависят от того, будет ли выполнять свои обязательства субъект, о существовании которого данному кредитному товариществу или организации даже неизвестно.

В итоге, если этот так называемый неизвестный субъект отказывается выполнять взятые на себя обязательства, кредитное товарищество или организация, которая все свои финансовые планы строила исходя из его добросовестности, оказывается в положении банкрота и не выполнит свои обязательства.

В силу упомянутой выше множественности подобных сделок возникает хорошо известный финансовому рынку «эффект домино», при котором банкротство одного кредитного товарищества или организации неминуемо влечет за собой несостоятельность другой, и т.д.

Таким образом, тезис о том, что финансовый рынок отличается от товарного, прежде всего тем, что потребитель может потерять свои деньги, не переплачивая за услуги, но и, что гораздо важнее, в случае банкротства финансовой организации [3], представляется вполне обоснованным.

Следовательно, одной из главных задач антимонопольной политики в сфере банковских услуг должна стать задача повышения надежности организаций и рынка в целом.

Девятое. Специфический характер на рынке банковских услуг приобретет такая форма ведения конкурентной борьбы, как создание объединений юридических лиц, предполагающих отношения власти и подчинения, а также своеобразные формы зависимости между участниками финансового рынка.

Специфика рынка банковских услуг состоит в том, что:

 - во-первых, используются опять-таки привлеченные, то есть по сути дела чужие, а не собственные, средства;

 - во-вторых, отношения власти и подчинения (контроля зависимости) в данном случае приобретают исключительно денежный характер;

 - в-третьих, ответственность и иные обременительные обязанности, связанные с осуществлением права собственности, остаются на подконтрольном (зависимом) юридическом лице, в то время как хозяйственная власть осуществляются в условиях отсутствия хозяйственных рисков.

Таким образом, трудно не согласиться с восторженной оценкой Комрато Ф., который, проанализировав правовой статус группы лиц, пришел к выводу, что «отныне крупное предприятие заменено группой предприятий, обеспечивающей, как в таинстве Святой Троицы, единство в различии. Обнаруживается, что централизация контроля вполне совместима с децентрализацией управления; последняя даже способствует усилению первой» [10].

В связи с изложенным нарушения законных прав и интересов акционеров зависимых (дочерних) хозяйственных обществ становятся массовым явлением. Существо возникающих проблем для наглядности проиллюстрируем конкретным примером.

Финансовая организация «Икс» приобретает контрольный пакет акций хозяйственного общества «Игрек», в связи, с чем акционеры Икса становятся так называемыми акционерами большинства Игрека. Исходя из своих интересов акционеры Икса (они же акционеры большинства Игрека) принимают решение о концентрации всех доходов Игрека на своих счетах. С целью на общем собрании Игрека естественно большинством голосов (они ведь акционеры большинства) проводится соответствующее решение. В результате акционеры Игрека, не имеющие контрольного влияния (так называемые акционеры меньшинства), не получают дивидендов по принадлежащим акциям. В то же время акционеры большинства с лихвой компенсируют за аналогичные потери получением высоких дивидендов по акциям финансовой организации Икс.

Кроме того, рассматриваемая форма ведения конкурентной борьбы на рынке банковских услуг в случае осуществления контролирующими и зависимыми (дочерними) обществами различных видов финансовой деятельности характеризуется в некоторых случаях отсутствием у регулирующих органов формальных оснований для применения антимонопольных санкций. При этом в большинстве стран (в том числе в Казахстане) законодательство о группах юридических лиц до сих пор находится в стадии установления.

Вывод в данном случае может быть только один: необходимо комплексное совершенствование законодательства.

 

Использованные источники

1. Чемберлин Э.Х. Теория, монополистической конкуренции. - М., 1996. - С. 256.

2. Пискотин М.И. Социализм и государственное управление.- М., 1988. - С. 250.

3. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности / Пер. с англ.- М, 1999. - С. 56.

4. Викулин А.Ю. Что происходит в мире финансовых инструментов, необъятным законодательством // Банковский бюллетень. -1998.-№ 25. - С. 14.

5. Попков В.В. К вопросу о конкуренции в банковской сфере // Банковское дело.- 2000.- № 2. - С. 16.

6. Эриашвили Н.Д. Банковское право. Учебник для вузов. М., 1999. – 637 с.

7. Иванов А.Н. Платежные услуги американских банков // Деньги и кредит. 1997. № 9.

8. Энг Максимо В., Ли Фрэнсис А., Мауэр Лоуренс Дж. Мировые финансы / Пер. с англ. -М., 1998. - С.6-8.

9. Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. - С. 127-128.

10. Comparato Fabio K. Les groupes de societes dans la nouvelle loin brezilienne des societes par actions // Revue imitational de droit compare.-1978.- № 3.

Фамилия автора: Утешова И.М.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика