Характер современной информационной войны. Взгляд китайских исследователей

В последнее время в печати появляются все новые публикации о возникновении нового типа войн - «информационных войн», которые идут на смену традиционным. Выдающийся герман­ский военный и политический деятель К. Клау­зевиц сказал о том, что «война - есть продолже­ние политики другими средствами». В XXI веке можно сделать вывод о том, что информацион­ная война есть основное средство современной мировой политики, доминирующий способ до­стижения духовной, экономической и полити­ческой власти. В современном мире, учитывая ценность информационных технологий, их роль в информационной войне, как наступательной, так и оборонительной очень важна.

В основе теоретических подходов китайских специалистов в области информационного проти­воборства - взгляды древнекитайского философа Сунь-Цзы. Он первым обобщил опыт информа­ционного воздействия на противника. В своем трактате «Искусство войны» Сунь-Цзы писал: «Во всякой войне, как правило, наилучшая поли­тика сводится к захвату государства целостным; разрушить его значительно легче. Взять в плен армию противника лучше, чем ее уничтожить... Одержать сотню побед в сражениях - это не пре­дел искусства. Покорить противника без сраже­ния - вот венец искусства. Сунь-цзы объясняет важность владения информацией и приемами де­зинформации противника для манипулирования его состоянием и действиями: «Если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части» [1, с.150].

Будущая война, возникновение которой, как считают китайские военные аналитики, может быть спровоцирована сбоем в компьютерных сетях промышленного сектора мировой эконо­мики и будет представлять собой, по существу, бecкoмпромисную борьбу в информационной сфере. Такая война охватит всю совокупность военных, политических и экономических аспек­тов жизнедеятельности людей. На первом плане в ней окажутся информационные системы.

По мнению китайских исследователей, люди, участвующие в информационной войне отнюдь не солдаты (не носят военную форму, не стреляют). Однако они могут принимать стра­тегические решения в качестве персонала так называемых мозговых центров, основа которых специалисты высочайшей квалификации в об­ласти информационных технологий. Скорейшая мобилизация личного состава вооруженных сил в период развития конфликтов теряет свою акту­альность. Вместо этого предусматривается «мо­билизация» информационных центров и всту­пление их в войну первыми.

Воздействие на противника может осущест­вляться косвенным путем, например через Ин­тернет. В этом случае противоборствующей стороне не всегда удастся определить, что это -несанкционированный доступ в информацион­ную сеть компьютерного хакера или происки врага. Такой характер действий предусматривает наличие у каждого компьютерного солдата вы­сокого уровня независимости и инициативы. Он в состоянии работать самостоятельно, без взаи­модействия с кем-либо и, действуя в одиночку, вводить в информационные сети противника та­кое огромное количество бесполезных сведений, что из-за перегрузки каналов связи блокируется нормальная работа информационных систем по­следнего, снижается вероятность ответных дей­ствий. Таким образом, активно сочетая челове­ческий и искусственный интеллект, используя умелую организацию, можно ввергнуть про­тивную сторону в состояние информационного хаоса.

Кроме того, как пишет Панарин, предпола­гается коренное изменение традиционных форм и способов вооруженной борьбы, утверждение приоритета концепции информационной войны и т. д. Информационные технологии - это ключ к овладению всеми остальным и технологиями стремительно развивающегося мира, и так как они поступательно социализируются, а сферы столкновения интересов людей все больше рас­ширяются, то ведение информационного проти­воборства перестало быть занятием исключи­тельно вооруженных сил.

В настоящее время новые концепции веде­ния операций быстро завоевывают себе право на жизнь. Информация уже сама по себе не только своеобразное оружие, но и ценный трофей. Ка­чество, количество и скорость ее передачи пред­ставляют собой ключевые элементы информаци­онного превосходства. По своему воздействию на объект она сопоставима с высокоточным ору­жием и средствами ведения электронной войны. Поэтому надежная защита информации, своев­ременное принятие контрмер по нейтрализации негативного воздействия являются основными пунктами подготовки и ведения информацион­ной войны.

Итак, в информационный век средства и методы, концепции ведения войны коренным образом меняются. Противоборство воюющих сторон может мало повлиять на внешний мате­риальный мир, вызвав разрушение информаци­онных сетей. Шантаж и другие эффективные меры активного характера, применяемые по­средством информационного воздействия, по­зволяют существенно ослабить противника или нанести ему поражение. Кровавый характер во­йны сменяется бескровной конфронтацией ин­формационных систем. Игнорирование вопро­сов информационной войны в настоящее время недопустимо, иначе легко оказаться на задвор­ках исторического процесса [2, с. 215-216].

В широком смысле информационная война - это крупномасштабные боевые действия с пре­обладанием информационной составляющей, характеризующиеся применением специально предназначенных для ее ведения воинских фор­мирований и высокоточного оружия. Если основ­ным средством достижения успеха на поле боя в XX веке были танки, то в будущем им станет компьютер. Это, в свою очередь, подразумевает применение компьютерных вирусов, способных разрушать программное обеспечение техни­ческих средств органов боевого управления и связи, инициировать сбои в системах управле­ния и наведения высокоточного оружия и тем самым значительно снижать боевой потенциал противника. Война с широким использованием высокоточного оружия потребует существен­ного увеличения скорости добывания развед­данных, времени предупреждения об ударах противника, улучшения взаимодействия коман­диров всех степеней, повышения маневренности войск, а значит, и эффективности всех видов ин­формационного обеспечения. Самолеты, танки, корабли и ракеты, изготовленные с применени­ем технологии «стелт», станут основной боевой техникой войск. Боевые действия с их участием, скорее всего, будут напоминать соревнование в быстроте обнаружения и уничтожения, и харак­теризоваться высокой интенсивностью и скоро­течностью.

Китайские военные эксперты пристальное внимание уделяют зарубежным разработкам в области ведения информационной войны. Как и западные военные специалисты, они полага­ют, что информационная война не есть в прямом смысле война на поле боя, подготовкой к кото­рой служат многочисленные учения и маневры войск. Вооруженные конфликты последнего вре­мени побудили их выделить несколько характер­ных черт, присущих информационной войне.

Во-первых, «прозрачность» поля боя. При­вычная «горячка боя» уступает место «хирурги­ческим» методам работы подразделений инфор­мационной войны. Оператор компьютера может осуществлять непрерывный контроль за ситуа­цией, наблюдать отображаемое на дисплее рас­положение своих войск и войск противника, его объекты, концентрацию и перемещение его сил.

Во-вторых, общая координация действий войск посредством создания единого канала управления для всех боевых подразделений и подразделений тылового обеспечения. Все опе­ративные функции указанных формирований (разведка, управление, связь) в этом случае сво­дятся в единую систему. Например, оператор ин­формационного центра, имея данные о количе­стве, составе и координатах выявленных целей противника, производит расчеты для распреде­ления их по средствам поражения, определяет количество необходимых боеприпасов и т. д.

В-третьих, ведение боевых действий в реаль­ном масштабе времени, т. е. немедленное реаги­рование на изменение боевой обстановки.

В-четвертых, точность ударов, отличающих­ся своеобразной чистотой и аккуратностью, по­добной работе скальпеля хирурга.

Все это делает необходимым оснащение во­оруженных сил передовыми информационными технологиями.

Такие вооруженные силы представляют со­бой новую категорию войск с самостоятельной теорией ведения боевых действий, особой орга­низационно-штатной структурой, высоким уров­нем подготовки личного состава и вооружением, полностью отвечающим требованиям инфор­мационной войны. Китайские военные экспер­ты скрупулезно перенимают опыт зарубежных коллег в данной области. Особенно пристальное внимание они уделяют исследованиям в США -единственной стране, где план создания армии нового типа уже имеется на бумаге и постепенно воплощается в жизнь.

Боевые формирования, предназначенные для ведения информационной войны, будут исполь­зовать технологии цифровой связи, целостную систему разведки и боевого управления, высо­коточное оружие. Их арсенал пополнят радары нового поколения, системы опознавания типа «свой - чужой», элементы глобальных навига­ционных систем [3].

В целях приспособления к нуждам инфор­мационной войны организационно-штатная структура вооруженных сил претерпит измене­ния: численность сухопутных войск будет сокра­щаться, а ВМС и ВВС расти; возможно, появятся новые виды вооруженных сил, такие, как косми­ческие силы и информационно-компьютерные войска. Увеличится доля офицеров-профессио­налов, особенно с инженерным образованием. Организация частей и подразделений будет ос­новываться на оптимальной комбинации высоко обученного личного состава и высокотехноло­гичной техники; управление должно стать еще более гибким.

По взглядам руководства КНР, ее вооружен­ные силы в состоянии адекватно реагировать на изменения, происходящие в сфере мирового военного строительства. Пока еще по разработ­кам и оснащению современным вооружением они отстают от развитых стран Запада. Одна­ко китайские военные эксперты полагают, что в свете грядущих вооружённых конфликтов, в частности с применением информационных тех­нологий, их армия способна соответствующим образом ответить противнику, ведь принцип максимального использования внутренних сил в противодействии внешним - в национальных традициях Китая. По уровню информационных технологий и информационного оружия Китай в будущей войне вряд ли сможет превзойти по­тенциального противника, поэтому его страте­гическая линия будет направлена на активную оборону своих рубежей с максимальным при­влечением внутренних ресурсов. В контексте информационной войны это означает усиление мер по маскировке своих войск, повышению активности противовоздушной обороны, атаке и перехвату боевых средств, применяющих вы­сокоточное оружие, в момент, когда противник этого не ожидает, и т. д.

Китайские военные аналитики предпола­гают, что успешное ведение информационной войны потребует от вооруженных сил полного использования преимуществ территории стра­ны и средств разведки в целях раннего выяв­ления намерений противника, его подготовки к наступательным действиям; разработки, со­вершенствования и применения имеющихся на вооружении эффективных информационных технологий; усиления акцента на ведение мо­бильных боевых действий; организации опера­ций по деморализации войск врага; формирова­ния специальных сил ведения информационной войны, их оснащения современным оружием, разработанным на базе новых ИТ. Они уверены, что развитие информационных технологий неиз­бежно вызовет революцию в военном деле и эта революция уже началась. Те, кто первыми при­мут в ней участие, окажутся на гребне процес­са развития человеческого общества, Указанная революция - это, прежде всего революция кон­цепций, а потом уже прогресс в науке и технике, стратегии и тактике, обучении военному делу. Поэтому важнейшей проблемой, требующей тщательной проработки, является подготовка и ведение информационной войны [3].

Говоря об опыте Китайской Народной Рес­публики на поле информационных битв, мож­но сказать, что страна очень преуспела. В Китае была создана мощная государственная система ведения информационного противоборства, ко­торая позволяет осуществлять массированное применение сил и средств в нужное время. Ядром системы являются Исследовательское бюро при госсовете КНР и системно-аналитический центр министерства государственной безопасности. Китайская система ведения информационного противоборства наиболее эффективно действует в финансовой сфере. Она получает информацию от диаспор стран тихоокеанского региона и раз­ведки. Осуществляется тотальный контроль над СМИ как внутри страны, так и в странах тихо­океанского региона. Значительное число газет, теле- и радиоканалов приобретены агентами и офицерами китайской разведки. Посредством контролируемых СМИ осуществляются актив­ные комплексные информационно-психологиче­ские операции [4, с. 153-155].

Значительны успехи китайских спецслужб на территории США. Численность китайской диаспоры в Америке на конец 2010 года - около 3,794,673 млн. человек, что составляет 1,2% [5], основная ее часть сосредоточена на Тихоокеан­ском побережье, где китайская разведка имеет настолько сильные позиции, что американские спецслужбы не в состоянии полностью контро­лировать китайскую активность в таких горо­дах, как Сиэтл, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Хьюстон.

Интересен факт, что США обвинили мини­стерство обороны Китая в том, что китайская ар­мия поддерживает направленную против США деятельность хакеров. Представитель мини­стерства обороны Китая назвал эти обвинения в адрес китайских военных непрофессиональны­ми и безосновательными [6].

Благодаря организованному мощному китай­скому лобби КНР решает на территории США ряд стратегических задач: обеспечивает продви­жение дешевых китайских товаров (Китай за­нимает третье место в списке стран-экспортеров для США), стимулирует рост китайской диаспо­ры за счет эмиграции из материкового Китая, до­бывает для китайской промышленности передо­вые технологии и научные разработки.

Я думаю, Китай, как одна из мировых импе­риалистических стран, осознает всю важность понимания, проведения информационной вой­ны, обеспечении информационной безопасности на локальной и мировой арене. За годы становле­ния в одну из мировых держав Китайская респу­блика набрала бесценный опыт ведения нового типы войны и вырвалась в лидеры информаци­онного доминирования на глобальном уровне.

 

 

 

References

1    Sun'-Czy. Iskusstvovojny. PerevodNatal'jaRybal'chenko. - M.: Sofija, 2008. - 114 s.

2    Panarin I. InformacionnajavojnaiGeopolitika. - M.: Pokolenie, 2006. - 215 s.

3    Dezhin E. N. Informacionnajavojnapovzgljadamkitajskihvoennyhanalitikov //Voennajamysl'. 1999. №6.

4    Panarin I., Panarina L. Informacionnajavojnaimir. - M.: Olma-Press, 2003. - 153 s.

5    CentrperepisinaselenijaSShA. factfinder2. census. gov/faces/tableservices/jsf/pages/productview. xhtml?pid=DEC_10_SF1_QTP8&prodType=table

6    Vashingtonobespokoenaktivnost'jukitajskihhakerov.  kp. ru/online/news/1386827/y

 

В статье предоставлен анализ понимания и ведения информационной войны китайскими исследователями. Новые информационные вы­зовы, с которыми столкнулся Китай, показы­вают, насколько искусны китайские аналитики. Китайская республика влилась в мировое инфор­мационное противоборство и заняла в ней свою, специфическую нишу. Разработка рядов инфор­мационной безопасности как внутри Китая, так и в мировом пространстве воплотилась в информационную защиту, обеспечивающую Ки­таю безмятежное развитие.

Фамилия автора: Е.М. Ужкенов, Т.М. Есназаров
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика