Вакфная земельная собственность в Азербайджане в период ханств: Эчмиадзинский монастырь

В статье на основании первоисточников быіли изучены место вакфных владений в аграрной и социально-культурной жизни Азербайджана в ханский и последующий периоды, их статус, роль в существующих аграрных отношениях, особое внимание уделено такому малоизученному в азербайджанской историографии вопросу о числе священнослужителей в Карабахской ханстве на основе камеральных описаний.

В 40-е годы XV века центр армянского каталикосата с территории Османской империи быіл перенесен в Азербайджан. В статье по сохранившимся в исторических источников сведением детально анализируются такие проблемы, как преврашение армянского каталикосата при покровительстве азербайджанских прави­телей в крупное вакфное владение, расширение этих владений и превращение их в собственность Эчмиад-зина за счеть земель азербайджанских тюркских владетелей.

Особой благосклонностью у ереванских ханов ползовался армянский каталикосат. Это потверждается различными сведениями из синхронных армяноязычных источников. В статье детально разбирается фирман Ираванского Гусейнали хана от 1760 года (состояший из 14 пунктов), где узакониваются право на собствен­ность вакфных владений Эчмиадзина, освобождение этих владений от налогов и их неприкосновенность.

Используя благосклонность мусульманских правителей, армянские религиозные деятели всевозможными способами притесняли тюркское население, что очевидно показывает такой факт, Эчмиадзинский католико-сат не разрешал строить жилища и создавать хозяйства азербайджанским крестьянам даже на расстоянии от монастырских территорий.

Вакф в Азербайджане имеет древнюю исто­рию. Его возникновение связано с арабским Халифатом. Выдающийся ученый Зия Буния-тов, называя вакф «собственностью Аллаха», писал, что люди могли только пользоваться этой собственностью, но не имели на них ника­ких личных прав [2, с.152]. В нашей историо­графии под вакфом действительно подразуме­валось все то имущество, которое дарилось во имя Аллаха. В вакфную собственность входили принадлежащие религиозным учреждениям, ме­четям, медресе, пирам, святилищам, церквям, монастырям земельные и пахотные участки, ка-равансараи, магазины, бани, нефтяные колодцы и другое имущество. В Азербайджане, как в восточной стране, вакфные земли и другое вак-фное имущество, передавались в распоряжение религиозных учреждений с целью их содер­жания, благотворительности, богоугодных дея­ний во имя Аллаха, и освобождались от нало­гов и повинностей в пользу государственной казны. По шариату запрещалось превращать вакф в объект купли-продажи или дарить его.

Большая часть вакфного имущества периода ханств осталась со времен сефевидов. Вакфное имущество сохранило свой статус, несмотря на изменение политической ситуации и власти. В фирмане сефевидского шаха Аббаса 1 от 1607 года по-поводу Биби-Эйбатского мавзолея, ко­торый находилось недалеко от Баку, говори­лось: «Село Зых, что недалеко от ширванского Баку, является вакфной собственность управле­ния Биби-Эйбатской святыни... Мы отдали в качестве вакфа указанному управлению налог чобанбейи от 1000 голов овец, принадлежащих дервишам, и от 500 голов овец, из принадле­жащих райятам села Зых, налог с садов, с посевов зерна и ушр, собираемый с трех неф­тяных колодцев. Правители, тиюльдары, амили и дарги названных областей ни под каким именем, и ни по какому поводу не должны вме­шиваться в дела указанной деревни, не собирать налог со скота и авариз, не регистрировать их, и не создавать для них трудности» [12, с.66-67].

При сефевидском шахе Аббасе 1 значитель­но возрос удельный вес вакфного имущества. По сообщению Искендер бека Мюнши шах Аббас свое наследственное имущество общей стоимостью 100 тыс туманов и все свои доходы передал в качестве вакфа 14 святейшествам и свой годовой доход в 7-8 тыс. туманов, после необходимых личных расходов, отдал на нуж­ды улемов, салехов и жителей священных мест. Все свое имущество, богатства он объявляет вакфом и внимательно следит за использова­нием их по назначению [8, с.715-716]. В XVII веке город Ардебиль, который являлся рели­гиозным центром сефевидов, считался вакф-ным владением. Большая ардебильская мечеть владела пригодной для пашни землей в 5 тыс. га,  которая вспахивалась  650  плугами [13,с.279].

Внимание голландского путешественника Ян Стрейса в 70-ые годы XVII века привлекло большое вакфное владение мавзолея Шейха Сефи. По его сообщению у этой святыни на юге Азербайджана было 40 деревень, 33 де­ревни вокруг Ардебиля, сотни домов, караван-сараев, магазинов, земельные участки на Му-гани и др. имущество. Несметные богастства мавзолея превышали даже шахские [14, с.293-294].

Во второй половине XVIII века в Азербайд­жанских ханствах часть земель и имущества составляли вакфы. Доходы с вакфов расходо­вались на обеспечение нормальной деятель­ности религиозных учреждений, мектебов и медресе. В вакфные владения Биби-Эйбатской мечети входили нефтяные колодцы села Ших, расположенные на берегу моря и сохранив­шиеся со времен сефевидов, а также сады деревни Зых [12, с.9-10; 3, с.137]. Вакфные владения шушинской мечети, построенной до­черью Ибрагим хана Гевхер Ага, составляли четыре деревни [3, с.137; 9, с.342-346]. Пло­щадь земельного участка, являвшегося вакфом мечети Имамзаде в Гянджинском ханстве, рав­нялась 1200 га (1182 десятины и 2152,5 саже­ней). Из них 777 десятин и 1081,5 саженей были пригодны для посевов, а 405 десятин и 1071 саженей являлись непригодными землями [11, с.341]. В Карабахском ханстве Ганзасарский мо­настырь, принадлежавший христианам албан­ского происхождения, владел вакфом из 5 дере­вень (Центральный Государственный Архив Азербайджанской Республики (далее-ЦГААР), фонд 55, оп.1, дело 12, л.43).

В Ардебильском ханстве, где находился зна­менитый мавзолей Шейха Сефи, размеры вакфа по сравнению с другими ханствами были зна­чительными. В вакфные владения этого мавзо­лея входили двадцать процентов земель хан­ства и более половины земель Ардебильского магала [4, с.84]. В целом, в североазербайджан­ских ханствах 112 тыс. десятин земли являлись собственностью различных вакфов [3, с.138].

Согласно переписи 1823 года из 18563 семей Карабахского ханства 9073 семьи выплачивали налоги, а 9490 семей относились к категории освобожденных от налогов. Из 1462 семей, про­живающих в Шуше, 192 выплачивали налоги, а 1270 были освобождены от них (ЦГААР, фонд 24, оп.1, дело 141, л.1-226).

В азербайджанской историографии до на­стоящего времени не уделялось должного вни­мания определению удельного веса религиоз­ных служителей среди населения Карабахского ханства. Согласно исследованию материалов переписи населения 1823 года в магалах Кара­бахского ханства, к сословию, не выплачиваю­щему налоги, относились семьи 191 мусуль­манского религиозного деятеля, среди которых были 182 мола, пять сеидов, два эфенди, один ахунд и один дервиш. Если прибавить к этому количеству еще 42 семьи религиозных служи­телей, проживающих в Шуше, то общее коли­чество семей мусульманских религиозных дея­телей Карабахского ханства будет равняться 223 (1165 человек). Из 42 религиозных слу­жителей города Шуши 20 составляли мола, 19 сеиды, 2 ахунды, 1 кази и 2 халифе. Из 44 семей религиозных деятелей, проживающих в Шуше, только две были христианскими (ЦГААР, фонд 24, оп.1, дело 141, л.1-412).

Из 18563 семей, проживающих в Карабах­ском ханстве, 302 принадлежали религиозным деятелям. Из них 69 семей были христианскими и были зафиксированы переписью 1823 года как армянские. Основная их часть - 67 семей -проживали в магалах (ЦГААР, фонд 24, оп.1, дело 141, л.1-412).

В Карабахском ханстве религиозные служи­тели были включены в сословие, не платившее в казну никакие налоги. Согласно проведен­ным подсчетам религиозные деятели состав­ляли 3,2 % от общего числа не плативших на­логи. Мусульманские религиозные деятели со­ставляли 2,45% от числа всех не плативших налоги, а христианское население 0,75%. В пе­риод ханств вакфами наряду с землями му­сульманских религиозных деятелей и религиоз­ных учреждений, считались также земли и имущество христианских церквей и монасты­рей. Среди подобных вакфов особенно выде­лялось хозяйство Эчмиадзинского монастыря, который находился на азербайджанской земле, в Чухур-Саадском беглярбекстве. В результате ошибочных шагов, не учитывающих будущее тюрко-мусульманского населения, азербайд­жанского правителя Джахан шаха, армянский каталикосат в 1441 году был переселен из города Сис османской области Киликия в Ира­ван. В течение более чем 300 лет, захватывая, покупая и получая как вакфные вознагражде­ния принадлежащие азербайджанским тюркам многочисленные деревни, земельные участки, фруктовые сады и виноградники, каталикосат создал крупное монастырское хозяйство, из­вестное как Учкилсе (Эчмиадзин). По сооб­щению И.П. Петрушевского уже в XVIII веке Эчмиадзинский монастырь являлся собствен­ником 22 деревень (указаны также 26 дере­вень), приобретенных посредством купли-про­дажи или в качестве пожертвований на правах мюлька. Известный специалист по аграрной истории определяет статус этих земель, как мюльк, в связи с тем. что они были приобре­тены в результате купли-продажи. На самом деле, эти земли являлись вакфами. Симеон Ира-ванский, который возглавлял Эчмиадзинский монастырь с 1763 по 1780 годы в своем произ­ведении Джамбр (означает папский архив -М. А.) приводит факты и сообщения о покупке и присвоении различными способами у тюрко-мусульманского населения многочисленных де­ревень, пашен и другого имущества с момента появления каталикосата в Ираване и до XVI века [6]. Указанное произведение очень мало использовалось в историографии, особенно, по истории ханств. Анализ информации, который содержится в материалах этого произведения, показывает, что документ о собственности (га-бале) на купленные у азербайджанского населе­ния земли, готовился и утверждался в шариат­ских судах, и на этих документах ставилась печать кази, который сидел в главном городе Чухур-Саадского беглярбекства - Ираване, или шейх-уль-ислама, а также личная печать из­вестных мусульман Иравана[6, с.171-173, 177­199]. Симеон Ираванский дал полную инфор­мацию о селах Аштарак, Батриндж, Нарагавит, Агунатун, Кирешли, Мугини, Мастар, Ошаган, Кюльтепе, Яйчы, Саатлы, Чичекли и др, при­обретенных у азербайджанских тюрков Эчмиад-зинским монастырем , начиная с середины XV века вплоть до конца XVIII века. [6, с.171-199]. Названия некоторых из перечисленных сел для нас абсолютно не понятны, что без сомнения, связано с попытками армян уже в то время заменить тюркские топонимы. Этот факт не смог скрыть сам Симеон Ираванский. Деревня Ошаган, которую он представил как армян­скую, была окружена с одной стороны Гара-кился, что в деревне Гаджилар, а с другой кана­лом Шахверди. Другие границы доходили до Теки и Карпи [6, с.182]. Симеон Ираванский писал, что в ханский период в 1768 году «с божьей помощью мы выгнали муганлинских мусульман и расселили армян в деревне Гаша-ган» [6, с.183]. Армянские авторы утверждают, что все жители села Валаршабад, которое Си­меон называет ядром Эчмиадзинского монастыря, были азербайджанцы, и что здесь не проживал ни один армянин [7, с.118]. В материалах Уч-килсе отмечается, что известное под названием Кешишкенд село, первоначально называемое Айдындервиш и расположенное в магале Гырх-булаг, и другое село Челебикенд в разное время были выкуплены у азербайджанцев армянскими каталикосами, как территории с мусульман­ским населением. Например, село Aйдындер-виш, которое является мюльком Гюльисмаил Аги, было куплено каталикосом Акопом за 6 денге и 2 тумана. В период ханств вокруг ука­занного села с четырех сторон находились тюр-ко-мусульманские села Армудагаджи, Иланлы, Гурулудере и Гарадаш. На границах азербайд­жанского села Гарагоюнлу, которое было пере­именовано в Елкйасан, находились деревни Гоюнлухасар, Алибабат и Имамшерли [6, с.191,198].

Следует отметить, что, начиная с середины XV века, наряду с многочисленными габале, которые подтверждали собственность монастыря Учкилсе на отнятые у азербайджанцев всевоз­можными способами 26 сел, многочисленные пастбища, каналы, виноградники, мельницы и другое имущество, существовали также фир­маны, подписанные сефевидскими шахами (Шах Аббас I, Шах Аббас II, Шах Сулейман, Шах Султан Гусейн и др., а также Надир шах Аф-шар), также подтверждающие права этого «ло­гова неверных» на вакфные владения. Боль­шинство габале и фирманов, особенно выдан­ные со стороны Сефевидов, были написаны на азербайджанском языке [6, с.191, 201, 203, 209,343, 329-347].

В 40-ые годы XVIII века, созданный на зем­лях азербайджанского Чухур-Саадского бегляр-бекства и Ираванского ханства, монастырь Уч-килсе как вакфное владение не только сохранил свои прежние права и статус, но и еще более укрепил свои позиции, пользуясь благосклон­ностью ираванского хана. Записи каталикоса Симеона, который возглавлял этот монастырь с 1763 по 1780-ые годы, еще раз подтверждают это. Согласно этим материалам Ираванский хан Гусейнали хан в хиджри 1173 г. (1760) на осно­вании шахских фирманов, выданных сефеви-дами и другими правителями, подтвердил не­прикосновенность Эчмиадзинского монастыря как вакфного владения. В этом фирмане, со­стоящем из 14 пунктов, говорится:

«1) Эчмиадзинский халифа, все люди Пре­стола и его братия и все его имущество яв­ляются магафом во все; никто не смеет требо­вать от них ни одного динара, все пашни [Эч-миадзина] и урожаи зерновых не должны обме­ряться. Так было и так должно быть и впредь.

2)    Если армяне или мусульмане из Ереван­ской области засеют землии [принадлежащие] Эчмиадзину, то мульк они должны платить ха­лифе, как и полагается по закону.

3)    Армяне как в Эчмиадзине, так и в мо­настырях и во всех церквях могут свободно бить в колокола и в клепала, хоронить своих усопших, созывать церковь, громогласно совер­шать богослужения в монастырях и в церквах. Как это издревле установлено, по приказаниям царей, и никто этому не должен препятство­вать.

4)    Если кто-нибудь незаконно завладел муль­ками Эчмиадзина, вакуфными или покупными, то он должен их вернуть.

7) Если кто-нибудь продал Эчмиадзину мульк или отдал ему в вакф, то после его смерти его родственники не имеют права предъявлять иск ни на проданный, ни на вакуфный мульк.

9)   Мусульмане не имеют права насильственно обращать армян в мусульманство.

10)  Когда нвираки Эчмиадзина или другие члены его братии по своим обязанностям разъезжают по стране, таможенные чиновники - гёмрукчи, баджлики и рахдары не имеют права касаться их имущества и имеющихся при них вещей и требовать от них что-либо; также они ничего не должны требовать от паломников, отправляющихся в Эчмиадзин.

12)  Ни мусульмане, ни армяне не должны засевать эчмиадзинские поля, виноградники или другие земли или присваивать их.

13)  Половина реки Ошакана [Касах] принад­лежит Эчмиадзину, а половина - остальным се­лам; так установлено издревле шахскими ука­зами, так должно оставаться и впредь.

14)  Члены эчмиадзинской братии шахскими указами искони признаны магафами. Посему они изъяты из описи и ничего не должны пла­тить кому бы то ни было» [6, с.306-308].

Xозяйство Эчмиадзинского монастыря в XVIII веке, в ханский период значительно рас­ширилось. Монастырь владел пахотными зем­лями в 190 халваров (375 га, 1 халвар =1.97 га), из которых 103 халвара засевались ежегодно [5, с.71-72]. На этой территории 40 халваров засе­вались пшеном, 15 халваров проса, 14 халваров рисом, 10 халваров овсом, 3 халвара хлопком, 4 льном, 4,5 перинджем (вид пшена), 5 халваров овощами [1, с.52]. Для того, чтобы показать методы, которыми пользовались при создании такой огромной собственности и большого хо­зяйства, следует напрямую обратиться к играю­щему роль неоспоримого источника произведе­нию армянского автора. Симеон Ираванский писал: «Св. Престол владеет обширными зем­лями за пределами нашего села, к югу от Черной реки (армяне называли ее Мецамор -М.А.)... , которая протекает по этой местности и впадает в большую реку Аракс. Сефи-хан-второй. садится ханом в Ереване по повеле­нию шаха Сулеймана. Этот Сефи-хан проводит от реки Мецамор. большой арык ., а его жена. отводит от его большого канала особый арык в той же местности... Xан и его жена... перед всем народом дают обет о том, что впредь будет действовать следующее правило: «Воду эту мы провели и отдали в вакф. Те лица, которые засеют эти земли, орошаемые из наших каналов, будь то местные поселяне или пришельцы из других мест, мусульмане или армяне, освобождаются от уплаты кому бы то ни было десятины со своих посевов, ибо эту воду мы даруем безвозмездно. Так и продол­жается до сих пор» [6, с.230].

Большой канал, проходя через деревню Али-бейли, пересекал реку Ошаган, которая впадала в реку Карасу и образовывал покрытый плодо­родной почвой остров, окруженный со всех сторон водой, на земле которого можно было разводить овощи и выращивать рис. Этот остров принадлежал деревне Алибейли, а вода деревне Сефиабад. Эту землю глава Учкилсе каталикос Аствацатур приобрел в качестве пастбища за 25 туманов у жителей села Али-бейли. По этому поводу была составлена габале на тюркском языке. Однако через два года жи­тели Алибейли потребовали эти земли обратно. Каталикос уведомил мусульманское население деревни, что он передал им 25 туманов, а 15 тыс. динаров потратил на судебные издержки. В случае, если крестьяне вернут 26,5 туманов, они смогут получить обратно свои земли. Крестьяне, которые не имели средств, просили каталикоса отказаться от части денег. Катали-кос списал 14 туманов, а для выплаты 12 ту­манов при свидетельстве ираванского шейх-уль-ислама получил от жителей села письмен­ное обязательство, содержащее   два условия: «Во-первых, вам предоставляется срок на столь­ко-то дней, в продолжении которого вы должны заплатить 12 туманов и получить обратно свою землю; если же не заплатите, земля остается за Престолом. Во-вторых, получив эту землю об­ратно, вы не имеете права ее продать; если же захотите ее продать, то вы обязаны продать ее мне, и никому другому» [6, с.231].

Естественно, что истинные владельцы этих земель жители села Алибейли, оставшиеся без защиты ираванского хана, в течение 18 лет не смогли уплатить 12 туманов и вынуждены были отказаться от своих земель в пользу Эчмиад-зинского монгастыря, расположенного на азер­байджанских землях, владеющего огромными богатствами и не выплатившего в ханскую казну за это ни одного динара. В 1736 году (хиджри 1148) была составлена габале на тюркском языке, по которой земли, являвшиеся собственностью села Алибейли, были переданы монастырю [6. с.232].

В 1747 году, после образования Ираванского ханства, двое из азербайджанцев, сделав Али-бейли своей собственностью, потребовали 1/10 часть налогов с посевов Xатынарх, которые принадлежали монастырю. Каталикос, на ос­нове свидетельства шейх-уль-ислама сумел добиться от Гусейн хана заверенный ханской печатью документ, который подтверждал при­надлежность этой земли монастырю и отсут­ствие права у какого-либо лица оспаривать эту собственность или требовать с этих земель что-либо [6, с.232].

Эчмиадзинский каталикосат не разрешал строить жилища и создавать хозяйства азер­байджанским крестьянам даже на расстоянии от монастырских территорий. Они злоупотреб­ляли великодушием местных тюрков-мусуль­ман, их терпимым отношением к христиан­скому населению, а также тем, что и сефевид-ские шахи, и ираванские ханы, исходя из ша­риата, не делали никаких религиозных разли­чий в отношении к Эчмиадзинскому монастыр­скому хозяйству, как к вакфному владению. В 1766 году несколько жителей-мусульман на­чали строить дома в своем родном селе Кюль-тепе. Глава Эчмиадзина Симеон с беспокой­ством признавался, что это могло создать проб­лему для армян. Он следующим образом опи­сал это событие: «Мы отправились туда и заме­тили, что они поспешно строят дома, а также узнали, что они обещали мюльк со своего села Xаджи-Мирзе, сыну нашего Xусейн-Али-хана. Узнав об этом, мы отправились к Xусейн-Али­ хану. хан приказал немедленно разрушить постройки и разогнать крестьян. Так они и убрались. Затем мы купили шесть дангов мулька этого села у нашего хана Xусейн-Али» [6, с.269]. Обратимся снова к документу. Ката-ликос Симеон, напуганный хозяйственной дея­тельностью крестьян из племени коланы, кото­рые на основании разрешения Ираванского Гусейнали хана, осваивали пустующие земли недалеко от монастыря, и для предотвращения дальнейшего их здесь укрепления, добился в 1768 году от ираванского хана письменного указа о переселении из этих земель мусуль­манского населения. Каталикос Симеон так писал об этих событиях: «Много нам стоило хлопот добиться письменного приказа выше­названного хана (Гусейнали хана -М. А.), в силу которого мы разрушили их логовище и удалили их оттуда, не оставив и следа» [6, с.233].

Надо отметить, что проживающие вокруг монастыря истинные владельцы этих земель азербайджанские крестьяне часто обращались с жалобами к ираванскому хану по-поводу враж­дебного им «христианского гнезда», требуя вос­становления их прав. Между жителями села Кюльтепе, которое расположено к югу от мо­настырского хозяйства, и Эчмиадзином были частыми споры из-за воды, посевов и пастбищ. Интересно, что монастырь всячески препятст­вовал азербайджанским крестьянам в использо­вании оросительных систем и каналов, принад­лежащих ханству. В обращении жителей села Кюльтепе к правителю Иравана Фарзали хану говорилось: «80 лет мы живем в этом селе и постоянно мы сеяли хлеб на своих полях; те­перь же жители Эчмиадзина препятствуют нам» [6, с.234]. После этого хан назначил и отправил для расследования в это село ешикагаси Над-жафали бека [6, с.234].

Следует заметить, что при хане азербайд­жанце, управляющем (ешигагаси) азербайд­жанце, азербайджанцах-жителях Кюльтепе, за­ключительное решение принималось вновь в пользу монастыря и утверждалось печатями шейх-уль-ислама и других мусульман. Земли Шехрибанлы, находившиеся около канала села Кюльтепе, а также земли между Турабхасар и Нур Мухаммедхасар, были переданы Эчмиад-зину в качестве пастбищ. Земли к западу от вышеназванного канала передавались жителям Кюльтепе в качестве пастбищ и заниматься здесь земледелием им запрещалось. К тому же жители села должны были проложить дорогу к водопою для монастырского скота от верхней части Турабхасара к близлежащему озеру. Тот, кто нарушал этот указ, платил штраф 50 ту­манов в ханскую казну [6, 234].

Выявленные в документальных источниках и перечисленные выше факты - только часть тех бед, которую обрушили на голову тюрко-мусульманского населения Ираванского хан­ства армянские религиозные деятели. В на­стоящее время существует большая необходи­мость в более глубоком и всестороннем изу­чении этой проблемы в нашей историогра­фии.

 

Литература

1       Алиев Ф., Гасанов У. Ираванское ханство.- Баку: Изд. «Восток-Запад», 2007. -141 с. (на азерб. яз.).

2       Буниятов З. Aзербайджан в VII-IX веках. - Баку: Элм, 1965.- 372 с.

3       Делили X. Южные ханства Азербайджана. - Баку: Элм, 1979. - 143 с. (на азерб. яз.)

4       Егиазаров С.А. Очерки по истории учреждений в Закавказье, Т.1, Сельская община: Сословный строй внутренняя организация и управление общины и связь с земледелием, водовладением и податным обложением. Ч.1. - Казань: Тип. Императорского Унив-та, 1882. - 332 с.

5       Ереванци Симеон. Джамбр. Памятная книга зерцало и сборник всех обстоятельств святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей. - М.: Изд. Восточной литературы, 1958. - 399 с.

6       Ираванское ханство//ред. Махмудов Я. - Баку: Изд. Азербайджан, 2010. - 617 с.

7       Искендер бек Мюнши. История шаха Аббаса. Перевод с персидского, вступительное слово, комментарии и сноски член. корр. НАНА, д.и.н., проф. О.Эфендиева, к.и.н. Н.Мусали. - Баку: Изд. «Просвещение», 2009. - 792 с. (на азерб. яз.)

8       Карабахнаме. 2 книга, составил и подготовил к печати Н. Ахундов. - Баку: Изд. «Писатель», 1991. - 450 с. (на азерб.яз.)

9       Керимов Г. Шариат и его социальное значение. Пер. А. Гахраманов. - Баку: Азернешр, 1987. - 222 с. (на азерб. яз.)

10    Колониальная политика Российского царизма в Азербайджане в 20-60-х годах XIX века. Ч. 2. - М.-Л.: Изд. АН СССР, 1937. - 420 с.

11    Мусеви Т.М. Средневековые документы об истории Баку. - Баку: Изд. АН Азерб.ССР, 1967, док.1,4,5, 149 с. ( на азерб. яз.)

12    Стрейс Я.Я. Три путешествия/Пер. с немец. на русс. Э.Бородиной. - М.: ОГИЗ-СОЦЭКГЗ, 1935. - 415 с.

Фамилия автора: М.Г. Абдуллаев
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика