Вопросы обычного права казахов в трудах А.Н. Букейханова

Одно из центральных мест в трудах А.Н. Букейханова занимает изучение и анализ традиционного права кочевого общества. При этом значительное внимание уделялось уголовному обычному праву, семейно-брачным отношениям, обязательственному праву, а так-  же судоустройству и судопроизводству казахов.

Значительное внимание А.Н.Букейханов уделил такой важной проблеме, как правовое положение женщины в казахском обществе. На наш взгляд, особо необходимо отметить, что А.Н.Букейханов очень трепетно относился к женщине. Он считал, что казахской женщине от природы присущи такие черты, как сообразительность, гибкость ума, способность быстро ориентироваться в окружающей действительности.

Проблема правового положения женщины в казахском обществе находит свое отражение  в статье  Букейханова «Бесправность киргизских молодух», напечатанной на страницах газеты «Туркестанские ведомости» от 7  (20) марта 1902 года № 19. В данной статье автор рассматривает правовое положение женщины в период так называемого, если можно так сказать, «послезамужества», т.е. это период, когда девушка из родного аула переходит жить к родственникам мужа, когда ей приходится приспосабливаться к новым условиям жизни, укладу быта и порядку в новой семье. По временным рамкам к этому периоду относятся первые годы после замужества. Женщин в этот период он относит к разряду молодух.   На основе сравнительного анализа А.Н. Букейханов приходит к выводу, что положение женщины в семье в период девичества намного легче, чем в первые годы после замужества. Период девичества характеризуется им как «беспечный и свободный». (1) В своей статье автор показал не только огромную разницу между этими двумя периодами в жизни женщины, но и так же показал, что в замужестве все женщины  одинаково бесправны, независимо от происхождения, имущественного положения, независимо от размеров жасау, выделяемого  отцом.   Не случайно, на наш взгляд, Букейханов в качестве примера приводит факты из жизни девушек из состоятельных семей и большое внимание уделяет их имущественному положению. Вот что он пишет по этому поводу: «Воспитанная в холе и довольствии дочь «джаппаса» Б., прогремевшего своими несметным богатством  по всей широкой степи, А., была выдана замуж за сына богача – «кипчак» С., причем в приданое получила, не считая обыкновенных вещей, 50 верблюдов с 50 коврами…; затем ей было дано две юрты, одна из них покрыта наилучшей белой кошмой, а другая красным сукном; верхние 125 концов решетки второй кибитки были оправлены на два пальца в серебро; кроме того, новобрачная получила 25 дойных кобыл, со всеми принадлежностями для производства кумыса и раба с рабыней».(2) Как известно, по казахскому обычаю сноха не имела права называть свекра по имени. Букейханов отмечает, что в силу случая молодая женщина в порыве гнева произнесла имя отца мужа. Последствия этого были для нее плачевны. «В эту же ночь А. была задушена у себя в юрте людьми, подосланными свекром, который оскорбился на то, что сноха назвала его по имени;… «Джаппасы» получили затем за нее денежную пеню (кун), а также девушку, которая была предложена раскаявшимся «кипчаком» в жены «джаппасу», так как последний не пожелал удовлетворить невинного мужа убитой, просившего выдать за него другую девушку рода «джаппас», а между тем для окончательного примирения с «джаппасами» «кипчакам» было необходимо вновь породниться с ними». (3)

Значительное внимание уделяет Букейханов А.Н. такому институту семейно-брачного права, как выдел. Согласно обычаю, если у отца имелось несколько сыновей и некоторых из них он отделил, то зимовка (кибитка и скот) переходила к тому сыну, который жил с ним, независимо от того, младший он или старший. В том случае, если сыновья не были выделены при жизни отца, то после его смерти наследником по соглашению сторон становился тот сын, который жил с ним. Букейханов отмечает, что не имело значения,какой сын: старший, средний, младший. Однако на практике основным наследником всеже оставался младший сын (кенже), поскольку именно он оставался жить с отцом.

Ученым упоминается также интереснейший обычай: право невыделенных сыновей покидать тесную отцовскую зимовку в целях поиска новых земель.

Значительное внимание А.Н. Букейханов уделил институтам родовой взаимопомощи. Он выступает за сохранение данных институтов в казахском обществе. В частности, он пишет об этом в своей статье “Какитай”. Статья представляет собой ответ на обращение потомков Абая Кунанбаева с просьбой дать ответ на вопрос,стоит ли им брать 15 десятин земли. Букейханов пишет: “Жерын кетсын. Кунанбай баласы Тобыктыға мурындык болды деген атқа қаларсын. Не болса, жүртпен бырге кор. Жүрт шаруасы кағазбенен 15-ты алғанменен егынге айналмас. Тэмам казак Кунанбай баласына ерып калган,артыннан ерып 15-ке кұл болса, мал баққан шаруаға зиян болар дедым. Қунанбай баласы жүрт камы деп шыға жабылып, когермейык деп 15-ты алмай караулдан айрылды. Саясат жолына мундай ерлик қылган қазақ басшысынан коргеным жок!”

Обращает свое внимание ученый и на такой древний обычай кочевого населения, как ас. Особый интерес, по его мнению, представляют крупные асы, основным условием проведения которых является участие рода. Проведение аса, по мнению мыслителя, одна из основных функций рода. Однако, с проникновением русского законодательства, гражданственности «цементирующее влияние рода исчезает, одна из функций рода приходит в упадок: крупные асы делаются все реже. В Каркаралинском уезде за последние 10 лет был только один крупный ас Агыбая, одного из подвижников Кенесары». (4)

В своих статьях Букейханов А.Н.уделяет определенное внимание договорам и обязательствам, распространенным в казахском обществе. Особое внимание при этом уделяется таким договорам, как заем, купля-продажа, мена, аренда земли. Изучив характеристики данных договоров, Букейханов приходит к следующим выводам: во-первых, предметом договора  являюся как скот, так и деньги. Во-вторых, форма сделки – устная. Однако обязательным условием  заключения сделки является присутствие уважаемых аксакалов.

Поскольку земельный вопрос в конце 19 века – начале 20 века в казахском обществе становится все более актуальным, появляются новые виды  сделок, предметом которых становится земля, Букейханов уделяет огромное внимание и им. В частности, большой интерес он проявляет к договору аренды земли. В зависимости от того, на какой срок заключается данный договор, ученый выделяет два вида договора аренды: краткосрочный и долгосрочный. По договору долгосрочной аренды арендатор уплачивает арендодателю 100 овец; согласно краткосрочному договору арендодатель получает за предоставленную землю с арендатора 25 или 50 овец . “Хозяином зимовки считается арендатор; при аренде части земли хозяевами считаются оба”, - пишет Букейханов А.Н. (5) По всей видимости, под словами “хозяин” Букейханов подразумевает не собственника, а владельца, поскольку, упоминая собственника, он употребляет словосочетание “коренной хозяин”. Заключался долгосрочный договор аренды в двух формах: устной и письменной. При этом обязательным условием заключения договора являлось участие аульного старейшины или бия, которые в случае нарушения договора и возникновения спора могли выступить в качестве свидетелей. Краткосрочная аренда заключается на срок не свыше трех лет.

В уголовном праве Букейханова, прежде всего, интересовала проблема привлечения к ответственности третьих лиц. Дело в том, что на основании циркуляра генерал-губернатора степного края Колпаковского и статьи 17 «Степного положения» 1891 года в казахской степи была широко распространена следующая практика: «…киргизский аул несет ответственность за краденный на его территории скот». (6) Следствием данной негативной практики явилось то, что тысячи киргиз были высланы за конокрадство, в то время как количество такого вида преступлений не уменьшилось, а наоборот, увеличилось. Букейханов, на наш взгляд, приходит к единственно верному выводу: «правительство, допускающее практику ответственности третьих лиц, упраздняет идею государства и возвращает его к тому состоянию первобытных племен, когда люди жили, не руководствуясь нормами права, полагаясь только на физическую силу победителя». (7)

Поскольку в начале ХХ века одним из распространенных видов преступлений было конокрадство, Алихан Букейханов так-же в своих статьях не обошел вниманием и данный вопрос.

По мнению ученого, одним из самых тяжких преступлений в казахском обществе является воровство и как одна из его разновидностей конокрадство. Для того, чтобы доказать казахам, что воровство – это не панацея от всех бед, А.Н. Букейханов изучал законодательство и судебную практику отдельных стран по этому вопросу. Он отмечает, что в Англии за воровство убивали; в России мужик, поймав вора, укравшего у него лошадь, без суда и следствия забьет его до смерти; в Финляндии же воровства нет как такового. По мнению ученого, это объясняется тем, что таковы традиции и характер финнов. Этим самым он дает понять, что распространение воровства у казахов связано, прежде всего, с древними обычаями и традициями, заложенными предками. А поскольку предметом воровства в казахском обществе был в основном скот, то, говоря о традициях, Букейханов по всей видимости подразумевал барымту, являющуюся первоначально способом защиты своих прав, но впоследствии утратившую первоначальное значение и  превратившуюся в банальное  преступное  деяние.   

 Причины распространения данного вида преступлений в современном ему казахском обществе  Букейханов видит в следующем: во-первых, подвижность объекта кражи; во-вторых, экстенсивная форма киргизского коневодства; в-третьих, наличность сбыта краденой лошади  (8).

 А.Н.Букейханов подвергает острой критике деятельность степной администрации, направленной на борьбу с данным видом преступлений, однако, на деле не приведшей  к каким-либо серьезным результатам «…конокрадство, которое хотят уничтожить приемами первобытных догосударственных диких племен, с каждым годом растет и не думает прекратиться» - пишет А.Н.Букейханов  (9).      

 Особое место в воззрениях А.Н.Букейханова занимала  проблема судоустройства и судопроизводства казахов.    

 В начале ХХ века критика существующего порядка судоустройства и судопроизводства прозвучала со страниц его произведений и научных трудов

Являясь сторонником обычного права казахов, Букейханов прекрасно понимал, что в современных ему условиях реанимировать обычное право невозможно, но и жить строго по нормам русского законодательства или шариата так же нельзя. Поэтому он предлагает при разработке законопроектов заимствовать позитивные прогрессивные нормы как в русских законах, так и в шариате.

Вслед за Ч.Ч.Валихановым, А. Кунанбаевым, А.Байтурсыновым Букейханов отстаивает идею традиционного суда биев. Термин «бий» отождествляется им с такими понятиями, как “справедливый правитель”, “справедливое традиционное правление”. С благоговением мыслитель относится к биям, получившим известность благодаря остроте ума, знанию юридических обычаев, справедливости выносимых ими  решений.

Однако с присоединением Казахстана к России традиционный суд биев был уничтожен. Стали процветать такие негативные явления, как бюрократия,  взяточничество, мздоимство. Все это, по мнению ученого, рано или поздно должно было привести к катастрофе.

 Критически Букейханов относится к введению в Казахстане русских мировых судей.  Свою позицию он обосновывает следующим образом. В связи с тем, что население волости насчитывало тысячу семей, а аула – сто семей, количество судей в волости определялось десятью. Мыслитель предвидит, что все тяготы по их содержанию и обеспечению лягут на плечи простых казахов. Государство же, как всегда, дистанцируется от этих проблем. А поскольку казахи всю жизнь занимались скотоводством, то они просто не смогут выплачивать денежные суммы в размере 30 тысяч сомов. Однако проблема, по его мнению, состоит не только в этом, но и в подборе соответствующих кадров. Если среди казахов мало людей, имеющих юридическое образование, то среди русских отсутствуют судьи, знающие быт, традиции, местные обычаи и язык казахов.

 Проанализировав деятельность русского мирового суда, Букейханов  отмечает, что русские судьи не знают ни  казахского языка, ни обычаев и традиций казахского народа. Используя услуги переводчика, они не могут принять справедливое решение. Он считает, что  для вынесения справедливого, обоснованного решения судья должен понимать речь истца и ответчика. В связи с этим  мыслитель  выступает против  насильного насаждения в казахской степи русского судейства. Вместе с тем он не поддерживает и  идею о замене веками складывающегося института бийства  судом мулл-мечетников, разбирающих дела на основе шариата. Нормы шариата награждаются им такими эпитетами, как «архаичный» и «консервативный».

Одним из основополагающих принципов судопроизводства, по мнению Букейханова, должен стать принцип независимости судей. Только этот принцип может обеспечить раскрытие и расследование многих категорий преступлений.

Букейханов постепенно подводит к мысли о том, что в местном судопроизводстве постоянно нарушаются основополагающие принципы: презумпции невиновности, законности. И хотя об этом он не говорит открыто, мы прекрасно понимаем, что он имеет ввиду, когда пишет, что администрацией в целях борьбы с конокрадами «заранее составляются списки «конокрадов» или же: «отныне киргизы могут не заблуждаться насчет законности в крае»  (10).    

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что многие принципиальные идеи концепции А.Н. Букейханова, носившие прогрессивный, демократичный характер, были взяты на вооружение и реализованы  в процессе государственно-правового строительства нашей молодой суверенной республики.

 

Список литературы

  1. А.Н. Букейханов «Бесправность киргизских молодух» - «Туркестанские ведомости»    - 7  (20) марта 1902 года -  № 19.
  2. Там же
  3. Там же
  4. Киригизская Степная Газета Омск, 20 февраля, 1990. №7
  5. Әлихан Бөкейхан Избранное – Алматы, 1995. – С.132
  6. Иртыш, Омск, 1906, 10 октября, №65
  7. Иртыш, Омск, 1906, 15 августа №24
  8. Иртыш, 1906, 10 октября, №65
  9. Там же
  10. Там же
Фамилия автора: Усеинова Г.Р.
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика