Современная система конституционализма, ее специфика и отношение к правам человека

Исследуя такое сложное явление, как конституционализм, многие ученые-конституционалисты дают разные определения, выделяют различные его составные части, акцентируя внимание на ту или иную сторону проявления конституционализма в решении сложных проблем современного мира, в том числе в решении проблем прав человека.

Известные казахстанские ученые С.С. Сартаев и Л.Т. Назаркулова считают, что конституционализм правомерно определить как состояние урегулированности общественных отношений Конституцией, при котором происходит активное ее влияние на политико-правовую жизнь страны, обеспечивается ее верховенство, опосредованность политических отношений конституционно-правовыми нормами, конституционное регламентирование государственного строя и политического режима, конституционная признанность прав и свобод, и самое главное, здесь формируется правовой характер взаимоотношений государства и человека.

Здесь важно отметить, что сам факт существования Конституции в материальном смысле еще не означает наличия конституционализма. Так, в истории можно отметить ряд государств, в которых существовала Конституция в материальном смысле, к примеру, СССР. Однако, несмотря на это, утверждать факт наличия конституционализма в СССР было бы неверно, поскольку здесь не обеспечивались элементарные права и свободы человека, отсутствовали институты демократии. В этом аспекте важным является понимание Конституции в широком смысле.

Следовательно, конституционализм предполагает приоритет таких общечеловеческих ценностей, как:

1)            человек, его права и свободы;

2)            суверенитет (народный, национальный, государственный, личностный);

3)            народовластие;

4)            парламентаризм со всеми его составляющими, прежде всего верховенством закона и разделением властей;

5)            признание и защита всех форм собственности;

6)            идеологическое многообразие, политический плюрализм. [1].

Автор первой крупной монографии в казахстанской литературе о конституционализме Амандыкова С.К. отмечает, что в юридической литературе мало исследовалась сама структура конституционализма, его качественный состав.

Так, А. Зиновьев и Н. Уткин пытаются выделить элементы конституционализма, его юридических гарантий. К ним они относят прежде всего конституцию. Это основной необходимый элемент конституционализма. В то же время нельзя не обратить внимание на то, что наличие конституции не всегда сопутствует реальному, жизнеспособному конституционализму. Кроме конституции, к основным элементам конституционализма вышеупомянутые авторы относят законы, суды, уполномоченных по правам человека и общественно-политические организации. По мнению Амандыковой С.К., все эти элементы без их наполнения общегуманитарными, общечеловеческими ценностями не могут быть составляющими элементами конституционализма. Не секрет, что законы могут быть неправовыми, т.е. не отвечать интересам хотя бы большинства людей, населяющего данное государство. А суды, советские суды на протяжении длительного времени стояли на службе тоталитарного государства и были одним из инструментов подавления личности, его неординарности. [2].

По определению российского профессора С. Авакьяна, конституционализм – это «сложная общественно-политическая и государственно-правовая категория, основу которой составляют идеалы конституционной демократии (т.е. идеалы, базирующиеся на наличии конституции как особом документе государства и общества), наличие особых институтов власти, соответствующего конституции политического режима и система защиты ценностей демократии, прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя в целом. Конституционализм – это идеал, к которому должно стремиться общество, идущее по пути социального прогресса». [3].

Основными компонентами конституционализма С. Авакьян предлагает видеть следующие:

1)            Конституционные идеи, в частности глубокое почитание связанности государства и общества правом, законом; приоритет человеческой личности, уважение ее достоинства; участие народа непосредственно в осуществлении власти и функций государства, не просто наличие определенных государственных органов, а демократический порядок их формирования, подчиненность их деятельности интересам народа; наличие процессуальных гарантий и механизмов защиты прав и свобод граждан, деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, создание и участие в государственно-политических делах общественных объединений; общественное сознание, построенное на убеждении в необходимости и пользе институтов власти и законов, их оформляющих, возможности достижения социальной справедливости и защиты обоснованных институтов посредством своих действий и шагов властей, основанных на нормах права.

2)            Наличие нормативно-правового фундамента, что проявляется прежде всего в создании и принятии официальной конституции, закрепляющей набор конституционно-правовых институтов. Последние в совокупности создают демократический конституционализм, когда в них отражаются: демократическое общество и государство; свобода личности, демократические права и свободы граждан; инструменты власти, сочетающие прямое народовластие и органы, формирующиеся демократическим путем, испытывающие на себе влияние народа, имеющие необходимые полномочия и средства воздействия друг на друга; избирательная система, основанная на всеобщности, свободе, открытости и состязательности выборов; политический плюрализм и многопартийность.

3)            Наличие определенного фактического политического режима, адекватного конституции.

4)            Система защиты конституционного строя и конституции. Конституционализм требует верховенства конституции.

Конституционализм непосредственно связан с конституционной законностью, что означает, во-первых, соблюдение требований и норм, прямо содержащихся в конституции государства или вытекающих из нее, во-вторых, соблюдение всех законов и иных нормативных правовых актов государства.

Краткий экскурс в предложенные определения и систему конституционализма демонстрирует, как отмечает Малиновский В.А.:

­      во-первых, сложность самого явления, которое при всей важности нормативно-правовой характеристики конституции далеко не всегда сводится к ее тексту;

­      во-вторых, собственно, основные опоры утверждения конституционализма в РК нашли закрепление в действующей Конституции РК;

­      в-третьих, основную работу необходимо сосредоточить именно на материальных и процессуальных аспектах реализации Конституции РК 1995 г.

Собственно, укрепление казахстанского конституционализма в значительной степени сродни дальнейшему утверждению демократического правового государства и верховенства прав и свобод человека и гражданина. [4].

Становление идей конституционализма на практике, развитие отдельных его компонентов, элементов его системы происходило в конституционном строительстве Казахстана непросто.

Казахстанский конституционализм опирается не только на каноны классики, но и на наш собственный опыт, причем весьма и весьма показательный.

По мнению Малиновского В.А., мы имеем свою собственную конституционную историю, включающую периоды этакого демократического младенчества, веры в мировые ценности и их автоматическое воплощение в нашу действительность. При разработке проекта Конституции 1993 г. восторжествовал именно этот подход. Усиленный идеологией и духом социалистического Верховного Совета и, безусловно, углубляющимся системным кризисным состоянием того времени, он как раз и обусловил принятие либеральной, но неработающей Конституции 1993 г. При ее принятии были проведены, казалось бы, все демократические процедуры, включая создание и деятельность большой по численности и разношерстной по составу Конституционной комиссии, анализ без малого 20-ти проектов, всенародное обсуждение, принятие конституции Верховным Советом. Особо отмечу, что большинством депутатов были проголосованы решения, аргументированные сиюминутными политическими обстоятельствами, заведомо обреченные, без будущего. А несогласный с ними Президент подписал документ во избежание противостояния в обществе.

Однако конституция не заработала. Это был первый урок.

Более того, вошедшая в принципиальный конфликт с первой казахстанской конституцией система представительных органов – Советов народных депутатов, включающая Верховный и местные Советы, категорически отказывалась реформироваться. В результате в течение осени – начала зимы 1993 г. она просто самораспустилась. Выход из ситуации, грозившей развалом власти, был найден в принятии в последний день своей работы Верховным Советом 12-го созыва закона о временном делегировании Президенту РК и главам местных администраций дополнительных полномочий. Это был второй урок.

Избранный в марте 1994 г. Верховный Совет почти с первых шагов начал инициировать изменение Конституции 1993 г., осенью приступила к работе созданная Президентом рабочая группа. Добавим, что новый депутатский корпус всерьез взялся за Правительство, что обернулось вмешательством Главы государства и подписанием так называемого «Договора о ненападении». А 6 марта 1995 г. состоялось решение Конституционного Суда РК, признавшего противоречащими конституции несколько актов Центризбиркома. Юридическим следствием этого абсолютно легитимного решения стало прекращение деятельности, как оказалось позже, последнего в истории страны Верховного Совета. Это был третий урок на тему казахстанского конституционализма.

Далее резко активизировалась работа над новой конституцией. [5].

30 августа 1995 г. на республиканском референдуме новая Конституция РК была принята.

Мы полностью соглашаемся с мнением В.А. Малиновского об уроках становления современной модели казахстанского конституционализма. Добавим, что результатом развития событий этого периода явился демонтаж советской представительной системы и утверждения новой представительной системы, вершину которой составил двухпалатный парламент. Основой же конституционализма стала принципиально новая Конституция, ориентированная на иные, чем прежде, социально-политические, государственно-правовые, духовные, личностные и иные ценности.

Главный вывод из нашей собственной конституционной истории заключается в том, что Конституция РК должна удовлетворять интересы большинства граждан республики, а не отдельных групп населения и их политические и иные предпочтения или амбиции. Власть должна быть устойчивой и работоспособной, соответствовать представлениям о государственной власти в современном демократическом гражданском обществе. Естественно, с «допуском» на особенности Казахстана, который пребывает и определенное время еще будет пребывать в состоянии политического транзита.[6].

Конституционному статусу личности в Основном законе РК посвящается отдельный раздел 2, где провозглашается, что высшей ценностью в Республике Казахстан является человек, его жизнь, права и свободы (п. 1 ст. 1), права и свободы человека являются абсолютными, неотчуждаемыми и прирожденными (п. 2 ст. 12), права и свободы человека определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов (п. 2 ст. 12). [7]. Этим подтверждается обязательство нашей Республики соблюдать международные стандарты в сфере прав и свобод человека.

Конституционный совет РК в Постановлении от 28 октября 1996 г. дал толкование пункта 2 ст. 12 Конституции РК:

­      под правами и свободами человека, о которых идет речь в пункте 2 ст. 12 Конституции РК, следует считать признанные и гарантированные государством права и свободы человека в соответствии с Конституцией;

­      признание прав и свобод абсолютными означает их распространение на каждого человека, находящегося на территории РК, независимо от его принадлежности к гражданству республики;

­      неотчуждаемость прав и свобод человека означает, что установленных прав и свобод человек не может быть лишен никем, в том числе и государством, кроме случаев, предусмотренных Конституцией и принятых на ее основе законов;

­      положение пункта 2 ст. 12 о том, что права и свободы человека определяют содержание и применение законов и иных нормативно-правовых актов, следует понимать в том смысле, что права и свободы человека, провозглашенные Конституцией, являются основополагающими при разработке и принятии законов и иных нормативных правовых актов, устанавливающих условия и порядок осуществления этих прав и свобод.

Таким образом, использованная в Конституции Республики Казахстан естественно-правовая конструкция прирожденных прав и свобод человека направлена против господствовавшей в нашей теории и практике идеи об октроированном (дарованном официальной властью) характере прав человека и свидетельствует об утверждении новой концепции взаимоотношений личности и государства с приоритетом личности как высшей социальной и моральной ценности. [8].

Известный казахстанский конституционалист Котов А.К. подчеркивает, что закрепление в Конституции РК 1995 г. прав и свобод человека и гражданина, его правового статуса имеет свои особенности. Этот статус формируется так, что не снимает обязанностей с государства заботиться о своих гражданах и других лицах, ведь не случайно оно впервые определено этой Конституцией еще и как социальное государство (к тому же это значит, что оно неклассовое и неэтнократическое). С другой стороны, этот статус таков, что стимулирует инициативу и самостоятельность, конкурентоспособность и ответственность людей за свою судьбу и близких. В таком подходе новой Конституции к регулированию правового статуса человека и гражданина в Казахстане очевидно просматривается адекватная его историческим целям идеология либерализма как, прежде всего, экономического и социального освобождения личности от повседневной опеки (патернализма) государства. Небезынтересно заметить, что в Послании конгрессу и нации о положении в стране за 1994 г. Президент Соединенных Штатов Билл Клинтон счел нужным напомнить американцам об этом принципе либерализма, давно характерном, впрочем, для любой социально и демократически развитой страны. [9]. «Все американцы, – говорил он, – не только имеют право, но просто-таки обязаны – это священная обязанность – подниматься в общественном положении так высоко, насколько им позволяет их предназначение и данные Богом способности. С тем, чтобы соответственно воздать и выдвинувшему их обществу, и стране в целом». [10].

Большинство исследователей конституционализма подчеркивают фундаментальность, базовый, основополагающий характер этой категории, одной из центральных, типовых категорий конституционного права. [11].

Мы полагаем, отмечает Амандыкова С.К., что в современном казахстанском государствоведении конституционализм должен стать центральным в его категориальном аппарате. Конституционализм призван отразить как сам реальный конституционный строй, так и систему идей (доктрину), заложенную в нем.

На наш взгляд, в науке конституционного права конституционализм должен выполнять роль системообразующей категории. Данной категории присущ наиболее высокий уровень обобщения, что сказывается на ее содержании. По мнению Н.А. Богдановой, в наибольшей степени категория «конституционализм» соотносится с категорией «конституционный строй». Причем первое представляет собой доктрину, идеальную модель, а второе является конкретным воплощением теоретической модели в правовую реальность. Идеи конституционализма не сразу и не в полном объеме становятся принципами и действующими элементами конституционного строя конкретного государства. [12].

На наш взгляд представляет определенный научный и практический интерес анализ конституционного строя, основ конституционного строя, его элементов с точки зрения их соотношения с конституционализмом. Полагаем, что следует рассматривать основы конституционного строя, его элементы как один из компонентов конституционализма, как составная часть его системы. Особый интерес подобный подход представляет в связи с решением проблем прав человека и гражданина.

В научной литературе нет единого мнения в определении конституционного строя. По мнению российских ученых Козловой Е.И. и Кутафина О.Е., каждому государству присущи определенные характерные черты, отражающие его сущность и специфику. Государство может быть демократическим или тоталитарным, республикой или монархией, федерацией или унитарным. Совокупность этих черт позволяет говорить об определенной форме, определенном способе организации государства или о государственном строе. Этот строй, закрепленный Конституцией государства, становится его конституционным строем. Таким образом, конституционный строй – это определенная форма или определенный способ организации государства, закрепленный в его Конституции. [13].

Даются и более детальные определения. Например, профессор Коваленко А.И. дает следующее определение: Конституционный строй – это представленная в соответствующих структурах государства и общества и их институтов и закрепленная нормами Основного Закона система основополагающих общественных отношений. [14].

Определение конституционному строю можно дать и через понятие конституционного государства. Конституционное государство – это такое государство, которое характеризуется прежде всего тем, что в нем обеспечено подчинение государства праву, подчинение, обеспеченное четкими гарантиями. Эти гарантии в совокупности обеспечивают такую форму или такой способ организации государства, который может быть назван конституционным строем. Следовательно, можно дать определение:

Конституционный строй – это форма или способ организации государства, которая обеспечивает подчинение его праву и характеризует его как конституционное государство. [15].

Видные казахстанские конституционалисты Ким В.А. и Ким Г.В., критикуя приведенное определение, данное Козловой Е.И. и Кутафиным О.Е., поясняют, что характеризуя конституционный строй Республики Казахстан, определяя его элементы, мы не можем ограничиваться лишь формами и способами организации общества. Думается, что в понятие «Конституционный строй» входят и закрепленная в Конституции вся система прав и свобод, обязанностей граждан, организация гражданского общества, и, конечно, государства.

Эту мысль легко можно проверить на примере анализа ряда статей Конституции Республики Казахстан. В ст. 5 Конституции говорится о том, что «запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение конституционного строя...». Будет ли правильным считать, что установленный запрет относится к деятельности, направленной лишь против форм и способов организации государства, а не против всего того, что закреплено в Конституции в целом, включая систему прав и свобод человека, основы гражданского общества, принципы организации общества в целом. И немыслимо изолированно защищать лишь формы и способы организации государства, не защищая одновременно права и свободы человека, гражданское общество. К такому же выводу можно прийти при анализе статьи 20 и статьи 39 Конституции Республики Казахстан.

С учетом мнений названных авторов и исходя из содержания Конституции Республики Казахстан, под конституционным строем можно подразумевать не только совокупность форм и способов организации государства, а нечто более системное целостное. Мы считаем, что конституционный строй – это система самых важных общественных отношений и основных государственно-правовых институтов, основных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции и защищаемых ею, включая идею подчинения государства Конституции, или систему конституционных установлений, закрепляющих все это. В таком определении проявлен системный подход к конституционному строю, как к целостности, так как все стороны жизни общества взаимосвязаны в рамках единства, и таким обобщающим понятием, как конституционный строй, нужно охватить именно эту целостность, а не ее отдельные части. [16].

Основы конституционного строя Казахстана – это четыре группы основных конституционных идей и принципов, связанных со статусом человека, со всеми его правами и свободами, с гражданским обществом, со статусом народа как единственного источника государственной власти и организацией государства.

Конституционное закрепление основ жизнедеятельности, этих четырех компонентов, составляющих несущую конструкцию современного общества, и составляют основы конституционного строя. Это имеет огромное значение для придания  устойчивости Конституции, конституционному строю, определения основных направлений их развития в русле мирового процесса демократизации общественной и государственной жизни, укрепления общечеловеческих идеалов, упрочения статуса человека и народа. [17].

Позиция Кима В.А. и Кима Г.В. по вопросу определения конституционного строя и его основ представляется наиболее четко обоснованной и верной, с которой следует согласиться.

Основы конституционного строя закреплены в Конституции в разделе I. Являясь основами нашей государственности, закладывая общие принципы построения государства и общества, основы правопорядка в стране, они служат фундаментом для конституционно-правового закрепления, обеспечения, содействия в пользовании и защите прав и свобод граждан. Основы конституционного строя все в совокупности и каждая в отдельности вносят свою лепту в решение проблем прав человека и гражданина.

Конституция 1995 г. в статье 1 закрепляет, что Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы. [18]. Это – цель, к которой стремится Казахстан. На этом пути еще много проблем, которые предстоит решить как юридической науке, так и практике.

 

Список литературы

  1. Сартаев С.С., Назаркулова Л.Т. Становление Конституции Республики Казахстан. – Алматы. – 2002. – С. 144-145.
  2. Амандыкова С.К. Становление доктрины конституционализма в Казахстане. – Караганда. – 2002. - С. 7.
  3. Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. редактор и руководитель авторского коллектива – д.ю.н., проф. С.А. Авакьян. – М.: Норма, 2000. - С. 304-305.
  4. Малиновский В.А. Становление и укрепление конституционализма в Казахстане: тернистый путь к стабильности // «Конституция Республики Казахстан: стабильность и динамизм: Научно-практическая конференция, 2006. 7 декабря. – Алматы. – КИСИ при Президенте РК. – 2007. – С. 14-15.
  5. Там же. С. 17-18.
  6. Там же. С. 21.
  7. Конституция Республики Казахстан, принятая на всенародном референдуме 30 августа 1995 года, состоит из преамбулы и 98 статей, объединенных в 9 разделов. Из них раздел 1 содержит общие положения, раздел 2 посвящен правам и свободам человека и гражданина, разделы 3-8 посвящены различным государственным органам и местному самоуправлению, раздел 9 содержит заключительные и переходные положения. Из 98 статей Конституции – 29 (около 1/3) посвящено правам, свободам и обязанностям человека и гражданина.
  8. Цит. по: Сартаев С.С., Назаркулова Л.Т. Становление Конституции Республики Казахстан. – Алматы. – 2002. – С. 151-152.
  9. Котов А.К. Суверенный Казахстан: гражданин, нация, народ (вопросы конституционного права). – Алматы. – Жеті жарғы. – 1997. – С. 77.
  10. Цит. по: Тимофеев Л. «Все русское печально?» // Известия, 1995, 31 октября.
  11. См.: Автономов А.С. О системности категорий конституционного права // Конституционный строй России. – Вып. III. – М.: Институт государства и права РАН, 1996. – С. 32-33; Богданова Н.А. Понятие науки конституционного права: опыт аналитического и синтетического подходов к построению их системы // Вестник Московского университета. Сер. Право. 1996. - № 5. – С. 5.
  12. Цит. по: Амандыкова С.К. Становление доктрины конституционализма в Казахстане. – Караганда. – 2002. – С. 24.
  13. См. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Учебник. – М.: Юристъ. – 1996. – С. 75.
  14. Коваленко А.И. Конституционное право Российской Федерации. – М.: Артания. – 1995. – С. 36.
  15. См. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Учебник. – М.: Юристъ. – 1996. – С. 75-79.
  16. Ким. В.А., Ким. Г.В. Конституционный строй Республики Казахстан (общие положения). – Алматы. – 1998. – С. 26-27.
  17. Там же. С. 28-29.
  18. Конституция РК, принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года. – Алматы. – 2007. – С. 4.
Фамилия автора: Баймаханова Д.М.
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика