Дипломатические правила (обычаи) в истории киргизов до конца ХІХ века

 Общие положения.

Просмотр и анализ всех имеющихся по данному вопросу исследовательских работ, а их не так много[1], позволяет увидеть, что все исследования в отношении «дипломатии Кыргызстана» касались не вопросов дипломатических процедур и правил в отношении послов, а рассматривают международные отношения кыргызов с другими народами и государствами. Данные работы делают особый акцент на описание военных и других союзов кыргызов с другими народами и государствами, на описание посольств и посольской документации. Часть из указанных работ представляют собой простой сборник исторических документов и материалов или описание содержания данных материалов.

Крайне трудно отделить историю и международные отношения, культуру и обычаи, а самое главное дипломатические процедуры кыргызов до конца XIX века от культуры, обычаев и дипломатических процедур ряда других народов. В связи с этим, в рамках данной работы будут рассматриваться соответствующие вопросы не только в отношении кыргызов, но также и в отношении древних тюрков, уйгуров, китайцев, монголов и т.д. Обоснованность подхода объясняется тем, что дипломатические процедуры выражают общую волю и правила и являются едиными для большинства соседствующих народов в отдельно выбранный отрезок времени.

Первое сообщение о «Владениях Кыргыз» (в китайской транскрипции гегунь или гяньгунь) содержит минимум локализационных сведений о первом государственном образовании кыргызов и вызывает спорные определения о его географическом расположении[2]. В этой связи, в рамках данной работы для полного освещения картины будут рассмотрены все соответствующие факты относительно кыргызов проживающих не только на территории современного Кыргызстана, но также и на Енисее и в Алтае. Эти три географических района являются основными районами формирования кыргызской народности[3]. 

Общий обзор дипломатических отношений кыргызского народа с другими государствами и народами до конца XIX века.

Выделим общую хронологию основных зафиксированных внешних сношений кыргызов с другими народами и государствами в древние и средневековые века:

128 г. до н.э. Посещение китайским послом Чжан Цзяном Ысык-Кёля и его путешествие в Давань.
116 г. до н.э. Второй приезд Чжан Цзяна на Ысык-Кёл.
436 г. н.э. Отправление к усуням китайских послов.
436 г. н.э. Прибытие в Давань посла Вэйского государства Дун Вана.
437 г. н.э. Отправление даванцами своего посла в государство Вэй.
568-569 Установление дипломатических связей между Тюркским каганатом и Византией (Маннах, Земарх).
632-643 Дипломатические связи кыргызских и китайских послов.
648 Поездка в столицу Китая кыргызского элтебера (правителя) Шибокуя Ачжана.
654 Отправление посла китайского императора (Танской династии) Фань Цзяна в страну кыргызов.
707-709 Поездка послов кыргызского каганата в Китай.
709 Создание трёхстороннего военного союза кыргызов, китайцев и тургешей.
710-711 Поездка кыргызского посла Эрена Улуга в Тибет.
711 Поездка кыргызских послов в Китай.
722 Прибытие в Китай посольства во главе с Исибо Щэючжи Биши-тегина, сыном кыргызского правителя.
723 Посещение Китая посольством во главе с Цзуйли Пиньхэчжун-тегина, сыном кыргызского правителя.
724, 747, 748 Прибытие в Китай кыргызских послов.
731 Участие на поминках по Кул-тегину представителей кыргызского кагана Чор-Тардуша Ынанчу[4].
842 Прибытие кыргызского полководца Тапу Алп Сола в столицу Танской династии (Китай).
1785 Отправление Атаке-бием своих послов Абдырахмана и Шергазы в Россию.
1813, 1821, 1824 Отправление ысык-кёлских послов в Россию.
1855, 17 января Вхождение бугинского рода кыргызов в состав России.

 

Как можно увидеть в таблице, первые международные связи кыргызов как единого политического субъекта были связаны с Китаем. В.В. Бартольд, известный ученый по истории Кыргызстана и кыргызов, пишет, что в VII в. Китай достиг высшей степени могущества…Областью китайской империи формально сделалась и страна киргизов, причем официально было восстановлено ее прежнее китайское название Гяньгунь…Главнокомандующим был поставлен Шибокюй Ачжань, лично приезжавший к китайскому двору. Сношения киргизов с Китаем продолжались до 758г., когда их страна была покорена уйгурами. Было два посольства в период 650 – 683гг., одно в период 705 – 711 и четыре в период 713 – 755гг[5].

В 755 году прекратились обмены посольствами между кыргызами и китаем в связи с завоеванием кыргызов уйгурами в 758г., которое китайцы восприняли как окончательное подчинение кыргызов и утрата ими своего единства. Хотя имеются сведения и продолжении сопротивления, которое оказывали кыргызы завоевателям[6].

Именно китайские источники позволяют нам узнать о некоторых традициях и дипломатических процедурах кыргызов и многих других народов.

К примеру, В.В.Бартольд, ссылается на китайские источники, заявляя, что в VIII в. «…китайцы говорят, что турецкий царствующий дом вообще выдавал своих дочерей за киргизских старейшин». Это очень важный метод ведения международных переговоров – выдача в жены женщин из собственного царского рода. В указанный период, кыргызы обладали обширными землями и могли соперничать со своими соседями во влиянии. Как доказательство данного факта выступает то, что дочь Ильтерес Кагана была выдана замуж Кагану кыргызов[7].

Однако, в связи рядом поражений от тюрков, а после и завоевания уйгурами, кыргызы не отправляли и не получали никаких посольств от других народов и государств. И только во второй половине IX в. эти отношения активизировались. Многие авторы, а также анализ ряда писем китайских правителей кыргызским каганам[8] позволяет говорить, что китайцы были заинтересованы в кыргызах только для окончательного подавления уйгурских племен, которые выжили и переселились после захвата и разрушения их столицы Ордо-Балык в 840г. Тем не менее, в период правления императора И-цзуна (860 – 873) было принято китайцами три кыргызских посольства[9]. Самым известным в этом периоде является посольство в 842г. в Китай к Императору самого правителя кыргызов ажо Тапу Алп Сол. Сообщается, что он был принят императорским окружением со всеми причитающимися почестями[10].

Отношения кыргызов с китайцами продолжались и в последующем, хотя это уже реже отражается в учебниках по истории Кыргызстана и работах таких ученых как В.В.Бартольд, Бичурин, которые проводили свои исследование с точки зрения отношений кыргызов с Россией.

В частности, во второй половине XVIII в. цинские посланники прибывают к сарыбагышам, саякам, черикам, чонбагышам и другим племенам. В ответ были посланы кыргызские посольства, которых приняли с большими почестями в Пекине[11]. К сожалению, о данных посольствах не имеется более точных данных, особенно в отношении их процедурного аспекта.

В.В.Бартольд также выделяет сношения кыргызов в указанный период с мусульманскими странами и арабами. В частности, он отмечает, что из страны арабов к киргизам каждые три года приходил караван из 20 верблюдов, загруженных узорчатыми шелками и тканями[12]. В IX-X вв. Таласская долина и западная часть нынешней Ошской области до г.Узген уже входили в област ислама. В Центральной Азии караванная торговля переживала бум и потому кыргызы не могли не участвовать в торговых и дипломатических отношениях с мусульманскими странами[13]. К сожалению, более конкретных сведений о таких сношениях не имеется.

Однако, несмотря на это, после утраты своего могущества в период так называемого «кыргызского великодержавия» кыргызы упоминались только районе Енисея[14] и почти нет никаких данных о том, каковы были в то время отношения кыргызов с другими народами и государствами.

В начале 17 в. активизировались взаимоотношения между кыргызами на Енисее и русскими властями, открыв тем самым новую страницу в истории кыргызского народа.

В частности, есть сведения о том, что еще в 1608г. В Томск приезжали киргизские князья со своими служилыми людьми. Отдельно стоит выделить тот факт, что после приведения их к присяге, русские власти оставили в качестве заложников жену одного и сына второго кыргызского князя[15], что в конечно счете спровоцировало вражду и позднее войну. Данный конфликт закончился посольством кыргызов в Москву в 1620г[16].

Стоит выделить также и тот факт, что сношения енисейских кыргызов с Русскими властями и сношения кыргызов Центральной Азии проходило в разное время и по разным независимым друг от друга путям. В частности, имеются сведения о том, что в конце 17в. кыргызы в сношениях с русскими пользовались языком и алфавитом ойратов и снаряжали посольства (известно о приезде в Москву в 1684г. послов Иранека) в Москву[17].

Что же в отношении «тянь-шанских» кыргызов, то оно из первых упоминаний о них содержится в свидетельстве посла России капитана И.Унковского, побывавшего у джунгарского правителя в 1723г. о том, что кыргызы кочуют по Прииссыкулью и их численность составляет 5 тысяч кибиток и войска до 3 тысяч.

Отношения между Россией и кыргызами следует выделить в отдельную группу, так как эти отношения оказались самыми крепкими в последующем и были наиболее детально документированы. Ниже приведены указания наиболее значимых событий в дипломатических отношениях кыргызов и России:

1757 Переселение 200 кыргызов с остатками калмаков (после разгрома китайцами Джунгарского ханства) в Сибирь и принятие ими подданства России[18].Известно также о послании от имени этих 200 человек письменной жалобы Императрице Екатерине II относительно притеснений со стороны властей[19].
1785 Первое посольство кыргызов в Россию к Императрице Екатерине II от имени Атаке-бия, предводителя племени Сарбагыш.
1813 Первое посольство России в Восточный Туркестан.
1825 Второе посольство России в кыргызские кочевья во главе с Зиббернштейном и Нюхаловым.
1854-1855 Посольство кыргызов племени Бугу к русским властям в Омск и принятие русского подданства.
1855 – 1867 Принятие русского подданства кыргызскими племенами Северного Кыргызстана.
1876 Насильственное присоединение Южного Кыргызстана к Российской Империи.

  

I.1. Дипломатические правила (обычаи) в истории кыргызов до конца XIX века.

Анализ всего материала, посвященного дипломатическим процедурам и правилам в истории кыргызов до XIX века, позволяет выделить четыре группы дипломатических правил (обычаев), которыми пользовались кыргызские племена в рассматриваемый период:

1. Правила в отношении положения (в современном значении - правовой статус) посла (посланников) и посольств по источникам государствоведов и историков..

2. Процедуры дипломатических отношений (в современном значении – дипломатический церемониал).

3. Дипломатическая атрибутика.

4. Иные правила непроцедурного характера. 

I.1.1. Правила и обычаи в отношении (в современном значении - правовой статус) посла (посланников) и посольств.

1.1. Посол – это уважаемая личность, но не простой носитель информации и посланий.

1.2. Посол выступал от имени пославшего его владыки.

1.3. Посол получал почести, что является выражением уважения «владыке», который отправил посла.

1.4. Посол пользовался правом неприкосновенности.

1.5. Убийство посла (и даже купцов), хоть и не является редким делом, все же представляло собой серьезное нарушение правил и вызывало тяжелые последствия.

1.6. Послов не просто нельзя убивать, но также надо выказать большие почести, словно он являлся не «посланником владыки», а самим «владыкой».

1.7. Сам глава государства мог возглавить посольства.

 

1.1. В рассматриваемый период посол не являлся просто носителем информации и посланий, а рассматривался как личность, которая играет огромную роль в ведении переговоров.

Право быть послом предоставлялось только авторитетным и зарекомендовавшим себя людям, на которых правитель мог положиться[20]. Быть послом означало нести тяжелую ношу – часто посол рисковал своей жизнью, так как большинство посольств отправлялось в период войн и разногласий и нередки случаи убийства послов. Возможно поэтому, выполнение посольской должности рассматривалось как совершение подвига.

Показательными являются некоторые отрывки произведения «Благодатное знание» Жусупа Баласугна, посвященные послам и требуемым качествам для занятия этой деятельностью:

В после редкий дар должен быть воплощен,

Он должен быть знающ, толков и умен.

Быть мудрым, степенным послу надлежит,

Он должен быть в мудрости слов даровит.

Он дожжен все тонкости слов превзойти –

Уметь и пропащее дело спасти.

Посол должен предан быть, сердцем широк,

В делах безупречен и в честности строг.

Корыстный – невольник корысти своей,

И должность посла – не для жадных людей.

И если посол прозорлив и смышлен,

У бека – пора благодатных времен.

А если посол неудачлив и худ,

Его властелина хвалой не почтут.

Посол должен быть мужем доблестных дел,

Тогда он в деяньях удачлив и смел.

И надо быть ладным с лица и на вид:

Послу отличаться от всех надлежит.

И должен быть мягким и сладким язык –

Смягчаться от слов твоих мал и велик.

Пошли его смело в любой дальний дол:

Чужбина – не близко, да близок посол[21].

1.2. Посол всегда выступал от имени пославшего его владыки.

Он пользовался его покровительством, его авторитетом, его мощью. В этот период в европейских дипломатических отношениях существовало выражение – «всяк посланник государя своего лице образ носит[22]» - оно достаточно точно описывает и правило, существовавшее вне европейских отношениях (между кыргызами и соседями). Послы могли вести себя грубо и требовательно, учтиво или самоуничижительно. Обращаясь с послами, принимающий владыка не относился к ним как к послам и госслужащим, но как к представителя направившего их владыки.

К примеру, обычный посол никогда не сидел и не мог иметь право сидеть рядом с Каганом, но посол другого владыки, равного по силе и уважению садился часто рядом с каганом.

1.3. Почести, выказываемые послу, представляли собой ничто иное, как выражение уважение тому «владыке», который отправил посла.

Следовательно, в зависимости от авторитета и уважения, которым пользуется «владыка», соответствующие почести получит и посол. Таким образом, особенности дипломатического церемониала зависели от того, насколько принимающий «владыка» заинтересован в хороших отношениях с направляющим «владыкой».

В качестве подтверждения можно привести ряд примеров и слова Кемельбаева Н. «принимая послов, каганы придавали значение тому, чтобы авторитет державы, а также их личное достоинство поддерживалось соответствующим церемониалом»[23].

1.4. Послы пользовалось в целом правом неприкосновенности.

Худяков (к сожалению без перечисления каких-либо конкретных примеров) отмечает, что «…согласно традициям кочевых народов, любой человек, оказавшийся в юрте, даже враг, становился гостем хозяина и пользовался неприкосновенностью»[24].

В качестве примера можно привести случай когда тюркский каган Истеми принимал послов Иранского шаха. Как отмечает Мокрынин В.П. «…несмотря на конфликт с Ираном, и дерзкие ответы иранских послов, Истеми отправил их на родину к иранскому шаху, чтобы предупредить о войне»[25].

1.5. Убийство посла являлось хоть и не редким делом, все же представляло собой серьезное нарушение правил и вызывало тяжелые последствия. Отсюда вытекает тезис о неприкосновенности послов (и даже купцов).

Как пример можно привести следующий случай. Правитель Монголии, Чингисхан, отправил своих послов в Мавераннахр послов (они также называются купцами) с посланием об установлении мира и сотрудничества. Однако, на обратном пути данные купцы пропали без вести (предположительно их убил Йинал хан по поручению султана).

Второе посольство Чингисхана прямо поставило вопрос «…ведь ты дал свою подпись и приложил руку в неприкосновенности купцов, в том, что не причинишь вреда никому из них, но ты изменил и нарушил договор. Измена дурна, а от мусульманского султана – еще хуже. Но если ты ручаешься, что совершенное Йинал ханом было сделано не по твоему поручению, то выдай мне Йинал хана. Это заставит воздержаться от кровопролития, и принесет спокойствие большинству. Иначе будь готов к войне, от которой подешевеют дорогие жизни и изломаются древки копий».

Однако, султан побоялся выполнить требование Чингисхана опасаясь последующих еще больших притязаний и он приказал убить послов. Как написано в первоисточнике «…Горе тому убийству! Оно сделало дозволенной мусульманскую кровь, за каждую каплю были пролиты потоки заповедной крови. Сполна и щедро оплатил он свой гнев, за каждого посла он отдал по стране»[26].

1.6. Послов нельзя убивать, но надо также было выказать больше почести, словно он являлся не «посланником владыки», а самим «владыкой».

История дает нам очень много примеров, когда почести оказываемые послам были соразмерны почестям, которые оказываются настоящим ханам.

В 845г. Кыргызы отправили посольство во главе с Жоокусолом с письмами и большими подарками в Китай, который заинтересован в поддержке кыргызов для окончательного разгрома уйгуров. В связи с этим, посольство прошло «…на самое почетное место в ставке и лицезрело императора. Император даже угощал их самыми ценными морскими продуктами. Преподнес в дар драгоценные вещи…»[27].

То же произошло когда кыргызы отправили послов к Абдулла хану по его собственному приглашению. В тот момент кыргызы примкнули к врагам хана к Баба-султану в Ташкенте. И возможно поэтому «…Абдулла-хан по-царски оказал почести послам, обласкал, осчастливил и отпустил…»[28].

Важной частью процедур приема послов было угощение их изысканной едой. Нередки случаи, когда сам посол устраивал угощение для хозяев как это было при приезде посла Иранского шаха Земарха к кагану тюрков Истеми ябгу-кагану в 568г. Как пишет Худяков Ю.С. «…по прибытии в ставку ябгу-кагана Земарх устроил для тюрок «великолепное» угощение. Вероятно, подобные угощения не были излишними, если посол рассчитывал на успех своей миссии»[29].

1.7. Глава государства мог возглавить посольства.

Как пишут Худяков Ю.С. и Бичурин Н.Я., «…иногда посольство мог возглавить сам кочевой государь»[30]. Такие случаи имели место быть, но их крайне мало. К примеру, в 648г.кыргызский правитель Сылифа Шибокюй Ачжань лично приезжал к Императору Тхай-Цзуну. Это был единственный случай за всю историю отношений между этими двумя народами. 

I.1.2. Процедуры дипломатических отношений (в современном значении – дипломатический церемониал).

2.1. Процедуры приема послов у разных наро имели схожие черты и состояли из следующих частей: встреча послов, аудиенция, угощение, обмен посланиями, получение и дарение подарков, отправление послов.

2.2. Распространенной стадией приема посла являлась демонстрация богатств и военной силы принимающей стороны.

2.3. Чаще всего послы передавали послания в устной форме.

2.4. Послы проходили перед входом в шатер принимающего владыки специальную процедуру (обряд) очищения.

2.5. Приехавших послов принимали по-разному, согласно авторитету и уважению, которым пользуется пославший посла «владыка».

2.6. Важным было то, встает ли принимающий владыка при встрече послов или же встречает их сидя.

2.7. При приеме посла, важным было месторасположение приближенных и родственников, а также послов, сидящих рядом с принимающим владыкой.

2.1. Процедуры непосредственного приема послов не были детально регламентированы и единообразны у разных народов, но в основном имели схожие черты и состояли из следующих частей: встреча послов, аудиенция, угощение, обмен посланиями, получение и дарение подарков, отправление послов.

Зачастую, от того что говорили и как вели себя послы и принимающие стороны во время этих этапов давало знать обратной стороне о намерениях и целях стороны. Говоря образно, если стороны ладят и обе стороны заинтересованы в друг друге, то: (1) послов встретят у самых границ и проводят до юрты правителя, (2) их примут немедленно, (3) сразу дадут пышное и богатое угощение, (4) обменяются вежливыми и восхваляющими адресата посланиями (5) дадут послам богатые дары (в свою очередь получат от послов такие же), (6) сопроводят их до границы и скорее всего отправят ответных послов с ними. Говорить и обращаться с полами будут вежливо, учтиво и с уважением, с которым относились бы к владыке их пославшим. Если же стороны не ладят и не заинтересованы друг в друге, то весь процесс будет тем же, но в негативном свете.

2.2. Распространенной стадией дипломатических процедур была демонстрация для послов богатств и военной силы принимающей стороны.

Очень часто, к приезду послов готовились очень часто и тщательно. Перед юртой принимающего «владыки» выстраивали ряды воинов, раскладывали сокровища и т.д. Как пример можно указать, что в конце 6 века, Каган тюрок Истеми принял византийского посла Земарха. Прием посла включал церемонию показа сокровищ кагана, когда вся долина, в которой принимался посол была заставлена телегами с золотыми и серебряными изделиями и посудой[31]. А юрта где принимался посол была увешана дорогими коврами и шелками.

Другой пример, в конце 6 века, Каган Шаболио, принимая китайского посла, «выстроил войска. Выставил дорогие вещи»[32]. Еще один пример, тюргешский каган встретил посла арабского халифа Хишама пышным военным парадом: «воины выстраивались перед каганом и послом, расположившимися на возвышении. Над стройными рядами всадников в лучах восходящего солнца трепетало десять знамен..»[33].

2.3. Чаще всего послы передавали послания в устной форме.

Даже в ситуации развития письменности у некоторых народов региона, устное сообщение послания послом было очень распространено и подтверждается рядом примеров[34].

2.4. Послы проходили перед входом в шатер принимающего владыки специальную процедуру (обряд) очищения.

Отрывочные данные о такой процедуре приводятся Худяковым Ю.С. и Мокрыниным В.П[35]. В частности, рассказывается, что такие обряды совершались специальными людьми, которые «имели способности отгонять несчастья». Они проводили процедуру под звуки барабана и выкрики, и в конце окуривали горящей веткой все вещи послов и всех членов посольства. Последним этапом было проведение посла через пламя. В целом, можно констатировать, что подобная процедура очень похожа на ритуалы шаманов сибирских народов, которое до сегодняшнего дня имеет свое распространение.

2.5. Приехавших послов принимали по-разному. Если направивший их владыка пользуется уважением и отношения с ним важны, послов принимали немедленно. В обратном случае, послы могли ждать приема достаточно долго, что говорили об отсутствии к ним и к их владыке интереса со стороны принимающей стороны.

Никифоров[36] отмечает, что в этот период (даже в европейских отношениях «неуважение, проявленное к послу, расценивалось как оскорбление направившего его государя». Данное правило и положение было полностью применимо и в отношениях кыргызского народа с другими народами.

К примеру:

- во второй половине 6в. тюрский каган Истеми, заинтересованный в союзе с Византийским императором, «немедленно» принял посла Византии Земарха после его прибытия.

- в первой половине 7в. каган западно-тюрского каганата Тон Ябгу Каган даже не прервал своей охоты, когда к нему прибыли чужеземные дипломаты из Китая. Он принял их после возвращения из охоты через несколько дней. Как отмечает Худяков, «возможно ….. задержка была предпринята преднамеренно, чтобы указать дипломатам на их незначительность»[37].

2.6. Важным было то, встает или нет принимающий владыка при встрече послов.

Если послы приехали от имени более сильного владыки, который является господином принимающей стороны – правитель последний обязан вставать при встрече.

Данное правило можно считать очень странным и трудно сказать о том, насколько четко и непрекословно оно исполнялось в виду того, что многие отношения вассалитета и повиновения между народами и государствами (не только в отношении кыргызов) в древние и средние века носили формально-номинальный характер, то есть формально будучи подвластным, в реальной жизни принимающая сторона могла таковой и не быть.

Интересным является следующий пример, во второй половине 7 в. к тюркскому кагану Шаболио прибыл посол Китая. Каган Шаболио крайне сильно нуждался в помощи Китая. Он встретил посла немедленно с пышной демонстрацией военной силы и богатств, но при приеме все же сидел. Шаболио сослался на мнимую болезнь, из-за которой он не может встать. Однако посол сделал ему учтивый выговор и указал на этот факт. Шаболио находился в безвыходном положении. «Шаболио улыбнулся, и встал на ноги; сделав поклонение, с коленопреклонением принял грамоту и положил на голову»[38]. Пусть улыбка Шаболио говорила о номинальности этого шага, но все же данный факт встречи посла стоя означал признание вассалом правителя гигантской империи тюрком перед китайским императором. Более того, китайский посол, увидев, что Шаболио пошел на уступки потребовал, чтобы он назвал себя вассалом и рабом китайского императора. Шаболио сказал : «Я имею счастие сделаться рабом Сына Неба из Дома Суй, сим тебе министр обязан»[39].

2.7. При приеме посла, важным было месторасположение приближенных и родственников, а также послов, сидящих рядом с принимающим владыкой.

В частности, важным было соблюдение иерархии по рангам и чинам сидящих. Именно поэтому, послы как лица отправивших их правителей, и как равные принимающему, могли сидеть рядом с ним на одном уровне, но чаще садились согласно указанной иерархии. Таким образом, это, в принципе, это не отменяет общего существовавшего правила. 

I.1.3. Характерная атрибутика и этикет дипломатических отношений.

3.1. У кыргызов и у других народов существовала определенная дипломатическая атрибутика.

3.2. У послов (почти всегда) имелись верительные грамоты, и при входе в шатер принимающего владыки посол был обязан оставить у входа все оружие, верительные грамоты и бирки.

3.3. У кыргызов и других кочевых народов существовал определенный «дипломатический этикет и характерная атрибутика», которая со временем стала принимать общие черты у разных народов.

3.4. Одним из важных атрибутов дипломатии, как подтверждение полномочий посла, были знамя, копье или стрела.

3.1. Уже в древние времена у кыргызов и у других народов существовала определенная дипломатическая атрибутика.

К примеру, перед появлением перед шаньюем Хуннов послу следовало «разрисовать себе лицо тушью». Бичурин Н.Я. отмечает, что подобные правила и ритуалы существовали и у кыргызов до эпохи раннего средневековья.

Кроме раскраски большое внимание и одежде посла. По одежде и раскраске посла можно было определить к какому народу, племени и роду он принадлежит[40]. 

3.2. У послов (почти всегда) имелись верительные грамоты, однако при приеме в шатер принимающего владыки посол оставлял у входа все оружие и верительные грамоты и бирки.

Данное правило не диктовалось скорее правилами безопасности принимающего владыки, а диктовалось целями демонстрации чистых помыслов и намерений посла.

3.3. В общем можно отметить, что у кыргызов и других кочевых народов сформировался определенный «дипломатический этикет и характерная атрибутика», которая со временем стала принимать общие черты у разных народов.

Это к примеру произошло, когда хунны, имевшие сначала свои собственные правила, переняли правила китайского дипломатического этикета.

3.4. Одним из важных атрибутов дипломатии, а конкретнее полномочий посла было знамя, копье или стрела.

У тюрков символ стрела использовался как знак власти над определенными территориями.

Китайский же император, если хотел поменять древнетюркского правителя, отправлял стрелу со своим послом[41]. 

I.1.4. Иные правила непроцедурного характера и их роль в дипломатических отношениях.

4.1. Подарки и дары являлись важной частью дипломатических переговоров.

4.2. Форма, тон и стиль речи посла и принимающего владыки имели большое значение.

4.3. Существовало правило об обмене ответными посольствами.

4.4. Существовало правило о том, что если направляющий правитель использует в послании уничижительные отзывы о себе самом, то в ответном послании правитель также должен отзываться о себе подобными самоуничижительными образами.

4.5. Династийный брак был средством дипломатии и частью дипломатических процедур.

4.6. Посольства и дипломатия использовались не только для заключения военных союзов, договоров о мире, но также для решения вопросов связанных с экономикой, политикой и другими невоенными сферами государственной жизни.

4.7. Стиль письменной переписки был разным у разных народов, но со временем появились общие черты.

4.8. Послы и сама дипломатия выполняли самые разные функции помимо сугубо посольских и дипломатических функций.

4.1. Подарки и дары от послов принимающей стороне и наоборот являлись очень важной составляющей любых дипломатических переговоров.

Направляющие владыки отправляли с послами ценные подарки если нуждались в помощи и поддержке принимающей стороны и наоборот. Редкие послы не привозили дары и подарки от своего правителя. Однако принимающий правитель мог сделать вид что ему нравятся подарки или наоборот, в зависимости от отношения к направляющей стороне.

В большинстве случаев, послы также одаривались подарками. В качестве примера можно привести то, что в 569г. Истеми хан подарил византийскому послу Земарху пленницу «из народа кыргыз»[42].

4.2. От формы, тона и стиля передачи послания послом и соответственно ответа зависело очень многое.

Зачастую, итоги переговоров зависели от этих процедурных моментов, которые становились уже не процедурой, а методом передачи содержания позиций сторон. Некоторые исследовательские работы отмечают то, что даже существовал закон молчания послов при переговорах словно они действовали в качестве простых переносчиков посланий. Однако, в других книгах, да и в них самих, содержатся опровержения этого. К примеру, в 6 в., при приеме персидского посла, каган тюрок, Дизавул, говорил с сильными упреками и «…персидский посол, забыв закон молчания, наблюдаемый у них за столом, начал говорить бегло и смело опровергал упреки Дизавула. Присутствующие удивлялись его пылу, что он, презрев закон, говорил много и дерзко»[43].

В 9 в. при приеме кыргызского посольства, китайский вельможа, Тхайцзун сказал своим своим придворным :В прошлое время на мосту Бэй-Цяо отрубил голову трем тукюэсцам, хвалившимся множеством заслуг. Ныне Сы-ли-фа за столом, кажется, вышел из себя»[44].

Во времена монгольских завоеваний, некоторые послы специально использовали грубый, провокационные тон и манеры, чтобы спровоцировать принимающую сторону на ответные действия[45].

4.3. Существовало правило о том, что в случае если к вам пришло посольство, то вы должны отправить ответное посольство, если конечно заинтересованы в поддержке и помощи другой стороны.

Как пример, во второй половине 9в. кыргызскими правителями было послано несколько посольств Китаю, на которые Китай ответил несвоевременно или не ответил вовсе именно отправлением посольства (вместо этого он несколько раз отправлял письма). В одном из писем, кыргызский правитель указал, что «После того, как генерал Вэнь-Хэ вернулся на родину, китайский посол не приезжал». На что, официальный Китай ответил, что извиняется за задержку письма и не отправление посольства[46].

В 567г., после приема тюркского посольства, византийский император, будучи заинтересован в союзе с тюрками, сразу снарядил ответное посольство[47].

Другой пример, в 632г. Китай отправил кыргызам посольство, на которое последние ответили посольством только через 11 лет[48], так как не были сильно заинтересованы в отношениях с Китаем в указанный момент.

Худяков Ю.С. также использует в своей работе термины «обмен посольствами» и «ответное посольство», хотя и не раскрывает их и не приводит конкретных примеров из истории[49].

4.4. Очень интересным является факт того, что если направляющий правитель использует в послании уничижительные отзывы о себе самом, то в ответном послании правитель также должен отзываться о себе подобными самоуничижительными образами.

В качестве примера можно привести, когда правитель державы Хуннов шаньюй Модэ направлял послания императору Китая Хуан-ди в 174г. до н.э. Худяков Ю.С. считает, что существовавший в то время дипломатический этикет содержал такое правило самоуничижительных высказываний в ответ на такие же высказывания о себе самом направляющей стороны. Он также добавляет о существовании в то время и распространении и у других народов китайского дипломатического этикета.

4.5. Династийный брак как средство дипломатии и часть дипломатических процедур.

Династийный брак, как средство и метод ведения переговоров, заключения союзов о миру и сотрудничестве, выражение намерения жить в мире, был крайне распространен в дипломатической практике кочевых народов Центральной Азии ( и у кыргызского народа в частности). Возможно, это единственный из инструментов дипломатических процедур, примеры которого можно найти в каждом случае дипломатического сближения государств и народов в разное время в разных регионах. Следовательно, мы можем констатировать, что эта процедура – заключение династийного брака – была общепринятой, легитимной и распространенной практикой и неотъемлемой частью дипломатических процедур большинства народов указанного периода.

В качестве нескольких выборочных примеров можно выделить следующие случаи:

- в середине 6 века, правитель древних тюрок, решившись на войну с жужанями, заключил династийный союз с империей Западной Вэй. Лишь обеспечив дипломатическими визитами, обменами посольств и заключением династийного брака этот союз, правитель тюрков Бумын начал войну против жужаней в 552г.

- в середине 7в. новый каган тюрок Иби-Шаболо Шеху-хан отправил посла к китайскому императорскому Дому, который «доставил дань» и «просил о браке».

- в конце 8в. каганы тюргешского каганата заключали династийные браки с правителями Второго Восточного Тюркского каганата и Тибета.

- в конце 8в. Император Китая был вынужден заключить договор о мире и родстве с уйгурами. За главу уйгуров Моюн-Чура была выдана настоящая китайская принцесса, дочь императора Су-Цзуна, Нингогунчжу, каган уйгуров и император династии Тан стали считаться братьями[50].

- в конце 8в. в соответствии с заключенным договором мира и родства, каган Хэгу Дулу Бигя-хан получил в жены принцессу Сяньань-гунчжу из династии Тан, которая надолго пережила своего супруга, став поочередно женой четырех уйгурских каганов[51].

- в конце 7 в. правитель кыргызов на Енисее Барс-бек добился от Капагана, восточно-тюркского кагана, фактического признания равноправия в отношениях между государствами, титул кагана и заключения династийного союза, женившись на дочери кагана Эльтереса, сестре Могиляна и Кюль –Тегина[52].

- в начале 9в. кыргызы на протяжении двух поколений заключили династийные союзы с правителями Тюргешского, а затем Карлукского государств, главных противников уйгуров на западе Центральной Азии, стремясь заручиться их военной поддержкой[53].

4.6. Посольства и дипломатия использовались не только для заключения военных союзов, договоров о мире и т.д. Известны случаи, когда дипломатические процедуры использовались для решения вопросов связанных с экономикой, политикой и другими невоенными сферами государственной жизни.

К примеру, в 653, 655, 656 гг. и далее кыргызы отправляли свои посольства в Китай с подарками для выкупа своих соплеменников. Много кыргызов было продано в рабство тюрками и государство Сылиф Шибокюй Ачжана использовало дипломатические процедуры для их поиска (поиск затруднялся тем, что большинство рабов жило у частных оюдей) и возврата на родину сородичей. В частности, в письме пишется «…в самом Китае имеется много наших людей. Ныне желаю, чтобы их отпустили на родину. Прошу немедленно послать Шоу-Лина»[54].

Еще одной очень важной сферой использования дипломатических процедур и посольств было обязательное участие «представителей соседних кочевых народов, послов и вассалов в торжественных мероприятиях, имеющих отношение к событиям надплеменного значения»[55]. К примеру, в 731г. кыргызский хан отправил посла Чур Тардуш Ынанцу в Восточно-Тюркский Кагана на похороны кагана Кюль-Тегина. Это было продиктовано необходимостью поддерживать мирные отношения с могущественной державой тюрков.

4.7. Стиль письменной переписки был разным у разных народов, хотя вследствие взимаоотношений он принимал в итоге какие общие черты.

Как пример можно привести переписку кыргызов и китайцев в 9в. Китайскому стилю был свойственен «высокопарный китайский дипломатический стиль». Кыргызский стиль был «лаконичен и деловит»[56], с использованием приемов символизма и сравнений (к примеру, равные отношения с Китаем характеризуются как «две колонны»).

4.8. Послы и сама дипломатия выполняли самые разные функции помимо сугубо посольских и дипломатических функций.

Чингисхан, к примеру, использовал послов и дипломатию для разных целей[57]. Они могли обеспечивать хорошие и благоприятные условия для военных операций, распространять слухи, мешать союзным отношениям и стравливать потенциальных врагов, осуществлять разведку.

 Гибель или грубое отношение к послам могло быть использовано как повод для начала военных действий или разрыва договоров. Очень часто послами назначались торговые купцы, которые кроме посольских функций, занимались и своей торговыми делами.

Заключение.

Кыргызстан является равноправным членом мирового сообщества. И как тысячи лет назад дипломатия остается важнейшим средством участия государства и общества в международных отношениях, а дипломатические представительства и их сотрудники являются сегодня основным инструментом дипломатии и в осуществлении внешней политики Кыргызстана.

В разные этапы истории Кыргызстана, особенности и обстоятельства жизни оказывали огромное влияние на дипломатические правила и процедуры, используемые кыргызами. Можно отметить, что дипломатическая активность кыргызских племен была напрямую связана с состоянием политической независимости кыргызов. В моменты расцвета кыргызской государственности в VII - VIII вв., дипломатия и соответственно дипломатические правила получили большое развитие в кыргызском обществе, и в дальнейшем наметился упадок как в отношении политической независимости, так и в отношении дипломатической активности. Однако, следует выделить тот факт, что оговариваемые дипломатические правила и процедуры не составляли правовой институт в указанный период времени (до XIX в.), а составляли плохо определенный свод обычаев, которые выражали общую волю и являлись примерно едиными для соседствующих государств и народов. Но все же данный свод обычаев не был достаточно четко разработанным и структурированным и сводился к определенным правилам.

Соответственно, анализ всей соответствующей доктринальной информации в отношении указанного периода позволил сделать следующий выводы:

1. Все дипломатические процедуры и правила (обычаи), существовавшие в период до конца XIX века, которыми пользовались кыргызские племена, можно классифицировать на четыре группы:

  • Правила в отношении положения (в современном значении - правовой статус) посла (посланников) и посольств.
  • Процедуры дипломатических отношений (в своременном значении – дипломатический церемониал).
  • Характерная атрибутика и этикет дипломатических отношений.
  • Иные правила непроцедурного характера.

2. В истории кыргызов до конца XIX века и в их отношениях с соседними народами и государствами существовали определенные дипломатические правила (обычаи), к объяснению которых применима «представительная теория» обоснования дипломатических иммунитетов и привилегий. Данная теория изначально означала, что посол представляет пославшего владыку и на этом основании имеет право на особое положение и особые почести. Выражение «всяк посланник государя своего лице образ носит» точно описывает и подходит к отношениям между кыргызами и соседями. Позднее, теория стала означать то, что посол и посольство представляют государство и правительство.

 

Библиография источников:

1. Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана. С древнейших времен до конца XIX века. Сост. Воропаева В., Кемельбаев Р. Бишкек, Илим 2007.

2. Мокрынин П.Т. «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», Страницы истории и материальной культуры Кыргызстана, Фрунзе 1975.

3. Худяков Ю.С. «История дипломатии кочевников Центральной Азии», Бишкек 2003г.

4. Кыргызстан – Россия. История взаимоотношений (XVIII-XIX). Сборник документов и материалов. Под ред. В.М. Плоских. Бишкек: Илим, 1998г.

5. В.В.Бартольд, Избранные труды по истории кыргызов и Кыргызстана.Б.:Шам, 1996г.

6. Формирование этнической территории и государственной границы Кыргызстана. Нургуль Керимбекова. CAE&CC Press, Sweden 1998-2007.

7. Никифоров Д.С., Борунков А.Ф., Дипломатический протокол в СССР: принципы, нормы, практика. М.1985.

8. Вопросы истории, 1977, №8.

9. Ю.Г.Демин, «Статус дипломатических представительств их персонала», Москва, 1995

10. Китайские письма кыргызскому кагану. Памятники эпохи Фуйчанг (6-ой свиток). Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов//Историяи культура Китая. М.-1974г.

11. Проблемы политгенеза кыргызской государственности. Документы. Исследования. Материалы.-Бишкек:АРХИ,2003.

12. Иманалиев М.С. Очерки о внешней политике Кыргызстана. Б.: Сабыр,2002.

13. А.Акаев, Кыргызская государственность и народный эпос «Манас». Б.:АО Учкун, 2002.

14. Арабские путешественники на Великом Шелковом Пути (IX-X). Джуманалиев Т.Д. CAE&CC Press, Sweden 1998-2007.

15. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1.

16. Гумилев Л.Н., Древние тюрки, М.1993.

17. Кычанов Е.И. Кочевые государства от гуннов до маньчжуров. М.1997г.

18. Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов. С.//История и культура Китая.М.,1974.

19. Бутанаев В.Я. Худяков Ю.С. История енисейских кыргызов. Абакан. 2000.

20. Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.1961.

21. Грязнов М.П. Аржан Царский Курган раннескифского времени. Л. 1980.

 

 

[1] Мокрынин П.Т. «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», Страницы истории и материальной культуры Кыргызстана, Фрунзе 1975.; Худяков Ю.С. «История дипломатии кочевников Центральной Азии», Бишкек 2003г. (далее История дипломатии кочевников ЦА, 2003); Кыргызстан – Россия. История взаимоотношений (XVIII-XIX). Сборник документов и материалов. Под ред. В.М. Плоских. Бишкек: Илим, 1998г.; Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г.
[2] В.В.Бартольд, Избранные труды по истории кыргызов и Кыргызстана.Б.:Шам, 1996г., стр.178 (далее В.В. Бартольд, 1996г.).
[3] Формирование этнической территории и государственной границы Кыргызстана. Нургуль Керимбекова. CAE&CC Press, Sweden 1998-2007, стр. 1.
[4] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 188.
[5] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 186.
[6] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 191.
[7] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 190.
[8] Китайские письма кыргызскому кагану. Памятники эпохи Фуйчанг (6-ой свиток). Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов//Историяи культура Китая. М.-1974г, стр. 237-238г.; Проблемы политгенеза кыргызской государственности. Документы. Исследования. Материалы.-Бишкек:АРХИ,2003. стр. 386-390.; Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г., стр. 25.
[9] Иманалиев М.С. Очерки о внешней политике Кыргызстана. Б.:Сабыр,2002, стр. 21.
[10] А.Акаев, Кыргызская государственность и народный эпос «Манас». Б.:АО Учкун, 2002., стр. 18.
[11] Иманалиев М.С. Очерки о внешней политике Кыргызстана. Б.:Сабыр,2002, стр. 22.
[12] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 194.
[13] Арабские путешественники на Великом Шелковом Пути (IX-X). Джуманалиев Т.Д. CAE&CC Press, Sweden 1998-2007, стр. 1
[14] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 206.
[15] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 228.
[16] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 229.
[17] В.В.Бартольд, 1996г., стр. 231.
[18] Кыргызстан-Россия: История и современность. В.Воропаева. CAE&CC Press, Sweden 1998-2007, стр. 1
[19] Хрестоматия по истории Кыргызстана. Бишкек. 1997г., стр. 163.
[20] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 189.
[21] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 95.
[22] Никифоров Д.С., Борунков А.Ф., Дипломатический протокол в СССР: принципы, нормы, практика. М.1985, стр. 63; Вопросы истории, 1977, №8, стр. 115.
[23] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 5.
[24] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 58.
[25] Мокрынин В.П., «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», стр. 116.
[26] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 104, 105.
[27] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 58.
[28] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 116.
[29] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 82.
[30] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1, стр.335; История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 189.
[31] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 83; Мокрынин В.П., «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», стр. 112.
[32] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 87; Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1, стр.237.
[33] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 117; Мокрынин В.П., «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», стр. 112.
[34] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 7.
[35] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 82; Мокрынин В.П., «Дипломатическая практика в Западно-Тюркском каганате», стр. 111.
[36] Никифоров Д.С., Борунков А.Ф., Дипломатический протокол в СССР: принципы, нормы, практика. М.1985, стр. 63; Вопросы истории, 1977, №8, стр. 115.
[37] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 110.
[38] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 88.
[39] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1, стр.237, 238.
[40] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1, стр.351.; История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 190.
[41] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л. 1950., Ч.1, стр.286.
[42] Гумилев Л.Н., Древние тюрки, М.1993, стр.54.
[43] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 18.
[44] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 79.
[45] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 190.
[46] Хрестоматия по истории дипломатии Кыргызстана, 2007г, стр. 37.
[47] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 82.
[48] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 136.
[49] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 189.
[50] Кычанов Е.И. Кочевые государства от гуннов до маньчжуров. М.1997г. стр.122.
[51] Кычанов Е.И. Кочевые государства от гуннов до маньчжуров. М.1997г. стр.123.
[52] Супруненко Г.П. Некоторые источники по древней истории кыргызов. С.//История и культура Китая.М.,1974, стр.241.
[53] Бутанаев В.Я. Худяков Ю.С. История енисейских кыргызов. Абакан. 2000. ст.74.
[54] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 138; Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.1961. стр. 56.
[55] Грязнов М.П. Аржан Царский Курган раннескифского времени. Л. 1980. стр. 45-50.
[56] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 154.
[57] История дипломатии кочевников ЦА, 2003, стр. 174.
Фамилия автора: Баетов А.Б.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика