KZ - Фактор или вселенная тюрков

В условиях XXI века доказать этническую принадлежность той или иной великой лич­ности к какой-либо общности людей при нали­чии мощного арсенала генной инженерии, на­верное, не составляет особого труда, тем более, если речь идет, к примеру о Чингисхане. На планете насчитывается очень много прямых наследников Великого Потрясателя Вселенной. К сожалению, наши обращения в компетентные органы, с просьбой сделать ДНК - исследова­ния останков старшего сына Чингисхана, по­коящегося в горах Улы-Тау Центрального Казахстана, пока не увенчались успехом. В этой связи нами была поставлена задача - исследо­вать кочевнический мир Великой Степи от реки Хуанхэ на Востоке до степей Паннонии на Дунае, начиная с позднего неолита, эпохи бронзы, а также историю и хронологию их многочисленных завоеваний. О том, что этот мир таит в себе много тайн, можно понять, изу­чив «Хронику человечества» Бодо Харенберга [1] и «Историю человечества» нескольких ав­торов, во главе с Бригиттой Байер [2]. К при­меру, о шумерах Бодо Харенберг пишет сле­дующее: «...Не ясно, когда они ушли из Цен­тральной Азии. Известно лишь, что, слившись с местным населением этой территории, на ру­беже IV-III тысячелетий до н.э., шумеры соз­дали древнейшую из известных цивилиза­ций ...». Понятно лишь одно - этот народ в Месопотамию пришел из степей Центральной Азии. Выдающийся египтолог, француз Г. Мас-перо считал, что шумеры являлись скотовод­ческим народом, пришедшим в Месопотамию именно из степей Северной Азии, а коренным, автохтонным народом Двухречья являлись восточно-семитские племена [3]. Известный ученый Курт Вальтер Керам пишет: «Шумеры принесли с собой более высокую, в основном вполне сформировавшуюся культуру, которую они навязали семитам» [4]. По утверждению другого ученого Карлтона Куна, пришедшие в Месопотамию шумеры уже владели секретом выплавки бронзы и технологией изготовления предметов из драгоценных металлов [5].

Говоря об этническом происхождении шу­меров через их языковую принадлежность, крупный казахский языковед и культуролог О. Сулейменов в своей книге «Тюрки в доисто­рии» [6] пишет следующее: «. целый ряд па­раллелей убедил меня в том, что тюркское письмо в своей основе иероглифическое и вос­ходит к «старошумерскому».

Переносясь в Древний Египет середины второго тысячелетия до н.э. (примерно 1650 г. до н. э.) Бодо Харенберг пишет: «Север Египта захватили гиксосы - азиатский народ, вероятно семитского происхождения.». То, что этот народ к семитам никакого отношения не имеет, а принадлежит, по мнению многих западных ученых к т.н. «азиатским скифам», подробно описано в моей книге «Под знаком волка. Тюрк­ская рапсодия» [7]. В декабре 2012 г. в Коро­левском географическом обществе Великобри­тании состоялась презентация английского из­дания этой книги, «Under the wolfs nest. Turkic Rhapsody» («Хертфордшир пресс», Лондон, 2012 г.), а в марте 2013 г. с лекцией по содер­жанию данной книги я выступал перед пре­подавателями и студентами Кембриджского (Лон­дон, Великобритания) и Эдинбургского (Шот­ландия) университетов. Но в данном случае опять интересен факт захвата азиатскими ко­чевниками территории Египта. Именно эти при­шельцы познакомят впервые египтян с боевыми колесницами, а сам период правления гиксосов, создавших XV династию фараонов, историки назовут периодом расцвета этой страны.

О приходе в Малую Азию около 1900 г. до н. э. других загадочных пришельцев этот автор отмечает: «. Хетты небольшими группами пере­мещались в Восточную Анатолию с северо-востока, вероятно, через Каспийскую низмен­ность, . Смешавшись с местным населением, они основали мощные государства.» [1 ]. В цитированной выше своей книге, я со ссылкой на академиков Н.Я.Марра и С.П. Толстова пи­сал о схожести языков хеттов и поздних тюрк­ских народов.

Говоря о периоде так называемой микенской цивилизации Древней Греции, Бодо Харенберг пишет: «Происхождение микенцев (ахейцев) не­известно, как и греческого языка. Видимо, еще в XXII до н. э. на север Пелопоннеса вторглись завоеватели, говорившие на неизвестном здесь языке.». В то же время, Л.С.Клейн - автор монографии «Время кентавров. Степная пра­родина греков и ариев» [8] пишет, к примеру, что греческий антрополог Л.Ангел, исследовав­ший черепа микенцев, установил, что они при­надлежат к древнему населению внутриконти-нетальных степей. Со ссылкой на немецкого ученого С.Пеннера, словацких археологов Я.Лихардуса и И. Владара он отмечает уди­вительное сходство микенской и степных куль­тур Древнего Турана. В другом месте, по­вествуя о крушении микенской культуры, этот автор говорит: «Микенская культура погибла под ударами дорийских завоевателей около 1200 г. до н.э., разграбивших основные микен­ские центры. Дорийцы, имевшие более совер­шенное железное вооружение и конницу, всту­пили в борьбу с эгейцами, которые пользова­лись еще бронзовым оружием».

Здесь нас опять просветили, что какие-то кочевники-дорийцы, имевшие более совершен­ное железное вооружение, а, главное, конницу, заменивших ставшими уже архаичными - бое­вые колесницы, изгнали из благодатных мест ранее пришедших сюда кочевников - ахейцев. А неизвестным языком, на котором говорили завоеватели и первой, и второй волны, как будет установлено учеными позже, будет хо­рошо нам знакомый скифский язык.

О скифах же этот автор, говоря уже о сере­дине первого тысячелетия до н.э. (примерно 625 г. до н.э.), пишет: «Ираноязычные кочев­ники-скифы около середины VII в. до н.э. втор­глись в Переднюю Азию. В VIII в. до н. э. они обосновались в степях Северного Причерно­морья, откуда вытеснили обитавших там ким­мерийцев. Скифы дошли до границы Египта и приняли участие в разгроме Ассирии».

В цитированной выше нашей книге «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» приводятся доказательства не ираноязычности, а тюрко-язычности скифов, а что касается якобы вы­тесненных ими киммерийцев, то вместе с этим этнически родственным народом скифы ре­шали общую задачу установления контроля над территорией Малой Азии - традиционного места обитания тюркских народов.

Примерно то же самое об указанных на­родах и государствах говорится и в книге «Исто­рия человечества». Например, повествуя об эпохе заката государства Шумеров, автор пи­шет: «Около 2000 г. до н.э. племена эламитов, пришедшие с востока, захватили и разрушили Ур. Затем Шумерское царство было завоевано кочевниками - амореями» [2].

Снова и снова авторы указанных энцикло­педий повествуют миру о каких-то грозных, бес­страшных кочевниках, которые придя с бескрай­них азиатских степей с легкостью покоряли оседлые народы и их территории. Так было не только в Месопотамии, Египте, Балканах, но и на окраинах Западной Европы и Восточной Азии. К завоевателям Передней Азии, пришед­шим из евразийских степей миттанийцам и кас-ситам, на востоке присоединились шанцы и чжоуцы, которые, начиная с XVIII в. до н. э., создавали в Поднебесной правящие династии кочевых народов Азии, а на самом дальнем Западе пришельцы - кельты, бритты, саксы, пикты и другие скотоводческие племена - соз­давали будущую цивилизацию великой Британии.

Забегая вперед, отмечаю, что эти народы ни­куда не исчезли, сегодняшние казахи, татары, киргизы, турки и другие родственные народы являются их этнокультурными потомками и точно также, как сегодняшний тюркский мир связан узами кровного родства, также и отме­ченные выше обитатели Великой Степи были этнокультурными, единокровными братьями.

Что касается индоевропейцев, то это назва­ние кочевых и полуоседлых народов вошло в научный обиход по причине того, что счи­талось, что их прародиной являются террито­рий современных Индии, Пакистана, Ирана и других стран азиатского континента. Им при­писывались европеоидные черты и достижения эпохи бронзы. В науке закрепилось мнение, что на территорию Казахстана индоевропейцы пришли в VIII в до н. э. с Передней Азии и при­несли с собой век железа и плоды технологи­ческой революции. Сами казахстанские ученые считали, что казахи не автохтонны на собст­венной территории, а мигрировали в евразий­ские степи в V в н.э. с территории Монголии и Северного Китая, а автохтонами нынешних казахских земель были опять - таки какие-то индоиранские племена. И, таким образом, все лавры покорителей Китая, Индии, Месопо­тамии, Малой Азии, Греции, Египта, европей­ских стран, отмеченные в указанных энцикло­педиях, отдавали этим мифическим индоевро­пейцам и индоиранцам. Сегодня, эта ситуация меняется. Такие известные ученые, как ирлан­дец Дж. П. Мэллори, англичанин Г. Чайлд, немец Э. Валле, американские ученые М. Гим-бутас и Д. Энтони, казахстанские ученые О.Ис-магулов, А. Нарымбаева и Ж. Байжумин и дру­гие считают, что, наоборот, с активной экспан­сией народов евразийской степи скифско-тюрк-ского происхождения «визитной» карточкой которых является домашняя лошадь, колесный транспорт, курганные погребения, боевые то­поры-кельты, непревзойденные боевые луки и кривые сабли, связано возникновение культур­ных явлений позднего неолита на Балканах, Средиземноморье, Малой Азии, Китая и других странах. Более того, ирландский исследователь Дж. П. Мэллори [9] «Индоевропейская праро­дина», вообще считает, что никакого проникно­вения никаких мифических «проиндоевро-пейцев» на территорию Центральной Азии ни­когда не было. Это точка зрения полностью со­гласуется с исследованиями крупного казах­ского ученого, профессора истории О.Исмагу-лова [10] («Население Казахстана от эпохи бронзы до современности», который считает, что территория Казахстана, как минимум, на­чиная с эпохи бронзы никогда не была оккупи­рованной иноземными племенами, казахи и их предки всегда были автохтонами на своей ны­нешней территории проживания. 

В этой части статьи постараемся обосновать тезис об этнокультурном единстве современ­ных тюрков с их историческими предшест­венниками, о которых говорилось выше, в том числе кельтами, киммерийцами, скифами, гун­нами и более ранними андроновцами бронзо­вого века. Ж. Байжумин в своей фундаменталь­ной работе «Туран. Взгляд на историю челове­ческого общества» приводит данные из трудов многочисленных авторов, подтверждающих этот тезис [11 ]. С любезного разрешения автора дан­ной работы приводим некоторые из этих до­водов, не апеллируя постоянно к источнику. Так, например, крупнейший советский историк - востоковед, академик А. Н. Бернштам в своей работе «Происхождение турок. Проблемы исто­рии докапиталистического общества» пишет: «Непосредственным субстратом турецкого (тюрк­ского) этногенеза являлось гуннское общество, непосредственным же предшественником по­следнего - скифское. Гунны, как азиатские, так и европейские, выросли на скифской почве. Теории, связывающие гуннов с турками (тюр­ками), прокладывают путь к тому, чтобы назы­вать и скифов турками (тюрками)» [32]. Восточ­ные гунны или, по Гумилеву, народ хунну -родственны европеоидным кочевникам жунам, составившим костяк, правящий класс шанского и чжоуского Китая, и более раннего царства Ся, причем, сами жуны пришли в восточную часть Центральной Азии еще в эпоху энеолита, т.е. в 4-3 тысячелетия до н.э.

Знаменитый греческий врач и мыслитель Гиппократ, живший в V в. до н.э. в своем сочи­нении «О воздухе, водах и местностях» [14] пи­сал: «В Европе есть скифский народ, живущий вокруг озера Меотида и отличающийся от дру­гих народов. Название его савроматы». Т.о., Гиппократ устанавливает родственность более ранних скифов (упоминаются, начиная с XV в. до н. э.) и савроматов (разница между ними почти тысяча лет). Еще больший временной отрезок, отделяющий скифов и готов (упоми­нается впервые с 214 г.н.э.) не мешает также установлению их родства. Так, например, древ­негреческий историк Афанасий Публий Герен-ний Дексипп, живший в III в н. э. писал: «Скифы, называемые готами, большой массой перепра­вившись при Деции через реку Истр, подвергли опустошению подвластную римлянам страну.» [15]. Далее, киммерийцев и гуннов отделяют как минимум два тысячелетия. О них визан­тийский историк Прокопий из Кесарии писал: «. В древности великое множество гуннов, ко­торых тогда называли киммерийцами.» [16], т. е. и здесь преемственность налицо. Наш со­временник, российский ученый Ю.Н. Дроздов со ссылкой на русского историка Андрея Лыз-лова, который, в свою очередь комментирует польских хронистов Средневековья, Стрыйков-ского, Бельского и Ваповского, пишет: «. По словам Андрея Лызлова. половцы, печенеги, гепиды, литва и старые пруссы (т.е. не тевтоны) происходят от тюркоязычных кимвров (кимме­рийцев - К.З.) и готов...» [17]. Т.о., мы узнаем, что почти современные нам половцы, печенеги, литва и пруссы этнокультурные потомки древ­них киммерийцев и готов.

Что касается завоевателей Британских остро­вов, создателей «культуры шнуровой керамики», кельтов, то о них древнегреческий историк и географ I в. до н.э. Страбон писал: «Я утверж­даю согласно с мнением древних эллинов, что подобно тому, как известные народы северных стран назывались одним именем скифов или номадов, как называет их Гомер, а впослед­ствии, когда стали известны и западные страны, их обитатели назывались кельтами и иберами или смешанно кельтоиберами и кельтоски-фами.» [18]. Кельты - это самоназвание на­рода, а римляне их называли галлами. Свой этноним это племя получило от казахского слова «келте», со значением «короткий». Бое­вые ладьевидные топоры (балта) с короткой рукояткой были основным оружием этого воин­ственного народа. Короткие юбки кельтов-шот­ландцев тоже имеют данную семантику. В со­временном казахском народе потомками кель­тов являются, к примеру, найманские Балталы, предки которых в начале второго тысячелетия до нашей эры проживали на южном побережье Скифского (позже получившего название Бал­тийского) моря и оттуда пришедшие на острова Туманного Альбиона.

Британский ученый Гордон Чайлд в работе «Арийцы: Основатели европейской цивилиза­ции» [12] полностью соглашается с другим ученым Миннзом, согласно которому скифы были этногенетическими и культурными пред­шественниками «гуннов, татар и печенегов». О предшественниках западных гуннов, кавказ­ских аланах арабский историк Абул Фида не­двусмысленно заявляет: «Аланы - суть тюрки, которые приняли христианство.» [13].

Другой британский ученый Хэлфорд Ма-киндер в электронной работе «Географическая ось истории» пишет: «Через степи из отдель­ных и неизвестных уголков Азии направлялась в створ, образуемый Уральскими горами и Кас­пийским морем, начиная с V и по XVI столе­тие, беспрерывная чехарда номадов-туранцев: гунны, авары, болгары, мадьяры, хазары, пече­неги, куманы, монголы. Большая часть совре­менной истории может быть написана как ком­ментарий на изменения, прямо или косвенно являющиеся последствиями тех рейдов». До этого, еще в XIX в. другой ученый-синолог из Англии Э.Х. Паркер в работе «Тысяча лет из истории Татар» четко заявил: «Скифы, гунны и тюрки были различными стадиями истори­ческого развития одних и тех же племен» [19].

В работе российских авторов К. Ф.Смирнова и Е.Е. Кузьминской «Происхождение индо­европейцев в свете новейших археологических открытий» говорится о том, что с завоеваниями гиксосов Египта связано развитие в долине Нила коневодства и достижение наивысшего расцвета египетского искусства. С завоева­ниями хеттов Малой Азии там прочно утвер­дился культ коня, а в Греции с приходом кочев­ников-ахейцев - культ боевых конных колес­ниц. Авторы делают вывод, что эти страны были завоеваны некими народами-всадниками, которых в Вавилоне называли касситами, в Ассирии - миттаницами, а в Египте - гиксо-сами [20]. Но мы-то знаем, что именно предки казахов на территории современного Казах­стана еще в IV тысячелетии до н.э. приручили лошадь, и именно с территории Казахстана культ лошади вместе с завоевателями - туран-цами распространялся по всему континенту. В этой связи Ж. Байжумин приходит к однознач­ному выводу, что «хронологические данные могут свидетельствовать о том, что хетты, кас-ситы и миттанийцы Древнего Востока, гиксосы Палестины и Египта, ахеяне Греции и шанцы Китая были представителями единой истори­ческой волны скотоводов Турана, покинувших его приблизительно в одно и то же время в восточном, южном и юго-восточном направле­ниях». Добавим от себя, что сегодня потомки этих народов в русско-язычном варианте назы­ваются тюрками, в арабо-язычном - это ат-түрк, в латино-грекоязычном - турки, а в тюр-ко-язычном варианте - атұрғы, дословно -«разящие с коня». Российский исследователь Ю. Н. Дроздов в своей книге «Тюркоязычный период европейской истории» [21 ], сам того не подозревая, раскрыл глубинную сущность этно-термина «тюрк-атұрғы», обозначающего народ, первым приручившим коня, и в образе кентавра разящего врагов копьем и стрелами своего не­превзойденного лука. Завоеватели евразийской степи - скифо-гунно-тюрки народами завоеван­ных стран назывались по-разному, но неко­торые из названий сохранились до наших дней. К примеру, хетты Малой Азии - это поздние тюркогерманские племена гетов-готов, в Си­бири XXI века - это кеты, в Казахстане - кете. Потомки миттанийцев и мидийцев среди казах­ских матаев; ахейцев среди аргынов; эламиты среди родов казахских Әлімұлы; шанцы среди найманов; шумеры среди дулатских шымыров и т. д.

Казахстанская исследовательница А.К. Нарым-баева в своей работе «Туран - колыбель древ­них цивилизаций» пишет: «Как в свое время аркаимо-сынтастинская культура в конце эво­люционного развития переросла в андронов-скую, а андроновская - в сакскую культуру, точно также сакская культура на всем степном пространстве еще со второй половины I-го тысячелетия до н. э. эволюционно перерастает в гуннскую, позже в тюркскую культуру. Это этапы, периоды развития культуры одного и того же народа.» [22].

По этому же поводу Ж. Байжумин поясняет: «Довольно «мягкое» включение различными кочевыми обитателями Турана в свой состав родоплеменных групп других кочевых «на­родов» объясняется очень просто - их этно­культурным единством. По этой причине ос­новная часть киммерийских родов сравнитель­но легко вошла в состав скифских, скифских - в состав сарматских, сарматских - в число гот­ских, а затем весь этот исторический конгло­мерат киммерийско-скифо-сармато-готских ко­чевых племен плавно влился в состав гуннов»[11].

Историки всего мира знают о Великом пе­реселении народов, охватившем Европу в на­чале первого тысячелетия нашей эры и бук­вально перекроившем всю политическую и этническую карту Старого света. В этом гран­диозном перемещении народов главную роль сыграли т.н. «германские племена». Так вот, из примерно 230 «германских» племен-участ­ников Переселения, как установил Ж.Байжу-мин, 200 сегодня входят в номенклатуру родов современного казахского народа, а остальные в китайских летописях проходят как туранские племена Центральной Азии.

Думаю, мы привели достаточное число ар­гументов в пользу утверждения о том, что все кочевые племена, отмеченные в рассматривае­мых энциклопедиях Бодо Харенберга и Бри­гитты Байер, которые, уходя из степей Евразии, завоевывали оседлые народы Малой Азии, Греции, Месопотамии, Египта, Китая, восточ­ной и западной Европы, родственны между собой и являются этнокультурными предками современных тюркских народов. 

Почему, с какой целью кочевые скотоводы евразийских степей захватывали оседлых зем­ледельцев периферийных окраин? Почему не происходило обратного? Современная наука раскрывает причины культурных и военных преимуществ и экспансий одних народов над другими, происходивших только в результате фундаментальных открытий этноса-первоот­крывателя, особенно в области вооружений, ко­торые потом использовались в завоевательских целях. В нашей книге «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» отмечается, что кочевники получили решающее превосходство над осед­лыми народами в результате приручения в IV тыс. до н. э. на территории современного Ка­захстана дикой лошади, позже - изобретения способа получения железа и изделий из него, в первую очередь, оружия. После изобретения седла, железных стремян и удил, кривой сабли и железных наконечников стрел, наш предок стал непобедим, а завоевывая оседлые народы теплых стран, приносил им в образе бесстраш­ных кентавров цивилизацию Великой Степи.

Выдающийся американский ученый Генрих Хьюнс Морган в своем капитальном труде «Древнее общество» о нашем предке написал следующие бессмертные строки: «Когда вар­вар, продвигаясь вперед, шаг за шагом, открыл самородные металлы и научился плавить их в тигле и отливать их в форме; когда он сплавил самородную медь с оловом и создал бронзу: и, наконец, когда еще большим напряжением мысли он изобрел горн и добыл из руды железо - девять десятых борьбы за цивилизацию было выиграно» [23].

О том, что именно туранцы-скифы были теми самыми варварами, умениями и знаниями которых было изобретено железо в своих тру­дах показали древнегреческие ученые и мысли­тели, в том числе, Эфор, который название же­леза не употреблял без приставки «скифское». Гелланик считал, что употребление железного оружия тоже принадлежит скифам [23]. Обла­датели железа и изделий из них получили огромное преимущество перед другими на­родами хотя бы по той причине, что мера железа в те времена стоила дороже меры зо­лота. Крупнейшие советские ученые В.М. Ма­сон и Н. Я. Мерперт пришли к выводу, что колесо и колесный транспорт были впервые созданы степняками [24]. Историк и философ Диоген Лаэртский приписывает скифу Ана-харсису изобретение плуга, гончарного круга и якоря. Скиф Хирон, учитель Геракла, Ахилла и других героев Эллады первым составил не­бесный глобус и разделил Зодиак по созвез­диям. Еще один скиф - Абар, друг знаменитого математика Пифагора, изобрел средство борь­бы с эпидемиями чумы. Геродот упоминал, что Скифия - страна гипербореев, изобрела флейту, свирель и лиру, а англичанин Гордон Чайлд приписывал ариям Турана открытие поэти­ческого слога.

Почему именно кочевой образ жизни спо­собствовал культурному росту его привержен­цев объяснил очень просто известный русский историк XIX в. В. В. Григорьев: «Несомненно, что для укрепления мысли необходимы два ус­ловия: досуг и общение. Кочевые же в отно­шении к тому и другому находятся в поло­жении гораздо более выгодном, чем землепа­шец. Горизонт ума у кочевника шире, чем у селянина, мыслительные способности его гиб­че, сообразительность живее».

И все же ответ на вопрос, почему именно и зачем кочевые племена захватывали и доми­нировали над оседлыми народами, будет не­полным без привлечения философии, опять зародившийся в Азии, среди варварских племен Поднебесной империи. Речь пойдет об отдель­ных аспектах философско-мировозренческого учения Дао. 

Как известно, основу развития всего мате­риального мира образует учение о взаимодей­ствии противоположных начал, развитое еще в трудах мыслителей Древней Греции, таких, как Гераклит, Анаксимандр и других, и получив­шее законченное выражение в трудах Гегеля. Ж. Байжумину принадлежит гениальная идея применить этот закон единства и борьбы про­тивоположностей к развитию человеческого общества, выделив в качестве главных состав­ляющих, так сказать, субъектов этого явления, две основные культурно-хозяйственные общ­ности людей - подвижных скотоводов и осед­лых земледельцев. Изначально эти общества скроены из противоположных начал, выражаю­щихся, прежде всего, их отношениями к мате­риальному миру. У кочевника главное богат­ство - скот, а все его материальные ценности помещаются на крупе его коня и в походной юрте. Он не строит дома - дворцы, не собирает в них атрибуты роскоши и не копит драго­ценности, тем более, не имеет счетов в банках по меркам XXI века. Древнегреческий ученый IV в. до н.э. Эфор о саках писал следующее: «Саки, пасущие овец - скифские племена. Они живут в Азии, потомки справедливых кочев­ников, они не гонятся за богатством, друг перед другом честны. Они кочуют в повозках, пьют молоко. Препятствуют развитию частной соб­ственности, всей собственностью пользуются сообща» [25].

Тот же, кто трудится на земле - совсем дру­гой и, сам того не замечая, становился рабом своего дома и имущества.

Духовная жизнь кочевника и земледельца тоже разительно отличаются. Если первый, по замечанию цитированного выше ученого В. Григорьева, склонен к размышлениям о тай­нах строения мироздания, смысла земного су­ществования, постоянно задумывается над вопросом - кто я, человек, и зачем я пришел в эту жизнь, то житель оседлый постоянно ду­мает о хлебе насущном, тяжелый труд на земле не оставляет ему времени задумываться о смысле жизни. Известный античный историк Страбон, живший на стыке старой и новой эры, пишет: «Номады занимаются больше войною, чем разбоем, а войну ведут из-за дани, ... они довольствуются получением условной, умерен­ной дани, не для наживы, а для удовлетворения ежедневных жизненных потребностей... Земле­дельцы же, хотя и слывут в отношении воин­ственности за людей более мирных и более цивилизованных, но, будучи корыстолюби­выми, не воздерживаются от разбоев и тому подобных незаконных средств к обогащению» [26]. Мы еще вернемся к более точной оценке сути кочевника, данной великим римским историком и философом - война для него не средство обогащения или разбоя, а нечто дру­гое, связанное с его высшим предназначением. Арабский историк аль-Джахиз писал: «Тюрки не знают ни лести, ни обмана, ни высокомерия к близким, ни притеснения сотоварищей» [13]. О воинской доблести тюрков-кочевников сла­гались легенды. В древних китайских источ­никах по этому поводу говорится: «. Для гун­нов бой - как пахарю пахать.», а средне­вековые арабы с изумлением констатировали: «Тюркам разгромить врага в пух и прах, что книгу перечитать.» [13].

Таким образом, кочевник - скотовод и осед­лый земледелец - прямо противоположные типы в духовном и материальном плане. В то же время они едины и не могут существовать друг без друга, олицетворяя, в первом случае -мужское начало - Ян, во втором - женское Инь.

Попробуем разобраться в этом сложном воп­росе их предопределенного единства. В свое время античный историк Помпей Трог ввел в оборот выражение «Изгнанники из Скифии», обозначающее племя или народ, вынужденно покинувшее степи Евразии и нашедшее новую родину на территории оседлых земледельцев и, что очень важно - на правах ее хозяина, выс­шего класса созданного нового территориаль­но-классового образования. Об этом мы гово­рили ранее, когда вели речь о гиксосах Египта, митанийцах и касситах Месопотамии, хеттах Малой Азии, шанцах и чжоуцах Китая и т. д. Почему же эти племена «вынужденно» уходили из обжитой родины и что за этим стояло?

Все очень просто. В результате так называе­мого процесса «Великого разделения труда», произошедшего по разным оценкам специа­листов в 4-3 тысячелетиях до нашей эры, общество разделилось на кочевых скотоводов и оседлых земледельцев. В первом случае средой обитания стала евразийская степь с холодным, резко-континентальным климатом, во втором -побережье морей и океанов, поймы крупных рек с теплым, тропическим климатом. Говорить о государственных отношениях на этих от­дельных общественных устройствах не прихо­дится, т. к. по мнению специалистов - ни от­дельно взятая земледельческая община, ни ко­чевое, самостоятельно государство создать не могли, точно также как мужчина и женщина не могут произвести потомство раздельно друг от друга. Экономика, основанная на кочевом ско­товодстве, по характеру своему была экстен­сивной, единственным мерилом богатства был скот, а его количество зависело от размеров пастбищ. Поэтому для увеличения поголовья скота с целью приумножения своего богатства, одно племя отбирало пастбища у другого, менее сильного, которое в поисках лучшей доли, а, порой, элементарного выживания, уходило на земли оседлых земледельцев, пре­вращаясь в «Изгнанников из Скифии». Но, уступая по силе своим сородичам из другого племени, они наголову превосходили по силе и вооружению воинов оседлых народов. Завоевав эти народы, в целях своего существования в новых социально-экономических условиях, ко­чевые племена создавали институты управле­ния - полицию, налоговые и судебные органы и, тем самым, возникали предпосылки появле­ния государств и цивилизаций, а само об­щество, составленное из автохтонных земле­дельцев и пришлых кочевников, становилось классовым. Правящая верхушка, элита - это пришельцы; эксплуатируемая, основная часть, создатели материальных благ - местные авто­хтоны. Сказанное полностью согласуется с «за­воевательной» концепцией возникновения клас­совых обществ и государств, выдвинутой круп­ными западными исследователями, такими, как Ратцель, Гумплович, Опенгеймер, Прицак и другими, увидевшими в кочевниках основной фактор или движущую силу исторических про­цессов [23].

Отметим также, что провоцированию про­цесса расширения своих пастбищ за счет со­седей способствовала еще одна сторона ското­водческой экономики. Как установил академик И.М. Дьяконов: «Там, где широко исполь­зуются мясные и молочные пищи, резко пони­жается детская смертность, начинается рост населения» [24]. Поэтому в Великой Степи время от времени, в периоды, когда не было засухи, эпидемий, войн, резко увеличивалась численность населения, что неминуемо вело к территориальным войнам, захвату пастбищ у соседей и появлению «лишних» в Степи пол­чищ ищущих лучшей жизни, хорошо воору­женных, подготовленных к боевым действиям людей, которые, естественно, отвоевывали жиз­ненное пространство у оседлых народов. При­шельцы вынуждены были селиться кучно, об­лагая данью (налогом) для поддержания своего жизнеобеспечения местное население, а при отказе в повиновении, применяли карательные меры, создавая институты принуждения - в современном понимании - полицию, налоговую инспекцию, суды и т. д. Так возникали на землях оседлых земледельцев города, государ­ства и цивилизации. Так было в Месопотамии с приходом шумеров, в Малой Азии - с приходом хеттов, в Китае - с приходом шанцев, на островах Туманного Альбиона - с приходом кельтов - бриттов и т.д. Кроме того, в традициях кочевников было многоженство, это явление очень точно подметил папский легат Плано Карпини, побывавший в монгольских степях сразу после возвышения Чингисхана. «Жен имеют столько же, сколько могли со­держать: иной сто, иной пятьдесят, иной де­сять, иной больше, иной меньше».

Таким образом, суммируя сказанное, можно констатировать, что уже в самом бытие, в эко­номике кочевых обществ, был заложен скры­тый механизм неминуемого сближения этих антагонистических по сути общественных об­разований - кочевников и земледельцев. В случае с многоженством, других жен степняк мог добыть, только захватив их после одер­жанной победы над оседлыми народами. В ки­тайской хронике «Тан-шу», как пишет Ж.Бай-жумин: «.. в рассказе о правлении древнетюрк-ского вождя Чуло-хана говорится о том, что в 619 г. его младший брат Були-Ше во главе 2000 конного отряда «забрал в городе Бан -Чжоу всех женщин и девиц и ушел». В другой ки­тайской хронике есть сообщение о том, что «. только в ходе одного похода «сюнну» (гуннов) в Шэнь-Си (II в. до н.э.) в степи было уведено пятнадцать тысяч девушек и молодых жен­щин.».

Я вообще склонен считать, что причиной экспансий жителей Великой степи в районы оседлых земледельцев были в основном не эко­номические (феномен «Изгнанников из Ски­фии»), а чисто физиологические.

Думаю, я сумел дать ответ на непростой вопрос - о великом вкладе тюрков-кочевников в создание многих цивилизаций на земле и, более конкретно - почему и зачем кочевник завоевывал земледельца? Точно также, как муж­чина ищет свою женщину с целью создания семьи и рождения продолжателей рода, с такой же целью, кочевое общество, олицетворяющее собой мужское, небесное начало - Ян, в ходе обычного эволюционного развития выталки­вало в целях «создания семьи» из своей среды «лишних» людей, превращая их в «Изгнан­ников из Скифии», которые, завоевывая новую среду обитания, находили свою Инь, производя совместно потомство в виде новых государств и цивилизаций. Вот тут к месту надо вспомнить Страбона, который глазами современника очень точно определил высшую миссию номадов Великой Степи, для которых война не была средством обогащения, а способом исполнения высшей воли по развитию человеческого об­щества.

Немаловажно отметить и тот факт, что тюр­ки-кочевники в своих духовно-нравственных исканиях далеко опередили оседлых земледель­цев. В нашей книге «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» достаточно подробно опи­саны истоки самого раннего религиозно-миро-возренческого, философского учения тенгриан­ства, культивировавшегося в среде кочевников-номадов. Каждый раз, завоевывая оседлые на­роды, тюрки-кочевники приспосабливали свою религию к менталитету местного населения. Так появился зороастризм в Персии, буддизм в Индии, мусульманство на Среднем, иудаизм на Ближнем Востоке и христианство в Европе. По этому поводу профессор истории из Велико­британии Мэри Бойс пишет, что «...в распо­ложенных к востоку от Волги степях Казах­стана следует искать истоки крупнейшей рели­гии древности - зороастризма» [29]. А россий­ский ученый Ю. Дроздов безапелляционно заявляет, что существующие историко-лин-гвистические данные «. свидетельствуют о том, что раннее христианство, как религия, сформировалась в тюркоязычной среде» [21 ].

В цитированной выше нашей книге приво­дятся аргументы в пользу тюркского проис­хождения Иисуса Христа и пророка Мухам­меда.

Прежде чем рассказать о Конфуции и своих догадках о его этническом происхождении, сле­дует отметить следующий постулат, вытекаю­щий из предыдущих наших рассуждений. При­нимая как должное, что известные цивили­зации, как правило, создавались в результате завоеваний кочевниками евразийских степей оседлых народов, в результате которых возни­кали классовые, бинарные общества, где опре­деляющую, доминирующую роль играли завое­ватели - кочевники, имеющие, как мы уста­новили тюркское происхождение. Уместно предположить, что все известные в этих об­ществах в прошлом великие правители, пол­ководцы, ученые-мыслители, философы, писа­тели и поэты, выдающиеся представители ис­кусства происходили из среды правящей тюрк­ской элиты.

Будем называть посыл этого тезиса «Фак­тором KZ». Итак, определение наличия «KZ - фактора» означает установление факта завоевания во времени и пространстве на­родов оседлых земледельцев кочевыми ско­товодами евразийских степей и установле­ние ими бинарных, по сути, государств. Если исследователь установит наличие «KZ - фак­тора» во времени и пространстве, то отсюда будет, как следствие, вытекать, что великие личности данных бинарных обществ, как пра­вило, принадлежат его элитной части, состоя­щей из завоевателей - тюрков. Наверное, не требует дополнительных обоснований то об­стоятельство, что именно они приходят к уп­равлению государствами, именно им доверяются командование войсками, именно они распола­гают временем и возможностями учиться, тво­рить и размышлять о вечном.

Отметим, что условия «KZ - фактора» при­менимы до времен конца эпохи великих завоеваний и началу эпохи Возрождения.

В дальнейшем, доказывая принадлежность, к примеру, Конфуция, Александра Македон­ского, короля Артура или его прототипа, Чин­гисхана и других великих деятелей прошлого к представителям тюркского этноса, нам будет достаточно установить наличие «KZ - фак­тора» в обществах, где проживали эти великие личности.

Итак, нами установлен следующий KZ-по-стулат. Для определения тюркской принадлеж­ности великой личности «Х» достаточно уста­новить на территории проживания личности «Х» наличие «KZ - фактора» во времени и пространстве.

Конфуций (550 - 479 гг. до н.э.)

Эпоха бронзы в бассейн Желтой реки (Хуанхэ) пришла неожиданно. Как пишут видные рос­сийские ученые Ю. Петухов и Н. Васильева «В эпоху Инь в Китае появилась технология изго­товления бронзы, причем в готовом виде. Она была привнесена из развитого центра метал­лургии в районе Тянь-Шаня и Алтая, где, по-видимому, и был открыт способ ее изготовле­ния. Другие новшества иньской эпохи - ко­лесницы». Напомним, в Китае эпоха Инь с при­ходом туда кочевников Центральной Азии пле­мени Шан начинается с середины 1700-х гг. до н. э. В настоящее время представители рода Шан находятся среди казахских родов арғын и найман.

О внешнем происхождении цивилизации Инь-Шан говорит и крупный ученый-синолог Л. Васильев, который подчеркивает, что поз­дний неолит бассейна Хуанхэ неожиданно сме­нился высокоразвитой бронзовой культурой Шан [30]. Китайские источники, в частности, «Шуцзин» и «Го юй» также говорят о кочев­ническом происхождении пришельцев в бас­сейн Желтой реки.

Ж. Байжумин выделяет характерные при­знаки этнокультурного происхождения этих за­воевателей Китая. Это несвойственная земле­дельцам большая роль скотоводства в эконо­мике государства Шан, частые войны шанцев с соседями по причине типичной для скотоводов борьбы за пастбища, ритуальные жертвоприно­шения животных, гадания на их лопаточных костях, культура курганных захоронений, пик­тографическое письмо пришельцев и т.д., и т.п. Согласно исследованиям китайского историка Фань Вэнь-лань именно при этой династии сложились основы древнекитайской цивилиза­ции и оформился древнекитайский народ. Шан-Инь это рабовладельческое государство с наследственной властью и тюркской аристо­кратией. Как пишет Л. Гумилев, «важнейшим культурным достижением этой эпохи было изобретение иероглифического письма» [31 ].

Теперь мы видим, кто стоял у истоков вели­кой китайской цивилизации. Это был тюркский народ евразийских степей, презрительно наз­ванный поздними историками «варварским».

Завоевателей шанцев в XII в. до н.э сменили другие завоеватели из Центральной Азии - пле­мена Чжоу. Чжоуцы, также как и шанцы, резко отличались от многочисленных автохтонов Китая явно выраженными европеоидными чер­тами, за что от китайцев получили прозвище «рыжеволосых демонов». Этническую основу племен Чжоу составили, в основном, тюрко-язычные скотоводы - жуны. Империя Чжоу распалась из-за междоусобных войн в VIII в. до н. э. и двести лет в Китае была эпоха много-царствия, мелкими государствами которых опять управляли многочисленные роды тюрк­ских кочевников. Л. Гумилев в цитированной выше книге, со ссылкой на Грумм-Гржимайло [31, с.69], пишет: «В то самое время, когда ахейцы разоряли Трою, а хунны пересекали Гоби, чжоуский царь Вэнь-ван «силами бело­курых (и черноволосых) варваров совершал за­воевания между морем и тибетским нагорьем». Кстати, титулом «ван» тюрки наделяли своих правителей Китая. Так было и в Корее. В со­временном казахском языке слово «жуан» обла­дает многими смысловыми оттенками, среди которых - «мощный, твердый, сильный, власт­ный...». Выражение «жуан ата ұрпағы» до­словно обозначает «потомок сильного, власт­ного рода». И сегодня среди имен и фамилий казахов довольно часто встречаются имена с корнем «ван-уан-жуан». Если мы вспомним, позже китайские императоры титулом «ван» наделяли правителей тюркских племен, кото­рые оказывали различные услуги император­скому дому. Так было и с ханом казахского рода керей Тогрылом, которому во времена Чингисхана был пожалован титул «Ван хан» правителями цзиньского двора. Титул «ван» тюрки-завоеватели распространили и на другие страны. Так в Польше появились паны, в Гер­мании - фоны, в Хорватии и Венгрии - баны, обозначавшие принадлежность к высшим со­словиям бинарных обществ этих государств. Более того, наличие такого титула может слу­жить своеобразным этническим маркером при­сутствия туранцев в истории этих народов.

Еще раньше, до эпохи Шан, в Китае правила первая династия Ся, создавшая неолитическую культуру Яншао, о которой авторы Ю. Петухов и Н. Васильева писали, что ее создали те же представители европеоидных кочевников, кото­рые позже образовали династии Шан и Чжоу.

Комментируя исторические процессы в Ки­тае, возникающие после вторжения кочевых племен евразийских степей, историк Подне­бесной Вэй Цзюй сян связывал их с китайской дуалистической моделью Инь-Ян [32]. Соглас­но этому автору, китайская цивилизация разви­валась в результате взаимодействия двух про­тивоположных начал: «женской», расположен­ной на юго-востоке Китая с автохтонным зем­ледельческим населением монголоидного типа и «мужской», пришедшей с северо-запада, ско­товодческих, европеоидных народов. Другой китайский историк Ван Тун-Лин в книге «Исто­рия китайской нации», происхождение своего народа описывал как волнообразный процесс, протекавший в направлении с запада на восток, при этом он выделял четыре периода активного проникновения скотоводов Центральной Азии на территорию Поднебесной: эпоха «пяти им­ператоров»; эпоха Ся; царство Чжоу; империя Цинь.

Теперь вернемся к Конфуцию.

В «Шибэнь» - книге родословий великого философа отмечено, что он происходит из знатного рода, принадлежащего к правящему дому Сун, чжоуской династии. Современники его запомнили по кличке «Жун», так имено­вались кочевники - скотоводы евразийских сте­пей, составившие этническую основу империи Чжоу.

Обратимся к родословной племени жун. Великий евразиец, профессор истории Лев Гумилев в своей книге «История народа хунну» пишет, что из-за неточностей Сыма Цяня такие видные ученые - синологи, как Н. Бичурин и А. Бернштам отождествляли жунов с хунну [31 ]. От себя отметим, что данные ученые не очень-то ошибались, ведь тот же Мак Говерн также считал жунов хуннами [33]. Далее, Л. Гумилев со ссылкой на древнегреческого историка и географа Птолемея пишет о том, что южнее Хуанхэ жили китайские сины, а севернее тюрк­ские серы. На памятнике Тоньюкоку, что на­ходится южнее илан-Батора, несколько раз упоминаются тюрки-серы. Эту надпись дове­лось читать и автору этих строк в своем путе­шествии по степям Монголии летом 2006 года. Так вот, со ссылкой на труды Псевдо-Арриана [34], Дж. Томсона [35] Л. Гумилев отождеств­ляет серов с другим кочевым племенем ди. Но те же Н. Бичурин и Г.Е. Грумм-Гржимайло [36] считают ди и жунов одним и тем же народом. Крупнейший ученый - востоковед, академик А. Н. Бернштам писал, что «. жуны и дины были, несомненно, тюркоязычными» [37]. В настоящее время историческая наука отож­дествляет поздних жунов с ранними гуннами.

Таким образом, мы установили, что Кон­фуций, принадлежащий правящему дому Сун Чжоуской династии в составе кочевников-жунов, был «тюркоязычным» по выражению академика А.Н. Бернштама. Этот вывод в прин­ципе немедленно вытекает из установленного нами «KZ - постулата», согласно которому все знаменитые полководцы, ученые, философы, созданных номадами бинарных обществ, при­надлежали к правящему классу кочевников-скотоводов. В данном случае необходимо было установить только бинарность чжоуской и более поздних, т.н. «воюющих царств» импе­рии, созданных кочевниками - жунами, осталь­ные аргументы, приведенные выше, несущест­венны и только подкрепляют этот тезис. Не­существенным также является факт возмож­ного жунского происхождения великого фило­софа.

Для большей убедительности установим родословную Конфуция и по материнской ли­нии. ипоминавшийся ранее Сыма Цян в «Исто­рических записях», в главе «Наследственный дом Кун-цзы - Конфуция» пишет: «Конфуций родился в княжестве Лу, в волости Чанпин, в селении Цзоуи. Его предок был сунцем по имени Кун Фаншу. и Фаншу родился Бо Ся, у Бо Ся родился Шулян Хэ. иже в немолодых летах Хэ, в нарушение обычая женился на девушке из рода Янь. Жена Хэ молилась у горы Ницюшань и после родила сына - Конфуция». А «нарушением» обычая была по Сыма Цяну женитьба отца Конфуция на девушке из «вар­варского» племени Янь, т.е. племени, принад­лежащего к туранским степнякам. Племя Янь в китайских источниках упоминается как гун­нское, перекочевавшее в Китай в 337-370 годах.

Таким образом, если отец Конфуция при­надлежал к правящему роду тюркской элиты, то мать его была из малоизвестной, но тоже тюркской фамилии.

В основе созданного Конфуцием философ­ского учения фактически лежат канонические заповеди тенгрианства. К примеру, земной Пра­витель объявляется сыном Неба. Точно также как в свое время руками шамана Тэб Тэнгри Чингисхан объявил себя избранником и сыном Неба. Общество, согласно ученого Конфуция, делится на две категории - благородных и простолюдинов, это же самое происходило в завоеванных кочевниками территориях осед­лых народов. В конфуцианстве проповедуется любовь и уважение к родителям, культиви­руется культ предков (аруахов). Простолюдин должен подчиняться авторитету власти, а са­новник - быть честным и почитать Правителя. Одним словом, мораль современного казах­ского общества.

Таким образом, и философско-мировозрен-ческое учение Кунцзы говорило о его глубоких связях с миром тюрков.

Александр Македонский Великий (356 г. до н.э. - 323 г. до н.э.)

В соответствии с «KZ-постулатом» для до­казательства тюркоязычности великого полко­водца нам достаточно установить бинарность македонского общества во главе с тюрками-кочевниками в период выхода на историческую арену Александра Великого. Македония, рас­положенная на севере Пелопонесса, начиная с XVIII в до н. э. последовательно подвергалась нашествиям племён евразийских кочевников -вначале пеласгов, потом ахейцев, создавших на Балканах неповторимую культуру Микен, за­тем в XII веках до н.э. племён дорийского про­исхождения, в Греции известных под назва­нием данайцев, в Египте - «народов моря», в Ассирии - «мушков», в Палестине - «фили­стимлян». Из «Илиады» Гомера мы знаем, что данайцем был Ахилл, которого А. Македон­ский считал своим прямым предком по мате­ринской линии. Как известно, данайцы были скифскими племенами, проживавшими в бас­сейне реки Дон - Дана - Тана. Что касается Ахилла, то древнегреческий историк и философ Флавий Арриан (95-175 гг. н.э.), труды кото­рого опубликованы в сборнике «Великая степь в античных и византийских источниках» [20], пишет, что «. скиф Ахилл был изгнан со своей родины, находившейся в Приазовье, другими скифами и поселился в Фессалии.». Здесь мы наблюдаем типичную картину появления «Из­гнанников из Скифии».  Таким образом, скиф­скую принадлежность великого полководца по материнской линии можно считать установ­ленной.

Мы ранее уже писали, что после развала чжоуской империи, созданной восточными ски­фами - жунами, скифы опять ушли на тер­риторию современного Казахстана, а в VIII в. до н.э., перейдя Дон, вступили на территорию скифов - киммерийцев. Согласно Геродоту, киммерийцы ушли в Малую Азию, создав мощ­ное государство Лидию, а другая часть, со­гласно исследованиям выдающегося итальян­ского ученого Гаэтано Де Санктиса, пришла на Апеннинский полуостров, создав государство этрусков. Двигаясь на юго-запад, скифы-ким­мерийцы, по нашим данным, в том же VIII в. до н. э. создали в Македонии первое государ­ство династии Аргеадов, потомки которых се­годня живут среди казахских аргынов. Ш. Куанганов в своей книге «Арий-гунн сквозь века и пространство: свидетельства, топонимы» пишет об ареале археологической культуры древних тюрков, простиравшемся от р. Аргун на Дальнем Востоке России у побережья Ти­хого океана до Арагонской долины на Пире­неях у побережья Атлантического океана [38]. Как видим и р. Аргун и долина Арагонская и династия Аргеадов имеют один тюркский корень «Ар». По другой версии, тюркоязычные кельты, двигаясь с востока евразийских степей, на территории Македонии в эпоху раннего железа (примерно VIII в. до н.э.) вместе с про­живавшими на этих землях иллирийцами соз­дали высокоразвитую Гальштатскую археоло­гическую культуру и, возможно, предки А. Македонского происходят из кельтского союза родов. В данном случае мы наблюдаем картину многослойного пирога, когда последо­вательно, различные тюркские племена, волна за волной, накатываясь на земли оседлых на­родов и потеснив своих единокровных братьев, пришедших на эти земли до них, создавали новые государственные образования. Что ка­сается Пелопонесса, то известно, что еще в XVIII в до н.э., сюда пришли азиатские кочев­ники - пеласги, давшие полуострову свое имя. Геродот о них пишет: «. На каком языке гово­рят пеласги, я точно сказать не могу. пеласги говорят на варварском языке.». После пе­ласгов туда пришли кочевые ахейцы, потом до­рийцы, потом опять скифы, затем кельты...[39].

В любом случае, можно считать, что бинар-ность македонского общества, где правящим классом выступали племена евразийских сте­пей скифского происхождения, установлено и, как следует из «KZ-постулата» Александр, унаследовавший в 336 г. до н.э. трон у своего отца Филиппа II, имел скифско-тюркское про­исхождение и по отцовской линии.

Теперь несколько штрихов, дополняющих основное звено наших рассуждений. К при­меру, греки македонян считали «варварским» народом, определение которое применялось только к скифским племенам, и об этом го­ворил тот же Геродот. Кроме того, семейный уклад в Македонии был полигамным: у Фи­липпа, отца Александра, помимо Олимпиады было еще несколько жен. Это тоже льет воду на мельницу скифского происхождения великого завоевателя. В своей книге «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» мы приводим несколько эпизодов, связанных с обсуждаемой темой. К примеру, Марк Юниан Юстин, римский исто­рик II - III вв, изложивший в сокращенном виде несохранившуюся «Историю Филиппа» Пом­пея Трога в IX книге пишет: «В то время скиф­ским царем был Атей. Когда он находился в за­труднительном положении во время войны с истрианами, то через аполлонян попросил помощи у Филиппа с тем, чтобы усыновить его и сде­лать наследником скифского царства». Дру­гой эпизод связан уже с самим Александром во время его похода в Индию. Римский историк Квинт Курций Руф, живший в I в. н.э. и напи­савший «Историю Александра Великого - Маке­донского» пишет, что когда его воины отказа­лись от похода в Индию, он сказал: «...Я найду, кто пойдет со мной, которого Вы бросили, со мной будут скифы и бактрийцы.».

Эти два эпизода красноречиво подчерки­вают и недвусмысленно говорят о тесных, род­ственных отношениях великого полководца со скифским народом.

Кроме того, сам Александр считал Геракла своим предком по отцовской линии, но, со­гласно того же Геродота именно скифы считали Геракла своим праотцом. Плутарх подметил интересную деталь во взаимоотношениях Алек­сандра со скифами: «Вообще Александр дер­жал себя по отношению к варварам очень гордо - так, словно был совершенно убежден, что он происходит от богов и сын бога; с греками же он вел себя сдержаннее и менее настойчиво требовал, чтобы его признали богом» [40]. Все правильно, правитель, убежденный в величии своего народа и себя, сделавшего этот народ таким, так и должен вести себя по отношению к своим близким. К примеру, Лидером нации ка­захи признали своего Президента Н. Назарбаева и для нашего народа и его Президента - это пред­мет особой гордости.

Сегодня, пишет Ш. Куанганов, «тюрки в своих легендах и преданиях наделяет Александра божественной силой Тенгри. Его не отделяют от тюрков, он - Искандер или Аскандур, что в переводе с праязыка тюрков означают: «аскан» - превзошел, «дур» - Великий. Сведений о грандиозном кровопролитном сражений армии Александра Македонского с массагетами или туранцами Средней Азии не встречается в исто­рии.» [33].

По-другому и быть не могло - не воевал великий полководец со своим народом!

Что касается индийского похода Александра, то здесь история весьма запутанная. Н. Кикешев в своем капитальном труде «Метаистория. Откуда мы родом? Мифы, гипотезы, факты» со ссылкой на известного английского географа, профессора Дж. О. Томсона, который в своей «Истории древней географии», пишет, что «Эратосфен, составляя географические карты по материалам похода Александра, столкнулся с большими трудностями», а «. детальные цифры продвижения Александра в этих местах безнадежно противоречивы.», Н. Кикешев доказывает, что в Индии великий полководец не был, а дойдя по территории казахстанского Семиречья до современного Бийска, через казахстанское Прииртышье вернулся домой. При этом Н. Кикешев говорит, что Александр дошел до Китая, т. к. в средневековых картах территория Китая охватывала район Телецкого озера. Таким образом, он находит оправдание высказыванию о великом полководце, философа и поэта Низами, которому принадлежат сле­дующие памятные строки: «Как бы иначе турок румийского края взял индийский престол и корону Китая?» [41 ].

Кроме пребывания Македонского в землях Поднебесной, мы еще узнали о его тюркском происхождении, о чем речь шла до этого.

Король Артур ( примерно V - VI вв. н.э.)

«Геродот» - британский историк Ненний, в своем сочинении «История бриттонов» расска­зал о заселении островов Британии с древней­ших времен. Ненний писал, что на острове обитали четыре племени: бриттоны, саксоны, пикты и скотты [39]. В британских англосак­сонских хрониках пишут, что на островах было пять племен - англичане, британцы (велш), скотты, пикты и латины. О происхождении бриттов и, соответственно, о названии острова бытует два мнения: предания собственно брит­тов, и другое, основанное на римских анналах. Обсуждая первую версию, Ненний пишет: «Я попытаюсь, следуя преданию предков, открыть, что известно о британском острове. Остров Британия был назван именем Бриттона, сына Исиокона, который был сыном Алана, из рода Яфета.». Согласно же римской версии о заселении острова, Брит был потомком участ­ника Троянской войны Энея. В книге «Под знаком волка. Тюркская рапсодия» мною при­водятся достаточное количество источников, в том числе античных, что бритты и в первой, и во второй версиях заселения острова были тюркоязычными народами. Отмечу лишь, что от колена Яфета, сына Ноя, происходят все тюркские народы, а аланы - албаны являются тюркозычными народами, проживающими и ныне в Закавказье и Казахстане. Замечу также, что аланы, прикочевав в VIII в. н.э. на террито­рию нынешней Монголии и Северного Китая, заложили родословную будущего Потрясателя Вселенной Чингисхана по материнской линии. Что касается Энея, то цитированный выше рос­сийский ученый Ю.Н. Дроздов приходит к однозначному выводу об его алано-асском, тюркском происхождении. Отметим еще раз, что асы-аланы - крупное тюркоязычное племя, проживавшее уже в нашу эру в прикаспийских и причерноморских степях. Согласно Неннию и англосаксонским хроникам, до прихода кельт­ского племени бриттов, а это примерно XII в. до н. э., остров был необитаемым. В то же время, ряд источников, в том числе, археологи Дж. иоделл, Барри Канлифф считали, что миграция в Британию носителей языков гой-дельской ветви могла иметь место еще в эпоху ранней бронзы, т.е. в начале второго тысяче­летия до нашей эры. Эта была первая волна кельтской экспансии. Необходимо отметить, что носители гойдельской семьи языков тоже принадлежат к кельтам. Другие ученые счи­тают, что кельты пришли в Британию с при­ходом железного века, т.е. в VIII в до н.э. Это, видимо, была другая волна кельтского нашест­вия на Британию. В любом случае наука се­годня сходится в одном - бритты были кельт­ского происхождения. Плутарх считал, что кельты - представители скифского народа [42].

Таким образом, Британия в эпоху появле­ния короля Артура, была заселена тюркоязыч-ными племенами. Ю. Дроздов в цитированной ранее книге пишет о том, что англо-саксонские хроники сохранили названия отдельных этно­территорий, оккупированных римлянами, и все они имели тюркоязычные названия. Это еще раз подтверждает наш вывод о тюрко-язычном населении Британии в эпоху короля Артура.

Теперь о самом Артуре, легендарном вожде бриттов, разгромившем в VI в. н.э. завоевателей -саксов, о ком слагались былинные эпосы, «. изго­нявшие Библию из покоев государей.», по словам секретаря королевы Елизаветы (1568 г.). Он происходит согласно исследованиям европей­ских ученых Ж. Дюмезиля, Х. Никеля и др. из сарматского племени языгов. Как известно, в результате т.н. «Маркоманских войн» (166-180 гг.) между римлянами и сарматами по инициа­тиве римлян противники заключили мирный договор, согласно которому сарматы обязались поставлять Риму ежегодно восемь тысяч кон­ных воинов для охраны римских владений. Предки короля Артура после заключения дан­ного мирного договора оказались на Британ­ских островах в составе одного из римских легионов и, осуществляя свои оккупационные функции, фактически правили этим островным государством и после ухода оттуда римлян.

Таким образом, мы получаем следующую картину. На Британские острова, населенные тюркоязычными племенами, которые к этому времени были уже автохтонными аборигенами, в составе римских войск приходят тюркоязыч-ные сарматы и властвуют над этими народами. Мы наблюдаем типичную картину появления бинарного общества с завоевателями-тюрками. В истории с заселением и завоеванием Брита­нии опять появляется эффект с многослойным пирогом: кельтские племена, начиная с эпохи ранней бронзы, волна за волной, накатываясь на берега Туманного Альбиона, создавали здесь разные государственные образования.

Отсюда, в соответствии с «KZ-постулатом» великий британский государственный деятель (возможно и его прототип) Артур происходил из тюркского племени. Но мы и без этого знаем о его происхождении из сарматского племени языгов, которые сегодня проживают в составе казахских найманов. Этнотермин «языг» транс­формирован из тюркских, казахских слов «жы-зық» либо «жасақ». В первом случае это -равнина, степь, в казахском языке - алан, в другом случае - дружина, войско. Языги и рок­соланы составляли основную часть асо-алан-ского союза племен. 

Тема Чингисхана будет нами продолжена. Территория Монголии еще с доисторических времен постоянно держала в напряжении Ки­тай; время от времени кочевые племена совер­шали отсюда нашествия и подолгу задержива­лись в его обжитых, приспособленных к сыт­ной жизни краях. Что касается близких предков Чингисхана, то они, возглавляемые Борте Чино, где-то в начале VII в. н.э. пришли на земли, впоследствии ставшие родовыми для Потряса-теля Вселенной, переплыв какое-то внутреннее море (возможно, Байкал) и став правителями -ханами народа боржигинов. С тюркского, ка­захского языка «боржигин» переводится, не в дословном, а в содержательном смысле, как часть (племя) народа волка, к которому считали себя принадлежащими все тюркские народы. Покорив, а затем, возглавив, проживавшие у истоков трех рек - Онона, Керулена и Толы, уже ставшие автохтонными, тюркские народы, предки Чингисхан, а потом и он сам с сыно­вьями создали Великую Империю. Наличие всех условий «KZ - фактора» налицо и мы немедленно могли бы получить доказательства тюркской принадлежности величайшего завое­вателя и государственника всех времен и на­родов. Но ничем не объяснимая сыновняя лю­бовь (на то оно и сыновняя) к своему великому предку, заставляет меня говорить о нем, вновь и вновь защищать его от несправедливых обви­нений в человеконенавистничестве, противо­действовать созданным из него в последующих исторических и литературных произведениях образа тирана, погубившего якобы миллионы безвинных душ.

 

Литература

1  Харенберг Б. Хроника человечества. - 2-е изд. -М.: Слово, 2000. - 1224с.

2  Байер Б. История человечества. - М.: АСТ-Астрель, 2002. - 640 с.

3  Солдатенкова С.С. Древняя история народов Востока. - М., 1895. - 715с.

4  Керам К. В. Бог, гробницы, ученые / пер. с нем. А. С. Варшавского. - М.: АСТ: Астрель, 2006. - 525 с.

5  Белецкий М. Забытый мир шумеров / пер. с польск. АН СССР. Инт-т востоковедения. - М.: Наука, 1980. - 397с.:

6  Сулейменов О.Тюрки в доистории: о происхождении древнетюркских языков и письменностей. - Атамура, 2002.- 318 с.

7  Закирьянов К. К. Под знаком волка. Тюркская рапсодия. - Алматы: Алтын баспа, 2012. - 212 с.

8  Клейн Л.С. Время кентавров. Степная прародина ариев и греков. - Санкт-Петербург: Евразия, 2010. - 496 с.

9  Меллори Дж.П. Индоевропейские прародины // Вестник древней истории. - М.: 1997. - №1. - 61-82 с.

10  О. Исмагулов. Население Казахстана от эпохи бронзы до современности.: М.: Наука, 1970. - 239 с.

11  Байжумин Ж. Туран. Взгляд на историю человеческого общества. - Алматы: Аркс, 2012. - Кн. I - IV. - С. 178, 192,178, 296.

12  Гордон Чайлд. Арийцы. Основатели европейской цивилизации. - М.: Центрполиграф, 2010. - 272 с.

13  Асадов Ф.М. Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. -Баку: Элм, 1993. - 204 с.

14  Гиппократ. О воздухе, водах и местностях. - ВДИ, 1947, № 1, с. 295

15  Афанасий Публий Геренний Дексипп. - ВДИ, 1948, №1, с.308

16  Прокопий Кесарийский. Война с готами», М., 1950 г., с.386

17  Лызлов А. Тюркоязыгчный период европейской истории», ООО ИПК «Литера», М, 2011 г., с. 198

18  Гней Помпей Страбон. ВДИ, 1947 г., № 4, с.179, 180

19  Паркер Э. Х. Тысяча лет из истории татар. - Казань, 2003. - 287 с.

20  Смирнов К.Ф., Кузьминская Е.Е. Происхождение индоевропейцев в свете новейших археологических открытий. - М.:Наука, 1977. - 83 с.

21  Дроздов Ю.Н. Тюркоязыгчный период Европейской истории. - М.: «Литера», 2011. - 600 с.

22  Нарымбаева А. К. Туран - колыбель древних цивилизаций. - Алматы, 2009. - 686 с.

23  Генрих Х. М. Древнее общество. -Т. 1-2., 1954.

24  Масон В.М., Мерперт Н.Я. Вопросы относительной хронологии Старого Света // Современная археология. -1958. -№1. - 264с.

25  Гаркавц А. Н. Великая Степь в античных и византийских источниках // Сб. материалов. - Алматы: Баур, 2005. - 1304 с.

26  Струве В.В. Хрестоматия по истории древнего мира. - М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Минпрос РСФСР. - Т. 2. - 1951 с.

27  Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. - Алматы, 2002.

28  Дьяконов И.М. Наука и жизнь // - 1989. - № 9.

29  Бойс М. Зороастризм: верования и обыгчаи. - М.: Наука, 1987. - 316 с.

30  Васильев Л.С. Проблемы генезиса Китайского государства. -М.: Наука, 1988. - 327с.

31  Гумилев Л.Н. История народа хунну. - М.: АСТ, 2002. -Кн.1. - 412с. -Кн.2. - М.: АСТ, 2002. - 443 с.

32  Вэй Цзюй-сянь. Исследования по древней истории. - Шанхай, 1931. -Т. 3. - 182. с.

33  McGovern W. The early empires of Central Asia. - London, 1939. - 154-155p.

34  Псевдо-Арриана. Перикл Эритрейского моря. - ВДИ, 1939. -№ 2. - 270с.

35  Томсон Дж.. История древней географии. - М., 1953. - 175 с.

36  Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Уренхайский край. -М., 1926. - 1330с.

37  Бернштам А.Н. Очерк истории гуннов. -Л.: ЛГУ, 1951. -256 с.

38  Куанганов Ш.Т. Арий-гунн сквозь века и пространство: свидетельства, топонимы. - 2-е изд., перераб. и доп. - Астана: Фолиант, 2001. - 252 с.

39  Ненний. Формы исторического сознания от поздней античности до эпохи возрождения. - Иваново, 2000. - 228 с.

40  Плутарх. Избранные жизнеописания. - М.: Правда, 1987. - 608 с.

41  Кикищев Н. И. Метаистория: откуда мы родом? Мифы, гипотезы, факты.-М.: Ниола-пресс, 2010. - С. 583-588.

42  История Казахстана в произведениях античных авторов. - Астана: Фолиант, 2005.

 

Фамилия автора: К.К. Закирьянов
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика