Выравнивание возможностей: пути адаптации молодого поколения оралманов к современной образовательной системе Казахстана

В традиционной казахской культуре обеспе­чение образования детям было основным сти­мулом для развития семьи, поскольку статус образованного человека в обществе был неизме­римо высок. Во многом именно этим объяс­няется стремление современных казахов обеспе­чить доступ к высшему образованию молодому поколению. Этнические репатрианты - оралманы, сталкиваются со многими трудностями на этом пути, преодоление которых требует не только государственного вмешательства, но и их кри­тического осмысления с точки зрения современ­ных теоретико-методологических подходов /1/.

Семьи оралманов в качестве основной моти­вации для переезда на историческую родину указывают создание благоприятных условий для развития способностей своих детей в родной культурной среде и дальнейшего социального продвижения. Именно через получение необхо­димых профессиональных навыков и заветного документа об окончании высшего учебного за­ведения, они могут претендовать на рабочее место. Правительство Казахстана, в свою оче­редь, рассматривает образование как один из ка­налов и инструментов для «выравнивания» их возможностей для продвижения в социально-экономическом пространстве, при «неравном» старте /2/.

Под «неравным» стартом мы понимаем:

1) различия в системах и содержании обра­зования в странах исхода оралманов (Китай, Монголия, Узбекистан, Россия, и т.д.). Миг­ранты из стран бывшего СССР - Узбекистан, Россия, Туркменистан в течении долго времени прошли через советскую систему образования и в достаточной мере (за некоторым исключе­нием) владеют русским языком, и знакомы в постсоветскими трудностями. Оралманы из Мон­голии имеют некоторые схожие черты - казах­ский язык на кириллице, а также многие компо­ненты системы образования. Наибольшие труд­ности должны испытывать казахи из Китая из-за сложностей в написании и чтении казахских текстов (в КНР используется арабская графика -тоте жазу), и нововведений в в структуре пись­менного казахского языка (фонетика, синтаксис, орфография, морфология, лексика, семантика). Однако то, что именно они демонстрируют большие адаптивные возможности в экономи­ческой сфере (частный бизнес, торговля) дока­зывает их высокие способности к усвоению но­вых знаний. В целом, большая часть оралманов демонстрирует накопленный несколькими поко­лениями высокий социальный и культурный капитал.

2) особенности культурного фона и формы образовательного процесса - язык, шрифт, спе­цифика и продолжительность преподавания пред­метов, знание которых необходимо для успеш­ной сдачи экзаменов/тестов и зачисления в вуз: казахский язык и литература, история Казах­стана, иностранный язык, всемирная история для прохождения дальнейших этапов в процессе образования (часть оралманов поступает по квоте, но «пробелы» в знаниях из образователь­ной базы средней школы не дают им возмож­ности в полной мере усваивать специальные предметы в вузе). Многие наши молодые рес­понденты отмечали, что получили низкие баллы по ЕНТ по казахскому языку и истории Казах­стана, т. к. не изучали их в Монголии и Китае в полном объеме, а одного года обучения на под­готовительных курсах, по их мнению мало для качественной подготовки к ЕНТ. Внедрение тестирования на этапе приема в обарзователь-ные учреждения для детей оралманов для выяв­ления их «слабых» сторон - языковая компетент­ность, способности к тем или иным предметам, позволит выстроить систему их подготовки к школе и вузам, и ориентировать при выборе той или иной профессии. Нет необходимости в соз­дании специального учебного заведения для оралманов /3/, что не практикуется ни в одной стране мира (нет специальных учебных заведе­ний для мигрантов независимо от их этни­ческого происхождения) /4/, где мигранты по-степенноо встраиваются в образовательное про­странство на общих основаниях при помощи подготовительных курсов и самоподготовки. Правила приема в учебные заведения также не предусматривают особых экзаменов для миг­рантов и иностранных студентов. Экзамена­ционные вопросы и задания одинаковы для всех.

Исключение составляют лишь США и Канада, где установлены особые критерии оценки знаний для коренного населения и финансовые льготы для некоторых групп мигрантов. В Казахстане оралманы при получении квот на высшее обра­зование приравнены к сиротам, инвалидам, что подразумевает их слабые возможности доступа к образованию прежде всего физическими и со­циально-экономическими факторами, но не интел­лектуальными.

3)      неурегулированность правового статуса большей части молодых людей, которые прибы­вают в Казахстан вне квоты, не имеют граж­данства, и тем самым подвергаются разного рода рискам, интерпретация которых также тре­бует определенного «социального и интеллек­туального багажа», приобретенного в ходе раз­личных этапов образовательной социализации;

4)      «культурный шок» от различия между «воображаемой» землей предков и современ­ными реалиями казахстанского общества. Куль­турный капитал старшего поколения оралманов, накопленный за пределами Казахстана (со вре­мени первых репатриантов уже выросло второе поколение), формирует культурный капитал их детей и это влияет на когнитивную ассимиля­цию с новыми казахстанскими реалиями, со­циальную ассимиляцию и ассимиляцию иден­тичности (временное сосуществование несколь­ких пограничных идентичностей и выработка новой - казахстанской). Оралманы считают себя в культурном плане самодостаточными, т.к. являются носителями традиционной/исконной казахской культуры. Они прибывают в страну с уже сформировавшимся мировоззрением и системой ценностей (материальных и духовных) как по отношению к стране и людям, культуре, так и к стране исхода, и всегда сравнивают, где лучше им и их детям и что является большим или меньшим злом после переезда и до него. После переезда они осознают, что языковая ком­петентность (хороший казахский язык) не яв­ляется насущной необходимостью для выжива­ния в стране после прибытия, поскольку рабо­чим языком для общения является русский. Процесс адаптации и последующей ассимиля­ции состоит из нескольких когнитивных этапов -получение знаний о принимающем обществе и его институциональных, но если большая часть профессиональных знаний в казахстанских вузах знания передаются на русском языке, то необ­ходимо помочь оралманам в его усвоении.

5)    поколенческий разрыв - большая часть молодых оралманов живет вдали от родителей, их  контроля  и  необходимой  социальной и моральной поддержки, и молодые люди вынуж­дены решать сложные задачи по «связыванию» разорванных нитей прошлого и настоящего в единое логически склеенное полотно, порой не имея для этого необходимого жизненного опыта и знаний.

6)    Оралманы не представляют собой моно­литного сообщества, т. к. прибыли из разных стран; имеют разные по уровню социально-эко­номические ресурсы, и системы социальных сетей для успешного «встраивания» в казахстан­ские реалии. Но наиболее организованными счи­таются оралманы из Монголии и Китая в плане подготовки к переезду, организации помощи через социальные сети друг другу (членам своей семьи и друзьям/соплеменникам), советы и помощь в организации своего бизнеса, а также иные формы социального взаимодействия. Наи­более подготовленными к конкурентной среде и амбициозными считаются, являются оралманы из Китая, прошедшие хорошую школу полити­ческого воспитания в рамках сконструирован­ной автономии и системы конкурирующих идентичностей в СУАР. Ознакомление с меха­низмом образовательного процесса в Китае, к примеру, поможет выстроить и систему сбалан­сированной и эффективной подготовки молодых оралманов к вузам в нашей стране. Если первая волна мигрантов находилась в состоянии эйфо­рии относительно перспектив будущего на рас­крывшей свои объятия исторической родиной, то последующие оралманы уже были осведом­лены о предстоящих трудностях, и используют «умные» стратегии - прибывает только не­сколько или даже один член семьи, чаще всего молодые, а старшее поколение помогает им эмоционально и морально. Кроме того, задейст­вованы социальные сети - кровно-родственные отношения и землячества.

7)    Оралманы являются уникальным социо­культурным продуктом двух миров - казахского, сохраненного их предками в инокультурной среде в надежде на возвращение на истори­ческую родину, и нежелания/боязни потери своей идентичности из-за необходимости при­способления и, возможно, последующей асси­миляции с другими этническими группами в стране пребывания, через принятие элементов их культуры (чаще всего нескольких культур) в стране пребывания, и доминирующей культуры в обществе - монгольская/китайская/турецкая/ русская/каракалпакская. Жизнь в инокультурной среде кристаллизировала этническую состав­ляющую идентичности, и с необходимостью сформировала  потребность  ежеминутной ра­боты над собой - поведенческий контроль, про­сеивание и фильтровка поступающей информа­ции, выстраивание схемы принятия решений. Молодое поколение оралманов несет в себе черты, как страны исхода, так и переходные черты новых мигрантов (транснациональные ре­патрианты), что может привести к формиро­ванию гибридной идентичности и культурных практик, если не встроить в процессы их адап­тации компоненты современной системы обра­зования.

Новая реальность в Казахстане, выросшая со времени распада СССР, во многом произ­водная от советского прошлого, не совпадает с ожиданиями молодых оралманов. С 1991 г. идет процесс модификации старых моделей жизне­деятельности, но не радикальной трансформа­ции. Наиболее жесткие разломы в сознании и поведении людей были пережиты к середине 1990х, во многом благодаря накопленному жиз­ненному опыту, наработанным практикам выжи­ваемости, здравому смыслу и культурным фор­мам осмысления действительности. Без совет­ского багажа, население не справилось бы с грузом, порой непосильным для многих, обру­шившихся на них проблем. Для большей части населения Казахстана независимость (для этни­ческих казахов, прежде всего) все препятствия оправдывались одним высказыванием: «Зато теперь у нас есть независимость, свое госу­дарство». Вхождение в культурное и интеллек­туальное поле современного Казахстана для мо­лодых оралманов возможно в образовательном процессе через разделение ценностных ориентаций и морально-этических норм, даже сов­местного общежития (санитарно-гигиенические нормы, ценностная шкала мотиваций и суж­дений).

Образование как открытая система в виде сообщающихся сосудов (общество и его вызовы - молодые люди через интерпретацию знаний) призвано помочь молодым оралманам по-но­вому осмыслить разное видение прошлого через «ознакомление и усвоение» общезначимых социальных/политическихкультурных символов, оце­нить свои «неравные возможности» в настоящем как временные для создания фундамента сов­местного будущего в процессе управляемого конкурентного образовательного процесса. 

Социальный конструктионизм (Bergman P., Luckman T. The social construction of reality. 1966) отвечает, на наш взгляд, требованиям научного анализа проблем адаптации оралманов к современным казахстанским реалиям, по­скольку рассматривает процесс и пути создания людьми в обществе новых знаний или социальных феноменов через обмен символами и ценностными суждениями, которые постепенно превращаются в социальные традиции, инсти­туты и нормы.

Правительство Казахстана выделяет квоты для поступления оралманов в вузы, при нескольких вузах созданы подготовительные курсы, регулярно отслежи­вается Министерством Образования процесс предостав­ления среднего образования детям школьного возраста.

 

Литература

  1. В Алматы планируется открыть специальный университет для оралманов // news.gazeta.kz/art. asp? aid=152817 /Дата последнего обращения 16 февраля 2012).
  2. Мигрант есть временная правовая и экономическая характеристика, по истечении определенного срока, миг­ранты могут влиться (в зависимости от их способностей и желания) в общество на равных условиях.
Фамилия автора: Д. Касымова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика