Сопротивление масс коллективизации в Казахстане (1929-1933 гг.)

Статья, подготовленная на основе  документов Спецгосархива КНБ РК и Архива Президента РК, посвящена теме сопротивления масс насильственной коллективизации в Казахстане. Сводки Погранотрядов ОГПУ зафиксировали протестные настроения масс и «контрреволюционные высказывания» среди населения. Широкое откочевочное движение казахского населения во многих регионах республики быпго одной из форм массового протеста и сопротивления шаруа коллективизации и спасения от голода. С началом коллективизации и конфискации начались откочевки не только в другие районы, но и за рубеж. Откочевки сопровождались также вооруженными восстаниями крестьян и шаруа, столкновениями при пересечении загранполосы между откочевниками и пограничниками. В момент массовыгх откочевок органами советской власти продолжали осуществляться широкомасштабные репрессии в форме «изъятия кулацко-байского и антисоветского элемента». Спасаясь от коллективизации и голода, Казахстан покидали массами наряду с казахскими шаруа также и русские, украинские крестьяне.

Многомиллионные массы трудящихся, за­давленные нуждой, голодом, колониальным угнетением, были абсолютно не готовы к вос­приятию «новаций» социалистического толка. Крутая ломка традиционно сложившегося ук­лада жизни, принуждение к оседлости, насиль­ственная коллективизация, раскулачивание и конфискация, государственная политика заго­товок в сельском хозяйстве подтолкнули их, оказавшихся на краю гибели от голода, к организованным выступлениям против совет­ской власти.

В период осуществления силовой коллекти­визации в целом по регионам СССР происхо­дили открытые вооруженные столкновения между повстанцами и военизированными формирова­ниями советско-партийного актива, усиленными войсками ОГПУ и сводными частями РККА. Это по существу означало начало гражданской войны, спровоцированной советским партийно-государственным руководством.

Недовольство населения Казахстана жесткой политикой коллективизации вылилось в воору­женные восстания, волны которых произошли в период 1929-1932 гг. от Атырау до Алтая. В архивных документах они известны как Созакское, Иргизское, Каракумское, Каракалпакское, Адаевские восстания и мн. др. В ходе восста­ний крестьян и шаруа в отдельных местах были разгромлены партийно-советские органы, рас­стреляны ответственные работники, разграблен заготовленный хлеб, у бедноты отобран скот, полученный в ходе конфискации байских хо­зяйств. Известно, что все народные выступле­ния 1929-1931 гг. потерпели поражение. Глав­ной причиной этого стало плохое вооружение, недостаточная организованность повстанцев. Немалую роль в снижении повстанческого движения сыграл надвигавшийся в 1930-31 гг. голод. Обессиленные, голодающие кочевники уже не могли защищать свои интересы с ору­жием в руках и с 1931 г. основной формой протеста становится откочевка за пределы Ка­захстана. Всего в 1931-1932гг. откочевало 1 млн. 30 тыс. человек, т.е. половина уцелевшего от голода населения. Об антиколхозных выступ­лениях 1929-1932 гг., как наиболее радикаль­ной форме выражения народного протеста довнеденных до отчания, задавленных голодом и нуждой миллионных масс против советской власти, написано в ряде публикаций ведущих казахстанских ученых, первыми из которых и достаточно подробными были работы Т. Омарбекова [1].

Здесь же автор хотела бы остановиться на новых фактах о формах сопротивления масс насильственной коллективизации, выявленных ею из архивных источников, недоступных для большинства исследователей. Как известно, кроме вооруженных восстаний, другой формой массового протеста и сопротивления шаруа коллективизации и спасения от голода было широкое откочевочное движение казахского населения, охватившее многие регионы. С нача­лом коллективизации и конфискации начались откочевки не только в другие районы, но и за рубеж (Китай, Иран, Афганистан). Из Казах­стана откочевало около 400 тыс. хозяйств, т.е. не менее 75% имевшихся к концу 20-х годов кочевых и полукочевых хозяйств. Данные о сопротивлении масс и масштабах массовых от­кочевок населения в результате коллективиза­ции и голода зафиксированы в ряде отложив­шихся ныне документов Спецгосархива КНБ РК, Архива Президента РК.

Архивные материалы показывают крити­ческий и чрезвычайный характер ситуации. Масштаб откочевок местного населения стал столь впечатляющим, что власти задумались о принятии мер. Не случайно поэтому по ука­занию Сталина членам Политбюро стали рас­сылаться оперативные сводки ОГПУ.

Сводки Погранотрядов ОГПУ зафиксиро­вали протестные настроения масс. В докладной записке «О перекочевках казахских хозяйств в Китай», составленной по материалам на 1 ян­варя 1930 года, отмечается, что «установки о перекочевке населения в Китай, как до прове­дения конфискации байских хозяйств, так и в связи с конфискацией, исходили от казахских националистов, рассматривавших эту меру как один из методов ограждения скотоводческих хозяйств от разорения, которое, по их мнению, несет в степь политика Советской власти. <...> Имевшие место откочевки целых групп населе­ния и одиночек происходили в связи с паникой, которая охватила население под действием провокационных слухов и боязнью быть под­вергнутыми конфискации и выселению.» (Специальный государственный архив Коми­тета национальной безопасности Республики Казахстан. Ф. 2. Оп. 1. Арх. № 12. Л. 14, 15).

Как сообщается в документе, за весь 1929 год в пределы Китая укочевало байских хо­зяйств - 123, середняцких - 128, бедняцких -165. Всего - 416. Душ с байскими хозяйствами - 739, середняками - 474, бедняками - 132, всего - 1845. Угнано скота с байскими хозяй­ствами - 11607, середняцкими - 6969, бед­няцкими - 1132, всего - 19708.

Задержано Погранохраной за год всего 250 хозяйств с 17577 головами скота или 26,4 % по отношению к общему числу пытавшихся уко­чевать.

Из материалов пограничных отрядов, при­чинами массовых перекочевок казахского насе­ления, баев и зажиточной части названы дея­тельность и контрреволюционная агитация аульной буржуазии и мусульманского духо­венства, увлекающих середняцко-бедняцкое население. Сообщается, что этому способ­ствуют также зарубежные контрреволюцион­ные и китайские власти, которые обещают перекочевавшим экономические выгоды в виде освобождения от налогов.

. Зафиксирован ряд фактов, когда баи и муллы открыто выступали против создания каких-либо общественных организаций (сель­скохозяйственные артели, женские организации и т. п.), агитируя бедноту и женщин не вступать в эти организации, а молодежь - уклоняться от призыва в Красную Армию. Есть ряд случаев, когда часть молодежи, боясь призыва в армию, убежала в Китай.

В документе приводятся «контрреволюцион­ные высказывания» среди населения:

«...В СССР коммунисты не дают возмож­ности жить. ...Отбирают все до основания, затем сажают в тюрьмы и морят голодом до смерти. В Семипалатинске все тюрьмы и большие здания переполнены арестованными, которых не кормят, в результате умирает по 15-30 человек... Всех честных коммунистов, которые высказываются против беззаконий, немедленно схватывают, обвиняют в правом уклоне и расстреливают» (Сводка 50-го По-гранотряда);

«....Неужели Советская власть так и оста­лась навсегда..., так жить невозможно... Это разве жизнь? Каждый час ждешь, что вот придут и отнимут скот»;

«Жизнь стала невозможно трудной. Совет­ская власть нас всех баев начала грабить, надо переходить за границу в Китай» (мулла Мусекенов Тажи);

«Хлебозаготовки, конфискация - грабитель­ство народа. Очень жалеем, что раньше не могли узнать о проведении таких кампаний Советской властью, а то мы сумели бы заранее продать свой скот и перекочевать в Китай, ибо сейчас жить стало невозможно. Нас грабит и притесняет Советская власть»;

«Советская власть хочет окончательно разорить население. Хлебозаготовки, самооб­ложение, заем и прочие кампании не дают никакого житья. Откочевка за границу яв­ляется единственным спасением от Советской власти» (зажиточный Муханов);

Ш. Сулейменев на протяжении ряда лет ведет систематическую контрреволюционную агитацию:

« Одна из худших сторон Советской власти - это гонение на религию. Сейчас никого не учат религии, а потому религия через 5-10 лет будет загнана»;

. Айткожа Отарбаев ведет массовую агита­цию против латинизации алфавита, которую подхватывают муллы и баи, увязывают этот вопрос с неизбежным ослаблением религии и делают из него вывод о необходимости устрой­ства перекочевок казахов в Китай, где устои ислама непоколебимы» (Специальный государ­ственный архив Комитета национальной без­опасности Республики Казахстан. Ф. 2. Оп. 1. Арх. № 12. Л. 17, 18). Здесь следует упомянуть такой немаловажный факт, что перевод казах­ского алфавита в 1928 году с арабской графики на латинскую, расценивавшийся коренным на­селением как отход от национальных традиций и культуры и нанесший серьезный урон раз­витию языка, также явился одной из причин недовольства казахов и их вынужденных откочевок за пределы Казахстана.

Откочевки также сопровождались воору­женными восстаниями крестьян и шаруа. Бе­жали за границу уцелевшие от преследований участники вооруженных сопротивлений. Так, крестьяне Мангистауского, Жилокосинского, Уильского, Табынского районов были вынуж­дены покинуть пределы Казахстана и отко­чевать на территорию Туркмении, Каракалпа­кии, а часть — в Иран и Афганистан.

Уходили за границу целыми аулами. На территории Китая оказалась значительная часть мятежных аулов Балхашского, Чокпарского, Илийского, Енбекшиказахского, Биен-Аксуй-ского, Саркандского, Джаркентского, Бариба-евского районов Алма-Атинского округа.

В архивных документах содержатся све­дения о столкновениях, происходивших при пересечении загранполосы между откочев-никами и пограничниками. При столкнове­ниях, в результате перестрелок, неизбежны были потери как со стороны переходящих гра­ницу откочевников, так и со стороны погран-отрядов.

В спецсводке заместителя Полномочного Представителя ОГПУ в Казахстане Альшан-ского, составленной 22 декабря 1930 г., сооб­щалось о непрекращающихся внешних и вну­тренних укочевках казахского населения по состоянию на 24 ноября 190 г. В документе отмечалось, что наибольшее распространение имели откочевки в Китай из приграничных районов Алма-Атинского и Семипалатинского округов. Из внешних откочевок указывались укочевки в Сыр-Дарьинском округе в Узбе­кистан и Киргизию. Откочевки внутри Казах­стана происходили в Гурьевском, Уральском, Каркаралинском и Петропавловском округах. Основной причиной этого явления в сводке отмечались: «стремление байства уклониться от хлебозаготовок и налогового пресса, пере­кочевать в районы с большой коллективиза­цией и меньшим нажимом со стороны совет­ского аппарата этих районов, маскируя тем самым свое классовое лицо». Органы власти всюду исходили из принципа классовости. В том же духе далее отмечалось: «Увлекая вместе с собой в откочевки бедноту и середнячество, байство агитирует их, что они найдут «лучшие места жительства», «лучших властей» в смысле уменьшения налоговых и других обязательств». В спецсводке называлась также и другая причина откочевок: на территории Гурьевского округа, в части Уральского округа отмечались факты массовых укочевок за пределы округов по причинам недостатка кормов и продоволь­ствия. В документе приводятся цифры мас­штабов откочевок: так, «по неполным данным на 15 ноября, из Уральского округа укочевало в другие округа до 10 000 хозяйств, в их числе до 60% середняцких и бедняцких хозяйств. Осо­бенно поражены укочевками Кара-Тюбинский, Таловский, Лбищенский и Челкарский районы. Из Петропавловского округа кулаки и баи ко­чуют в основном в Ташкентский, Алма-Атин­ский и Сыр-Дарьинский округ, частично - на Украину и часть бежит на производство, в сов­хозы и другие предприятия. В Караспанском районе Сыр-Дарьинского округа за октябрь месяц бежало в неизвестном направлении 400 байско-кулацких хозяйств. В Токраусском районе Каркаралинского округа укочевали 20 кибиток, готовятся к укочевке 100. Из мест­ности Актюба (Актобе - Ж. К.) Гурьевского округа по мотивам отсутствия кормов и про­довольствия укочевало 500 хозяйств, которые имеют целью пробраться в Туркменистан». В спецсводке сообщалось также о том, что в большинстве случаев укочевки за границу про­исходят «под прикрытием вооруженных банд, как местно, так и закордонного происхождения и явном содействии укочевникам со стороны китайских властей». Так, в документе конста­тируется, что зачастую отмечалось оказание прямой помощи казахами - китайскими под­данными - укочевникам в виде высылки из за кордона вооруженной силы для сопровожде­ния (Архив Президента Республики Казахстан. Ф. 141. Оп. 1. Д. 5057. Л. 1). Приведены сле­дующие факты такой поддержки.

Аул Тустукбаева 1-го аулсовета Зайсанского района бывшего Семипалатинского округа уко­чевал в Китай под охраной прибывших из Ки­тая 12-ти китайских казахов, вооруженных 3-х-линейными винтовками. При переходе захва­чено 388 голов скота.

При помощи вооруженных 40 китайских ка­захов в районе заставы №3 бывшего Семипа­латинского округа укочевали в Китай баи Топаев, Чоганов, Маукубаев и Амобаев с семьями с 510 головами скота.

При попытке бегства в Китай были задер­жаны в местности Тохты того же округа 25 семейств со скотом. Организаторами укочевки были баи Тохтинского района, которые про­вели предварительно секретное совещание, пос­лали в Китай для переговоров бая Ускомбаева. В результате китайские власти дали 15 воору­женных людей, которые ожидали укочевников на границе, в районе урочища «Ари-Бирик».

По агентурным данным чекистов, из Октябрь­ского района бывшего Алма-Атинского округа собирается бежать в Китай Ажибеков Бексул-тан, которому брат Мука Ажибеков (китайский волостной управитель) намерен в помощь выс­лать вооруженных китайских казахов.

Там же бай Сарбельского аула Рахатов Срабиль нелегально ездил в Китай, где и догово­рился с китайским волуправителем Мукой Ажи-бековым о перекочевке в Китай 7-ми байских семей. Ажибеков для помощи при переходе гра­ницы направил вооруженных китайских казахов.

В сводке ПП ОГПУ сообщалось, что при пе­реходе границы был отмечен целый ряд столк­новений погранотрядов с укочевниками и со­провождающими их «бандами». При столкно­вениях имелись потери с обеих сторон, как на­пример, в Талды-Курганском районе бывшего Алма-Атинского округа пограничниками раз­бита «банда», сопровождающая укочевников в количестве 25 человек. В перестрелке убито 17 бандитов, остальные 8 ушли за границу. Зах­вачено 11 человек членов «байских семей» (Архив Президента Республики Казахстан. Ф. 141. Оп. 1. Д. 5057. Л. 1).

В момент массовых откочевок в погранич­ных районах, так же как и по всей стране, ор­ганами советской власти продолжали осу­ществляться широкомасштабные репрессии в форме так называемого «изъятия кулацко-бай-ского и антисоветского элемента». В том же, вышеуказанном, документе сообщалось, по дан­ным на 10 ноября 1930 г., об аресте 1103 чело­век из Малай-Сарийского, Биен-Аксуйского, Енбекши-Казахского, Барибаевского, Сарканд-ского, Андреевского, Октябрьского, Каркаринского, Уральского районов, из них: баев - 1301, мулл - 18, середняков - 51, бедняков - 3. Па­раллельно с изъятием «антисоветского эле­мента» из погранполосы было произведено «изъятие и выселение самовольно прибывших из Сибири, как например, по Саркандскому району - 28, Андреевскому - 16, Октябрьскому районам - 21 человека. В документе отме­чается, что в момент репрессирования сиби­ряков, у последних был изъят и скрытый хлеб от 100 до 300 пудов, скупленный у местного населения. Дела по «изъятому элементу» пере­давались на рассмотрение троек ОГПУ. В доку­менте указывалось на слабость работы местных аульных организаций, отсутствие «закрепляю­щей работы» среди бедноты. Констатировалось также, что «байство продолжает оказывать упор­ное сопротивление текущим хозяйственно-по­литическим кампаниям и почти поголовно на­строено к бегству в Китай» (Архив Президента Республики Казахстан. Ф. 141. Оп. 1. Д. 5057.Л. 2).

Спасаясь от коллективизации и голода, Казах­стан покидали массами наряду с казахскими шаруа также и русские, украинские крестьяне.

Таким образом, массовые откочевки населе­ния за пределы Казахстана были одной из форм народного протеста против форсированной кол­лективизации. Раскулачивание и насильственная коллективизация вызвали решительное сопро­тивление крестьянства, вылившееся в массовое антиколхозное движение. Формами и средствами выражения народного недовольства и протеста против коллективизации и в целом командно-административных методов тоталитарной системы были протестные высказывания и письма, мас­совые выступления, принявшие характер воору­женных восстаний. Везде повстанцы исполь­зовали лозунги, предлагавшие отмету заготови­тельных кампаний, ликвидацию колхозов, свер­жение советской власти, уничтожение уполно­моченных по сбору налогов. Все это свидетель­ствовало о крайней степени народного возмуще­ния бесчеловечными акциями советского госу­дарства.

Советская система долго расценивала мас­совые выступления протеста шаруа как «бан­дитские», якобы, возглавлявшиеся темными, невежественными людьми, религиозными фана­тиками, «басмачами». Одной из первых в свое время обратила внимание на ошибочность по­добных взглядов и идеологизированный классо­вый подход советских историков авторитетный специалист по Центральной Азии М.-Б. Олкотт. Она отметила высокий интеллектуальный уро­вень лидеров «басмачей», некоторые из которых были членами Кокандской автономии. Ибрагим-бек и Жунайит-хан были «очень образованными и уважаемыми людьми» [2, с. 182].

Откочевочное движение казахов нанесло большой демографический урон Казахстану. По различным подсчетам, если от голода 30-х гг. ХХ в. в Казахстане погибло около 2 млн. (40%) коренного населения, то около миллиона ка­захов, спасаясь от большевистской коллективи­зации и последовавшего с ней голода, уходило, прорывая границу с боями, за пределы родины. Из них на родину вернулась назад только по­ловина.

По архивным данным, массовые откочевки казахов были достаточно длительным процес­сом, начавшимся в период конца 1929-1931 годов и нараставшим от весны 1932-го к весне 1933 года.

Антиколхозные выступления крестьян и шаруа и их жестокое подавление советским кара­тельным аппаратом свидетельствовало факти­чески об остром накале гражданского противо­стояния в обществе. Против безоружного мир­ного населения советская система направила специально обученные регулярные части ар­мии. Все это ставит противоправные деяния советского государства в годы коллективи­зации в ряд антигуманных социальных экспе­риментов и жестоких преступлений челове­чества.

Проведение в начале 30-х годов такой жесто­кой акции, как раскулачивание миллионов людей и насильственное выселение сотен тысяч семей, не может быть оправдано: оно не вызывалось ни политической, ни социально-экономической целесообразностью того времени.

Казахстан стал гигантским полигоном для проведения антигуманного социального экспе­римента. Здесь была предпринята губительная попытка реализации марксистского постулата о «возможности перехода отсталых народов к со­циализму, минуя капитализм», что закончилось разрушением традиционных систем жизнеобес­печения этносов Казахстана и, в конечном счете, привело к беспрецедентной в истории катастрофе.

Один из уроков массового сопротивления коллективизации состоит   в том, что там, где есть социальная несправедливость, попрание прав и свобод людей, - вспыхивают народные восстания против политики диктата и тирании.

Эта общенациональная катастрофа, коснув­шаяся каждой казахстанской семьи, требует еще должного историко-правового осмысления и постижения общественным сознанием глу­бинной сути исторических уроков разыграв­шейся в прошлом веке трагедии.

 

Литература

1  Омарбеков Т. Халық қаһары // Жұлдыз. - 1991. - №№ 9, 10, 12; 1992. - №№ 1,7; - 1993. - №№ 3,4,5.

2  Зевелев А.М., Поляков Ю.А., Шишкина Л.В. Басмачество: правда истории и вышысел фальсификаторов. - М.: Мысль,1986. - 256 с.

Фамилия автора: Ж.У. Кыдыралина
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика