Закрепление принципа «Защиты экологических прав человека» в международном праве и национальном праве РК

Общеизвестно, что каждое государство само устанавливает пределы и характер взаимодействия своего национального права с международным правом.

Республика Казахстан, укрепляя с каждым годом свой международный авторитет, придерживается дуалистической концепции взаимодействия своего национального права с международным правом. Современный дуализм признает наличие у двух систем точек соприкосновения и их активное взаимодействие.

В данном контексте уместно заметить, что последнее обстоятельство влияет на выполнение Республикой Казахстан международных обязательств во всех сферах общественной жизни, в том числе в области обеспечения экологических прав человека.

Следует подчеркнуть, что проблема экологических прав человека является центральной в экологическом праве. При этом «имеются в виду не антропоцентрические концепции охраны окружающей среды, основанные на идее решения экологических задач в интересах человека, а собственно право каждого на благоприятную окружающую среду, реализация которого будет отвечать не только экологическим интересам человека, но и, что самое важное, сохранению и восстановлению благоприятного состояния окружающей среды» (1, с. 130).

Природа, констатирует Бринчук М.М., является ценностью, нуждающейся в охране сама по себе, в силу того, что она служит источником жизни, но не только человека. Тем более другие организмы более восприимчивы к изменениям в состоянии воздуха, воды, почвы, чем человек. Их деградация и вымирание означают для человека то, что его постигнет та же судьба. Они служат индикатором опасности. Природа, таким образом, обладает самоценностью и нуждается в специальной охране. В настоящее время, в контексте решения глобальной проблемы сохранения биологического разнообразия, юридически признанной и оформленной является биоцентристская концепция охраны природы» (2, с.3).

В рамках нашего исследования справедлива позиция заслуженного деятеля науки России, доктора юридических наук, профессора Боголюбова С.А., который подчеркнул, что «проблемы обеспечения прав и обязанностей гражданина и государства являются одними из самых актуальных для формирования правового социального государства и имеют непосредственное отношение к сфере обеспечения охраны окружающей природной среды, где ощутимы вызовы XXI века» (3, с. 25).

Данное соображение, как нам кажется, представляется чрезвычайно важным для формирования правильного представления о сущности экологических прав человека, под которыми следует понимать признанные и закрепленные в законодательстве права индивида, обеспечивающие удовлетворение его разнообразных потребностей при взаимодействии с природой.

Раскрывая содержание правового института «экологических прав человека» необходимо подчеркнуть, что, чаще всего, теоретики экологического права выделяют следующие группы экологических прав человека: право на благоприятную окружающую среду; право на достоверную информацию о состоянии окружающей природной среды; право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Профессор кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук Васильева М.И. утверждает, что «правом на благоприятную окружающую среду человек обладает на протяжении всей жизни, оно неотделимо от него и является необходимым условием существования» (4, с. 19). Причем право на благоприятную окружающую среду включает в себя ряд структурных компонентов, среди которых одним из важнейших является право на охрану здоровья. Анализируя содержание самого права на здоровье Бриджит Тобес обращает внимание, «что несмотря на прогресс в области медицины, достигнутый человечеством за последние 50 лет, здоровью человека до сих пор угрожает многое… Те три миллиона смертей в год, причиной которых становится загрязнение атмосферы, заставляют нас обратить внимание и на проблемы со здоровьем, вызванные состоянием окружающей среды» (5, с. 7). Крассов О.И., кроме права на охрану здоровья, к праву на благоприятную окружающую среду относит право на благоприятную среду жизнедеятельности, право на экологическую безопасность, право на защиту исконной среды обитания, традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов (6, С. 122-128).

Известнейший российский ученый, доктор юридических наук Бринчук М.М. считает, что «научно обоснованным основанием для отнесения прав к экологическим, логично использовать критерий удовлетворения природой связанных с ней потребностей человека. Соответственно, к экологическим правам относятся как универсальное право на благоприятную окружающую среду, так и права человека на использование природных ресурсов (1, с. 8).

Не останавливаясь подробно на раскрытии сущности экологических прав, заметим, что целью правового регулирования отношений, возникающих по поводу рассматриваемых прав, является обеспечение их соблюдения, реализации, защиты важнейшего из них и системообразующего, а именно – права на благоприятную окружающую среду. В этом смысле все иные экологические права имеют служебный характер.

Обращая внимания на теоретические аспекты проблемы обеспечения экологических прав человека, представляется совершенно обоснованным подчеркнуть, что в «объективном смысле права человека – это система международных и национальных правовых норм, закрепляющих положение личности, правила взаимоотношений между людьми, отношения личности (гражданина) и государства» (8, с. 224).

На сегодняшний день действует ряд международно-правовых договоров, регламентирующий общепризнанные стандарты прав и свобод человека. Этот факт подтверждает вывод о том, что права и свободы личности являются объектом как внутригосударственного, так и международного права. Данное соображение относится и к сфере экологических прав человека. Принятие таких международно-правовых актов, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 гг., Декларации РИО об окружающей среде и развитии 1992 г. и др., внесло коренные изменения в эколого-правовой статус личности.

Исторически вопрос об охране человека в контексте охраны природы был поставлен на первом Международном съезде по охране природы, проходившем в Берне (Швейцария) в 1913 году. На конференции встал вопрос об охране «угасающих» народностей. Но, не согласившись с актуальностью такой охраны, вопрос был исключен из ближайших задач будущей Межгосударственной комиссии.

Дальнейшим этапом развития института обеспечения экологических прав человека стала вторая половина XX века. 10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Документ Всемирного значения – Всеобщую декларацию прав человека. Анализируя Всеобщую декларацию прав человека с точки зрения состояния правового регулирования экологических прав человека, Бринчук М.М. отмечает, что данный документ «не выделяет права человека на благоприятную окружающую среду непосредственно. Опосредовано оно выражено через закрепление права человека на жизнь, провозглашенного в ст. 3 Декларации. Декларация предусматривает также право каждого человека на такой жизненный уровень, который необходим для поддержания его здоровья и благосостояния» (1, с. 137). Практически также международный законодатель закрепляет рассматриваемое право в Международных пактах о правах человека 1966 г.

Следующим универсальным международным документом, где получили закрепление экологические права, явилась Декларация Стокгольмской конференции Объединенных Наций от 16 июня 1972 г., в которой окружающая человека среда рассматривалась как общее достояние. Первый принцип этого документа гласит: «Человек имеет право на свободу, равенство и соответствующие жизненные условия в окружающей среде, качество которой делает возможным жизнь в благополучии и достоинстве; он несет ответственность по сохранению и улучшению окружающей среды перед современниками и перед будущими поколениями».

Большое значение в системе источников международно-правовой защиты экологических прав человека имеет Декларация РИО об окружающей среде и развитии 1992 г., где первый принцип определяет, что «предметом основной заботы и главными проводниками устойчивого развития являются люди. Они имеют право на здоровый и продуктивный образ жизни в согласии с природой». Немаловажное значение имеет и принцип десятый Декларации Рио-де-Жанейро «экологические вопросы решаются наиболее эффективным образом при участии всех заинтересованных граждан на соответствующем уровне».

Анализ декларативных документов в области прав человека показывает, что данные вышеуказанные документы являются примером закрепления норм «мягкого» международного экологического права, способные оказывать большое влияние на нормы «твердого» права. Поэтому их значение нельзя недооценивать как с теоретической, так с практической точек зрения.

В Европейской конвенции по правам человека 1950 г. содержатся - в отличие от Всеобщей декларации ООН о правах человека 1948 года – общеобязательные нормы. Хотя, в самой Конвенции не закрепляется право на благоприятную (или здоровую) окружающую среду, Европейский Суд по правам человека толкует перечисленные права так, что они становятся применимыми к экологическим проблемам. К примеру, Суд усмотрел в строительстве свалки для мусора на расстоянии 12 метров от жилого дома нарушение ст.8 Конвенции по правам человека – права на охрану жилища и частной жизни. Чрезмерный шум, неприятный запах или выбросы вредных веществ тоже могут нарушить ст. 8 Конвенции по правам человека (9, с. 61-62). Более того, Европейский суд при установлении факта несоответствия национального права того или иного государства Европейской конвенции обязует государство изменить свое право.

В 1998 году в г. Орхусе (Дания) была принята Конвенция о доступе к информации, участию общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Стороны Конвенции признают, что адекватная охрана окружающей среды необходима для обеспечения благосостояния человека и осуществления основных прав человека, включая само право на жизнь.

Данная Конвенция устанавливает право на доступ к информации об окружающей среде, право на участие в принятии значимых для окружающей среды решений и право на доступ к правосудию для всех, в том числе и для общественных экологических организаций.

Значимость данному документу придает закрепление процессуальных норм, направленных на обеспечение и гарантию права на доступ к достоверной экологической информации. Так, например, согласно ст. 4 Орхусской конвенции каждая Сторона обеспечивает, чтобы государственные органы в ответ на просьбу о предоставлении экологической информации предоставляли общественности, с учетом национального законодательства, экологическую информацию без необходимости формулировать свою заинтересованность. Причем экологическая информация предоставляется в максимально сжатые сроки, но не позднее одного месяца после подачи просьбы, если только объем и сложность соответствующей информации не оправдывают продления этого периода до двух месяцев после подачи просьбы.

Следует обратить внимание на мнение Нурмухаметовой Э.Ф., отметившей, что сегодня «следует говорить о формировании всеобъемлющего принципа защиты экологических прав человека, который … включает в себя такие элементы, как: обязанность государств обеспечить право народов, проживающих на территории, на пользование и распоряжение природными ресурсами своих территорий (здесь можно подразумевать право местного населения); право народа на развитие в благоприятной для него окружающей среде и т.д.» (10, с. 106).

 Таким образом, анализ международно-нормативного закрепления экологических прав человека подтверждает, что «право на благоприятную окружающую среду носит наднациональный характер, успешность его осуществления в пределах юрисдикции одного государства в немалой степени зависит от состояния международно-правового регулирования сферы охраны окружающей среды» (11, с. 25).

В то же время регулирование экологических прав способствует укреплению авторитета государства, его выходу на международную арену, вхождению в европейское и мировое правовое пространство.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью означает с политической и юридической точек зрения изменение подходов к взаимоотношениям государства и гражданина и изменению ориентиров в деятельности органов государственной власти. Это влечет за собой то, что основным ценностным ориентиром при принятии законов, административных и судебных решений становятся не интересы государства, его органов и должностных лиц, а естественные неотчуждаемые права человека.

Признав экологические права граждан, казахстанское государство сделало шаг в направлении создания правового государства и гражданского общества. Достаточно широкое регулирование субъективных экологических прав в формируемом законодательстве является свидетельством демократизации права. Признание прав стимулирует рост самосознания граждан, экологическое сознание и культуру. Оно будет способствовать вовлечению граждан в охрану окружающей среды, стимулирует деятельность государства в данной сфере, так как реализация права на благоприятную окружающую среду, предполагает возможность требовать соответствующего поведения от других субъектов, прежде всего, от государственных органов.

В то же время регулирование экологических прав способствует укреплению авторитета государства, его выходу на международную арену, вхождению в европейское и мировое правовое пространство.

В условиях сложной экологической ситуации в стране, крайне низкой эффективности природоохранительной деятельности государства законодательное закрепление экологических прав имеет для Республики Казахстан большое политическое и юридическое значение.

Конституция РК 1995 года, Экологический кодекс РК 2007 года, Концепция перехода РК к устойчивому развитию на 2007-2024 годы и иное природоохранное и природоресурсное законодательство признали право на благоприятную окружающую среду.

В Экологическом кодексе РК пункт 1 статьи 13 посвящен правам физических лиц в области охраны окружающей среды: право на благоприятную для их жизни и здоровья окружающую среду; осуществлять меры по охране и оздоровлению окружающей среды; создавать общественные объединения и фонды охраны окружающей среды; участвовать в процессе принятия государственными органами решений по вопросам, касающимся окружающей среды в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан; принимать участие в собраниях, митингах, пикетах, шествиях и демонстрациях, референдумах в области охраны окружающей среды в соответствии с законодательством Республики Казахстан; обращаться в государственные органы с письмами, жалобами, заявлениями и предложениями по вопросам охраны окружающей среды и требовать их рассмотрения; получать от государственных органов и организаций своевременную, полную и достоверную информацию; принимать участие в обсуждении проектов нормативных правовых актов по вопросам охраны окружающей среды на этапе их подготовки и представлять свои замечания разработчикам; участвовать в процессе подготовки планов и программ, связанных с окружающей средой; вносить предложения о проведении общественной экологической экспертизы и принимать в ней участие; требовать отмены в административном или судебном порядке решений о размещении, строительстве, реконструкции и вводе в эксплуатацию предприятий, сооружений и иных экологически опасных объектов, а также об ограничении и прекращении хозяйственной и иной деятельности физических и юридических лиц, оказывающих отрицательное воздействие на окружающую среду и здоровье человека; предъявлять в суд иски о возмещении вреда, причиненного их здоровью и имуществу вследствие нарушения экологического законодательства Республики Казахстан.

Как известно, важнейшей чертой любой правовой системы является единство прав и обязанностей, сводимые к тому, что «каждый человек обязан соблюдать порядок, предписания и запреты правовых норм, и, в свою очередь, вправе рассчитывать на защиту и создание необходимых условий для реализации своих прав и свобод» (12, с. 13). Экологические обязанности граждан, как термин юридической науки, имеет весьма сложное смысловое содержание, основанное на его характеристиках как явления правовой действительности. В самом общем виде экологические обязанности можно представить как социально необходимое поведение в целях охраны окружающей среды и рационального природопользования, предписываемое нормами экологического законодательства и подкрепляемое государством гибкой системой видов и мер юридической ответственности (13, с. 17).

Казахстанский законодатель, исходя из данного единства, в пункте 2 статьи 13 закрепил следующие обязанности физических лиц: сохранять окружающую среду, бережно относиться к природным ресурсам; содействовать реализации мер, направленных на рациональное использование природных ресурсов, охрану окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; предотвращать угрозы экологической безопасности, которые могут возникнуть по их вине; осуществлять свою деятельность в соответствии с экологическим законодательством Республики Казахстан.

На сегодняшний день, имеются ряд юридических недостатков, пробелов, которые влекут за собой слабость и неэффективность института «обеспечения экологических прав человека». К таковым можно отнести:

Во-первых, действующее экологическое законодательство к субъектам экологических прав относит граждан, а также общественные объединения, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды. Юридические лица субъектами экологических прав в соответствии с Экологическим кодексом РК не являются.

Во-вторых, рассмотрение ранее принципа устойчивого развития подтверждает, что субъектами экологических прав должны стать народы, проживающие на определенной территории и будущие поколения людей. Данная норма еще не закреплена должным образом в казахстанском законодательстве, хотя некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. Напомним, что Концепция перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007-2024 годы устойчивое развитие страны определила как развитие, удовлетворяющее потребности настоящего поколения и не ставящее под угрозу возможности будущих поколений удовлетворять свои потребности. По нашему мнению, права будущих поколений на благоприятную окружающую среду должны найти конституционное закрепление, а также необходимо выработать правовые механизмы их соблюдения и защиты.

 

Литература:

1. Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник для высших юридических учебных заведений. – М.: Юрист, 1998. – 688 с.

2. Бринчук М.М. Человек как объект экологических отношений // Экологическое право. – 2005. - №3. – С. 2-5.

3. Боголюбов С.А. Общее в обеспечении экологических прав и обязанностей в Казахстане и России // Проблемы развития и унификации экологического и аграрного законодательства Казахстана и стран СНГ в контексте интеграционных процессов (Байсаловские чтения - 2005): Материалы международной научно-практической конференции. – Астана, 2005. – С. 25-29.

4. Васильева М.И.Право на благоприятную окружающую среду как элемент правового статуса личности // Экологическое право. – 2005. - №1. – С. 19-26.

5. Бриджит Тобес. Право на здоровье: теория и практика. – М.: Устойчивый мир, 2001. – 370 с. – С. 7

6. Крассов О.И. Экологическое право. Учебник. - М.: Дело, 2001. – 230 с., С. 122-128.

7. Бринчук М.М. Теоретические основы экологических прав человека // Государство и право. – 2004. - №5. – С. 5-15.

8. Скакова А.С. Права человека: понятие, классификация и способы их защиты // Вестник КазНУ. Серия юридическая. – 2007. - №2 (42). – С. 224-226.

9. Дубовик О.Л., Кремер Л., Люббе-Вольфф Г. Экологическое право. Учебник / Отв. Ред. О.Л. Дубовик. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 2005. – 768 с.

10 Нурмухаметова Э.Ф. Понятие и принципы международного экологического правопорядка // Право и политика. – 2002. - №4. – С. 99-107.

11. Васильева М.И.Право на благоприятную окружающую среду как элемент правового статуса личности // Экологическое право. – 2005. - №1. – С. 19-26. – С. 25.

12. Берекашвили Л.Ш., Игнатов В.П. Обеспечение прав человека и законности в деятельности правоохранительных органов. Учебное пособие с альбомом схем. – М.: Московский университет МВД России, Изд-во «Щит-М», 2003. – 269 с.

13. Клинов В.В. О понятии экологических обязанностей граждан // Экологическое право. – 2005. - №4. – С. 14-17. 

Фамилия автора: Гаврилова Б.А.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика