Место школ, медресе и личных библиотек в истории книг азербайджанской культуры XIX века

XIX век оставил неизгладимые следы в исто­рии азербайджанского народа, стал преддве­рием больших перемен в его жизни. Основа как наших больших трагедий, так и больших ус­пехов заложена именно в это столетие. Не­смотря на то, что в указанное столетие наша родина оказалась разделённой между двумя соседними странами, именно к этому времени относятся возникновение национальной бур­жуазии, распространение и утверждение в об­ществе просветительских идей. XIX век -важный этап также в истории книги, которая является одной из важнейших и неотъемлемых частей истории культуры вообще. С этой точки зрения историю культуры трудно представить, изучить и исследовать в отрыве истории книги, школ и библиотек.

Книга и школа - неотделимые друг от друга понятия. В начальный период распространения ислама в школах и медресе религиозное обра­зование давалось преимущественно на основе Корана и преданий о жизни Пророка. Так было и на Западе. Там тоже изучались в основном религиозные книги, а светские науки пресле­довались и изгонялись из сферы образования, лица же, допускающие подобное нарушение, преследовались и жестоко наказывались. А как обстояло дело в доисламский, дохристианский периоды? Имелись ли в те времена образо­вание, школа? Конечно, имелись. Как могли появляться произведения живших до нашей эры античных гениев, если в те годы не было школы, образования? Моисей Каланкатуйский в своей «Истории Албании» пишет, что царь Вачаган видел путь избавления от всех пороков в книге, науке, образовании: «И каждый раз, когда царь приезжал в свое селение совершать богослужение в память святых, он заходил и в школу, собирал вокруг себя детей колдунов и жрецов, и те окружали его большой толпой, кто с книгами, кто с пнакитами1 в руках. Тогда царь приказывал им громко читать хором, а сам слушал и, радуясь, гордился ими больше, чем человек, нашедший огромный клад» [6, с.58].

В средние века азербайджанская наука и образование, обретая новые форму и содер­жание, развивалась в сторону светскости. Изу­чение в школах Корана одновременно означало обучение грамоте, ознакомление с правилами чтения и письма. Школы были начальной, а медресе - более высокой ступенями образо­вания. Выдающийся государственный деятель и талантливый публицист М.А. Расулзаде в цикле статей «Школы и медресе» пытается объяснить суть школ и медресе: «Слова школа и медресе по своим лексическим значениям являются словами, относящимися к созданным в России при мусульманских мечетях очагам науки... в школах преподаются только родной язык и богословие, толкование Корана, а в медресе установлено еще и обучение необхо­димым улемам и священнослужителям персид­скому, арабскому языкам. Конечно, наряду из-за одного этого недостатка, исходя только лишь из одной этой «правды», утвердившейся ве­ками за школами при мечетях, нельзя отно­ситься к ним как к не заслуживающим вни­мания» [8]. В своих статьях М.А. Расулзаде призывал достойно оценивать и не предавать забвению огромную историческую роль школ и медресе, в течение столетий функционировав­ших в Азербайджане.

«Школы, явившиеся первыми образователь­ными учреждениями, обучавшими чтению и письму, создавались при мечетях и дававших среднее образование медресе. Для поступления в медресе сначала нужно было окончить эти школы, которые давали начальное образова­ние» [7, с.22]. Такие средневековые учебные заведения, называемые медресе - например, «Низамие», долгое время функционировавшее в Багдаде в качестве крупного научно-обра­зовательного центра или же «Раби-Рашди», созданное в XIV веке в Тебризе по инициативе великого учёного и политического деятеля Фаз-луллаха Рашидаддина, - с точки зрения сегод­няшнего дня можно было бы назвать универ­ситетами или академиями. В этих очагах науки и образования работали сотни преподавателей, обучались тысячи учащихся, выпускники этих медресе стали авторами многих открытий в мировой науке.

В начале XIX столетия на фоне происходив­ших после разделения Азербайджана событий как в области политики, так и культуры, науки, образования, особенно в западной части страны, происходили очень серьезные перемены. С целью усиления своего влияние в стране, царское пра­вительство начало широко распространять и пропагандировать русский язык, русскую систему образования. В связи с присоединением Азер­байджана к России, царское правительство для укрепления своего господства и подготовки из числа местного населения служащих для госу­дарственных учреждений, а в первую очередь -переводчиков, знающих русский и азербайд­жанский языки, вынуждено было открывать на местах русские школы. «В создании уездной школы в Шуше большие заслуги имеет первый учитель этой школы Н.Михайловский. Титу­лярный советник Н.Михайловский, направлен­ный из России в распоряжение директората За­кавказских школ в декабре 1830 года был наз­начен на должность учителя и штатного смо­трителя Шушинской уездной школы. Прибыв в Шушу в декабре месяце, он провёл необходи­мую для открытия школы подготовительную работу. Наконец, 30 декабря состоялось тор­жественное открытие Шушинской уездной школы» [2, с.4].

Школьная политика царизма в Азербайд­жане была частью цивилизаторской политики России в регионе. Тем самым создались благо­приятные возможности для взаимодействие русской и азербайджанской культуры. Возник­нув в тесной связи с русским просветитель­ством, просветительское течение в Азербайд­жане сушественно отличалось от них, не ставя непосредственно вопрос о революционном пе­реустройстве жизни народа. Выдающиеся про­светители Азербайджана, несмотря на различие в их взглядах боролись преимущественно про­тив культурной отсталости народа. Они вся­чески стремились использовать новые школы для борьбы против невежства и бескультуры, добивались расширения сети этих школ, увели­чения числа учашихся - азербайджанцев в них.

Просветительские воззрения известных пред­ставителей азербайджанской культуры нашли яркое отражение в составленном А. Бакихано-вым и представленном им в 1832 году барону Розену проекте учреждения новой школы в Баку. В проекте отмечалось, что принужденная покорность народов Кавказа не может долго продолжаться, и поэтому неоходимо распро­странять просвещение на Кавказе. В качестве первого шага А. Бакиханов рекомендовал соз­дание училища, надзор за которым он намерен был взять на себя. В провинциях, наряду со школами и моллахана, дававшими в основном религиозное образование, имелись также школы с многолетней практикой. К примеру, осно­ванная в 1801 году при мечети Ибрагим Халил хана в Шуше школа продолжала работать и в середине XIX века. Начиная с 30-х годов изу­чаемого нами века, в Шуше и других про­винциальных центрах стали создаваться новые школы. «По неполным данным, в 1842 году в Азербайджане были 713 школ и медресе. 715 мулл и учителей занимались обучением в них 7306 учеников. В 1858 году в одной только Шамахинской губернии функционировали 299 школ и медресе, в которых обучались 4700 учеников. Источники указывают, что в 1853 году в Нухинском округе функционировали 153, а в 1859 году - 168 школ и медресе. Коли­чество учеников в них соответственно состав­ляли 1389 и 1443 человека» [5, с.720].

В начале XIX столетия проводимая в шко­лах учебная работа ничем не отличалась от принципов педагогической деятельности в пре­дыдущие века. Уже старевшие школьные по­рядки, методы обучения оставались неизмен­ными; учащимся в основном давались рели­гиозные знания, детей заставляли выучивать наизусть отдельные, внушающие нравственно-дидактические идеи своих авторов отрывки из известных произведений представителей клас­сической литературы, которые в течение мно­гих веков использовались в качестве учебных пособий. Лишь начиная с середины века, в школы пришли учителя, выходившие за рамки существовавших долгие века традиций, приме­нявшие новые методы обучения и препода­вания, работавшие не в духе старых школьных правил: в Гяндже - Мирза Шафи Вазех (1800­1852), в Шеки - Абдулгани Нухави Халисега-рызаде (1817-1879), в Ширване - Сейид Азим Ширвани (1835-1888), в Карабахе - Мир Мох-сун Навваб (1833-1919), в Тифлисе - Мирза Фатали Ахундзаде (1812-1878) и Абаскули Ага Бакиханов (1794-1848) и др.

В конце XIX века благодаря новометодному обучению количество педагогических кадров увеличилось и в результате их усилий в разных регионах Азербайджана были созданы новоме-тодные школы (так называемые школы усули-джадид). В этих школах преподавали известные представители азербайджанеской интеллиген­ции, деятели просвещения тех лет. Первые из таких школ были открыты С.А. Ширвани в Шамахы (1870), М.Т. Сидги в Ордубаде (1892) и Нахчыване (прибл.. 1894), М.М. Наввабом в Шуше (1895), М.И. Гасиром в Лянкаране (прибл. 1896) [1, с.497]. Одна из первых таких школ, преподавание в которой полностью отли­чалась от старых правил, была открыта в Баку по инициативе только что вернувшихся на родину после окончания в Тифлисе Института учителей Султана Меджида Ганизаде и Габиб бека Махмудбекова [3, с.42].

В подписанном ста пятьюдесятью жителями Баку и поданном в 1891 году в городскую управу заявлении содержалась просьба об от­крытии одной новой русско-мусульманской школы в Старом городе (т.е. в Крепости), а двух - во Внешнем городе (в то время часть города Баку за крепостными стенами называли Внешним городом). В сентябре того же года руководство города приняло решение об открытии за счет городской управы двух новых русско-мусульманских школ - одной в Старом городе, а другой - в Чемберекенте. Заметим, что обучение в школах, открываемых за счет городской управы, было бесплатное. В 1892 году с учетом потребностей населения были от­крыты еще три русско-мусульманской школы, после чего спрос на новые школы частично был удовлетворен. К концу XIX века количество русско-мусульманских школ достигло девяти. Кроме того, были открыты и школы типа шестиклассных городских Алексеевских школ, в которых можно было получать образование и одновременно овладевать ремеслами.

В 1898 году за счет средств нефтяного маг­ната, выдающегося мецената Гаджи Зейналаб-дина Тагиева был заложен фундамент первой на Востоке школы для девушек. Торжествен­ное открытие этой школы состоялось осенью 1902 года. Таким образом, в начале ХХ века количество новометодных школ, первая из ко­торых была открыта в 1887 году по инициативе известных просветителей Султана Меджида Ганизаде и Габиб бека Махмудбекова, достигло девяти, а школ для девушек - трёх. Если при открытии первой русско-мусульманской школы в ней обучались 88 детей, то двадцатью годами позже число учеников этих школ достигло 2249, а учениц школ для девушек - 337 [4, с.23].

Книги, с момента своего создания, являются продуктом труда какого-то конкретного автора. Но после своего выхода в свет они, попадая во дворцы правителей, церкви и мечети, к про­стым людям, всегда хранились и хранятся на самом почетном и надежном месте, о них проявляли и проявляют особую заботу. Среди людей, посвятивших свою жизнь созданию книг, бывали и такие, которые из переписанных им самими же рукописей, собранных из раз­личных источников книг создавали свои лич­ные библиотеки, становились коллекционерами книг. Таких людей в западном книговедении называют библиографами, библиоманами, т. е. любителями книг, людьми, увлекающимися книгами, собирателями редких и ценных книг, на Востоке же их называют «китабдарами», т.е. книжниками.

Хотя большинство дворцовых библиотек формировалось под контролем правящих кругов, хранившиеся в них рукописные книги и другие документы собирались или самим китабдаром, на которого возлагалась также функция по управлению библиотекой, или же доставлялись по его инициативе из различных городов и стран. В разных регионах Азербайджана этой традиции придерживались долгие века, а место, значение созданных в XIX веке личных биб­лиотек в истории библиотечного дела были особенно значительными. Одна из таких бо­гатых библиотек находилась в городе Шеки и принадлежала видному просветителю, литера­туроведу, каллиграфу XIX века А. Н. Халисе-гарызаде. В библиотеке учёного хранились про­изведения таких классиков азербайджанской литературы и литератур Востока, как Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Шейх Махмуд Шабустери, Шах Исмаил Хатаи, Мухаммед Физули, Ахмеди Тебризи, Шемс Тебризи, Саиб Тебризи, Юсиф Маддах, Шихабеддин Сух-раверди, Насиреддин Туси, Джалаладдин Каз-вини, Алишер Навои, Улуг бек, Бируни, Катиб Челеби, Исмаил Гёвхари, Джалаледдин Руми, Абдулькасим Фирдоуси, Хафиз Ширази, Саади Ширази, Ибн Сина, Абу-Наср аль Фараби и десятков других, а также ряд образцов устного народного творчества. К сожалению, из этой сокровищницы, где были собраны тысячи руко­писных книг, лишь мизерная часть дошла до наших дней.

Многие годы исследовавший наследие А. Халисегарызаде доктор филологических наук К. Шерифли в своей монографии «Учё­ный, педагог и книговед», изданной в 2007 году, обстоятельно рассказывает о заслугах ученого в области просвещения, его деятель­ности как ученого - литературоведа, роли в изготовлении рукописных книг, отмечая, что заслуги А. Халисегарызаде в области истории библиотечного дела в Азербайджане трудно переоценить [10]. Эта богатейшая библиотека была основана прабабушкой Абдулгани, кото­рую звали Халисе. Традицию собирания книг продолжили её потомки, А. Нухеви же рас­ширил и обогатил её. Ещё во время своего обучения в медресе он переписывал учебники, а также покупал новые книги и добавлял их в свою библиотеку. И в годы учебы в Стамбуле, и в ходе своих поездок в страны Востока он приобретал и привозил в Шеки для своей библиотеки множество рукописных и печатных книг.

В результате изучения хранящихся в настоя­щее время в Институте рукописей им. М. Физули Национальной Академии Наук Азербайджана статей, принадлежащих перу самого А.Н. Хали-сегарызаде, а также переписанных им рукопис­ных экземпляров произведений разных авторов - как средневековых классиков, так и своих современников - относящихся к литературе, богословию, истории, языкознанию, логике, астрономии и др. областям науки, мы можем формировать у себя представление о твор­честве неизвестных нам до сегодняшнего дня литераторов, об их произведениях.

Иногда случается так, что знакомство с указанными рукописями вносит ясность в отдельные укутанные тайной, или спорные вопросы. Например, на страницах 7а и 7б одной из собственноручно списанных им рукописных книг в двух столбцах, почерком насталиг под наклоном дано состоящее из 26 строф вуджуд-наме2. Три бейта из этого вуджуднаме при­ведены в научной литературе [9, с.37].

Некоторые дворцовые и личные библиотеки, сохранившиеся вплоть до XIX века, были полностью уничтожены руками чужестранцев. В качестве примера можно указать на разо­рение в 1828 году библиотеки Мавзолея Шейха Сефи в Ардебиле и вывоз её фонда в Россию, а также библиотеку и мечеть, при построенном Ахмедом пашой для просвещения азербайд­жанских тюрков школе и названные по имени своего создателя библиотекой и мечетью «Ахмедия». Эта библиотека обслуживала учащихся и все собранные там книги были пожертвованы благотворителями. Библиотека состояла из восьми хранилищ,  в основном охватывала научные труды и используемые в процессе обучения учебники [11, с.134].

В 1828-1829 годы, во время Русско-турецкой войны, после захвата русскими города Ахыр-келек (тогдашнее название Ахалцихи на тер­ритории Турции), А. Бакиханов отобрал из дан­ной библиотеки 148 единиц наиболее ценных с научной точки зрения рукописных книг, а так­же два редких экземпляра Священного Корана и составил их список на основе русской и арабской график. Исследователь К. Шерифли пишет, что одна из рукописей библиотеки -написанные Н. Туси подробные комментарии к философскому трактату Ибн Сины «Указания и наставления» («Ал-ишарат ва-т-танбихат») входила в библиотеку видного ученого-книго­веда А. Халисегарызаде. Вероятно, Абдулгани Нухеви приобрёл эту рукопись у самого А. Бакиханова, или же у другого лица. Хотя дата списания этого хранящегося в настоящее время в Институте рукописей и состоящего из 194 листов уникального экземпляра и не указана, по палеографическим данным его можно отнести к концу XIII - началу XIV века. Из пометки на титульном листе рукописи становится ясно, что в 1167 году хиджри (1753-54 гг. по христианскому летоисчислению) книга пожертвована в биб­лиотеку «Ахмедия» в Ахыр-келеке, и на ней стоит печать данной библиотеки [11, с.136].

Чрезвычайно сложное внешнополитическое положение Азербайджана в начале XIX сто­летия, дальнейшее усиление русской ориента­ции в стране, в конкретной исторической обстановке того времени вызывало упорное противодействие шахского Ирана и султанской Турции, приведении к войнам в Южном Кав­казе. Военные компании этого периода сопро­вождались не только большими жертвами среди мирного населения, они причинили огромный ущерб экономики страны, особенно сельскому хозяйству. В результате этих войн уничтожа­лись памятники истории, мечети, медресе, древние и богатые библиотеки. Многие мате­риально - духовные ценности нашего народа под различными благовидными предлогами вывозилось в музеи и библиотеки Санкт-Пе­тербурга, Москвы и других городов. Получен­ные тем или иным путем изящные рукописные издания в настоящее время превратились в цен­ные экспонаты известных музеев, библиотек. И где бы эти рукописные книги не находились, они являются национальным достоянием на­шего народа. Изучение данного наследия, уточ­нение информации о них и, наконец, их воз­вращение на Родину - наша важнейшая задача.

Заключение. Рассмотрен и исследован исто­рии школ, медресе и личных библиотек - не­отъемлемой части культуры книги в Азербайд­жане. Показан, что начиная с начала XIX сто­летия, создаются новые светские - новометод-ные школы. Рассказывается об этих школах и преподаваемых в них предметах. Выявлены судьбы многих рукописных книг и библиотек Азербайджана в то время.

 

Литература

1   Азербайджанская советская энциклопедия. - Баку: гл. ред. АСЭ, Т. IX , 1986. - 624с. (на азерб. языке)

2   Ахмедов Г. Избранные педагогические сочинения. ТІ (сочинения, посвящённые развитию образования в Азербайджане в XIX веке). - Баку: Техсил - АБУ, 2006. - 455с. (на азерб. языке)

3   Ахмедов Г., Эфендиев С. 150-летняя шекинская школа. - Баку: Маариф, 1983. - 96с. (на азерб. языке)

4   Везиров Г. По поводу двадцатипятилетия русско-мусульманских школ в Баку (по старой графике). - Баку: Сада, 1914. - 24 с. (на азерб. языке)

5   История Азербайджана (с древнейших времён до 1870-х гг.). Под редакцией проф. С. Алиярлы.- Баку: Азербайджан, 1996. - 869 с. (на азерб. языке)

6   Каланкатуйский Моисей. История Албании. Баку: Авразия Пресс, 2006. - с.58 (на азерб. языке)

7   Онуллахи С.М. О некоторых вопросах системы просвещения в Тебризе в XVI-XVII вв. // Известия АН Азербайджанской ССР. Серия Истории, философии и права. - 1974, №4. -с.22. (на азерб. языке)

8   Расулзаде М. Э. Школы и медресе (Статья I) // Газета «Ачыг сёз», 15 марта 1916 г. (на азерб. языке)

9   Словарь литературоведческих терминов. /сост. А. Мирахмедов. - Баку: Маариф, 1978. - 200с. (на азерб. языке)

10Шерифли К. Учёный, педагог, библиограф. - Баку, Нурлан, 2007. - 256с. (на азерб. языке)

11Шерифли К. Азербайджанская рукописная книга и библиотеки. - Баку: Нурлан, 209. - 190с. (на азерб. языке)

Фамилия автора: Г. И. Бахшалиева
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика