Приход к власти Маргарэт Тэтчер

В последней трети XX века в центре поли­тической борьбы в Великобритании оказалось отношение ведущих политических сил страны к поиску путей выхода из экономических и социокультурных кризисных явлений в усло­виях глобализации, мировых интеграционных процессов. Кейнсианство обнаружило свои сла­бости, из-под контроля вышел процесс взаимо­действия между государством и гражданским обществом. На фоне этого в рамках неолибе­ральной волны возникают различные интерпре­тации методов развития свободного рынка и пересмотра функций государства. Влияние ли­беральной мысли испытали на себе движения новых правых и нового лейборизма, которые являются главными объектами исследования.

К началу 1970 г. экономическое положение Англии сильно ухудшилось. Все более явствен­но звучал протест против разросшейся бюро­кратии и высоких налогов, против "хаоса влия­ний" и не результативности правительств. Па­дение жизненного уровня вызвало мощную волну забастовок, в результате которых мно­гие отрасли английской промышленности были парализованы. Здесь необходимо отметить, что "отличительная черта Тэтчер - настойчивость и даже бескомпромиссность в проведении своей линии. Сформировав политику, она стре­мится во что бы то ни стало, не отступая про­водить ее в жизнь. Политическое значение такой линии она видит в том, что у широких слоев населения прививается уверенность в постоян­стве основных установок тэтчеризма" [1].

Пассивность лейбористского кабинета Дж. Кэллагана (1976-1979гг.), не способного предложить эффективное средство для лече­ния затяжных недугов британской экономики, отчуждала от него все большее число рядо­вых избирателей. Маргарет Тэтчер на короткое время - до парламентских выборов - сумела перехватить у лейбористов знамя радикализма. "На отношения избирателей не мог не оказать влияния тот факт, что впервые, по словам английского исследователя Х.Стефенсона, "на нашей памяти, правая, а не левая партия. При­зывала к осуществлению кардинальных изме­нений на основе решительной идеологической программы" [2].

В неудержимом стремлении к власти нео­консерваторы не гнушались запрещенными приемами политической борьбы. Так, еще в 1976 году Маргарет Тэтчер заявляла, что от лейбористов исходит "угроза социализма". И более того, что "лейбористская партия теперь руководствуется откровенно марксистской про­граммой", ведет страну на порог "тоталита­ризма" [3]. В мае 1979 года М. Тэтчер заняла кресло британского премьер-министра. На вы­борах в палату общин консерваторы опередили лейбористов на 70 депутатских мест. Во мно­гом ей помогла "прорывная натура". Она "...ищет решение проблем в том же настроении духа, в каком рыцари-крестоносцы искали чаше Грааля. Для нее политические битвы - битвы принципов, битвы между силами света и тьмы, добра и зла, личностями и государством" [4].

" В своей работе она выдвигает на первый план простые, понятные каждому лозунги: сохранение законности и порядка, каждый получай, что заработал" [5].

Неоконсерватизм в толковании Тэтчер пред­ставлял для многих простых англичан не оче­редную политическую или философскую тео­рию, а близкую и понятную им духовную пищу, чуть ли не своего рода религию, при­званную оздоровить общество, придать ему утраченный им динамизм, его способность к саморазвитию. "В немалой степени этому спо­собствовала фразеология Тэтчер, стремление объяснить аудитории социально-экономические проблемы в терминах, понятных домашней хо­зяйке, причем нередко на собственном при­мере. Привнесение личностных моментов в политику вряд ли является следствием проду­манной тактики завоевания доверия масс. Скорее это черта политического стиля Тэтчер проистекает из самого ее отношения к поли­тике не только как к "работе", но и как к "люби­мому занятию". Недаром она так не любит распространяться о своей частной жизни, в которой для нее ценно прежде всего то, что помогает, а не препятствует реализации ее политических амбиций. И вряд ли она бывает неискренна, когда заявляет, что "работа" для нее более интересна, чем что либо другое [6].

В многочисленных речах Тэтчер не найдется таких слов, как монетаризм, этатизм, кейнсиан-ство, трудовые отношения и т.д. Вместо этого фигурируют гораздо более близкие широкой аудитории понятия типа "большое государ­ство", "честно заработанные деньги", "жесткая экономия".

Необходимо, говоря о внутренней политике Тэтчер, затронуть вопрос о ее стиле работы. Она обладает многими качествами, которые, вне зависимости от ее политических позиций, характеризуют ее как незаурядного руково­дителя. С ней интересно беседовать, она умеет концентрироваться на отдельно взятой проб­леме", - пишет Л. Замятин [7].

Резиденция премьера находится на Даунинг-стрит, 10. Обычно беседы проходят в голубом зале, на втором этаже, где у камина стоят два небольших дивана: один - для хозяйки, другой - для гостей. "М. Тэтчер любит сидеть в уголке, опершись на небольшую подушечку, чуть скло­нив голову набок, она говорит тихим, хорошо поставленным голосом. Ей свойственны логич­ность, простота и ясность аргументации, свобод­ное оперирование конкретными фактами." [8].

В резиденции она обычно начинает смотреть бумаги за кофе в 6 часов утра и работает далеко заполночь. Ее с трудом убеждают отдохнуть летом, хотя бы неделю. Она умеет быстро восстанавливать свою психологическую и фи­зическую форму. Она всегда элегантна, умеет себя преподнести с чувством собственного достоинства и подчеркнуть женственность.

" В большинстве случаев Тэтчер заранее приходит к тому или иному решению по раз­ного рода вопросам и затем уже очень редко от него отказывается.

Заседания кабинета проводятся регулярно, но далеко не все принципиальные вопросы выносятся на обсуждение. Когда же это проис­ходит, премьер-министр видит свою задачу не в том, чтобы "председательствовать" и вы­слушивать разные точки зрения, а в конце " суммировать" преобладающее мнение (как это делало большинство ее предшественников), но в том, чтобы "вести" дискуссию, задавать тон разговору, добиваться сплочения участ­ников заседания вокруг ее собственного мне­ния." Как пишет Ф. Пим "...премьер-министр имеет тенденцию считать, что она всегда права. Это оборачивается ее уверенностью в том, что она всегда может делать дело  лучше, чем другие" [9].

Отметим еще один факт, раскрывающий ее политический стиль. Прекрасно понимая, что " потеря лица" или даже инициативы в парла­менте грозит потерей влияния в стране, Тэтчер тщательнейшим образом готовится к его засе­даниям.

Вопросы, подлежащие обсуждению, в обяза­тельном порядке рассматриваются на заседа­ниях кабинета министров. Особенно серьезно Тэтчер подготавливает ответы на вопросы премьер-министру, которым, согласно установ­ленной процедуре, отводится значительное время. Во время самих дебатов она обычно демонстрирует свойственный ей наступатель­ный и даже агрессивный напор, хотя нередко и сама оказывается под жестким обстрелом.

Отметим, что одна из основных заслуг Тэт­чер внутри страны - перестройка. Тэтчер сама не без гордости заявляет, что она осуществила в стране перестройку, причем иногда употреб­ляет это слово по-русски" [10]. Конечная цель тэтчеровской перестройки, безусловно, в укреп­лении позиций правящих классов, ее практи­ческое содержание - использование новых ры­чагов для рационализации и подъема британ­ской экономики. Один из основных элементов тэтчеровской перестройки - приватизация обоб­ществленного сектора. В ведение частного бизнеса переданы нефтедобывающая, газовая, авиационная, телекоммуникационная и многие другие отрасли. Практический смысл прива­тизации Тэтчер видит прежде всего в дере-гламентации, в освобождении предприятий от "диктата государства", предоставлении им пол­ной свободы действий на капиталистическом рынке, но вместе с тем и в перекладывании на них всей полноты ответственности за резуль­таты своей деятельности.

Прежде всего, Тэтчер отказалась от старой модели государственного регулирования эконо­мики и попыталась внедрить свою, новую. Она осуществляла децентрализацию управления экономикой, сокращала госаппарат. В годы ее правления центральные министерства сведены до минимума. Делая ставку на инициативных и самостоятельных граждан, Тэтчер заявила сле­дующее: "Тот, кто готов работать больше дру­гих, должен получать самое большое возна­граждение и сохранять его после вычета на­логов" [11].

Новая линия в экономической политике стала ответом британских консерваторов на выдвинутые современным этапом НТР проб­лемы, которые Тэтчер, надо признать, уловила быстрее своих политических конкурентов.

Способность Тэтчер апеллировать не только к разуму, материальным интересам, но и к чув­ствам, настроениям англичан, создала ей репу­тацию "популистского" лидера. Однако попу­лизм Тэтчер этим далеко не исчерпывается, и ей менее всего подошла бы роль морализи­рующего проповедника. Недаром в одном из более интересных и глубоких исследований феномена тэтчеризма, ее популизм назван авто­ритарным [12]. "Ее "патриотизм" реализуется через жесткое, неприязненное отношение к " цветной" эмиграции (чем, кстати, она снискала расположение шовинистически настроенной публики и смогла одновременно выбить почву из-под ног у такой откровенно реакционной расистской организации, как Национальный фронт). Хорошо известная ее приверженность к восстановлению смертной казни" [13].

Тэтчер удалось резко снизить роль кабинета министров в качестве органа, обсуждающего основные вопросы государственной важности.

Параллельно с изменениями в высших эше­лонах правительственной власти после избра­ния на второй срок премьерства Тэтчер осно­вательно изменила и следующую ступень госу­дарственного управления - административный аппарат.

Вновь назначались, по свидетельству "Sun­day Times", "...способные, решительные и на­деленные бойцовскими качествами лица, про­явившие энтузиазм и готовность сделать то, что отвечает устремлениям премьер-министра" [14].

За годы правления М. Тэтчер подход к ирландскому вопросу изменился к лучшему. Хотя, надо отметить, "события в Северной Ирландии 60-80-х годов наглядно демонстри­руют непрочность либерально-прогрессивных идей о том, что втягивание в мировую систему хозяйства, модернизация экономики и социаль­ного строя сами по себе ... не оправдали себя"[15].

В ольстерском вопросе отметим лишь, что " не королева, а премьер-министр встречала привозимые в Англию гробы. С платком в руке она часто лишь усилием воли сохраняет само­обладание" [16]. Однако, когда дело касалось террористической ирландской организации ИРА, Тэтчер была сурова, на что имелись веские личные и государственные причины. Но и движение вперед пошло при ней более ин­тенсивно: она направляла усилия на улучшение положения католиков в Северной Ирландии. Так, на строительство в Белфасте многоквар­тирных комплексов, заселенных в основном католиками, было затрачено 2 миллиарда дол­ларов, что существенно улучшило жилищную проблему там [17].

М. Тэтчер, безусловно, стремится к поиску самостоятельной роли в формировании узло­вых аспектов отношений Запад-Восток. Она претендует, и не без оснований, на роль поли­тического лидера Западной Европы.

Популярность Тэтчер весной и летом 1982 года достигла своего апогея, что во многом обусловило ее победу на выборах 1983 года. В результате конфликта с Аргентиной Тэтчер по­лучила блестящую возможность добиться круп­ного успеха. После победы на Фолклендских островах Тэтчер стала героиней, считает К.Огстен. " Далеко от дома, сражаясь в исключительно неблагоприятных по первоначальной оценке условиях, Тэтчер и ее солдаты решительно отбили нашествие аргентинцев" [18]. Фолк­лендский конфликт продемонстрировал, что свой "решительный подход" Тэтчер не ограни­чивает сферой внутренней политики.

Придя к власти, она взяла курс на укреп­ление военно-политического сотрудничества с США и НАТО. Общая сумма военных расходов за 1979-86 гг. выросла на 30%, и пот доле этих расходов в совокупном национальном продукту она к концу 80-х стояла на первом месте среди всех западноевропейских участников НАТО[19].

Курс на "жесткое противостояние" с Совет­ским Союзом и другими странами - участ­никами Варшавского договора последовательно выдерживался и в области политических отно­шений с этими государствами. Но Тэтчер соз­навала жизненную необходимость выхода из " холодной войны" - тупика, в который чуть было не завела человечество гонка вооружений и конфронтация. Она, неожиданно для многих «после трудных (антикоммунистических) при­зывов» начала сбавлять тон [20].

По свидетельству одного из тех немногих лиц, которым пришлось бы "нажать кнопку", она ощутила "жесткую реальность такой воз­можности" [21]. Но подобные опасения не сде­лали Тэтчер сторонницей запрещения ядерного оружия.

П. Дженкинс характеризует, в этой связи, внешнеполитическое кредо Тэтчер как кредо "британского национализма". Именно этим кредо объясняет он ее нескончаемые трения с партнерами по ЕС, и ее стремление, оставаясь лояльным союзником США, сохранять свободу действий и даже критиковать некоторые их шаги (как это, в частности имело место в мо­мент вторжения США в Гренаду в 1983 г. или во время американских санкций на поставку оборудования для советских газопроводов в связи с вводом войск в Афганистан [22].

Но приверженность к "западноевропейскому союзу" и национализм сочетаются у Тэтчер с трезвой оценкой ситуации, с готовностью в случае необходимости вносить порой доста­точно существенные поправки в намеченный курс. Так, Тэтчер проявила огромный интерес к визиту в Великобританию в 1984 году М. С. Горбачева. Главный вывод, который она сделала в ходе состоявшихся бесед и перего­воров, - с такими людьми как, М. Горбачев, "...можно иметь дело" [23].

Таким образом, во внешней политике М. Тэтчер искала контактов и возможного взаимодействия в мире. Это открывало перед Англией возможности повышения своего авто­ритета, влияния в мировых делах - при реше­нии вопросов разоружения, региональных кон­фликтов, гуманитарных проблем. О том, что она намерена активно использовать эти воз­можности, свидетельствовал явный интерес к

 

взаимодействию с СССР по таким проблемам, как ирано-иракский конфликт, намибийское ближневосточное урегулирование, положение в Ливане и др.

Исходя из вышесказанного, отметим, что по своему "политическому долголетию" М. Тэтчер пережила остальных лидеров западного мира. Это обстоятельство дало основание аппарату премьер-министра говорить о ней как о "самом опытном" руководителе стран запада. Но более бесспорным является то, что при ней, особенно после фолклендских событий, отмечаются по­вышение личной роли премьер-министра, и не только в процессе принятия внешнеполити­ческих решений, но и в ходе их реализации, а также и во внутренней политике.

 

Литература

1       Замятин. Л. М. Тэтчеризм // Международная жизнь. -1989. -№6. -С.55.

2       Stephenson H. Mrs. Thatcher s First Year. L., 1980. Р.19.

3       Thatcher. M., CCO News Service, 1976. 8 oktober.

4       М. Тэтчер в "Известиях" // Известия. -1993. -23 июля. - С.1.

5       Замятин. Л. М. Тэтчеризм // Международная жизнь. -1989. -№6. -С.57.

6       Перегрудов С. П. Маргарэт Тэтчер. // Вопросы истории. -1988. -№10. -С.66.

7       Замятин. Л. М. Тэтчеризм // Международная жизнь. -1989. -№6. -С.55.

8       Там же. -С.61.

9       Перегрудов С. П. Маргарэт Тэтчер. // Вопросы истории. -1988. -№10. -С.76.

10    Pim. F. The Politics of Concent. 1985. pp, 33-34.

11    Замятин. Л. М. Тэтчеризм // Международная жизнь. -1989. -№6. -С.57.

12    Lewis. R. Margaret Thatcher: A personal and political biography. L. 1975. p.129.

13    The Politics of Thatcherism . Lnd. 1984. p.10.

14    Перегрудов С. П. Маргарэт Тэтчер. // Вопросы истории. -1988. -№10. -С.69.

15    The British Prime Minister. Lnd. 1985. pp.126-127.

16    Political Institutions in Britain. Lnd. 1987. pp.9-18.

17    The Political Institutions in Britain. Lnd. 1987. p.5.

18    Орлова М. Е. Северная Ирландия: опыт преобразования в расколотом обществе. М. -1994. -С.5.

19    Огдэн Крис. Мэгги. Интимный портрет женщины у власти // Иностранная литература. -1991. -№4. -С.190.

20    Орлова М. Е. Северная Ирландия: опыт преобразования в расколотом обществе. М. -1994. -С.19.

21    Kavanagh. D. Thatcherism and British Politics. Oxford. 1987. p.213.

22    Young H., Sloman A. The Thatcherism Phenomenon. Lnd. 1986. p.105

23    Jenkins P. Mrs. Thatchtr s Revolution. Lnd. 1987. pp.289,310.

Фамилия автора: Е.Ф. Абдухаимов
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика