Проблема трансграничных рек между Казахстаном и Китаем

Решив вопрос со "спорной" землей, Казах­стан почти сразу же столкнулся с новой проб­лемой - водной. Для Республики Казахстан ис­пользование водных ресурсов трансграничных рек - это особая и достаточно серьезная тема. По оценкам экспертов, Казахстан является одной и стран Евразийского континента, кото­рая в значительной степени испытывает дефи­цит водных ресурсов. Около половины поверх­ностных вод республики (44,9 куб км.) посту­пает с территории сопредельных государств. За последние 15 лет наблюдается тенденция со­кращения естественных ресурсов поверхност­ных вод Казахстана. При этом и общего объема сокращения годового стока, около 90% состав­ляет сокращение стока и соседних государств. КНР, в свою очередь, тоже испытывает дефи­цит водных ресурсов и нуждается во все воз­растающих их объемах для обеспечения по­требностей промышленности, сельского хозяй­ства и снабжения растущих городов. В этом контексте вопрос урегулирования водных отно­шений Казахстана и Китая имеет стратеги­ческое назначение для обоих государств.

В целом, проблема использования водных ресурсов трансграничных рек для Китая и Ка­захстана не является новой. Она во никла на рубеже 70-80-х годов - еще во времена Совет­ского Союза. В тот период была достигнута до­говоренность с КНР о выработке межгосудар­ственного Соглашения, регулирующего во­просы совместного использования и охраны трансграничных рек. Однако вследствие раз­личных подходов сторон к этой проблеме, окончательного решения вопроса достигнуто не было. С момента обретения независимости Казахстан рассматривает решение проблемы трансграничных рек в качестве одной их при­оритетных задач.

По территории Казахстан и Китая проте­кают 23 трансграничные реки. В настоящее время основным 79 проблемным моментов дву­сторонних казахстанско-китайских отношений в плане совместного использования водных ре­сурсов является вопрос увеличения водозабора из трансграничных рек Или и Иртыш на тер­ритории КНР. Вопрос заключается в пользо­вании водой трансграничных рек Иртыш и Или. Данная проблема особенно обострилась осенью 1998 года, когда власти Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) КНР приступили к ускоренному строительству канала Черный Иртыш - Карамай, который предназначен для отвода части вод верховья Иртыша в район нефтяного месторождения Карамай близ Урумчи. Как заявила китайская сторона, она намерена с целью обеспечения водой испытывающего по­стоянную нехватку в ней района ежегодно за­бирать из Иртыша более 450 млн. кубометров воды, а со временем увеличить это число до 1,5 млрд. кубометров. Забор воды также предпо­лагается производить и из реки Или. Такое заяв­ление не могло не встревожить Казахстан. По оценкам экспертов, реализация КНР своих за­мыслов приведет к нарушению сложившегося режима водоснабжения и сильно ударит по промышленности и сельскому хозяйству се­веро-восточных и центральных областей РК. Но самое существенное, что может сильно ухудшиться экологическая обстановка в зоне озер Балхаш и Зайсан, что способно повторить здесь трагедию Арала.

Экономическое значение реки Иртыш для Казахстана достаточно велико. В бассейне реки на территории нашей республики проживает около 2,5 млн. человек. В этом районе рас­положены крупные промышленные центры -Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Павлодар.

Водные ресурсы реки Иртыш используются для обеспечения районов Центрального Казахстана. Более того, дальнейшие перспективы развития энергетики, промышленности и сельского хозяйства во много связаны с использованием ресурсов этой реки. Расширение использования водных ресурсов реки Иртыш на территории Китая способно повлечь ряд негативных по­следствий для Казахстана как социально-эко­номического, так и экологического характера. В экономической области возможны:

  • Дезорганизация работы ряда предприятий;
  • Нанесение ущерба рыбному хозяйству и аграрному сектору, снижение урожайности сель­скохозяйственных культур, деградация пастбищ;
  • сокращение водного стока и проблемы загрязнения воды промышленными отходами (как со стороны КНР, так и Казахстана) при­ведут к увеличению естественной концентра­ции в воде вредных веществ, что сделает ее практически непригодной для хозяйственного потребления в низовьях Иртыша и др.

Среди экологических последствий эксперты выделяют следующие:

  • аридизация климата:
  • нарушение естественного водного баланса и природного равновесия в зоне озера Зайсан (в дельте Иртыша на территории Казахстана).

К аналогичным последствиям может при­вести отвод воды, из другой трансграничной реки - Или. Эта река обеспечивает пресной водой крупнейшее по величине озеро Казах­стана - Балхаш. Или дает около 73% всего водного стока Балхаша, которое играет важную роль в экономике республики, обеспечивая водой население Прибалхашья, а также пред­приятия металлургической и энергетической промышленности. Большой ущерб будет на­несен аграрному сектору, а также рыбному хозяйству и т. д. В экологическом плане обме­ление и засоление Балхаша может привести к последствиям, подобным Аральской трагедии, поскольку озеро играет ключевую роль в климатическом балансе всей юго-восточной и центральной частей Казахстана.

Анализ доступной информации, содержа­щейся в официальных публикациях Китайской Народной Республики по вопросам водного хозяйства, позволяет сделать ряд выводов.

Так, располагая большим количеством транс­граничных рек с истоками на его территории, Китай получает значительные преимущества во взаимоотношениях с сопредельными государ­ствами   (Казахстан,   Россия,   Индия, Непал, Бутан, Бирма, Лаос, Вьетнам) и сознательно не заключает со многими соседями соглашения о совместном использовании и охране междуна­родных вод. Китайская сторона очень тща­тельно изучает все аспекты использования вод­ных ресурсов на весьма длительную перспек­тиву с учетом демографических факторов и возможности полного освоения водных ресур­сов на своей территории. С этой целью КНР располагает сетью научно-исследовательских и проектных организаций системы Министерства водных ресурсов, объемы финансирования ко­торых резко увеличиваются в связи с расшире­нием спектра работ по оценке водных ресурсов, ростом водохозяйственного строительства, ос­воения новых орошаемых земель.

В отношении трансграничных рек Китай избегает принятия каких-либо обязанностей по соблюдению международных правил. В офи­циальных источниках термин «трансграничные воды» или «международные водотоки» не упо­минается, что свидетельствует об односторон­ней позиции КНР в вопросах использования или предотвращения загрязнения трансгранич­ных рек. В институциональном отношении все это подкрепляется устойчивой позицией Ми­нистерства водных ресурсов КНР, которое определено государственным органом управле­ния водными ресурсами и наделено высокими полномочиями для осуществления единой во­дохозяйственной политики [1].

Все это перевело данный вопрос из эконо­мической плоскости в политическую. Руковод­ство нашей республики придавало и придает большое значение этому вопросу. После обре­тения Казахстаном суверенитета, перед ки­тайской стороной неоднократно ставился воп­рос о необходимости правового оформления двусторонних отношений в данной области, однако, эти инициативы не находили понима­ния в Пекине вплоть до 1999 г.

В 1992 году китайской стороне был передан проект соответствующего соглашения и на­правлены предложения к согласованию о сов­местном использовании трансграничных рек.

Неоднократно казахстанская сторона при­зывала ускорить рассмотрение своих предло­жений. В 1997 году казахстанскими дипло­матами было внесено предложение о прове­дении многоформатного варианта переговоров с Китаем с привлечением всех заинтересован­ных сторон. Прежде всего, речь шла о России. Китайская сторона в ответ высказала пред­почтение вести переговоры лишь в двустороннем формате, поскольку в каждом случае, по ее мнению, необходим индивидуальный подход. Казахстан в свою очередь считает, что со временем двусторонний диалог, в частности по реке Иртыш, обязательно приобретет трех­сторонний формат (с участием России), так как это отвечает национальным интересам трех государств, по территории которых протекает эта водная артерия, и вызван необходимостью нести равную ответственность за рациональное использование ее ресурсов. От согласованной водной политики Казахстана и Китая зависит также ряд территорий России, прежде всего Омская и Тюменская области.

Понадобилось обращение президента РК Нурсултана Назарбаева лично к председателю КНР Цзян Цзэминю, чтобы начать переговоры по трансграничным рекам. Вопрос трансгра­ничных рек постоянно обсуждался на высшем уровне между руководителями Казахстана и Китая. Личное послание Главы нашего государ­ства Председателю КНР Цзянь Цзминю весной 1999 года ускорило начало казахстанско-ки-тайских переговоров по трансграничным рекам. В мае 1999 года в Пекине начались двусто­ронние консультации по проблеме использо­вания трансграничных рек. Сам факт начала переговоров и обсуждения вопросов трансгра­ничных рек явился серьезным шагом вперед.

В 1999 - 1-й половине 2001 гг. прошли 4 раунда переговоров на уровне консультаций экспертов. Был уточнен перечень 24 пригра­ничных рек и достигнуты некоторые дого­воренности технического характера[2]. Сто­роны, в частности, провели сверку 83 списков трансграничных рек и определили 24 смежных и непрерывных трансграничных рек (6 - отно­сятся к бассейну реки Иртыш, 7 - к бассейну реки Или, 3 - к бассейну реки Эмель и 8 - к малым рекам горной системы Барлык). Стороны также достигли договоренностей о взаимном обмене информацией по количеству и качеству воды реки Иртыш, и позже по рекам Или и Текес, на которых определены гидрологические посты на пограничных участках: на реке Иртыш - пост Буран с казахстанской стороны и пост Нань-вань с китайской стороны, на реке Или - пост Дубунь с казахстанской стороны и пост Сань-даохэцзы с китайской стороны, на реке Текес -пост Текес с казахстанской стороны и пост Цзефандацяо с китайской стороны [3].

К началу 2001 г. проведено четыре раунда казахстанско-китайских консультаций. Согла­сованный в ходе встреч объем водозабора из реки Иртыш на территории КНР не должен превышать 20% от общего водостока в районе казахстанско-китайской границы. Однако по оценкам специалистов отвода уже 10% будет достаточно для обострения вышеуказанных проблем. Вместе с тем, предстоит создать сеть контрольных постов, которые будут постоянно отслеживать не только количество воды, но и ее химический состав. В этом контексте стоит так же отметить, что на сегодняшний день, четкой системы контроля за количеством и качеством поступающих водных ресурсов, не создано ни в Китае, ни в Казахстане.

В марте 2001 года в Алматы прошел очеред­ной четвертый по счету раунд переговоров между Казахстаном и Китаем. Казахстанским и китай­ским экспертам удалось согласовать проект меж­правительственного соглашения о сотрудничестве в сфере совместного использования и охраны трансграничных рек, а также запланировать проведение очередного заседания совместной рабочей группы летом 2001 года в Пекине.

С 16 по 25 июня 2001 года, в городах Пекине и Урумчи (КНР) состоялось второе заседание Сов­местной рабочей группы экспертов по трансгра­ничным рекам между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой. В результате переговоров эксперты признали в качестве транс­граничных 24 реки, пришли к соглашению о вза­имном обмене информацией по количеству и качеству воды реки Иртыш, а также впоследст­вии - по рекам Или и Текес. В ходе переговоров Астана и Пекин достигли договоренности посе­тить на взаимной основе во второй половине 2001 г. расположенные на территориях Казахстана и Китая ряд гидротехнических сооружений, как уже работающих, так и только строящихся. В августе 2001 г. Эксперты сторон осмотрели гидрологический пост Саньдаохэцзы с китайской стороны и пост Дубунь с казахстанской стороны (река Или) и в первой декаде октября 2001 г. пост Буран с казахстанской стороны и пост Наньвань с китайской стороны (река Иртыш).

Положительным фактом двусторонних пе­реговоров следует также считать посещение казахстанскими экспертами водохозяйственных объектов, находящихся на китайской терри­тории, что свидетельствует о заинтересован­ности китайской стороны в дальнейшем со­трудничестве в данной области.

Таким образом, впервые казахстанскими экспертами была осмотрена полностью пере­гораживающая русло реки Иртыш плотина высотой 72 м и длиной 1900 м, которая распо­ложена на расстоянии 100 км ниже уезда Кок-тогай (по автостраде вдоль реки Иртыш).

Осмотр указанной плотины, ознакомление с ее техническими возможностями позволили казахстанским экспертам сделать следующие предварительные заключения:

  1. Место расположения водозаборных со­оружений канала «Иртыш-Карамай» не дает возможности китайской стороне использо­вать сток боковых притоков реки Иртыш (Кыран, Боршын (Бурчун), Білезік (Белозек), Каба и др.), общий годовой сток которых составляет около 6 млрд. м3
  2. Емкость водохранилища и пропуск­ная способность водозаборных сооружений с учетом гидрологического режима реки не поз­воляют забирать расходы воды свыше 1 млрд. м3 [4]. Поперечное сечение магистрального канала также не обеспечивает пропуск воды свыше 840 млн. м3 в год.

3 . Расчетный среднемноголетний сток Ир­тыша в створе водозабора составляет 3,5 -4 млрд. м., что говорит о том, что 2,5 - 3,16 млрд. м воды также не могут быть забраны китайской стороной и будут сбрасываться вниз по руслу Иртыша. При этом общий расчетный средне-многолетний приток воды в Казахстан с учетом потерь стока на испарение и фильтрацию будет составлять не менее 8 млрд. м3

Таким образом, непосредственный осмотр водохозяйственных объектов реки Иртыш на территории КНР позволил сделать предвари­тельное заключение об определенной преуве­личенности бытующих в общественном мнении РК суждений о том, что Китай намерен забрать весь сток реки Иртыш и его сооружения на реке Иртыш представляют серьезную опасность для экологии озера Зайсан, что нанесет непопра­вимый ущерб Казахстану. Вместе с тем, це­лесообразно продолжать последовательную работу с КНР по вопросу водных отношений.

Серьезную обеспокоенность вызывают планы китайской стороны относительно поворота стока Или предположительно а Таримскую впадину, а также заполнение озера Эбинур на территории КНР. В перспективе это ставит под вопрос само существование озера Балхаш и Капчагайского водохранилища.

Также следует отметить, что в настоящее время Китаем форсируются события по сле­дующим направлениям:

  • ввод новых и реконструкция существую­щих гидрологических и гидрохимических постов с выдвижением их к государственной границе;
  • обеспечение лабораторной базой транс­граничных районов для гидрохимического анализа качества транзитного стока;
  • проведение научно-исследовательских ра­бот по уточнению состояния водных ресурсов и их качества по ретроспективным статисти­ческим данным и современного состояния, для обоснования незначительности происшедших изменений как в количественном, так и в качественном отношениях.

С казахстанской же стороны, из-за отсут­ствия целевого финансирования открыт только один трансграничный пост Дубунь на реке Или. В этой связи, первоочередными задачами в настоящее время являются:

  • переоснащение поста с. Буран на реке Черный Иртыш;
  • восстановление гидропоста с. Гекес на реке Текес;
  • открытие нового поста на реке Хоргос.

Кроме того, необходимо решить вопрос пе­реоснащения и дооборудования лабораторной базы Казгидромета в Восточно-Казахстанской и Алматинской областях.

Строительство второй очереди Шульбинского водохранилища, законсервированного в 1991 году, в настоящее время передана в концессию американской компании сроком на 20 лет. С вводом объекта полезный объем водохранилища увеличится до 7.0 млрд.м3, что позволит увели­чить выработку электроэнергии, улучшить эко­логическую ситуацию в нижнем течении Иртыша.

Позитивным моментом на сегодняшний день является заявление Пекина, что КНР не будет в водном вопросе придерживаться пози­ции национального эгоизма. По словам. Асана Кожакова, председателя комитета по делам СНГ МИД РК, китайская сторона подтвердила, что использование трансграничных рек на территории одной из сторон должно иметь та­кой характер, чтобы не наносить ущерб другой.

К настоящему времени между РК и КНР состоялось пять раундов переговоров экспертов и два заседания Совместной Рабочей группы (одно - с выездом на местность) по совмест­ному использованию и охране трансграничных водных ресурсов. Рабочей группой экспертов проводится мониторинг, анализ и оценка гидрологического и гидрохимического состоя­ния трансграничных рек, осуществляется обмен информацией, изучаются материалы наблюде­ний и тенденции изменений водных бассейнов трансграничных рек. В составе Рабочей группы и в качестве экспертов принимали участие специалисты Комитета по водным ресур­сам Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды.

12-13 сентября 2001 г. В ходе официаль­ного визита Премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи в Казахстан было подписано Согла­шение между Правительством Республики Ка­захстан и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сфере совмест­ного использования и охраны трансграничных рек. В соответствии с «Планом мероприятий по реализации договоренностей, достигнутых в ходе официального визита Премьера Госсовета КНР Ч>ку Жунцзи в РК 12 сентября 2001 г.» проведение внутригосударственных процедур по вступлению в силу Соглашения намечено на 4-ый квартал 2002 г.'2 Соглашением предусма­тривается принятие мер по предотвращению или смягчению возможного серьезного ущерба в результате паводковых бедствии и искус­ственных аварий. Следует отметить, что в тексте Соглашения заложен механизм реали­зации положений настоящего Соглашения пу­тем создания казахстанско-китайской Сов­местной комиссии по использованию и охране трансграничных рек. В этой связи планируется разработка и принятие соответствующего По­ложения о Совместной комиссии, регламенти­рующего ее деятельность. Таким образом, ор­ганизация и функционирование указанной ко­миссии позволит не только заменить механизм деятельности консультаций экспертов и Сов­местной рабочей группы, но и на базе данного Соглашения, как правовой основы для даль­нейшего сотрудничества в вопросах совмест­ного водопользования, заняться разработкой других двусторонних документов с Китаем в этой сфере. Важно и то, что с созданием ко­миссии, ранее подписанные Сторонами доку­менты, не теряют своей юридической силы. В контексте успешного решения пограничных проблем между РК и КНР факт начала пере­говоров (или как предпочитает их называть ки­тайская сторона - консультаций) по вопросам использования и охраны трансграничных рек и подписания вышеуказанного Соглашения - это важный успех казахстанской дипломатии. Эти вопросы не раз поднимались Советским Союзом, но не находили отклика с китайской стороны.

Учитывая все позитивные моменты, необ­ходимо также отметить, что некоторая напря­женность вокруг водной проблемы все еще сохраняется. Но в целом, главным является то, что наметились определенные сдвиги в ре­шении проблемы, снят барьер прежних пред­убеждений и данное направление двусторон­него сотрудничества в перспективе будет иметь положительную тенденцию. В этом плане Ка­захстан высоко оценивает начало переговор­ного процесса по правовому урегулированию проблемы трансграничных рек между РК и КНР-Урегулирование водных отношений с Ки­таем представляется очень важным с точки зрения экономической и экологической без­опасности Казахстана. Задача должна быть на­правлена на то, чтобы сохранить необходи­мый водный баланс рек, выработать общую позицию в совместном использовании и охране водных ресурсов трансграничных водо­токов, предотвращении их загрязнения и исто­щения.

 

Литература

  1. Текущий архив МИД РК.
  2. Кирннициянов К. Место встречи - «конти­нентальный мост» (интервью с Чрезнычай-ным и Полномочным Послом Казахстана и Китае Султановым К.).// "Деловое обозрение "Республика". - 2001- №. 1. - С.8.
  3. Текущий архив МИД РК.
  4. Текущий архив МИД РК.
Фамилия автора: Ж. Қ. Қайырбаева
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика