Этноконфессиональные проблемы и их влияние на общественно-политическую жизнь Казахстана

В становлении демократического общества в Казахстане немало важно играет религия, дея­тельность конфессий как институтов граждан­ского общества. В эпоху глобализации и разви­тия новых центров сил политическая диверси­фикация, являются объективной необходи­мостью для устойчивого развития Казахстана. Несомненно важным является вопрос религиоз­ных ценностей с национальными, государствен­ными и этническими как феноменами совре­менности.

Сложные демографические и миграционные процессы, происходившие в Казахстане, при­вели к складыванию непростой этноконфессио-нальной ситуации. Титульное население-ка-захи-мусульмане-суниты, однако, ислам не играл столь значимой роли в организации их общест­венной и личной жизни как у оседлых народов. К мусульманам-сунитам также относятся уз­беки, уйгуры, татары и др.

Изменения в общественной и идеологи­ческой сферах, суверенизация Казахстана при­дали особую роль различным религиозным ор­ганизациям. Это содействие установлению добро­желательных отношений между представи­телями различных конфессий, от которых зави­сит гражданское согласие и стабильность.

К сожалению, действия мусульманских и православных лидеров не всегда способст­вуют межконфессиональному согласию. Имеется ввиду, прежде всего, пассивное недовольство со стороны представителей «традиционных» для Казахстана конфессий, ислама и православия в адрес миссионерской активности различных протестантских конфессий, что может приво­дить к различным конфликтным ситуациям.

Подчеркивание этнокультурных различий, особенно у носителей традиционного кочевого в прошлом, казахов и земледельческого-уз-беков, разных народов самостоятельных нацио­нальных (этнических), политических институтов ставит под сомнение жизнеспособность идеи мусульманского культурного комплекса, а так­же наличие у под сомнение жизнеспособность идеи мусульманского суперэтноса. В настоящее время можно видеть, что мусульманские на­роды (данная парадигма все более ослабевает) идентифицируют себя на основе общности не религиозных, а этнокультурных признаков. Возможно, это связано с возникновением на­ционально-государственных образований тюрк­ских народов в рамках бывшего СССР.

Учитывая то, что религия в жизни народов играла важную духовно-интегрирующую роль в процессе обретения национального само­сознания, национальное оказывает значитель­ное воздействие на деятельность религиозных организаций. Именно религиозные организации позволили сохранить этническую идентичность и активно сопротивлялись европеизации му­сульманских народов Азии. Они также в боль­шей мере способствовали сохранению обычаев и традиций, мусульманских народов Казах­стана.

В условиях тесного межнационального общения и политики, направленной на искус­ственную интернационализацию, у многих на­родов возникло опасение относительно потери национальной самобытности, угрозы ассими­ляции. Религия выступала одним из устой­чивых элементов национальной культуры, менее всего подверженной внешнему влиянию, а естественное стремление к сохранению на­родами своих национальных особенностей вы­ражалось через национально-конфессиональ­ную принадлежность. Религиозная община ста­новилась местом социального общения ве­рующих, а также часто рассматривалась как сфера, где только и возможно (в культурно-специфических формах) сохранить свои на­циональные духовные традиции. Это обстоя­тельство способствовало притоку в религиоз­ные общины людей не столько для поклоне­ния культу,сколько для национального обще­ния.

Помимо традиционных, в Казахстане дей­ствует значительное количество протестант­ских сект и церквей, лютеран и католиков. Но в связи с выездом за пределы республик раз­личных этносов, которые составляли основу этих общин (главным образом немцы), числен­ность их первоначально сократилась.[1].

Поскольку существование этих обществ не прекратилось, то можно наблюдать изменение их национального состава. Все больше среди них становится людей азиатской националь­ности. По сообщениям в печати за последние годы около семидесяти тысяч казахов стали членами протестантских общин различного толка.[2].

Очевидно, это объясняется тем, что сегодня людям не искушенным в религиозной догма­тике легче воспринимать более «демократич­ный» культ протестантов, в сравнении со слож­ными обрядами православных и более стро­гими канонами ислама. Нужно учитывать, что большинство новоиспеченных верующих обра­щаются к религии в самые тяжелые для них моменты жизни. Именно в этих условиях мис­сионерская деятельность протестантов сказы­вается эффективной, так как чаще всего про­поведник находит верующего, а не наоборот. Тогда как в традиционных для нашего региона конфессиях миссионерская деятельность прак­тически отсутствует.

Особо следует выделить проблему в связи с исламом., который существовал ранее как фак­тор этнической идентичности, сегодня же вызревает а сознании и выражается в возрож­дении исламских традиции [3].

Конфессиональная организация по своей природе консервативна и придает обществам устойчивость. А в процессе развития со­циальной и идеологической ситуации самого общества (в нашей республике это наблюда­лось последние 10 лет), конфессиональные традиции могут принимать крайние формы и соответственно влиять на изменения склады­вающихся отношений. Современный Казахстан сделал выбор в сторону западной демократии. Но мы не можем не учитывать что в культурно-цивилизационном, конфессиональном отноше­нии наше государство является частью мусуль­манского мира. И естественно нас не могут не беспокоить, происходящие в мусульманском мире процессы, как политизация религий, экспорт идеи фундаментализма, экстремизма, конфликт арабо-исламского мира с западными странами. С точки зрения ориентиров Казах­стана на западные государства и внедрения принципов их демократических моделей необ­ходимо учитывать, что как бы не реализо-вывалась политическая система, экономические отношения, они будут осуществляться с учетом, формировавшейся цизилизационной системы. А последняя в прошлом опиралась на религию ислама. То есть в казахстанской этнокуль­турной системе заложены традиции ислама, причем стойкие перед факторами внешнего воздействия (это можно наблюдать на примере колониального этапа в истории Казахстана и Советского атеизма), и способны очень быстро регенерировать в определенных условиях.

Конечно, можно утверждать, что у казахов ислам проявлялся в культурно-нравственных формах и существенно отличался от фанатизма среднеазиатских народов. Однако не следует забывать, что законы, по которым развиваются религии, одинаковы вне зависимости от об­щественных систем, а ислам в Казахстане переживал те же этапы, что и на Востоке [4].

Несмотря на то, что Казахстан является светским, демократическим государством, ис­лам в нашей стране не исчез, а мусульмане со своими культурно-национальными традициями, во многом основанными на религии ислама, не перестали быть мусульманами. А значит, явле­ния, происходящие в связи с исламом, будут оказывать влияние на нормы поведения людей.

В современном мире отчасти прослежи­вается столкновение христианской и исламской цивилизации. Это не может не оказывать влия­ние на мусульман бывших советских респуб­лик, в том числе и на Казахстан. Тем более что мусульманский мир в экономическом и научно-техническом отношении значительно отстает от евро-христианского мира, и соответствен­но природа происхождения многих конф­ликтов в неравном социальном положении государств [5].

Можно отметить, что слаборазвитые госу­дарства, зачастую обладая огромными природ-но-энергетическими ресурсами, «эксплуати­руемы» развитыми государствами. Однако это не может означать, что методы противостоя­ния, используемые арабо-исламским миром приемлемы. В этой связи для современного Казахстана наиболее актуальны вопросы без­опасности. Несмотря на то, что у мусульман­ского духовенства отсутствуют политические притязания, экономически Казахстан миновал период спада, вызывает опасение экспорт экс­тремистских идей вместе с беженцами и другими неконтролируемыми миграциями из нестабильных районов Центральной Азии. В последние годы исламисты - заметная сила в Узбекистане, их влияние особенно растет в Киргизстане[6]. По информации в СМИ по­следние были зарегистрированы во многих Южных регионах Казахстана.

В связи с этим можно отметить, что тен­денция роста фундаментализма хотя и вызы­вает опасения, но при оценке возможностей распространения, за основу берется так назы­ваемый социологический подход, где упор делается на социально - экономические фак-торы[7]. Несомненно, в силу социально-эконо­мических причин постсоветские среднеазиат­ские республики подвержены фундамента­листскому влиянию «классических исламских» государств. Все же считаем важным отметить, что цивилизационный фактор, находящийся на периферии исследований, играет в современ­ных этнополитических процессах не послед­нюю роль.

С одной стороны, советский период своими модернизациями оказал сильное влияние на комплекс мусульманских традиций народов советского востока, но они все же сохранились. С другой стороны, европейская цивилиза-ционная система для Казахстана и Средней Азии ассоциируются сегодня с колониальной политикой России в прошлом. И в условиях независимости возрастает особое желание ощу­щать себя не бывшими советскими, а сугубо национальными, что выражается в возрожде­нии традиций ислама. Немаловажным фак­тором является и то, что политизация ислама стала реальной в тоталитарных режимах, где он являет собой буквально единственную форму оппозиции.   Казахстан   же демократическое государство, где оппозиционные течения на­много более «продвинуты» и основываются не на религиозных принципах. Но помимо отме­ченного цивилизационная система Казахстана хранит в себе сегменты христианской и му­сульманских культур. Это, с одной стороны выступает гарантом от проявления фундамен-талистких тенденций, с другой стороны несет конфликтный потенциал.

 

Литература

  1. Труды международной научно-практической конференции «Роль исламского мира во взаимодействии запада и Востока». Шым-кент-2011г., Камалдинов Р.А., Бигельдиева Д.С.,С.322.(349).
  2. Там же.Рысбекова С.Т.,С.276.
  3. Статья: Хочешь быть иммигрантом? Будь им., Новое поколение 25 января 2000г. № 3.
  4. Malashenko A. Islam versus Communism. The Experience of Coexistence // Russia's Muslim Frontiers. New Directions in Cross-Cultural Analysis. Edited by Dale F.Eickciman: Indiana University Press, 1993.P67
  5. Olcott M. Islam and Fundamentalism in Inde­pendent Central Asia. Conflicting Legacies / Ed. By Yaacov Ro'i. London, 1995 P.21.
  6. Слово Кыргызстана, Бишкек, 1995. 15 июля.
  7. Н.А.Назарбаев.,Критическое десятилетие.-Алматы, -Атамура., 2003 год.-С.87.
Фамилия автора: Ж. Т. Жолдыбаев, Ж. И. Мулдахметова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика