Центрально-Азиатское национально-территориальное размежевание 20-х гг. 20 века и манифест Смагула Садвокасова

Чем дальше от нас события первой поло­вины 20-го столетия, тем старше возраст Неза­висимого Казахстана. Вместе с тем, тема раз­межевания в Центрально-Азиатском регионе 1924-1925 годов не утеряла своей остроты. Важным моментом в истории Казахстана 20-х годов стало национально-территориальное раз­межевание Казахстана и Средней Азии в 1924­1925 годах. Советские республики были созданы в рамках дореволюционных административных очертаний, которые не всегда совпадали с этни­ческими ареалами расселения народов региона. Казахи, к примеру, кроме Казахстана, были раз­бросаны по трем образованиям - Туркестан, Бухара и Хорезм. Специалисты утверждают, что подлинная причина размежевания, иницииро­ванного правительством, лежала в опасениях большевиков возможной консолидации тюрк­ских народов.

Если кратко, то 12 июня 1924 года, с при­нятием решения о размежевании, была создана специальная комиссия, в состав которой вошли Т.Рыскулов, С.Ходжанов, С.Мендешев и другие известные люди. Спорных вопросов в опреде­лении границ было немало. В ходе размеже­вания решался вопрос и о новой столице Ка­захстана. Предлагались города: Акмолинск, Актюбинск, Аулие-Ата, Чимкент, Ак-Мечеть и др. Окончательно 26 января 1925 года было принято решение о переводе столицы из Орен­бурга в Ак-Мечеть, Оренбург передавался Рос­сии.

За событийной стороной процесса и соб­ственно сменой конфигураций республик не всегда заметна уникальность исторической си­туации, а именно: воссоединение народов на ка­чественно новой основе, иной идеологии, обре­тение новых стартовых возможностей для этно-и государственной идентичности. Тот факт, что в состав Казахстана вошли ряд новых народно­хозяйственных объектов: город Алматы, кото­рый ранее находился в составе присоединяемой Жетысуйской области, озеро Арал и бассейн Сыр-Дарьи - соответственно на территории Сыр-Дарьинской, сыграл немаловажную роль в подъеме экономики республики и уровня жизни населения.

Источники, в которых можно было бы по­черпнуть интересующую информацию о ходе и позициях участников процесса размежевания, аргументации и факторах, влиявших на окон­чательный исход работы комиссии, недоступны большинству исследователей. Участники госу­дарственных комиссий в большинстве своем оказались репрессированы и ушли из жизни не по своей воле, соответственно - мемуарной беллетристики прочесть нам уже не придется... Чудом сохранившиеся публикации тех лет, архивные материалы помогают пролить свет на сложнейшую тему - выражаясь языком юрис­пруденции - демаркации и делимитации границ между советскими республиками Центральной Азии.

Среди них - статья непосредственного участ­ника идеологического процесса середины 20-х годов Смагула Садвокасова под названием «Орта Азияның өміріндегі жаңа дэуір» - «Новая эпоха в жизни Средней Азии» (датируется при­близительно 1925 г.), которая является програм­мным манифестом по сути, но до сих пор не была предметом изучения ученых.

Историческая справка. Родился в 1900 году в Акмолинской губернии, аул Жаркын -ныне Акжарского района Северо-Казахстанской области, граничащей с Омском. Учился грамоте у своего отца - муллы, затем в Омске в сель­скохозяйственной школе. Здесь Смагул знако­мится с будущими поэтами и писателями Маг-жаном Жумабаевым, Сакеном Сейфуллиным, Кошмухамедом Кеменгеровым, проявляет ин­терес  к  литературному творчеству.   В годы учебы ими был создан кружок «Бірлік» («Един­ство»). После событий Февральской революции (май 1918 г.) участники кружка сформировали организацию «Жас азамат», Смагул стал в ней членом правления. Энергия и эрудиция ставили его в ряд с передовыми современниками, а позднее вывели в авангард молодежи Омска, а затем всего Казахстана и Центральной Азии.

Во время формирования правительства Каз-республики Садвакасова назначают замести­телем наркома народного образования Ахмета Байтурсынова, а в 1925 г. он сам станет нар­комом просвещения. За свою короткую жизнь (1900 - 1933) был председателем Госплана рес­публики, наркомом просвещения. Ему принад­лежит заслуга создания казахского театра. Вел активную общественную работу, возглавлял газеты «Жас азамат», «Еңбекшіл жастар», «Ке­дей сөзі», «Еңбек туы», «Өртең», журналы «Ба-лапан», «Трудовая Сибирь», «Жас қазақ». С 1924 по 1925 год - редактор журнала «Қызыл Қазақстан» («Ақиқат»), в 1925-1926 годах -редактор «Еңбекші қазақ» («Егемен Қазақстан»).

Изучение первоисточника - статьи С. Сад-вокасова обогащает казахстанскую источни-ковую базу темы, т.к. дает представление о стратегии и методологии разграничения, сте­пени подготовленности процесса. Через призму видения автора, обладавшего политическим чутьем и опытом социальной работы, можно реконструировать отношение к процессу раз­межевания исполнителей и их видение пози­тивных последствий поручения. Материал го­товился им к публикации в целях ознакомления населения региона с ходом решения одного из животрепещущих вопросов государственного строительства; не случайно он выбрал броский заголовок: «Новая эпоха в жизни Средней Азии».

Можно смело утверждать, что автор Мани­феста взял на себя серьезную миссию - про­информировать жителей целого региона об их законных правах. Ведь без одобрения референ­дума, если придерживаться международного права, осуществлялся данный проект, члены комиссий на местах были уполномочены цен­тральным правительством. Между тем, вопрос задевал хозяйственные, родственные и иные сакральные интересы жителей, в местах рас­положения родовых захоронений, создавая, в случае недоучета нюансов, потенциальные кон-фликтогенные зоны. Что до городских жителей, то речь шла о будущей новой столице автоно­мии и это касалось данной социальной кате­гории.

Приступая к исследованию, мы задались рядом вопросов. Например, насколько готовы были комиссии на местах к размежеванию, которое проводилось впервые и в сжатые сроки? Располагали ли они статданными о численности населения и иными? Судя по составу комиссий, в них вошли образованные интеллигенты раз­ных отраслей знаний, хорошо знавшие местные условия и стремившиеся отстоять интересы автономий. Другой вопрос, как достигался консенсус в спорных моментах? По отношению к С. Садвокасову, эти и другие вопросы полу­чают исчерпывающие ответы. В Манифесте автор приводит системную статистику, опи­рается на сопоставительный анализ экономде-мографии смежных республик (Бухара, Хива, Туркестан, Казахстан), что устраняет сомнения в его компетенции.

Тема размежевания по ряду причин слабо представлена в отечественной историографии. О ней упоминается вскользь в школьных и вузовских учебниках. Академик НАН РК Кенес Нурпеис считал процесс половинчатым: «Тя­желым наследием колониальной политики в Казахстане было то, что край оказался разде­ленным между отдельными административно-территориальными частями. Образование Ка­захской АССР поставило проблему объединения казахских земель. В 1921 году произошло размежевание на западе и севере республики и в Западной Сибири. Большая подготовительная работа велась по решению национально-тер­риториального размежевания Средней Азии и присоединению казахских земель. Идея при­соединения к Казахстану Семиреченской и Сырдарьинской областей, входивших в состав Туркестана, возникла еще в период Граждан­ской войны. Казахское население этих областей постоянно высказывалось за объединение с северными районами в одну республику. Это совпадало и с планами центральных властей, не заинтересованных в усилении национальных республик... В результате размежевания Сред­ней Азии завершилось объединение казахских земель в едином Казахском советском государ­стве. Благодаря этому увеличились территория и численность населения, возрос экономический потенциал Казахстана. В то же время к РСФСР отошли город Оренбург с прилегающими районами, а к Узбекистану - Каракалпакия».

Специальных монографий и публикаций источников по теме в Казахстане практически нет, советские издания подают тему однобоко. Доктор исторических наук Ж. Кыдыралина о значимости  темы   пишет:   «Бывшие деятели «Алаша» и представители казахской управлен­ческой элиты, научной и творческой интелли­генции заложили фундамент казахской государ­ственности. Они приняли также активное участие в процессе национально-территориаль­ного размежевания Средней Азии и воссоеди­нения казахских земель. А. Букейханов, А. Бай-турсынов, М. Дулатов, А. Беремжанов, М. Шо-кай, Ж. Акпаев, М. Тынышпаев, А. Ермеков, а позже С. Ходжанов, Т. Рыскулов, С. Мендешев, С. Сейфуллин, С. Асфендияров, С. Садвокасов и Н. Нурмаков прилагали все усилия для обес­печения целостности казахской территории». К сожалению, далее общей констатации автор тему размежевания и участия в ней казахской интеллигенции не развивает.

Между тем, перспективным представляется изучение темы размежевания через призму меж­дународного права и международных отноше­ний в ЦАР и права наций на самоопределение. В международном праве любое государство после обретения статуса автономии, в ряду первых, решает вопросы демаркации и делимитации границ. Целесообразность межнационального проекта 20-х годов, реализованного с окон­чанием гражданской войны на территории Союза, не подлежит сомнению. Бывшие коло­ниальные окраины империи получили истори­ческий шанс окончательно определиться с госу­дарственными границами как важным инди­катором суверенитета.

В августе 1922 г. Политбюро ЦК РКП (б) образовало комиссию для подготовки законо­проекта о новой форме государственного объе­динения. Сталин, возглавлявший народный ко­миссариат по делам национальностей РСФСР, разработал план «автономизации». В октябре-ноябре 1922 г., после обсуждения вопроса о форме объединения, была принята идея Ленина об образовании союзного государства как фе­дерации равноправных республик. В декабре 1922 г. во всех республиках состоялись съезды Советов, участники которых одобрили предло­жение Ленина. Были избраны делегации для подготовки документов о создании СССР. Первый Всесоюзный съезд Советов 30 декабря 1922 г. утвердил Декларацию и Договор об об­разовании СССР.

Декларация провозглашала принципы добро­вольности объединения, равноправия республик и их право свободного выхода из союза. Договор определял систему союзных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения с республиканскими управленческими струк­турами. На съезде был избран ЦИК СССР.

Исполнительную власть вплоть до принятия Конституции нового государства должен был осуществлять Совнарком РСФСР. В 1923 г. II сессия ЦИК приняла Конституцию, которая была утверждена в январе 1924 г. II съездом Советов СССР. Общесоюзному ЦИК пре­доставлялось право издания декретов и поста­новлений. Между сессиями ЦИК вся полнота законодательной, исполнительной и распоря­дительной власти передавалась его президиуму. На верховные общесоюзные органы возлага­лось определение основ народнохозяйственных планов, утверждение госбюджета, установление единой денежной системы. Их ведению подле­жали разработка гражданского, уголовного и трудового законодательств, установление общих принципов развития в области просвещения и здравоохранения.

Процесс размежевания осложнялся тем, что отсутствовали точные инструменты и карты, а местность в отдельных участках была непро­ходимой: гористость и водные источники, солончаки, полупустыни и пустыни чрезвы­чайно затрудняли картографирование. Об аэро-и космических съемках на тот период говорить не приходится. Оппонировать замыслам Центра в этом архисложном вопросе приходилось «вслепую». Имеются «белые пятна» в персо­налиях, сведениях о лицах, что занимались про­цедурой размежевания и участвовали в пере­говорах, были авторами предложений с мест.

Если внимательно прочесть публицисти­ческое наследие С.Садвокасова, то принципом его деятельности он называет такой: обстоя­тельно изучить предмет интереса, затем прог­нозировать его развитие и достигать постав­ленной цели. Это -признаки правильной органи­зации умственной деятельности и задатки боль­шого ученого. Именно это он рекомендовал последователям: «Жалпы халық Орта Азияның осы күнгі хал-жайын білуі керек. Болып жатқан уақиғалармен танысуы керек. Әшейін ғана емес, жақсылап тұрып танысуы керек. Сонда ғана нысана анықталады. Нысана анықталса ғана алдымызды болжай аламыз. Алдымызды бол-жаумен ғана тілеген мақсатқа жете аламыз».

Насколько большое значение придавал С.Садвокасов вопросу размежевания, стано­вится ясно с первых строк Манифеста: «Осы күнгі алдымызда тұрған мэселенің ең үлкені Орта Азиядағы республикалардың шекарасын бөлу туралы».

Как государственный и общественный дея­тель, он был заинтересован в уведомлении жителей, которые возможно услышат об этом впервые. Автор разъясняет, почему надо быть осведомленным по теме и на какие вопросы искать ответы прежде всего: «Бұл мэселе туралы жұрттың көбі қараңғыда. Қазақстан республика-сында бұл эңгімеге қаншама қажеттігі бар? Орта Азияның ұлттарынан шекараларын бөлгеннен Қазақстан өміріне қаншама өзгерістер кіреді? Қандай жаңалықтар бар? Орта Азияда осы күнгі болғалы жатқан өзгерістерді ойлағанда өзінен-өзі жоғарғы сұраулар келіп туады. Орта Азия-ның мэселесін шешерден бұрын, біздің ойы-мызша, ең эуелі элгі сұрақтарға жауап беріп алу керек». Он подчеркивает, что в прошлом, при царском режиме, это было невозможно, земли отбирали без спросу, советская же власть закон­но решает интересы большинства.

Характеризуя исходные данные, Смагул от­мечает, что огромная площадь, занимаемая четырьмя государственностями: Бухара, Хива, Туркестан и Казакстан, составляет 3 млн 565 тыс. кв. километров, от Каспия на западе до границ с Китаем на востоке, от Уральских гор на севере до Кыргызского Алатау и афганских владений на юге. Проживают на ней в основном три народа: узбеки, туркмены и казахи. Соот­ветственно, произойдет размежевание между тремя республиками. Бухарские и туркестан­ские узбеки (или сарты), пишет автор, объеди­нившись, создадут Узбекскую республику. Хи­винские и туркестанские туркмены объединятся в Туркестанскую республику. Казахи Тур­кестана соответственно воссоединятся с Казах­ской республикой. Кыргызы создадут отдель­ную автономную область с московским под­чинением. Возможно, и это не окончательный вариант, предупреждает Садвокасов. К примеру, кыргызы могут войти в состав Казахской рес­публики (?). Еще не решен и вопрос по кара­калпакам, которые локально проживают в районах между Казахстаном и Туркестаном. По языку, быту каракалпаки ближе к казахам, пишет он, следовательно, в будущем вольются возможно в состав Казреспублики.

К Казахстану отходили две области Тур­кестана: Жетысуйская и Сырдарьинская. В статье дается характеристика этих двух областей по следующим параметрам: площадь, (Жетысу больше, чем Италия и Швейцария, вместе взятые), ландшафт, атмосфера, гидроресурсы (озера, в том числе Иссык-куль), недра (уголь, медь, железо, мрамор) и др. Характеризуется степень развитости хозяйства, вплоть до поголовья скота. Оперируя статистикой, автор подчеркивал, что вопрос хорошо изучался, прежде чем комиссия приступила к столь важ­ному процессу. Он доказывает пользу при­соединения новых областей. Одновременно им критически оцениваются аграрные ресурсы Жетысу, на фоне других регионов. К примеру, промышленность здесь еще слабо развита, лишь добыча соли была традиционным промыслом. Не в пример другим областям, Жетысу отли­чается развитым рынком в форме ярмарок и базаров. - Данный фактор сыграл свою роль в массовом переселении сюда переселенцев из России, которые оттеснили местное население из лучших мест. Но это - тема отдельного исследования, замечает С.Садвокасов.

Отдельный абзац посвящен внешнеторговым связям: «Жетісудың бұрыңғы кезде (һәм осы уаққытта да) ішкі саудасынан сыртқы саудасы күшті болды. Сыртқы сауданың жалпы аумағы 9 миллион сомға дейін барған жылдар болды. Бұл тоғыз миллионның 3 миллионы бізден Қытайға баратын нәрселердің құны. Ол нәрселер көбі-несе кездеме (мата), сіріңке (оттық), керосин, ауыл шаруасының керек-жарақ аспаптары -машиналар. Қытайдан бізге келетін нәрселердің бағасы 6 миллион. Оның ішінде көбінесе: шай, мал, әртүрлі аң терісі, ыдыс-аяқ, һәм қытайдың кездемелері (матасы)». Завершая характе­ристику Жетысу, Смагул Садвокасов отмечает роль такого крупного торгового центра как Алматы: «Жетісу облысының халқы Қазақстан-ның басқа жерлеріндегі сықылды көбінесе ауыл-да, қалада болады. Шаһар халқы аз. Жетісудың ең үлкен шаһары - Алматы. Алматыда соңғы жылдардың есебіне қарағанда 45 мыңдай жан бар». (Известно, что низкую заселенность Ал-маты и отсутствие инфраструктуры Смагул Садвокасов расценивал как недостаточные для обретения ею статуса столицы Казахстана).

Следующий подраздел манифеста посвящен Сырдарьинской области. Регион ввозит пше­ницу, так как своих посевов недостаточно, несмотря на наличие водных источников - реки Сырдарья и озера Арал (на тот момент площадь озера составляла 64 тыс. кв. километров). Развито животноводство, рыбные промыслы, виды ручных ремесел. Предполагалось, что со временем здесь будет развиваться промышлен­ность, учитывая запасы полезных ископаемых: уголь, медь, соль, белая глина, алебастр и дру­гие. В отношении торгового оборота область также была прибыльной: ежегодно торговля приносила доход в 50 миллионов, из них - заво­зилось товаров на 40 миллионов, а вывозилось (в основном скот) - на 10 млн. тенге. Самой крупной ярмаркой в регионе - после Ташкент­ской - считалась Аулие-атинская, оборот ко­торой достигал 5 миллионов тенге.

В публикации подробно освещены трудовые, энергетические, водные, земельные ресурсы, торговые и транспортные артерии и магистрали, городские центры, этнический состав, сельхоз-угодия региона. Он учитывал и тот момент, что в годы первой мировой войны, восстания 1916 года и гражданского противостояния области понесли значительную убыль в поголовье скота и населении. Тем не менее, он радовался пере­менам: «Түркстан облыстарының қосылғандығы Қазақстан республикасының шаруасына үлкен өзгерістер кіргізуі сөзсіз. Халық жағынан кел-генде біздің халық бұрынғысынан 50 процент көбейеді. Бұрынғы төрт миллион халықтың орнында енді алты миллион болмақшы. Мал байлығы да бұрынғысынан ұлғаяды. Мысалы: бұрыңғы жеті миллион қараның орнына енді 12 миллион қара болуға тиіс. Әрине, бұл секілді өзгерістер Қазақстан шаруасының ілгері басуы-на үлкен себеп. Қазақстан республикасы бұдан былай Орта Азиядағы мемлекеттердің ішінде өте қадірлі орын алуы шексіз».

Как государственный деятель, Садвокасов видел дальше и шире других. Он поставил во весь рост проблему возведения новых внутри-республиканских магистральных дорог, через которые товары и полезные ископаемые можно было дешево и быстро подвозить в нуждаю­щиеся области и обеспечить транзит импорта-экспорта в соседние республики. За дорогами -будущее хлопководства и легкой промышлен­ности, рост добычи и поставок угля из Цен­трального и Восточного Казахстана в Туркестан. Наиболее востребованными на тот период были маршруты: Алматы - Семей, Кызылжар (Петро­павловск) - Кокшетау - Акмола - Туркестан, а также Пишпек (Бишкек) - Алматы. Об этом Смагул Садвокасов пишет то знанием дела: «Бұдан былай Қазақстан шойын жол салу жұмысына дұрыстап тұрып кірісуі керек. Ең бі-рінші салынатын шойын жол осы күнгі Алматы мен Семейді қосатын жол. Одан кейін қазіргі Қызылжардан Көкшетауды басып, Ақмолаға қарай салынып жатқан жолды Түркстан жеріне жеткізу керек. Одан соң осы күнгі салынып жатқан Жетісу шойын жолы Пішпектен әрі қарай Алматыға шейін тез арада салынып бітуі керек... Сырдария облысының халқы осы күнге дейін астыққа жарымай келеді... Жылында Сырдарияға ішкі Россиядан 2 миллион пұттай астық тартылады. Біздің Қостанай губерниясы, Ақмола, Семей губерниялары жылында неше миллион пұтты ішкі Росияға сатуға айдайды.

Шойын жол арқылы Сыдарияға астықты Қазақ-станнан жеткізіп тұрұға болады. Қанша пайда біздің өз жанымызға қалады.»

Вопросы народного образования, написания и издания учебников на казахском языке, судопроизводства, кооперации и общественного воспитания - новые виды работы с людьми, пишет автор. Важно разрабатывать новую методику в приложении к местным условиям: «Орыс ішіндегі жасалған үлгілер бізге не шақ келмейді, не болмаса басқаша әдіс, басқаша тәртіп тұтынуды керек қылады. Сондықтан қазаққа деген жұмыстың бәрінің жобасы да, жөні де бір болуға тиісті. Олай ету қосылғанда ғана біздің қолымыздан келеді». Вывод один -работать слаженно, сохраняя толерантность (этот термин не был еще в обиходе, но смысл призыва к единству звучал именно в этом ключе). Садвокасов пишет: «Қазақ жұртының бірігуі біздің ішкі жұмыстарымыздың көбін ілгері бастырады». Автор предупреждает о вреде межнациональной розни и возвышении одной нации над другой: «Қашанда болса, екі ұлт бір-бірімен күресіп, адам бола алмайды. Әрбір ұлттың ілгері басатын шарты - өз ішінің жөнделуі. Бір ұлттың ішінде зорлық-зомбылық жойылсын, екінші ұлттар да сондай болса ғана барлық адам баласы бірігіп әділдік өмір туғы-зуға жол ашық». Такую взвешенную позицию обозначить именно в период воссоединения земель и роста численности населения Казах­стана за счет присоединяемых областей, где проживали представители разных националь­ностей, дорогого стоит.

Впервые, спустя два века, пишет Смагул, казахский народ переживает уникальный про­цесс воссоединения с южными областями, ме­няются внешние контуры государства и его внутреннее наполнение. Наступила новая эпоха в Центральной Азии. Ее признаки: нарож­дается новая эра для трудового люда. Свобода дана для совершенствования быта и самораз­вития наций. Таким образом, С.Садвокасов рас­сматривал конкретные мероприятия по разме­жеванию с точки зрения всемирно-истори­ческого процесса. Уникальность его публичного выступления в том, что в нем сконцентрирован мощный позитив, энергетика, детальный разбор плюсов и минусов ситуации, - расклад, достой­ный государственного деятеля. Любовь и со­страдание к простым труженикам, побуждение их к полезной деятельности и учебе, упреждение просчетов, - все это придает Манифесту завер­шенность и убедительность. Он написан на злобу дня, но и позволяет заглянуть вперед.

Так писать и выступать мог только Садво-касов, неутомимый патриот и лидер, креативный организатор и стратег. Всем сердцем болел он за свой народ, не позволяя ущемлять другие национальности. Искренне воспринимал идеи равноправия и самоопределения, потому чер­воточину в практике большевизма в лице ста­линских приспешников не хотел замечать, надеялся перебороть их в равной и открытой борьбе. Между тем власти все больше убеж­дались, что, только умертвив Садвокасова, можно будет заставить замолчать его, навсегда. Остается только сожалеть, что не все из руко­писного наследия и публицистики Смагула Садвокасова сохранилось. А как обогатилась бы отечественная историография и новые поколе­ния испытали бы чувство гордости за лучших сыновей Казахстана, умевших стойко противо­стоять невежеству и головотяпству!

С. Е. Кенжебаева пишет: «Смагул Садвака-сов стоял у истоков зарождения государствен­ности в Казахстане, многое сделал для ее ста­новления и развития. Его гражданский потен­циал полностью раскрылся в 1925-1927 гг., т. е. в период, когда он являлся комиссаром на­родного образования. В это время идейно-поли­тическая жизнь республики характеризовалась усиленной борьбой с «садвакасовщиной» как одним из проявлений «националистического уклона». Собственно автором ярлыка «садвака-совщина», губительного для интеллигенции Казахстана, был Ф. Голощекин. Открыто под­вергнуть Садвакасова репрессиям Ф. Голощекин не смел и не мог - настолько умен и авторитетен был Смагул Садвакасов».

Контент-анализ одной из многочисленных публикаций Садвокасова позволяет сделать вывод, что автор выгодно отличается высоким уровнем общей подготовки, государственным мышлением и умением делать сопоставитель­ный срез динамики и перспектив развития ре­гиона Центральная Азия. Другие представители казахской интеллигенции тему размежевания практически в своих публикациях не подни­мали. «Табу» на тему возникло в связи с ее политической подоплекой, она задевала ин­тересы наций и территорий, при ее освещении требовалась осмотрительность и большой такт. Садвокасов хорошо разбирался в инфраструк­туре Центрально-азиатского региона, мог в живой и доступной форме разъяснять насе­лению политику партии в национальном во­просе. Косвенно источник дает основания ут­верждать, что С.Садвокасов непосредственно участвовал в работе комиссии с казахстанской стороны и имел собственное мнение.

Достоверность источника не вызывает сом­нений. В пределах статьи автор не мог охватить все стороны проблемы: к примеру, недоска­занность присутствует в таких вопросах, как будущая армия и правоохранительная система государств региона после размежевания, ин­вестиции в производство и в целом финансовая система, кадровый резерв и т. п. Вместе с тем, им грамотно выстроена схема будущих дорог. Сомкнуть кольцом железнодорожное полотно, которое соединило бы север и юг страны, при том, что автотранспорт в 20-е годы не был развит как отрасль, - идея плодотворная. Садво-касов уже тогда задумывался об интеграции рынка как основном приоритете развития эко­номики региона, так как в первые годы авто­номии Центрально-азиатские республики по-прежнему оставались бы поставщиком в основ­ном добытых полезных ископаемых, сельско­хозяйственной продукции и животноводческого сырья.

Манифест представляет собой методологи­ческую ценность, его подоплека - в оппозиции Сталину и его ставленникам. Садвокасов при­держивался принципов ленинской национальной политики. В статье изложена позиция про­грессивно настроенной части национальной ин­теллигенции. Содержание ее выходит за рамки темы размежевания - речь идет о праве наций на самоопределение. Доверие, оказанное С. Садво-касову в столь ответственной миссии - участ­вовать в работе комиссии и разъяснить насе­лению цели и задачи размежевания, - не могло состояться без участия председателя СНК ТуркАССР Турара Рыскулова. Еще в 1920 г. Т. Рыскулов и группа региональных руководи­телей выдвинули тезис, в противовес Туркко-мисии, «О единстве тюркоязычных народов». В центральном аппарате это предложение по­считали проявлением пантюркизма (движения о создании единого Тюркоязычного государства) и панисламизма (единого исламского государ­ства) и буржуазного национализма.

Спустя три года, в 1923 г. группа руково­дящих работников Туркестана направила пись­мо в Москву, где говорилось, что нацконфликты вопреки ожиданию не прекращаются, а разго­раются с новой силой. Был предложен другой путь решения проблемы - создать области по этническому признаку, как это сделали в Бухар­ской республике - Таджикская и Туркменская области. В декабре того же года представители Ферганской долины предложили создать Фер­ганскую АО в составе РСФСР. Были и другие предложения, их озвучили С. Ходжаев, С.Ас-фендияров, Н.Паскуцкий, выступившие за соз­дание Среднеазиатской федерации, куда бы вошли Туркестан (ТСАР), Бухара (БНСР) и Хо­резм (ХНСР).

Однако 12 июня 1924 г. в Политбюро РКП(б) сам И. Сталин внес предложение приступить к практике размежевания, «чтобы покончить с конфликтами между нациями». Было принято решение о размежевании в Средней Азии. - Зная ответственность и принципиальность Смагула, широту его мышления, Т. Рыскулов не ошибся в выборе: защита интересов республики и народ­ностей ЦАР в целом была бы гарантирована.

Особенность жанра исследуемого источника - публицистика. В нем, в пределах Центральной Азии, не было равных С.Садвокасову, из-под пера которого выходили пламенные статьи. Энергетика материала диктуется в первую очередь государственными интересами. Тема размежевания требовала правовых знаний, а ими щедро делился со Смагулом его знаменитый тесть, один из основателей «Алаш» Алихан Букейханов. Последний был признанным зна­током проблемных вопросов государственной и национальной идентификации, имел контакты с членами Государственной Думы России. По­литическое наследие А.Букейханова - именно идея национально-государственного самоопре­деления.

В определенной мере, программное выступ­ление Смагула Садвокасова с изложением го­сударственных интересов в этом вопросе можно расценить как предтечу негласного всенарод­ного референдума. Сознательно вынося на об­суждение читателей этот вопрос, он ожидал, что по откликам на него можно получить едино­временный срез настроений разных социальных и этнических групп. Глубина затронутых вопросов предполагала адекватную реакцию со стороны населения. В этом случае, версия о том, что Рыскулов и Садвокасов сознательно пошли на открытую публикацию приоритетов разме­жевания и вариантов выбора будущей столицы, имеет место. В данном контексте значение публикации видится шире, нежели просто отчет: была сделана серьезная заявка на статус Казахстана не просто автономии, как составной части РСФСР, а союзной республики с полным пакетом прав, обеспечивающих легитимное управление. Исходя из такого позициониро­вания самой большой по территории респуб­лики, другие автономии ЦАР, не менее заин­тересованные   в   оптимальном размежевании,

стали бы открыто добиваться прав на отделение от федерации.

Параллельно, в середине 20-х годов, будучи в эмиграции, Мустафа Шокай вел активную антисталинскую пропаганду в Европе. В Стам­буле он писал статьи для английской «Таймс» и газет «Yeni Diinya» («Новый мир») и «Шафак» («§afak»). Летом 1921 года он перебрался в Париж, ставший центром белой эмиграции. Ра­ботал в газетах «Дни» Керенского и «Последние новости» Милюкова. В 1923 году Шокай пере­ехал в Ножан-Сюр-Марн — южный пригород Парижа. Публикации Мустафы Шокая неле­гально попадали в Казахстан. Смагул Садво-касов, как идеологический работник, имел воз­можность критически анализировать проис­ходящее, у него складывалось собственное мнение, не всегда совпадавшее с официальным. В Центре, где усилилась просталинская груп­пировка, такой подход и всенародное обсуж­дение практики размежевания и права на само­определение посчитали политическим выпадом и скрытым ультиматумом. Была дана команда опорочить Садвокасова, Рыскулова, Букейха-нова, Джандосова и их единомышленников с тем, чтобы выкорчевать инакомыслие «на корню».

Косвенный вывод - к 1925 году, когда создавался Манифест, в Казахстане была раз­вита сеть СМИ, и печатное слово играло большую роль в формировании общественного мнения прогрессивно настроенной части жи­телей края. Усугубило ситуацию то, что избран­ный 28 сентября 1924 года секретарем Казкрай-кома, членом Президиума ЦИК Казахстана Сул-танбек Ходжанов менее чем через год был обвинен в группировочной борьбе, нацуклоне и отозван из Казахстана. Именно с этого времени в Казахстане начинает разворачиваться борьба за преодоление так называемой «ходжанов-щины». Это не замедлило сказаться на судьбах тех, с кем ему довелось работать в Казахстане и позднее стало основанием арестов и обвинений в немыслимых грехах руководителей наркомата просвещения, работников идеологического фронта - даже тех, кого он на тот момент пережил.

Из стенограммы допроса Ходжанова 1937 года. Вследствие пыток он вынужден был оговорить себя и товарищей: «Еще в 1927 г. до окончательного объединения с пантюркистами, когда алаш-ордынская организация в Казахстане существовала самостоятельно, мы через Садвакасова Смагула, Султанбекова Жакфара и Мустамбаева Идриса начали переговоры с троцкистами... В течение 1925 - 1928 гг., на­ходясь в Москве на учебе на курсах марксизма при ЦК ВКП(б), руководство антисоветской организацией я осуществлял через Джандосова, Ескараева, Аралбаева, часто встречавшихся со мной непосредственно или через связистов и получавших от меня указания».

Вопрос: «Кто еще кроме указанных вами лиц осуществлял руководство националистической организацией?

Ответ: «Руководство националистической организацией осуществлял также Рыскулов Турар, Смагул Садвакасов, Нурмаков, Султан-беков, Мустамбаев, Дивеев, Сарымулдаев, Кулумбетов и Жаманмурунов. Одним из ме­тодов нашей контрреволюционной деятельности в период 1921—1925 гг. являлось использо­вание советской печати для пропаганды национализма. Газета под названием «Ак-Жол», редактором которой я являлся, целиком была использована нашей организацией. На страницах «Ак-Жол» выступали алаш-ордынцы Дулатов, Джумабаев, Байтурсунов, Досмуха-медов и другие, открыто критиковавшие с контрреволюционных позиций национальную политику ВКП(б) и Советской власти».

Вопрос: «Расскажите о вашей антисоветской деятельности в последующий период?»

Ответ: «Перестроившаяся алаш-ордынская организация после 1923 года наметила следую­щую программу действий: 1) проникать в со­ветский аппарат, взяв его под влияние байско-националистических элементов. Ставка бралась в особенности на наркоматы финансов, юсти­ции, земледелия, народного просвещения, ми­лиции, т. е. такие учреждения, которые в первую очередь являются проводниками классовой политики ВКП(б) и Советской власти; 2) про­никнуть в культурные учреждения, вербовать националистические кадры среди молодежи, популяризовать лидеров алаш-орды и пропаган­дировать идеи буржуазного национализма;. 5) способствовать проникновению в ВКП(б) и комсомол классово-чуждых элементов. В нар­комате просвещения мы в основном зани­мались воспитанием националистических кадров. Эта работа проводилась через Байтур-сунова, Кенжина, Тохтабаева, Садвакасова С., Джандосова и других». (Документ №155. Протокол допроса С.Х. Ходжанова. 31.07.1937 г. - Выделено мною. - Авт.).

Молох репрессий нещадно выкорчевал элиту нации, неординарно мыслящих лидеров рес­публик ЦАР. Возможно, в университетах в будущем   будет   читаться   курс «Смагуло­

 

ведение». И это будет победой справедливости в идеологическом плане, так как долгие годы в учебниках по истории фигурировал ярлык «садвокасовщина». Программный Манифест о праве наций на самоопределение, с которым от­крыто еще в 1925 году выступил Смагул Сад-вокасов, позволяет вписать его имя в скрижали региональной и всемирной истории навечно.

 

Список литературы

  1. Смағұл Сәдуақасұлы. - Таңдамалы. - 1 том. Құраст. Б.Дәрімбетов. - Алматы, 1993.
  2. Садвокасов С. О значении ВУЗа для Казахстана (Доклад Наркомпроса Казахстана тов. Садуакасова С. на торжественном открытии ПЕДВУЗа 29 октября 1926 года в г. Ташкенте) // Из работы Казахского высшего педагоги­ческого института. Издание Казпедвуза. Ташкент, 1928, с. 21 - 31. ЦГА РУз, ф. 372, оп. 1, д. 43, 48, 55, 60, 70, 83 и др.// Первый казахский институт в Ташкенте. Сборник документов и материалов. Ташкент, «Zar-galam». - 2005 г.
  3. Қамзабекұлы Д. Смағұл Садуақасұлы және «Қызыл Қазақстан» //«Ақиқат». - 2011. - № 5, 40 бет.
  4. Муканова Г.К. «Садвокасов Смагул» // Энцикло­педия Северо-Казахстанской области. А., «Арыс», 2005.
  5. Госархив Северо-Казахстанской области. Фонд печатных изданий 20 - 30-х гг. - Газеты «Бостандык туы», «Енбекши казак» и др. с публикациями С.Садвокасова.
  6. Кенжебаева С.Е. Представители Алашской интел­лигенции и Советская власть. // «Вестник Атырауского ГТУ». - 2011 год. - № 2 (52). - Гуманитарные науки, сс. 144- 153.
  7. Кыдыралина Ж. Ценности независимости, интел­лигенция и идеалы общества // Атырауская областная га­зета «Прикаспийская коммуна» от 20 декабря 2011 года.
  8. Крах Тюркской республики. -  alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/61137
Фамилия автора: Г. Муканова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика