Истоки и история культуры Китая: взгляд современника

Нормы нравственности, сложившиеся меж­ду людьми в повседневной, семейной и дело­вой жизни, являются результатом исторического процесса становления взаимоотношений, эво­люционировавшего на протяжении тысячелетий. Без соблюдения элементарных общепринятых правил того или иного социума не возможны политические, экономические и культурные вза­имоотношения, поскольку индивид не может существовать, не считаясь с другими членами социума, не налагая на себя определенных огра­ничений и обязательств по отношению к другим индивидам.

Безусловно, это закономерно, потому что ежедневно человек взаимодействует в той или иной сфере, налаживая и поддерживая необхо­димые ему взаимоотношения с другими людь­ми, культура общения с которыми может резко различаться в зависимости от сферы интересов и деятельности индивида. В этом плане в отно­шении Китая очень интересна не только деловая культура, но и культура и менталитет народа в целом, поскольку именно они являются состав­ляющими этого понятия.

Формирование в Китае социально-ориенти­рованной рыночной экономики, ее стремитель­ное развитие и усиление влияния на все процес­сы делового взаимодействия в мире обусловили повышенный интерес к изучению современного состояния китайской деловой культуры. Важ­ным аспектом здесь выступает стабильное рас­ширение китайского потенциала и достижений. Эти обстоятельства поставили перед нами про­блему осмысления деловой культуры как актив­ной, детерминирующей реальности в процессах делового взаимодействия. Обнаружилась насто­ятельная потребность анализа общих принципов и специфики функционирования, развития ки­тайской деловой культуры, оказывающей опре­деляющее воздействие на развитие современной деловой культуры, поскольку деловая культура - это необходимое явление современного мира, которое отражает все культурно-цивилизацион-ные изменения нашего мира [1].

Прежде всего, хотелось бы отметить, что китайская культура - это, прежде всего конфу­цианская культура, имеющая давнюю историю, истоки которой ведут к древним учениям Кон­фуция и тесно связаны с понятием «благородно­го мужа», поведение которого должно быть до­стойно, то есть не нарушать древних ритуалов и общепринятых правил [2]. Конфуцианство очень жестко и четко контролировало место человека в социуме. По словам Конфуция, сын должен быть сыном, отец - отцом, подданный - подданным, а правитель - правителем. Младший в семье, как и стоящий ниже по социальному рангу, был обя­зан исполнять свой долг и с большим почтени­ем относиться к стоящим выше, а вышестоящие обязаны справедливо относиться к зависящим от них и беспокоиться об их благе, как родной отец [3]. Именно это мы четко видим в совре­менной деловой культуре Китая - очень четко прослеживаются линии социальных отношений, основанных на подчинении, главной из которых являются «начальник-подчиненный», «мастер-ученик», «отец и сын» [4].

Интересным проявлением специфики мента­литета в данных случаях является то, что более старший и опытный по социальной структуре всегда прав, несмотря на то, что в действитель­ности все может быть наоборот, но подчиненный всегда возьмет всю вину за проступок на себя, чтобы не уронить престиж и авторитет началь­ника, который олицетворяет собой власть. Если провести историческую параллель к древности, то мы можем взять за пример отношения импера­тора и его придворных, министров - все установ­ки и постановления императора воспринимались как должное, поскольку император олицетворял собой небо и считалось, что он представляет его волю и указания, которые дает император, при­ходят к нему свыше. Естественно, император, и его указания не могли подвергнуться какой-ли­бо критике и все исполнялось беспрекословно. Иператора воспринимали не только как сына неба, но и как отца народа, который неустанно думает о благе своего народа.

Еще одним интересным проявлением кон­фуцианского учения является следующее «Все управление государством должно базировать­ся на "ли". Значение "ли" здесь очень объемно. Жэнь здесь включает в себя и любовь к родствен­никам, и честность, и искренность, стремление к собственному самоусовершенствованию, веж­ливость и пр.», причем вежливость, по мнению Конфуция, обязательный элемент для людей, исполняющих государственные функции [5]. И сейчас отчетливо прослеживаются конфуциан­ские начала, укоренившиеся в умах китайцев и переданные из поколения в поколение - «надо помнить одно, когда мы размышляем о китай­ских нравах и обычаях, что, за тысячи лет, что над ними витал поучающий дух Конфуция, ки­тайцы с молоком матери впитывают обходитель­ность; это - «вежливая нация», это определение касается даже крестьянства, даже в отдаленней­ших, от культурных центров, местах» [6].

В нынешний период прослеживается еще одно явление китайской культуры, которое при­шло из древности и играет большую роль в со­временной культуре Китая, - «всеобщее чувство народа», которое воспринималось древними ки­тайцами самым точным проявлением верховной справедливости небес. Коллективизм и группо­вая ориентация как в бытовой, так и в деловой сфере изначально присущи Восточной деловой культуре. В Восточной культуре, в частности в китайской и японской, ячейкой общества яв­ляется не индивидуум, как на Западе, а группа. Человек здесь идентифицирует себя с группой прежде всего и меньше всего как индивидуум, личность. И, по мнению китайцев, начисто ис­ключает из культуры индивидуализм и личност­ное начало [7]. Известный ученый-социолог Герт Хофстеде, составивший свою известную класси­фикацию культур по всем показателям, относит китайскую культуру к коллективной. По мнению ученого, в этой стране коллективизм - атрибут национальной культуры, определяющий тесные социальные рамки, в которых люди надеются на группы, частью которых они являются, в ча­сти заботы и защиты. Многовековые традиции и исторические условия, в которых китайский народ в буквальном смысле слова должен был «выживать», привели именно к такой специфи­ке менталитета и мировосприятия жителей Под­небесной. Вот как описывает это японский про­фессор Хаясэ: "Они питались поначалу одной рыбой, откладывая каждую иену, которую при­носит профессия парикмахера, повара или порт­ного, - описывает он адаптацию китайца к усло­виям жизни в Японии. - Когда средств хватало на старенький велосипед, они приобретали его, и кто-нибудь из семьи превращался в бродячего торговца. Второй ступенькой становился поде­ржанный мотоцикл. На этой стадии китаец дела­ется более уверенным в себе и даже становится агрессивным. Он уже старается не просто про­давать что-нибудь, но и ссужать деньги, товары в долг под проценты. Он обрастал постоянными потребителями и заводил на них бухгалтерскую книгу. Если у него находился родственник или близкий приятель, которые уже миновали эту стадию развития, ему удавалось получить у них взаймы какую-нибудь сумму для приобретения лавочки. Потом он превращался в оптового тор­говца, с которым безденежные люди предпо­читали расплачиваться эквивалентами своего труда или сельскохозяйственной продукцией. Расширяя свою предпринимательскую деятель­ность, китаец приобретал участок земли и стро­ил на ней фабрику, нанимал работников". По этой причине в большинстве стран Юго-Восточ­ной Азии оптовая и розничная торговля, а также импортно-экспортные операции сосредоточены в руках китайских эмигрантов.

В древности и средневековье китайцы даже не могли задуматься о том, что их «всеобщая кол­лективность» - это неправильно. На современ­ном этапе они видят в этом довольно большую проблему, здесь не могло не сказаться влияние Запада, с его личностно-ориентированной куль­турой, в которой человек рассматривается как отдельный объект, личность, и, соответственно, развивается он по большей части самостоятель­но, общество влияет на него, но не в той мере как на китайцев. Пережитки «всеобщей коллектив­ности» прослеживаются у китайцев как в обыч­ной жизни, так и в деловой - все члены компа­нии ощущают себя одной большой семьей, в которой все делается сообща и коллективно. Это создает хорошую атмосферу в компании, но, в то же время лишает ее здоровой конкуренции, а, следовательно и больших достижений, иннова­ций. Работники фирм, конечно, инициативны в работе и очень трудолюбивы, однако конкурен­ция в западном, нездоровом смысле этого слова и у китайцев отсутствует, она проявляется лишь в трудолюбии, доносы и подсиживания здесь редкое дело. Зачастую, в силу своего ментали­тета китайцы сообщают о своей вине самосто­ятельно, поскольку, опять же, основываясь на мировоззрении китайцев (отец-сын, наставник-ученик), это считается абсолютно правильным в их подсознании, признаться старшему (началь­нику) в своей ошибке.

Если говорить о китайском трудолюбии, и конечно, о его роли в китайской деловой куль­туре, мы не можем не рассказать и не оценить объективно знаменитую китайскую деятель­ность. На самом деле, трудолюбие китайцев - это их естественная конкуренция, в самом положительном смысле этого слова. Если обра­титься к статистическим данным, то граждане КНР, как выяснилось, отдыхают меньше дру­гих жителей планеты, среднестатистический местный труженик получает от работодателя всего 21 день оплачиваемого отпуска. Также известно, что подавляющее большинство жите­лей Китая (80%) работают по графику полной занятости, при этом каждый третий китаец в этом году не планирует брать отпуск, а каждый пятый - зачастую трудится без выходных [8]. Конечно, это обуславливается не только при­родным трудолюбием народа, но и относитель­но невысокими зарплатами среднестатистиче­ских работников, и их прожиточным уровнем, однако, нужно отдать должное китайцам - они старательно и усердно трудятся на благо своих компаний, что формирует у иностранцев по­зитивный имидж китайских работников. Этот фактор так же объясняет, почему многие круп­нейшие фирмы переносят свое производство в Китай - благоприятная инвестиционная среда, политическая стабильность, и конечно - деше­вая и трудолюбивая рабочая сила.

Как одну из черт китайской культуры, как и китайской деловой культуры, хотелось бы отметить приверженность традициям и своим историческим корням. Хотя деловая культура -относительно молодое понятие, а Китай не так давно начал построение своей экономики и, со­ответственно, вместе с ней деловой культуры, все же у китайцев уже успели сложиться опре­деленные каноны деловой этики, которые не­обходимо знать всем иностранцам, желающим «делать бизнес» в КНР. К примеру, у китайцев существует традиция визитных карточек (опре­деленный цвет, двуязычие, размер визитки), так же, как и ход переговоров при заключении дело­вых сделок, который разделяется на три этапа, каждый из которых четко следует друг за другом и подчиняется своему распорядку.

На самом деле, в деловом этикете Китая, в его деловой культуре, прослеживается очень четкая связь, повторимся, с конфуцианскими правилами и традициями, зная которые, можно легко найти общий язык с китайцами, понять их ментальность и ход их мысли. Конечно, запад­ная культура не могла не повлиять на деловую культуру китайских бизнесменов и офисных ра­ботников, и все же, в основном доминируют на­циональные традиции. Пожалуй, единственным ярким проявлением западной культуры является только официальный стиль одежды, европей­ский. Хотя, на самом деле, можно сказать, что в этом случае на китайскую деловую традицию повлияла трансформация самого китайского об­щества и смена временных ориентиров, которые влияют на жизнь, ее уклад не только одного че­ловека, одной страны или региона, но на жизнь и трансформацию мира в целом, что стало обы­денным явлением в условиях глобализации и об­разования крупнейших ТНК по всему земному шару.

Во многих чертах китайский менталитет и система мировоззрения повторяют системы вос­точных стран, но, тем не менее, есть существен­ные различия - он основан не на вере и покорно­сти, а скорее, на принципах осознанного долга, что касается этики, нормы, представлений о со­циальной гармонии, о роли мудрых старших и идентифицируемой с ними администрации, в конечном счете и государства, империи. Как и в исламе, сфера чувств в конфуцианской традиции ограничена и сознательно направлена в сторону преданности системе, мудрости старших, пости­жения знаний и т. п. В Китайско-конфуцианской системе социального общения действует более равнозначная модель взаимоотношений между полами, женщина здесь обладает теми же пра­вами и свободами, что и мужчина, что так же хорошо проявляется в бизнесе, поскольку в КНР довольно высокий процент женщин-предприни­мателей - около 20% [9], что является высоким показателем в развивающейся стране.

Китайский деловой этикет, социальное об­щение, экономическое чудо - все это следствие конфуцианского учения, укоренившегося в умах китайского народа много веков назад, и, тем не менее, приносящего свои плоды и поныне. Кон­фуцианство развило, пожалуй, самые лучшие и в то же время, самые характерные черты в ки­тайцах, которые позволяют этой стране и народу добиваться новых успехов и свершений.

 

References

1      Aruyunov C. A. Narody I kulturi: Razvitie i vzaimodeistvie. - M.: Nauka, 1989.

2       chinamodern. ru/?p=5690

3      Gurevich P. C. Kulturologiya. - М., 1996. Drevnekitaiskaya filosofiya: Sobranie tekstov v 2 t. T. 1. - М.,1972.

4      Kukushin V. C. - Delovoi etiket. М. -R. na Donu. Izd. "Mart". 2003. Str. 161.

5      Perelomov L.C. "Konfucii: zhizn, uchenie, sudba". - М., 1989.

6      magazeta. com/chinese_books/2010/02/05/customs/

7      Erasov B. C. Kultura, religiya I civiluzaciya na Vostoke. - М., 1990.

8       naim. ru/nodes/Китайцы-самая-трудолюбивая-нация004529. html

9       centrasia. ru/newsA. php?st=1095196260

Фамилия автора: E.М. Ужкенов, О.А. Литвинчук
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика