Первые законодательные акты о создании военных трибуналов СССР

 Исключительное значение для слома старого судебного аппарата и создания нового суда так же и в Казахстане имел Декреты о суде № 1, опубликованный 24 ноября 1917 года Советом народных Комиссаров, предусматривавший упразднение всех старых судебных установлений, специальных судов, органов прокуратуры, адвокатуры и институтов судебных следователей. Вместо них устанавливалась новая судебная система, состоявшая из местных судов и революционных трибуналов. Велико также влияние Декретов о суде № 2 и 3, принятых в ближайшее к тому время, не только на формирование новой судебной системы, но и на развитие судебных процессуальных процедур. В Декрете о суде № 1 указывалось, что о порядке судопроизводства будет издан специальный декрет. Декрет о суде № 2 действительно касался главным образом вопросов следствия, доказательств, подсудности, участия сторон в процессе кассации и т.д. В Декрете о суде № 3 из процессуальных вопросов освещались, главным образом, вопросы о подсудности. Декретами о суде закреплялся единственный на тот период времени вид пересмотра судебных решений – в форме кассации.

Известно, что в первых декретах Советского государства о суде № 1, 2 и 3 не было подробных процессуальных правил. Поэтому некоторые процессуальные правила закреплялись в специальных инструкциях Народного Комиссариата Юстиции. Так, инструкцией НКЮ от 19 декабря 1917 года «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний» Народный комиссариат юстиции вправе был поставить перед ВЦИК вопрос об отмене несправедливого приговора и направлении его на вторичное рассмотрение. С октября 1918 года обязанности судебно-надзорной инстанции с правом пересмотра, отмены и прекращения уголовного дела были возложены на коллегию Наркомюста. Большое практическое значение в этот период имела инструкция Народного Комиссариата Юстиции РСФСР от 23 июля 1918 года «Об организации и действии местных народных судов», включенная в «Собрание узаконений». Главное значение этой инструкции состоит в том, что в ней впервые подробно изложены процессуальные правила для каждой стадии уголовного процесса, значительная часть которых затем сохранила свою силу в уголовно-процессуальных кодексах всех без исключения союзных республик.

Подсчитано, что всего с 25 октября 1917 г. по 1 января 1918 г. Съезд советов принял 5 декретов, ВЦИК и его Президиум - 109, а руководимый Лениным Совнарком - около 600. Ко второй группе источников можно отнести решения высших органов Коммунистической партии большевиков. В частности: о введении политики военного коммунизма и НЭП, проведении сплошной коллективизации и ликвидации кулачества, о политических репрессиях и т. п. Наиболее важными с юридической точки зрения можно считать принятую на VIII съезде (1919 г.) вторую Программу РКП(б) с разделом «В области судебной» и постановление XIV партконференции (1925 г.) «О революционной законности» и т.п.

Что касается ревтрибуналов, то они были созданы в соответствии с декретом СНК «О суде» № 1 от 22 ноября 1917 г. взамен существовавшей до этого времени системы судебных учреждений. Они были учреждены с учетом революционных исторических традиций и накопленного практического опыта для борьбы с противниками коммунистического режима и преступностью. Первоначально ревтрибуналы функционировали на основании достаточно демократичных принципов. К числу таковых относились выборность их коллегий и участие населения в отправлении правосудия. В период «триумфального шествия» Советской власти подсудность ревтрибуналов постоянно уточнялась и расширялась, ужесточался порядок отбора кандидатов в члены их судебной коллегии, защитников и обвинителей. В своих решениях и выборе меры наказания ревтрибуналы руководствовались не остававшимися в действии законами, а «обстоятельствами дела и велениями революционной совести».

Предварительное следствие по делам, подсудным ревтрибуналам, проводили не только следственные комиссии при советах, но и учрежденные 7 декабря 1917 г. органы ВЧК. Весной 1918 г. в развитии системы ревтрибуналов начался второй период. Согласно декретам от 4 и 29 мая, от 11 июня 1918 г. она была реорганизована в соответствии с формировавшейся большевистской концепцией суда, согласно которой суд являлся органом классовой борьбы.

Ревтрибуналы были ориентированны на борьбу с категориями преступных деяний, угрожавшими существованию советского строя, перечень которых постоянно расширялся. 6 августа 1918 г. ВЦИК возложил на ревтрибуналы обязанность по борьбе с преступлениями в продовольственной области. 6 октября 1918 г. Кассационный отдел ВЦИК передал им дела о преступлениях, совершенных красноармейцами, милиционерами и другими лицами, охранявшими имущество и общественный порядок. «Положение о народном суде РСФСР» от 30 ноября 1918 г. наделило ревтрибуналы правом самостоятельно определять подсудность дел.

Летом 1918 г. первые РВТ были созданы в Красной армии. Официально формирование системы РВТ началось с приказа Реввоенсовета республики от 14 октября 1918 г. об учреждении РВТ республики. К началу 1919 г. в частях Красной армии была сформирована сеть РВТ. Она состояла из РВТ республики, РВТ фронтов, армий и дивизий (отделы РВТ армии). 4 февраля 1919 г. Реввоенсовет республики принял постановление «О революционных военных трибуналах. (Положение)», содержавшее общие правила организации и деятельности РВТ. Военные ревтрибуналы были созданы как учреждения, имевшие скорее формальное, чем действительное соответствие судебным органам.

24 ноября 1918 г. РВТР рассмотрел первое дело - в отношении бывшего председателя реввоентрибунала Южного фронта, который по результатам судебного разбирательства был направлен на испытание в психиатрическую больницу. С этого времени РВТР весьма интенсивно работал в качестве суда первой инстанции. Так, в 1920 году членами этого трибунала, при штате 4 человека, были рассмотрены уголовные дела в отношении 290 человек (всеми же реввоентрибуналами в этом году были рассмотрены дела в отношении 106966 человек). Первым председателем РВТР был назначен К.Х. Данишевский, который затем в начале 1921 года по решению ЦК был направлен на ответственную хозяйственную работу.

12 апреля 1919 г. ВЦИК был утвержден декрет «О революционных трибуналах. (Положение)». Общие ревтрибуналы во многом приблизились к РВТ. Принцип участия представителей народа в отправлении правосудия в ревтрибуналах действовать перестал; был ликвидирован институт народных заседателей; в судебные коллегии допускалось избирание лиц «исключительно из ответственных политических работников». Подсудность ревтрибуналов не была четко определена, она не оспаривалась. Ревтрибуналы не ограничивались в определении меры репрессии.

Декрет о суде №1 от 22 ноября 1917 г., который законодательно закрепил взгляды и идеи правящей партии по вопросам организации нового суда и осуществления правосудия, а также заложил основы советского процессуального права, получившие дальнейшее закрепление в декретах о суде № 2 и № 3, Инструкции НКЮ РСФСР «Об организации и действии местных народных судов», Положении о едином народном суде от 30 ноября 1918 г Декрет о суде №1 явился правовым основанием для организации революционных трибуналов, которые относились некоторыми учеными к полноценным органам правосудия. Однако, например, Н. Крыленко подчеркивал, что история советского судоустройства представлена как системой общих судов, так и системой трибунальской  юстиции с карательно-репрессивными основами. По его мнению, если народные суды руководствовались принципом состязательности и являлись своеобразным посредником между сторонами, то революционные трибуналы были орудием расправы и имели первостепенное значение в борьбе со всей уголовной преступностью, т. е. основным принципом процесса, лежащим в основе осуществления правосудия революционными трибуналами, являлась следственность.

Предоставляя сторонам равные процессуальные права, первые декреты о суде предусматривали гарантии, которые обеспечивали равноправие сторон в процессе. Первые законодательные акты о суде предусматривали возможность участия в судопроизводстве представителей сторон, а также закрепили обязанность суда устанавливать истину и выносить по делу справедливое решение. Декрет о суде № 2 характеризовал судебный процесс как следственный с ярко выраженным участием суда в осуществлении правосудия по делу.

С принятием «Положения» от 12 апреля 1919 г. в истории ревтрибуналов закончился второй период. Завершилось создание автономной системы общих ревтрибуналов. В РСФСР был взят курс на создание тесно взаимодействующей системы карательных органов, в которой главная ставка была сделана на ревтрибуналы, полномочия которых были значительно расширены. 20 ноября 1919 г. ВЦИК принял «Положение о революционных военных трибуналах». В нем наиболее последовательно формулировались положения о РВТ как органах упрощенного правосудия. Подсудность РВТ была расширена. Им передавались дела гражданских лиц о тех деяниях, совершение которых в районе военных действий влекло за собой дезорганизацию в рядах Красной армии. Впервые был дан перечень мер репрессий, которые могли применять РВТ. В их определении они пользовались неограниченным правом. Приговоры РВТ являлись окончательными и обжалованию не подлежали.

К февралю 1920 г. в РСФСР действовали две системы ревтрибуналов: общих и военных. Последняя состояла из сети РВТ Красной армии и из формировавшихся сетей РВТ войск ВОХР, учрежденных 11 января 1920 г., и РВЖДТ, созданных 7 февраля 1920 г. Наличие большого числа ревтрибуналов, функционировавших параллельно и совершенно бессистемно, требовало издания единого закона, регламентировавшего порядок их организации и деятельности.

18 марта 1920 г. ВЦИК утвердил «Основное положение о революционных трибуналах». После принятия нового положения принципы организации и деятельности ревтрибуналов остались прежними. Более того, в условиях наметившегося перехода от гражданской войны к мирному строительству ревтрибуналы не только не утратили своего значения, но и получили, в связи с частичным ограничением полномочий органов ВЧК, реальные шансы повысить свой статус в системе карательных органов. Закон внес коррективы в ряд ранее недостаточно проработанных положений о ревтрибуналах. Были определены приоритетные направления их деятельности. «Основное положение…» подвело нормативный фундамент под объединение ревтрибуналов в единую централизованную систему. Это выразилось во введении в действие общих для всех ревтрибуналов организационных и процессуальных норм и в расширении полномочий Кассационного трибунала. Декрет ВЦИК от 18 марта 1920 г. стал базовым законом для всех ревтрибуналов. Весной 1920 г. был продолжен курс на усиление роли ревтрибуналов в местностях, недавно освобожденных от контрреволюции. Приказом Реввоенсовета республики от 4 мая 1920 г. было разрешена организация военных ревтрибуналов при областных ревкомах и окружных военных комиссариатах. Однако основную работу в тылу должны были взять на себя губревтрибуналы. В связи с этим в их деятельность были внесены коррективы: упрощено их судопроизводство; постановлением ВЦИК от 19 мая 1920 г. они были наделены правом вынесения высшей меры в местностях, объявленных на военном положении Октябрьская революция, приведшая к коренной ломке существовавших общественных отношений, в качестве одной из своих первостепенных задач поставила на повестку дня вопрос о сломе старого и строительстве нового государственного аппарата. Процесс создания, апробации и модификации с течением времени новых органов социалистического государства до сих пор вызывает споры у исследователей данной проблемы. Зачастую в научных статьях и монографиях даются кардинально различные оценки основных аспектов этого процесса. Подобная ситуация является следствием двух причин. Первая из них - субъективное отношение различных авторов (во многом подкрепленное соответствующей идеологией) к тем или иным явлениям исторической действительности, желание обелить или же, наоборот, преподнести исключительно в черных, негативных тонах отдельные этапы развития отечественного государства и права. Вторая причина - гораздо более серьезная по своей сущности - заключается в сложности и противоречивости самого исследуемого периода, к характеристике которого оказываются совершенно неприменимыми однозначные догматические оценки. А ведь именно конкретно-исторические реалии каждого из этапов становления советской государственности играли решающую роль в процессе формирования и функционирования как государственного аппарата в целом, так и отдельных его элементов.

В годы Гражданской войны и военной интервенции советское процессуальное право, основы которого были заложены первыми декретами советской власти о суде, продолжало развиваться. Новая экономическая политика привела к необходимости издания новых законов и законодательного закрепления рассмотрения споров и порядка судебной защиты и охраны прав граждан.

Переход к мирному строительству обусловил сокращение Красной Армии и необходимые структурные преобразования военных трибуналов. В 1921 году в их правовом положении произошло изменение, положившее основу дальнейшего функционирования военных судов как части единой судебной системы государства. Из специального репрессивного органа Революционного военного совета республики и революционных военных советов фронтов и армий они фактически превратились в специализированные судебные органы, созданные для осуществления правосудия в вооруженных силах, а также для рассмотрения дел о совершении наиболее опасных преступлений. Нормативным документом, урегулировавшим эти изменения, было постановление ВЦИК от 23 июня 1921 г. «Об объединении всех Революционных трибуналов Республики». Согласно названному постановлению, в качестве единого кассационного органа и органа ближайшего надзора для всех действующих на территории РСФСР трибуналов, а также судебного учреждения для дел особой важности был установлен состоящий при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете Верховный Трибунал.

В его состав вошли Реввоентрибунал Республики, Главный революционный военный железнодорожный трибунал и Кассационный трибунал. Одновременно упразднялись почти все революционные тыловые военные трибуналы. Функции последних были переданы так называемым «военным» отделениям при губернских революционных трибуналах, а функции Реввоентрибунала Республики - Военной коллегии Верховного Трибунала ВЦИК, которая продолжила работу по надзору и инспектированию местных реввоентрибуналов, оставаясь одновременно судом первой инстанции при рассмотрении определенной категории дел.

В 1922 году Военная коллегия вошла в состав Верховного Суда РСФСР. 23 ноября 1923 г. ЦИК СССР утвердил Положение о Верховном Суде Союза ССР, в соответствии с которым Военная коллегия передавалась в его состав. Фактически она начала работать в составе Верховного Суда СССР в апреле 1924 года.

Первым председателем Военной коллегии Верховного Суда СССР в феврале 1924 года стал В. А. Трифонов, член партии большевиков с 1904 года. Накануне и после революции 1917 года он занимался формированием Красной Армии, являлся активным участником гражданской войны. Возглавляя Военную коллегию в течение двух лет, В.А. Трифонов многое сделал для становления военных трибуналов как судов общей юрисдикции Союза ССР.

Компетенция Военной коллегии в составе Верховного Суда СССР определялась Положением о Верховном Суде СССР от 23 ноября 1923 г. и Наказом Верховному Суду СССР от 14 июля 1924 г. Рассмотрению Военной коллегией подлежали уголовные дела исключительной важности, направляемые ей особым постановлением Президиума ЦИК СССР или пленарного заседания Верховного Суда СССР, а также дела по обвинению в совершении преступлений, отнесенных к производству военных трибуналов, лиц военного ведомства, включенных в особый список, утвержденный Президиумом ЦИК СССР. Согласно постановлению Президиума ЦИК СССР от 28 декабря 1923 г. в этот список вошли должностные лица от начальника штаба РККА до командиров и комиссаров корпусов, а также судьи, начальники особых отделов и прокурорские работники окружного и армейского уровня.

Следует отметить, что в начале 20-х годов была проделана большая работа по кодификации советского законодательства: были приняты ГПК РСФСР 1923 г., УПК РСФСР 1922 г. и 1923 г., Положение о судоустройстве РСФСР от 31 октября 1922 г. и др.

В ГПК РСФСР 1923 г. закреплялось принципиальное положение об активности, инициативе и самодеятельности суда в гражданском процессе. Активная роль суда в процессе не исключала, а предполагала свободу и инициативу сторон в судопроизводстве. ГПК РСФСР 1923 г. явился первым законодательным актом, в котором законодатель попытался документально закрепить состязательный процесс. По новому гражданскому процессуальному законодательству устно происходило не только состязание сторон, но и все разбирательство, т. е. действие принципа устности было немного расширено.

В УПК РСФСР 1922 г. система народных судов и система революционных трибуналов были объединены в единую судебную систему. Он утвердил такие основные принципы уголовного судопроизводства, как гласность и публичность заседаний, устное судопроизводство, ведение процесса на русском языке или на языке большинства населения данной местности. УПК РСФСР так же, как и ГПК РСФСР, закрепил на законодательном уровне необходимость состязательного процесса, хотя на практике доминирующую позицию занимало следственное начало процесса как парная состязательности категория.

Деятельность Военной коллегии в конце 20-30-х гг. в основном была направлена на борьбу с правонарушениями в армии и на флоте и укрепление основ советского государства. С принятием Положений о военных трибуналах и военной прокуратуре (1926 г.) Военная коллегия стала кассационной и надзорной инстанцией для всех военных трибуналов. В те годы на Военную коллегию в законодательном порядке была возложена и роль одного из органов чрезвычайной юстиции, выполнявших функцию политической репрессии в отношении так называемых «врагов народа». В 1934 г. были приняты Постановления ЦИК СССР «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата внутренних дел» и «О рассмотрении дел о преступлениях, расследуемых Народным Комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами». Этими нормативными актами на Военную коллегию возлагалась обязанность по рассмотрению дел об измене Родине, шпионаже, терроре, взрывах, поджогах, иных видах диверсий и подобных им.

Происходило это в сложную историческую эпоху, когда внутриполитическая обстановка, общественное мнение в стране формировались идеологическими установками об усилении классовой борьбы, требовавшими решительной, жесткой борьбы с противниками социалистического строя. В ту пору деятельность всей государственной машины, в том числе и правоохранительных органов, была направлена на борьбу с контрреволюционными деяниями, и военно-судебная система не могла находиться от них в стороне. Так, например, Военной коллегией были рассмотрены: в 1936 году - уголовное дело «троцкистско-зиновьевского террористического центра»; в марте 1938 г. – дело «антисоветского правотроцкистского» блока по обвинению Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова, Г. Г. Ягоды и др.

Бывший член Военной коллегии Никифоровский В. И. так характеризовал тот период: «Мы судили контрреволюционеров на основании совести и правосознания, во что крепко до самозабвения верили».

В «Сталинский период» в процессуальное законодательство были внесены изменения, касающиеся расширения судебной подведомственности и совершенствования норм процессуального законодательства. Конституция СССР 1936 г. закрепляла основные принципы советского правосудия, а также оказывала большое влияние на развитие советской науки судебного права в целом. Ею был установлен важнейший принцип советского правосудия, который заключался в том, что правосудие в СССР осуществляется только судом. Дальнейшее развитие принципы процессуального права получили в Законе о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик 1938 г., которым устанавливалось, что правосудие в СССР осуществляется на началах единого и равного для всех граждан суда, независимо от социального, имущественного и служебного положения, их национальной и расовой принадлежности. Характерной чертой развития процессуального права на данном этапе стал отход на практике от демократических принципов правосудия. Об этом свидетельствуют существенные изменения, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство, в частности, процессуальные гарантии по уголовным делам были сведены на нет.

В заключение следует отметить, что к 1940 году завершается формирование той судебной системы, которая без каких-либо сущностных изменений продолжала действовать в СССР в течение последующих пятидесяти лет, то есть до момента распада самого Союза.

                                             

Список литературы

  1. Декрет СНК РСФСР о суде № 1 // Собрание узаконений РСФСР. - М., 1917. - № 4. - Ст. 50.
  2. Инструкция Народного Комиссариата Юстиции РСФСР от 23 июля 1918 года «Об организации и действии местных народных судов» // Собрание узаконений РСФСР. - М., 1918. - № 53. - Ст.597.
  3. Ушаков И. А. История суда в первый период советской власти (окт. 1917 — июлю 1918 гг.). Дисс. канд. юр. наук. - Л., 1952.
  4. Петухов Н.А. Военным судам России - 300 лет. Электронный документ.// supcourt.ru
Фамилия автора: Естибаев А. С.
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика