Проблемы изучения чиновничества в советской и постсоветской историографии

В статье с современных концептуальных позиций исследуется советская и постсоветская историография проблем формирования и развития чиновничества и советской номенклатуры.

Говоря о советской историографии чиновничества в целом, можно отметить, что она значительно рас­ширила источниковую базу по данной теме, предложив ряд новыгх методов по её обработке и интерпретации. Вместе с тем, исследователи были сильно стеснены господствующей идеологией.

Кризис коммунистической идеологии и демократизация общества в конце 1980-х - начале 1990-х гг. дали новый импульс исследованиям в области истории чиновничества и положили начало новому историо­графическому этапу. Устранение научной цензуры обусловили освоение историками новыгх концепций и подходов. В центре их внимания оказываются уже не классовые, а профессиональные, социокультурные и личностные характеристики бюрократии.

В новейшей историографии Казахстана наметилась тенденция к комплексному изучению теоретических положений, нормативных актов, государственных учреждений и социальных структур общества в рамках единого исследования.

Вместе с тем, анализ исторических исследований советского и постсоветского периода свидетельствует о недостаточной разработанности ряда аспектов истории отечественной бюрократии. В современной историо­графии отсутствуют работы, посвященные изучению вопроса формирования казахского чиновничества, численности в высших, средних и низших звеньях управления, особенностей региональных форм управления в длительной исторической перспективе, их вклада в социокультурную жизнь Казахстана, принципы и корпоративные ценности чиновников и т.д. Переосмысление традиционных концепций, использование но­вых исторических источников в русле современных методологических подходов позволит выйти на новый уровень исследования обозначенной проблемы.

Новый этап в развитии историографии чи­новничества связан с советской исторической наукой, для которой, как известно, основопо­лагающим являлось марксистско-ленинское уче­ние. В соответствии с ним, сразу после револю­ции на первый план в общественных науках выдвинулись проблемы классовой борьбы, со­циально-экономических отношений и освобо­дительных движений. Чиновничество как объект исследования отходило на второй план и рас­сматривалась в первую очередь с целью опре­деления ее классовой природы. В. И. Ленин видел в бюрократии «орудие привилегирован­ных классов», подчеркивая тесную связь пред­ставителей ее высшего и среднего звеньев с дворянством и буржуазией [1]. В 1920-е годы были изданы сочинения М. С. Александрова Д. А. Маргеровского и И. М. Троцкого, в кото­рых авторы, используя марксистско-ленинскую концепцию, постарались показать бюрократию в качестве верного орудия эксплуататорских классов [2] .

В последующие десятилетия тема чиновни­чества и государственного управления пребы­вала на периферии исторических исследований советских авторов. Только в 1960-е гг. вновь начинается изучение государственного управ­ления. Масштабным трудом, в определенной мере, затрагивавшим историю чиновничества, стала работа Н. П. Ерошкина «История госу­дарственных учреждений дореволюционной России» [3]. В ней автор дал общие сведения о госаппарате Российской империи, но при этом в полном соответствии с марксистской мето­дологией постарался показать его роль в по­давлении народных волнений, уделив при этом особое внимание увеличению полицейских функций губернаторов на местах в XIX в.

Как социальный слой и профессиональная группа чиновничество вплоть до 70-х гг. XX в. не было объектом изучения в советской исто­риографии. Положение изменил классический труд П.А. Зайончковского, в котором содер­жится анализ материалов о чиновничестве по таким характеристикам как динамика числен­ности, условия службы, сословный состав, иму­щественное положение, образование [4]. П. А. Зайончковский одним из первых в совет­ской историографии дал характеристику выс­шей губернской администрации середины XIX века с позиций социологического подхода. Не случайно его монография считается класси­ческой по исследуемой тематике. Данная ра­бота имеет большое методологическое значе­ние, т.к. автором была предложена исследова­телям оригинальная методика изучения чинов­ничества на основе анализа формулярных списков, с привлечением законодательных актов, отчетов начальников жандармских округов и мемуарных источников.

Существенный вклад в изучение чиновни­чества внес С. М. Троицкий [5]. Предметом его изучения стал процесс формирования россий­ской бюрократии в XVIII веке. Автор показал дворянский характер имперского чиновничества, тесно связывавший его с абсолютной монар­хией. Из содержания монографии можно сде­лать вывод, что во второй половине XVIII в. сформировался тот тип бюрократии, который просуществовал без особых изменений на про­тяжении всего XIX века.

В казахстанской советской историографии проблема становления чиновничества связана с формированием казахской интеллигенции. Э.А. Масанов одним из первых дал характе­ристику казахским краеведам и чиновникам, в частности Оренбургского ведомства [6]. Авто­ром на основе обширной историографии пока­зан вклад первых казахских служащих, в част­ности братьев Сейдалиных, С. Жантюрина, в изучение истории и культуры казахского об­щества в Х!Х - начале ХХ веков.

Проблема формирования чиновничества свя­зана с таким явлением как верховная власть и управление Российской империей, администра­тивная политика центральных и местных властей в Казахской степи, участие казахских чинов­ников в подготовке и осуществлении реформ. Влияние административных реформ на тради­ционную систему управления в Степи и их последствия рассмотрены в трудах известного казахстанского ученого-юриста С. З. Зиманова [7]. Вместе с тем, в силу указанных выше идео­логических факторов, он не уделил внимание процессу формирования нового сословия в ка­захском обществе - чиновничества, ставшего опознавательным признаком трансформации социальной структуры казахского общества.

В условиях официальной идеологии деятель­ность первых казахских чиновников и служащих рассматривалась в контексте казахско-русского взаимодействия в области просвещения, рас­пространения светского образования, в частности в трудах Т.Т. Тажибаева, К. Бержанова [8].

Таким образом, заслугой историографии советского периода можно считать постановку проблемы складывания и развития российской бюрократии, необходимости изучения личного состава чиновничества, обращение к ранее не привлекавшимся видам источников.

Говоря о советской историографии чиновни­чества в целом, можно отметить, что она зна­чительно расширила источниковую базу по данной теме, предложив ряд новых методов по её обработке и интерпретации. Вместе с тем, исследователи были сильно стеснены господ­ствующей идеологией. Марксистская направ­ленность советских общественно-политических наук предопределила рассмотрение бюро­кратии как инструмента самодержавного госу­дарства и выразителя классовых интересов, что сделало соответствующие работы довольно односторонними и не всегда объективными.

Помимо дореволюционного российского чи­новничества, привлекает к себе внимание ис­следователей феномен партийно-государствен­ной номенклатуры советского общества. В силу ряда известных причин номенклатура как реальный носитель власти в советском обществе первоначально стала объектом исследования за рубежом. В 1930-е гг. идея о возникновении нового класса - советской бюрократии - появи­лась почти одновременно в работах H.A. Бер­дяева и Л.Д.Троцкого [9].

Сторонники Л.Д. Троцкого развили далее первые систематические концепции, описываю­щие Советский Союз как общество, подчинен­ное бюрократическому, господствующему классу нового типа.

В советской историографии обозначенная тематика специально не исследовалась. Основ­ной массив публикаций был идеологически ан­гажированным. Большинство их характеризо­валось описательностью, стандартным методо­логическим подходом.

Более того, большинство работ по данной проблеме были написаны партийными либо советскими деятелями и носили исключительно пропагандистский характер. Это свидетельство­вало о том, что данная тематика находилась под строгим контролем властей. Специальных работ, в которых бы проблема формирования партийной номенклатуры исследовалась объек­тивно и на научной основе, не выходило в свет. Феномен номенклатуры интерпретировался в рамках «кадровой политики КПСС» и отдель­ных аспектов функционирования государствен­ного аппарата и деятельности советов [10]. Эти работы базировались на опубликованных нор­мативно-правовых и законодательных актах и носили реферативно-компилятивный и тенден­циозный характер.

В середине 1960-х - первой половине 1980-х гг. появляются, отдельные попытки реализации новых теоретико-методологических подходов в изучении кадровой политики, активно изучается опыт взаимодействия партийных и советских органов различных регионов страны, исследо­вателями был осуществлен весьма значитель­ный анализ архивных материалов по регионам страны. Среди тех, кто посвятил себя исследо­ванию процесса слома старого и строительства нового государственного аппарата, можно назвать фамилии В.М.Лесного, Г.И.Литвинова, М.П.Ирошникова [11]. Особо можно выделить работу М.П. Ирошникова. Исследователь рас­смотрел стратегию и тактику большевиков в отношении слома буржуазной государственной машины, а также изучил характер и формы ис­пользования старого бюрократического чинов­ничества, старослужащих интеллигентов. Кроме того, был изучен количественный и качествен­ный состав служащих советского центрального государственного аппарата по данным первой переписи советских служащих. В отношении же государственных органов Казахстана того времени такой работы не проведено и по сегод­няшний день.

Во многих работах этого периода без долж­ной критичности оценивались как результаты деятельности партийных органов, так и по­строение их взаимоотношений с советскими органами власти, а конкретный анализ до­вольно часто подменялся комментированием многочисленных документов КПСС.

Можно сказать, что «технология власти», механизмы ее реального формирования явля­лись секретом руководящей партийной номен­клатуры.

В «перестроечные» годы либерализация со­циально-политической жизни общества повлекла поиски ответа на вопрос о сущности власти в СССР. Исследователи, опираясь на концепции Л. Д. Троцкого, М. Джиласа, все активнее стали изучать причины и характер складывания но­менклатуры, системы номенклатурного отбора и расстановки кадров в государственно-пар­тийном аппарате.

Постсоветский период характеризуется струк­турной трансформацией интересов исследова­телей к изучению феномена номенклатуры. Значительная часть опубликованных в эти годы работ - ретроспективные историко-политологи-ческие исследования. В них выделяются не­сколько крупных проблемных блоков вопросов: теоретико-методологические проблемы, при­чины и факторы становления, эволюции и по­следующего распада номенклатурной системы, проблема ее пёриодизации, властные отноше­ние и иерархия власти в СССР. Наметилась и стала все более отчетливой тенденция к изу­чению номенклатуры по «властной» вертикали: союзной (федеральной), региональной и мест­ной. Сложился довольно широкий круг иссле­дователей, изучающих: региональный и мест­ный сегменты политической власти.

Работы значительной части историков со­средоточены на процессе становления номен­клатуры. Так, О.Г. Кирякова исследовала фор­мирование и эволюцию большевистской поли­тической элиты в период ее подпольного функ­ционирования [12]. Генезис и эволюция номен­клатуры, процессы подбора и расстановки кадров через номенклатурные механизмы исследова­лись В.П. Пашиным и Ю.П. Свириденко [13].

Существенный вклад в изучение номенкла­туры на ранних стадиях советской государст­венности внес М. Восленский. Нельзя не согла­ситься с положением автора о том, что «рево­люция создала в рамках партии монополисти­ческий привилегированный слой советского общества, и в ходе дальнейшего процесса, состоявшего из ряда фаз, этот слой укрепил и узаконил свое положение» [14].

В своей монографии «Технология власти» А. Авторханов дает объективную картину ста­новления и функционирования механизмов со­ветской партократической машины власти [15].

Первую попытку отказа от ряда утвердив­шихся постулатов по проблеме организации го­сударственного аппарата управления и власти осуществили в своей работе Т. П. Коржихина и Ю.Ю. Фигатнер [16].

Проблемы концептуального переосмысле­ния истории советской партийной номенкла­туры не обошли стороной и казахстанских ис­следователей постсоветского периода. Прин­ципы проведения кадровой политики больше­виками в Казахстане в 1917-1936 годах иссле­дуются в трудах Т. Добрякова, Х. Абжанова, Д. Ищанова, Ж. Абсеметовой и др [17]. Из последних работ по этой проблематике следует выделить монографию Н.К. Смагулова [18].

Что касается социально-демографических характеристик членов партийной номенкла­туры, то большой интерес представляет сов­местная статья Д.Ш. Орынбаевой и С.А. Жа-кишевой [19], в которой широко использова­лись математические методы обработки обшир­ного комплекса источников. Это позволило рассмотреть исследуемое проблему комплексно и всесторонне.

Формирование национальных кадров госу­дарственных служащих во многом связано с политикой коренизации или по другому «ка-захизацией». В этой связи большой интерес ра­бот представляют работы В.П. Осипова по теории проблемы коренизации [20].

Исследователь показал процесс привлечения большевиками национальной интеллигенции к работе в госаппарат, а также не обошел сто­роной процесс формирования кадрового потен­циала республики.

Кризис коммунистической идеологии и де­мократизация общества в конце 1980-х - начале 1990-х гг. дали новый импульс исследованиям в области истории чиновничества и положили начало новому историографическому этапу. Появившаяся возможность знакомства с дости­жениями западной гуманитарной науки, в част­ности с историко-социологическими работами М. Вебера, Т. Веблена, А. Шюца, П. Сорокина и др., устранение научной цензуры обусловили освоение историками республик бывшего СССР новых концепций и подходов. В центре их внимания оказываются уже не классовые, а про­фессиональные, социокультурные и личност­ные характеристики бюрократии. Используя современную методологию историко-биогра-фического и историко-статического исследо­вания, ряд историков продолжили начатое в советскую эпоху изучение социального облика чиновничества XIX в. В их работах, основан­ных главным образом на анализе формулярных списков, выявлены количественные характе­ристики, определявшие стратификацию россий­ской бюрократии (преимущественно ее высших групп) по таким критериям, как происхож­дение, образование, вероисповедание, возраст.

В двухтомном исследовании Б.Н. Миронова «Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.)» большое внимание уде­лено изучению российской бюрократии, при­чем на более глубоком уровне [21]. На основе обобщения огромного материала и сравнения характеристик русского чиновничества XVII-начала XX вв. с чертами идеального бюрократа, выявленными М. Вебером, исследователь при­ходит к выводу о том, что российское чиновни­чество развивалось в сторону профессиона­лизации и рационализации. Деятельность чи­новников этого периода развивалась от управ­ления, основанного на нормах обычного права, к правомерному (т. е. основанному на нормах писанного закона). Заслуживает внимания и является полезным для нашего исследования содержащийся в работе Б.Н. Миронова анализ взаимоотношений общества и государства, а также роли дворянства и нормативных пра­вовых актов в государственном управлении.

Большой вклад в теоретическое осмысление роли чиновничества (бюрократии) в русской истории внесли исследователи, работающие в области исторической социологии, полити­ческой антропологии и философии истории.

Так, в 1990-е гг. вышла серия статей исто-рико-антропологической направленности, пос­вященных российскому чиновничеству XVIII -первой половины XIX в. Их авторы - Л.Ф. Писарькова, О.В. Морякова, E.H. Мухина пред­приняли попытки охарактеризовать жизненный мир государственных служащих дореформен­ного периода, обратившись к исследованию их быта, нравов, корпоративных отношений [22].

В ряде работ современных авторов чинов­ничество рассматривается как субъект государ­ственного управления. Так, в публикациях А. Н. Медушевского дается аналитический об­зор развития административного аппарата Рос­сийской империи в XVIII - XIX вв., здесь же рассмотрена теоретико-методологическая ос­нова понятия «бюрократия» [23].

Среди первых исследований, в которых непосредственно была представлена проб­лема чиновничества, можно назвать работу Шепелева Л.Е. «Чиновный мир России XVIII -н. XX вв.», в которой систематизирован и обоб­щен обширный историко-архивный материал о государственном чиновничестве Российской империи [24]. Охватывается период от начала петровских преобразований до 1917 г. Подроб­но представлена система ведомств, коллегий, министерств и т. п. Перечислены функции раз­личных государственных учреждений, расска­зывается о должностях, титулах и званиях; о системе подчинения и должностных обязан­ностях чиновников всевозможных рангов. внешнее оформление государственной службы, как гражданской, так и военной и придворной. Историк показывает складывание неотъемле­мых атрибутов государственной службы (зва­ния, чины, мундиры, ордена) и их эволюцию на протяжении трех столетий.

Среди исследований по проблеме чиновни­чества в современной российской гуманитар­ной науке в последнее десятилетие были пред­ставлены работы, в которых эта тема рассма­тривается с точки зрения социологического, культурологического и лингвистического ана­лиза. Интерес вызывает исследование Мол-невой М.С. «Духовные ценности чиновни­чества как объект исследования социологии духовной жизни». Теоретическая значимость ее работы выражена в проведении сравнитель­ного исторического анализа теорий и концеп­ций, касающихся природы и атрибутов духов­ных ценностей чиновничества [25]. В работе Щегловой И.В. «Лингвокультурный типаж "чи­новник" (на материале русского языка)» со­циально-исторические характеристики чинов­ников были рассмотрены на основе анализа материалов русской художественной литера­туры и публицистики XIX-XXI вв., картотеки записей устной речи, данных опроса инфор­мантов. Научная новизна выполненной работы состоит в установлении понятийных, перцеп­тивно-образных и ценностных характеристик лингвокультурного типажа «чиновник» и выяв­лении их эволюции в русском языковом созна­нии [26].

Среди российских исследований по проб­леме чиновничества особый интерес вызывает у специалистов одна из последних публика­ций доктора философских наук, профессора И. А. Голосенко «Начальство. Очерки по исто­рии   российской   социологии чиновничества конца XIX - начала XX вв.». В данной работе в первой части «Уточнение объекта исследо­вания» автор сделал подробный анализ содер­жания терминов «чиновник», «бюрократия» через толкование феномена этих терминов в различные исторические периоды российской истории, во второй части «Краткая история чиновничьей корпорации в России XVII - нач. XX вв.» исследователь изложение своего виде­ния данной темы раскрывает, «выделяя два вопроса: какие формы организации обществен­ной власти и управления бытовали в то или иное время и в каком направлении шла эво­люция самосознания чиновничества как особой профессиональной группы?» [27].

Очевидно, что чиновничество в Российской империи представляет собой общественную группу, в которой выделяются отдельные под­группы в зависимости не только от социаль­ного происхождения, но и от этнических кор­ней, поскольку в ходе расширения границ империи происходило распространение россий­ской власти на территории, которые впослед­ствии стали именоваться «национальными окраинами». В статье Ховалыг С. С. «История чиновничества Танну-Тувы (середина XVIII -конец XIX вв.» анализируется история фор­мирования и эволюции чиновничества тувин­ского общества в конце XVIII - конца XIX вв. Автором исследован государственный аппарат, иерархия чинов и знаки их различия и сделаны выводы: «В Туве отсутствовал строгий прин­цип разделения чинов на военные и граждан­ские. Традиционно чиновники военного управ­ления (тушимел или дужумет) имели преиму­щественное положение по сравнению с граж­данскими чинами и должностями. Несмотря на то, что тувинское чиновничество в общеимпер­ской иерархии занимало весьма низкое поло­жение, это компенсировалось его самостоятель­ностью во всех вопросах, касавшихся внутрен­него управления В Танну-тувинских хошунах в связи с особым геополитическим положением сложился особый управленческий аппарат с сильной внутренней автономией, с четкой струк­турой, основанной на жесткой иерархии чинов, склонный к самостоятельности на местах» [28].

Вклад чиновников Оренбургской адми­нистрации В.В. Григорьева, Г.Ф. Генса, А. Васильева в изучение истории и культуры Казахстана исследовали И.Я. Гармс [29] и Ю.П. Злобин [30].

И.Я. Гармс также приводит сведения о дея­тельности первых инспекторов - казахов народ­ных училищ Тургайской области И. Алтын-сарина, Г. Балгимбаева.

Таким, образом, исследования советского и постсоветского периода российской историо­графии оказались довольно плодотворными с точки зрения изучения русского чиновничества Х1 Х-начало ХХвв. во внутренних губерниях империи, а именно Калужской, Тверской, Московской и т. д.. Что же касается истории формирования чиновничества в колониальных окраинах, в частности Казахстана, инкорпора­ции представителей нерусских народов на государственную службу в Российской импе­рии, то этот вопрос остается до сегодняшнего дня открытым и неизученным.

В новейшей историографии Казахстана ис­следование чиновничества также получило но­вый импульс. Наметилась тенденция к ком­плексному изучению теоретических положе­ний, нормативных актов, государственных учреждений и социальных структур общества в рамках единого исследования. В этой связи следует отметить труды Султангалиевой Г.С. С современных концептуальных ею исследованы проблемы внедрения петровского «Табеля о рангах» и кооптации тюркоязычных народов Российской империи (татар, башкир, мищари, тептяри) в управление Казахской степью в XVIII - начало ХХ вв.. Кроме того, исследова­тель систематизировала материал о татарских переводчиках, толмачах, письмоводителях в Казахской степи в XVIII - ХІХ вв. [31].

Среди современных работ казахских исто­риков интерес вызывают диссертационные ис­следования З.Ш. Макажановой, А.М. Еспенбе-товой. В диссертационном исследовании Мака-жановой З. Ш. впервые исследованы проблемы формирования казахского чиновничества на примере западного региона Казахстана и дея­тельности казахских служащих в контексте им­перской политики царизма, в частности рас­крывается влияние административно-террито­риальных реформ ХІХ в. в Казахской степи на формирование казахского чиновничества; ме­тодом сравнительного анализа определено общее и особенное в процессе формирования чиновничества среди тюркоязычных народов империи; выявлены имена и фамилии, уровень образования, должностной статус казахских служащих; определены круг полномочий и функциональные обязанности казахских служа­щих [32].

Работа А. М. Еспенбетовой. «XIX ғ. және ХХ ғ. басындағы қазақ қоғамындағы жаңа сословиелік қалыптасуы» является первым опытом изучения процесса становления новых сосло­вий в казахском кочевом обществе ХІХ в. в контексте имперской политики России. Она приходит к заключению, что «Одним из новых сословий казахского кочевого общества стало дворянство (потомственное и личное). Меха­низм формирования дворянства среди тюрко-мусульманских народов Российской империи и казахов происходил по разному. В Казахской степи дворянство получали в основном сул­таны, бии, старшины, выполнявшие адми­нистративно-управленческие функции. Новые сословия, такие как дворяне, почетные граж­дане, купцы, мещане, сформированные в казах­ском обществе, имели определенную роль в общественной жизни и занимали особое место в социально- культурном и экономическом раз­витии казахского общества» [33].

Вместе с тем вышеназванные диссертацион­ные исследования раскрывают только отдель­ные аспекты формирования новых социальных сословий, в том числе казахского чиновни­чества в ХГХ в.в основном на материалах

Оренбургского генерал-губернаторства. Отсюда возникает необходимость проведения более детального исследования по всем регионам Казахстана в более длительной хронологи­ческой перспективе, включая и особенности деятельности чиновничества в ХХ веке.

Таким, образом, анализ исторических ис­следований советского и постсоветского пе­риода свидетельствует о недостаточной разра­ботанности ряда аспектов истории отечествен­ной бюрократии. В современной историогра­фии отсутствуют работы, посвященные изуче­нию вопроса формирования казахского чинов­ничества, численности в высших, средних и низших звеньях управления, особенностей ре­гиональных форм управления в длительной исторической перспективе, их вкладав социо­культурную жизнь Казахстана, принципы и корпоративные ценности чиновников и т.д. Переосмысление традиционных концепций, использование новых исторических источ­ников в русле современных методологических подходов позволит выйти на новый уровень исследования обозначенной проблемы.

 

Литература

1   Ленин В.И. О государстве // Полное собрание сочинений. - Т. 39. - С. 64-84.

2   Александров М.С. Государство, бюрократия и абсолютизм в истории России. - М., 1919.; Магеровский Д.А. Государственная власть и государственный аппарат. М., 1924; Троцкий И.М. III отделение при Николае I. Л., 1927.

3   Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1968.

4   Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. - М., 1978.

5   Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. Формирование бюрократии. - М., 1974.

6   Масанов Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР. - Алма-Ата,- 1966. - 291 с.

7   Зиманов С.З. Общественный строй Казахстана в конце XVIII и первой половине ХГХвв. - Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, - 1958. - 296 с.; Зиманов С.З. Политический строй Казахстана в конце XVIII и первой половине ХГХв. - Алма-Ата: Изд-во Ан КазССР, 1960. - 296 с.

8   Тажибаев Т.Т. Педагогическая мысль в Казахстане во 2-ой половине ХКв. - Алма-Ата, 1965. - 163с.; Тажибаев Т.Т. Просвещение и школы Казахстана во 2-ой половине ХГХ в. - Алма-Ата, 1962. - 507с.; Бержанов К. Русско-казахское содружество в развитии просвещения. - Алма-Ата: Казахстан, 1965. - 343с.

9  Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. - М., 1990; Троцкий JI. Преданная революция. М., - 1991. 10Слепов Л. А. Местные партийные органы. Лекции, прочитанные в ВПШ при ЦК КПСС. — М., 1954; Котельников П.

И. О работе с кадрами. - М., 1956; Мощевитин А. Д. Подбор и воспитание руководящих кадров.-М., 1962; Быков В.В. Партийные требования к руководителю. - М., 1964.

11Лесной В.М. Социалистическая революция и государственный аппарат. - М.: Издат. МГУ, 1968. - 301 с., Ирошников М.П. Создание советского центрального государственного аппарата. Советы народных комиссаров и Наркоматы. Окт.1917-январь 1918 г. М.-Л.: Наука, 1966. - 299 с.

12 Кирякова О.Г. Большевистская элита на пути становления: формирование и эволюция (1903-1917): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Саратов, 2004.

13Пашин В.П., Свириденко Ю.П. Кадры коммунистической номенклатуры: методы подбора и воспроизводства. - М., 1998. С. 113.

14Восленский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. - М.: Советская Россия - МП «Октябрь»,1991. - 624 с.

15Авторханов А. Технология власти. - М.: СП «Слово» - Центр «Новый мир»,1991. - 638 с.

16 Коржихина Т.П., Фигатнер Ю.Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия //Вопросы истории, 1993 № 7. С.25-38.

17Добрякова Т. Сущность кадровой политики и ее роль в современных условиях. //Труд в Казахстане, 2000.- № 7. -С.28-31; Абжанов Х. Формирование и судьбы казахской интеллигенции //Мысль, 1993.- № 5; Ищанов Д. Далекое -близкое... //Мысль, 1999.- № 6. - С.87-89.; Абсеметова Ж. Имел ли большевизм социальную базу в Казахстане? //Мысль, 2002.- № 3. - С.81-86.

18  Смагулов Н. К. Кадровая политика большевиков в партийных и государственных органах Казахстана в 1917-1936 гг. -Караганда, КарГТУ 2011.-185с.

19  Орышбаева Д.Ш., Жакишева С.А. Социальный портрет коммунистов и партийной номенклатуры Казахстана в период репрессий в 1937-1938гг.// Казахстан - Спектр: аналитические исследования, №1 - 1999. - С.131-137.

20  Осипов В.П. Полномочный орган ЦК РКП (б) в Казахстане(деятельность областного бюро ЦК РКП (б) в Казахстане по укреплению партийной организации республики в 1922-1924 гг.). - Алма-Ата: Казахстан,1979. - 128с.; Осипов В.П. Всматриваясь в 20-30-е годы.- Алма-Ата: Казахстан, -1991.

21  Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.). - Спб., 2003. - Т. 2.

22  Морякова О.В. Провинциальное чиновничество в России второй четверти XIX века: социальный портрет, быт и нравы // Вестник Московского Университета. Сер. 8. История. - 1993. - № 6. - С. 14 - 29; Писарькова Л.Ф. Российский чиновник на службе в конце XVIII - начале XIX века // Человек. - №3. - С. 23-36; Мухина E.H. Человек толпы (портрет губернского жандармского штаб-офицера эпохи Николая I) //Вестник Московского Университета. - Сер. 8. - История. -2000.- №4.- С. 34 - 52.

23  Медушевский А.Н. Административные реформы в России XVIII — XIX вв. в сравнительно-исторической перспективе: Научно-аналитический обзор. - М., 1990; Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России. Сравнительно-историческое исследование. - М., 1993.

24  Молнева М.С. Духовные ценности чиновничества как объект исследования социологии духовной жизни: автореферат дис. ... кандидата социологических наук. - Тамбов, 2008. // Режим доступа: dissercat.com/content/dukhovnye-tsennosti-chinovnichestva-kak-obekt-issledovaniya-sotsiologii-dukhovnoi-zhizni

25  Шепелев Л.Е. Чиновный мир России: XVIII начало XX в.- СПб.: Искусство - СПБ, 1999. - 479 с.

26  Щеглова, И.В. Лингвокультурный типаж «русский чиновник»: образные и ценностные характеристики / И.В. Щеглова // Актуальные проблемы филологии : сб. ст. межрегион. (заочн.) науч.-практ. конф. с междунар. участием. -Барнаул - Рубцовск : Изд-во Алт. ун-та, 2008. - С. 132-137.; Щеглова И.В. Лингвокультурный типаж "чиновник" (на материале русского языка): автореферат дис. ... кандидата филологических наук. - Волгоград, 2010.

27  Голосенко И.А. Начальство. Очерки по истории российской социологии чиновничества конца XIX — начала XX вв. // Журнал социологии и социальной антропологии. - 2005. - Том VIII. № 1. // Режим доступа: spb-chinovnik.ru/istoriya_chinovnichestva

28  Ховалыг С.С. «История чиновничества Танну-Тувы (середина XVIII - конец XIX вв.)» //«Новые исследования Тувы» - № 3, - 2010г. // Режим доступа: tuva.asia/journal/issue

29  Гармс И.Я. Педагог-просветитель Александр Васильев. - Алма -Ата: Рауан, 1990. - 96с.;

30  Злобин Ю.П. Учительские институты и семинарии в Оренбургской губернии во второй половине XIX - начале ХХ веков // Вестник Оренбургского гос. пед. ун-та. - Оренбург, 1999. - № I (XI). - С. 36-43.

31  Султангалиева Г.С. Западный Казахстан в системе этнокультурных контактов (XVIII - начало XX вв.). - Уфа: РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ.2002. - 262с.; Султангалиева Г.С. Татарские и башкирские служащие в казахской степи (ХУШ-Х1Хвв) // Этнопанорама. - Оренбург, 2000. - № 3. - С.48-54; Султангалиева Г.С. Деятельность башкирских переводчиков и письмоводителей в Казахстане в процессе взаимодействия культур (Х\ПШ- ХГХ вв.) //- Ватандаш. - Уфа, 2005. - С.73-78.

32  Макажанова З.Ш. Проблема формирования и своеобразие деятельности казахского чиновничества в системе органов колониального управления царизма (вторая половина ХГХв.): автореферат дис. ... кандидата исторических наук: - Алматы, 2010.- 28 с.

33  Еспенбетова А.М. XIX ғ. және ХХ ғ. бас^індағы қазақ қоғам^індағы жаңа сословиелік қал^іптасуы. Автореферат дис. ... кандидата исторических наук: - Караганда, 2010. - 31c.

Фамилия автора: А. Ш. Алтаев
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика