Цивилизация Кок тюрков: базовые характеристики, тенденции развития

Понятие «древнетюркская цивилизация» включает государственно-правовой механизм, экономические, военные и технологические достижения, мифы, письменное наследие, искусство и др. Мнение о наличии предпосыілок или прототипов руники в сако-усуньское время нельзя отвергать. Однако наверняка именно в эпоху создания Великого каганата Кок тюрков были предприняты грандиозные и смелые шаги по возрож­дению, реформе и модернизации этого алфавита в масштабе огромной единой империи. Фундаментальной особенностью цивилизации Кок тюрков была гармония этнокультурной самобытности и общечеловеческого содержания. Кок-тюрки сумели, сохраняя собственную этническую идентичность, язык, номадическое миро­воззрение, традиции, в то же время соединять и интегрировать разноэтнические массивы каганата. Меж-цивилизационный диалог и стимулирование этого диалога - это тоже показатель цивилизованности этноса. В истории тюркской цивилизации нельзя отрицать роль согдийского и китайского факторов. Позже переход тюрков на арабский алфавит произошел постепенно и усилиями самой тюркской элиты.

Этнолингвистическая  ситуация  в  степях  Евразии во второй половине 1 тыс. н.э. характеризовалась интенсификацией процесса тюр- кизации, когда в силу многих факторов она   достигает своего апогея и логического завер шения. Тюркский язык превращается в лингвафранка раннесредневековой Евразии. При этом формирование специфического языка рунических  памятников свидетельствует о попытках создать в империи единый надплеменной язык и серьезных положительных изменениях ментальности.

В широком смысле понятие «древнетюркская цивилизация» включает созданный кок-тюрками государственно-правовой механизм, экономические, военные и технологические достижения, мифы, эпос, военно-рыцарский кодекс, письменное наследие, искусство и др. Создание тюрками первой в истории евразий­ской империи, простиравшейся от Маньчжурии до Черного моря уже является феноменом и показателем социального прогресса. Известно, что империя не бывает без цивилизации. На­ряду с письменностью и городской культурой, государственность - это важнейший класси­ческий показатель цивилизованности. Империи как обширные полиэтнические объединения, созданные военно-административными методами, требовали от ее устроителей колоссальной энергии и напряжения интеллекта. Оригиналь­ная политико-правовая система тюрков отве­чала цивилизационным требованиям той эпохи. По словам Т. Жумаганбетова, разветвленная тюркская титулатура - показатель развитого государственного аппарата [1, с. 203].

Кок-тюрки сумели на протяжении несколь­ких веков, сохраняя собственную важнейшие этническую идентичность, язык, номадическое мировоззрение, традиции, в то же время соеди­нять и интегрировать разноэтнические массивы Каганата в одно целое. Российский ученый Р. Рахманалиев среди народов с имперским мышлением называет персов, греков и римлян, тюрков [2]. Особенностью древнетюркской цивилизации российский ученый (кыргызского происхождения) видит способность и умение тюрков вбирать и удачно синтезировать дости­жения других культур и цивилизаций.

Действительно, фундаментальной особен­ностью древнетюркской цивилизации являлось то, что она изначально характеризовалась гар­монией этно-культурного своеобразия и обще­человеческого содержания. Тюркоязычные пле­мена, населявшие Великий каганат, впослед­ствии государства Кыпчаков, Карлуков, Огузов, Кимаков и др. тесно общались с ближними и дальними соседями. Китай, Иран, Согд, Ви­зантия, Русь, Грузия, Венгрия, Хорезм, Египет - вот далеко не полный список стран и госу­дарств, с которыми средневековые тюрки всту­пили в тесные и культурные контакты. Роль Великого Шелкового пути, который в данную эпоху находится в расцвете трудно переоце­нить. Межцивилизационный диалог и стимули­рование этого диалога - это тоже показатель цивилизованности этноса.

С точки зрения материально-экономических основ цивилизации, необходимо отметить, что в основном базируясь на кочевом скотовод­ческом комплексе (который в свое время стал огромным прорывом в хозяйственном освое­нии аридных степей Евразии), древнетюркская общность являлась еще и объединением гор­няков, металлургов, ремесленников, оружейни­ков, строителей. «Визитной карточкой» древ-нетюркской цивилизации являются памятники тюркской письменности: «рунического» и уй­гурского письма. Найденные на огромном про­странстве Сибири, Восточного Туркестана, Ка­захстана, Средней Азии, Венгрии и др. ре­гионов Евразии они являются выражением оригинальной культуры и мышления тюрков.

Наиболее ярким феноменом древнетюрк-ской эпохи следует определить, конечно, пись­менность. Богатое письменное наследие тюрков (в том числе и в первую очередь - эпиграфи­ческое) было и остается во всем мире объектом научного изучения. Стоит подчеркнуть, что дешифровка руники и становление в Европе и России тюркологической науки в начале ХХ в. оказали огромное влияние на пробуждение национального самосознания тюркских наро­дов - не только в Турции, но и в царской Рос­сии, где потомки тюрков подвергались расовой и культурной дискриминации. К настоящему времени достижения мировой тюркологии впе­чатлительны; созданы многочисленные труды по истории рунической письменности, куль­туры той эпохи, хотя все же ряд проблем остается дискуссионным.

Безусловно, интересен и значим вопрос о гене­зисе древнетюркской письменности. Выдви­гались различные гипотезы о происхождении руники: тамговая, пиктографическая, финикий­ская, арамейская (в нескольких вариантах), в т. ч. парфянская, согдийская, хорезмийская, пех­левийская, арамейско-тамговая. Наиболее по­пулярной является версия о происхождении древнетюркского алфавита от согдийских про­тотипов. По мнению Джерарда Клосона, тюрки создали свой алфавит, удачно адаптируя и сое­диняя греческий алфавит, пехлевийское письмо и свои оригинальные знаки [3]. Принимая эту гипотезу, А. Каиржанов замечает: «Гений древ-нетюркского человека, который, опираясь на греческий алфавит и пехлевийское письмо, су­мел талантливо модернизировать собственные древнейшие   тюркские   пиктограммы (лого­граммы), и превратить их в алфавит, тонко учи­тывающий все особенности живой тюркской речи» [4, с.71-72].

Казахский тюрколог А. Аманжолов нижней границей истории рунического письма опреде­ляет время V-IV вв. до н.э., основываясь на точке зрения древних корней этой письмен­ности ввиду шумеро-тюркских лексических па­раллелей. Широко распространенной версией хронологии является период VI-XIII вв. (на территории Средней Азии и Казахстана руника была вытеснена арабским алфавитом уже к XI вв.). На наш взгляд, мнение о наличии пред­посылок или прототипов руники в сако-усунь-ское время нельзя отвергать. Однако наверняка именно в эпоху создания Великого каганата Кок тюрков были предприняты грандиозные и смелые шаги по возрождению, реформе и мо­дернизации этого алфавита в масштабе огром­ной единой империи. И полиэтнический состав тюркской империи, согдийский комплекс, ожив­ленный культурный диалог по Великому шел­ковому пути стал в этом деле важным сти­мулирующим фактором.

Говоря о древнетюркской цивилизации, нельзя обойти молчанием вопрос о согдийском и китайском влияниии в культурогенезе тюр­ков. Очевидна культурно-цивилизационная за­кономерность, когда тюрки как народ с кочевой ментальностью выдвигаются на историческую арену прежде всего в качестве полководцев и знатоков государственного управления и права, тогда как в сфере духовной жизни, религии, просвещения, делопроизводства и т.д. тюрков-кочевников естественно дополняли в цивилиза-ционном отношении жившие в пределах госу­дарства (либо периодически посещавшие) пред­ставители иранской (согдийской) культуры, а также (в меньшей степени) китайско-конфу­цианской цивилизации.

Знаменитая поговорка «Не бывает тюрка без тата (т.е. согдийца)», которая приводится Мах­мудом ал Кашгари, должна интерпретироваться в свете указанного культурно-цивилизацион-ного симбиоза. Замалчивать фактор межэтни­ческого обмена значило бы отойти от научной позиции, тем более, как уже отмечалось выше, открытость к культурному обмену, способность к диалогу и взаимовлиянию - также являются показателями цивилизованности этноса.

Тюрко-согдийский синтез - яркое выраже­ние плодотворного диалога и взаимопроник­новения культур в империи. Согдийцы слу­жили тюркским каганам в качестве дипло­матов, наставников в грамоте, религиозных деятелей (проповедуя буддизм, зороастризм, манихейство, христианство, а позже - ислам), писцов, чиновников, торговцев, строителей го­родов. Большинство городов по Сырдарье и в районе Семиречья возникли в результате сог­дийской колонизации, и большая часть их жи­телей на ранних этапах истории были выход­цами из Согда (после исламизации названного Мавераннахром). Как отмечал Л. Гумилев, тюрко-иранская (согдийская) «комплиментарность» была положительной, тогда как от Китая у кок тюрков возникало культурное оттор-жение.

И все же изучение письменных и археологи­ческих источников показывает, что влияние китайской культуры - вплоть до широкого рас­пространения ислама - также было значитель­ным. В классической книге А. Гибба «Арабские завоевания в Центральной Азии» показана кар­тина достаточно глубокого политического и культурного воздействия Китая на согдийцев и тюрков (западных тюрков, тюргешей и др.) в доисламский период [5].

Самым ранним памятником письменности, относящимся к истории Первого Каганата, является согдоязычная Бугутская надпись (VI в.). Стела была посвящена Таспар кагану (572­581). Надпись, сделанная на согдийском языке и алфавите, повествует о создании государства, деяниях Таспар кагана (который, как известно, официально принял буддизм). Как считают спе­циалисты, из контекста надписи видно, что согдийское письмо было понятно в каганате достаточно широкому кругу образованных людей из верхов тюркского общества. О том, что в культурной истории древнетюркского общества имел место тюрко-согдо-китайский синтез, пишут и современные казахские иссле­дователи, в частности, знаток китайских источ­ников Б.Еженханулы [ 6, с. 26].

Свидетельством китайско-тюркского диа­лога в VI в. и знакомства кок тюрков с буд­дизмом является перевод на тюркский язык (на согдийской письменности) «Нирвана-сутры». К тюркам приезжали проповедники различных ветвей индо-буддийской религиозной тради­ции. Хорошо известно, что Тон джабгу каган, великий правитель западных тюрков, имел встречу с Сюань цзанем - знаменитым буддий­ским учителем Китая. Также среди западных тюрков проповедовал индийский проповедник Прабхапарамитра. На одной из сторон Бугут-ской стелы содержалась надпись на санскрите письмом брахми.

Вместе с тем не следует забывать и явления обратного влияния тюрков на иранцев, китай­цев, славян и др. Не говоря об общеизвестных фактах, когда согдийцы, китайцы, персы, арабы, славяне прибегали к военно-политическим ус­лугам тюрков-кочевников, вербовали их в свои армии, приглашали на службу в качестве воен-начальников и т.д., тюркское влияние затра­гивало и сферы языка, быта, предметов мате­риальной культуры, духовных традиций. Взаимо­влияние тюркской и китайской культур достигло своего пика в танскую эпоху. В это время в Китае значительно возрос интерес к тюркской культуре и языку, был даже составлен китай­ско-тюркский словарь, к сожаленью, не дошед­ший до наших дней [7].

Согдийцы тоже не обошлись без влияния тюркской культуры; в особенности, это ка­сается языковой сферы. Махмуд Кашгари свидетельствовал о том, что к XI в. согдийский язык уже выходил из употребления, погло­щаясь тюркским языком. Мы часто говорим об огромном влиянии иранской лексики на тюрк­ские языки, и это стало хрестоматийным фак­том; в то же время не всегда обращается вни­мание на процессы обратного воздействия тюркского языка на иранские, в том числе на такой развитый литературный язык средневе­ковья, как новоперсидский (фарси). Немецкий тюрколог Г. Дерфер привел пример 1728 слов тюркского происхождения в языке фарси, при этом данная заимствованная лексика охваты­вает материльную и духовную сферы [8, с. 67]. Проникли тюркские слова и в древнерусскую речь, в арабский язык (включая различные эпохи - от Мамлюков до Османского владычества). В целом, необходимо заключить, что даже в про­цессе активного включения в орбиту китай­ского и иранского культурного миров, кочев­ники Евразии (тюрки и монголы) «не остава­лись пассивными трансляторами» [9, с. 7].

Старые мифы о дикости и отсутствии пись­менного наследия у кочевников-тюрков раз­веяны современными тюркологическими иссле­дованиями. О том, что тюркская грамотность была достаточно распространена и была доступна не только аристократии, но и широким массам, свидетельствует информация иноземных пись­менных источников о том, что тюрки пишут на деревянных дощечках при исчислении «коли­чества требуемых людей, лошадей, податей и скота»; также писец всегда указывался в дол­говых обязательствах и торговых контрактах; в текстах религиозного содержания.

Социальный статус «битикчи» - писцов был, по всей вероятности, высок. Они были зна­токами письменности и каллиграфами. Писцы текстов религиозного содержания могли быть и монахами. По словам Дж. Клосона, алфавиты памятников и документов выглядят «как ре­зультат изощренного искусства, выработанного несколькими поколениями профессионально подготовленных к чтению и письму писцов» [3,

с. 145].

Культура письма у кок-тюрков достигла опре­деленной высоты. Рунический алфавит пред­назначался в основном для высекания на камне (т. е. был лапидарным письмом), но до наших дней дошли бумажные свитки из Восточного Туркестана. Многие религиозные тексты (буд­дийского, манихейского содержания) были на­писаны на бумагах местного или западного (импортного) производства. Для записей на бу­магах тюрки применяли тушь густого черного цвета, изготавливаемая из сажи, тростниковое перо (проникло через миссионерскую деятель­ность, записывали согдийским, уйгурским, си­рийским, манихейским письмом), китайские волосяные кисточки. По мнению тюрколога А. фон Габен, слово «писать» (bit + i) прои­зошло от китайского названия кисточки («pi») [10 с. 160].

Руническая письменность тюрков была рас­пространена на всей территории тюркской им­перии - вплоть до Северного Кавказа и При-донья. На этом алфавите писали кок-тюрки, тюргеши, карлуки, киргизы, огузы, кимаки, кипчаки и др. субэтносы. Всего в современной науке открыто уже около 300 памятников руни­ческой письменности [11]. Из них свыше 150 видов рунических памятников найдены в до­лине Енисея. Бесценными сокровищами циви­лизации тюрков являются знаменитые орхон-ские памятники. Автором эпитафий в честь Бильге кагана и его брата Культегина (создан­ных в 732-735 гг.) считается древний историо­граф, мыслитель и идеолог Тюркской империи Йоллыг-тегин. Историко-биографические тексты, прежде всего, мемориальные и прижизненные описания деяний и подвигов виднейших пред­ставителей правящего клана Ашина и близких этому роду тюркской знати воплощают духов­ные и политические идеалы древнетюркского человека.

Изучение эпитафий также показывает, что у кок тюрков был налицо «прогресс научной мысли», что «за 200 лет своей истории они, видимо, одолели перевал от мифического, об­разного мышления к историческому и рацио­нальному» [7, с. 339]. А переход от цикли­ческого времени к протяженному - это переход от примитива в историю. Таким образом, можно утверждать, что еще до прихода ислама у тюр­ков были начатки оригинальной философии истории.

И хотя, безусловно, полноценная историо­графия (и само слово «тарих» - история) при­ходит в тюркский мир вместе с мусульман­ским, арабским фактором, вместе с тем естест­венно, что опыт осмысления прошлого, деяний предков, содержащиеся в орхонских эпитафиях и генеалогических преданиях тюрков, стал отправной точкой для дальнейшего, уже строго рационального, научного изучения истории в рамках тюрко-мусульманской историографии.

Если затронуть последующую судьбу руни­ческой письменности, то, как известно, он вытесняется уйгурским курсивом, а затем араб­ским алфавитом. Смена письменности является поворотным пунктом в истории всякой циви­лизации. В отношении конкретного случая перехода от древнетюркского алфавита к араб­скому письму необходимо отличать контекст исторически объективного цивилизационного выбора народа от актов насильственного вне­дрения (последний вариант в истории тюрк­ского мира имел место в новейшей истории и касается введения латиницы и кириллицы ).

В. Бартольд, комментируя в своих трудах легендарную версию об уничтожении памят­ников древнехорезмийской письменности арабами (которую услышал и записал Абу-райхан ал Бируни), отмечает, что данный миф не подтверждается никакими источниками. Академик пишет: «и более ранние источники ничего не говорят о подобном истреблении, которое и само по себе кажется маловероят­ным» [12, с. 45]. Более вероятным считал В. Бартольд версию, что после принятия ислама доисламские памятники «были забыты без всяких насильственных мер со стороны завое­вателей». Стоит напомнить, что ориенталист также писал о некорректности объяснять унич­тожение или повреждение древнетюркских ка­менных изваяний исключительно мусульман­ским влиянием и мусульманским «фанатиз­мом», т.к. головы изваяниям отбивали и поздние завоеватели-монголы, из суеверия, что в про­тивном случае эти изображения людей прош­лого могут приносить вред ныне живущим.

Если даже в отношении письменных па­мятников иранских народов нет достоверных доказательств об их планомерном уничтожении и запрещении ранними мусульманами, то тем более этот миф не пригоден для истории древ-нетюркской письменности. Мы имеем в виду как географические и геополитические обстоя­тельства (основная территория тюрков не вош­ла в состав Халифата), так и амбиции и воин­ственность тюркских кочевников, вследствие которых арабы опасались их и стремились не вступать с ними в конфронтацию.

В целом, процесс перехода на арабский алфавит происходил постепенно и усилиями самой тюркской элиты. Как пишет проф. Кемал Силай, принявшие ислам образованные тюрки перешли к арабскому письму скорее по рели­гиозным соображениям. Этим неофитам каза­лось, что, используя арабское письмо, они стре­мятся стать более преданными мусульманами [13]. Нельзя забывать и фактор конкуренции научно-образовательных систем, в которой сред­невековые исламские институты оказывали влия­ние даже на Западную Европу, Китай, Индию.

Ярким показателем древнетюркской цивили­зации являются образцы культового искусства - каменные изваяния, которые ставились на мо­гилах усопших. Тюркские каменные изваяния представляют собой произведения искусства, многие из которых выполнены весьма искусно. Среди них особенно выделяется скульптурное изображение полководца Куль-Тегина в составе существовавшего некогда великолепного мемо­риального комплекса. На территории Казах­стана насчитывается (зафиксировано специа­листами) около 400 каменных изваяний древ-нетюркской эпохи. Число тюркских каменных изваяний на территории Синьцзяня доходит до 186; и наибольший интерес представляет статуя с короной, принадлежавшая, как определили изучавшие японские ученые, кагану западных тюрков Нари-кагану - внуку знаменитого Му-ган кагана [6, с. 32].

Большинство западных ученых считают, что древнетюркская скульптура возникает под не­посредственным влиянием китайской цивили­зации, как прямое подражание танскому Ки­таю. По видимому, не стоит преувеличивать значение подражательства, равно как и замал­чивать факты в пользу межкультурного обмена. Как отмечалось нами выше, безусловно, нельзя игнорировать роль внешних влияний, межциви-лизационных контактов в эпоху Великой тюрк­ской империи. Научно корректным был бы те­зис о том, что (как и в отношении более ран­него искусства «звериного стиля» скифо-саков) в замечательном искусстве создания каменных скульптур Кок тюрки, возможно, получив пер­воначальный импульс извне, от школы китай­ских и согдийских мастеров, в дальнейшем смогли придать ему формы самобытной на­циональной традиции.

В тюркском обществе были опытные мастера-каменотесы, которые занимались изготовлением каменных изваяний. В монументальном искус­стве древнетюркской эпохи наблюдались не только этнические, но и локальные особен­ности, местные различия внутри самого тюрк­ского искусства. В последние годы всесторонне изучены культово-мемориальные комплексы западных тюрков на территории Казахстана, в Семиречье. Это - святилища Жайсан и Мерке с каменными статуями в степной полосе северо­западных предгорий Чу-Илийских гор. Они принадлежали  населению Западнотюркского каганата. В Жайсане открыто 27 культовых мемориальных комплексов, каждый из которых состоит из курганов, каменных изваяний и т.д. [14]. В святилище в верховьях реки Мерке обнаружено более 70 каменных изваяний. При этом половина из них была установлена в честь женщин, что является, как отмечает археолог А. Досымбаева, редким случаем в тюркском мемориальном и монументальном искусстве.

В дальнейшем, перспектива древнетюркской цивилизации была такова, что в силу откры­тости и динамизма ментальности кочевников, активизации процесса культурогенеза со сме­щением его центров на запад в смысле сбли­жения с иранским миром, нарастает тенденция усложнения и переустройства культурно-циви-лизационного комплекса в соответствии с вызовами наступающей новой, связанной с ис­ламским фактором, эпохи.

 

Литература

1    Жумаганбетов Т. Древнетюркский каганат: становление и развитие государственности. VI-VIII вв. - Алматы, 2007. -292 с.

2    Рахманалиев Р. Империя тюрков. Великая цивилизация. - М., 2009. - 742 с. Клосон

3    Зарубежная тюркология (сб.). - М., 1983.

4    Каиржанов А. Palaeoturcica: Мир древних тюрков. - Алматы, 1999. - 280 с.

5    Gibb, H.A.R . The Arab conquests in Central Asia. - London, - 1923. - 327 р.

6    Сүңғатай С. Еженханүлы Б. Тарихи-мәдени жәдігерлер. Қазақстан тарихы туралы қытай деректемелері. 2 том. Алматы, 2005. - 80 б.

7    Гумилев Л.Н. Древние тюрки. - М., 1993. - 514 с.

8    Масабаев К. Тюркско-иранские культурно-яз^іковые контакты // Материалы Второго международного тюрколо­гического конгресса «Современная тюркология: теория, практика и перспектива». Ч. 1. - Туркестан, 2006. - С. 60-74.

9    Mongols, Turks and other Eurasian Nomads and the sedentary World. - Edited by Amitai, Reuven; Biran, Michal. - Leiden-Boston, 2005. -550 p.

10 фон Габен А. Культура письма и печатания у древних тюрков // Зарубежная тюркология (сб.). - М., 1983. - С. 159­190.

11 Орталық Азия және Қазақстан: түркі өркениетінің бастауы. Халықаралық ғ^ілыми-практикал^іқ конференция еңбектері. 1 том. - Тараз, 2006. - 278 б.

12 Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Собр. соч. в 9 т. Т I. - М., 1963. - С. 45-597.

13 Turkic languages (course) by prof. Kemal Silay (Indiana University) // humanitiesuniversity.org./turkiclangua

14 Досымбаева А. Батыс Түрік қағанаты. Қазақ далас^ін^ің мәдени мүрасы. - Алматы, 2007. - 168 б.

Фамилия автора: Н.Д. Нуртазина
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика