Некоторые аспекты понятийно-терминологического аппарата источниковедения

В данной статье дан анализ некоторых терминов источниковедения, определено, что формирование и развитие понятийно-терминологической системы традиционного источниковеде­ния связано с тенденциями, которые проявляются в исторической науке, вспомогательных истори­ческих дисциплинах и т.д. и характеризуются разнообразием понятий, вариативностью их содержания. Ключевые слова: источниковедение, историческая критика, источник, семантический, функцио­нальный, этимологический анализ, понятийно-терминологический аппарат.

Термины являются носителями особых струк­тур знаний, инструментом, с помощью кото­рого формируются научные теории, законы, принципы, положения, их системы представ­ляют собой важную составную часть науки. Состояние терминологии отражает степень раз­вития науки. Термины каждой отрасли науки формируют свои системы, определяемые, в пер­вую очередь, понятийными связями профессио­нального знания при стремлении выразить эти связи языковыми средствами. Оформление терминов в систему понятий процесс длитель­ный.

Согласно общей теории терминологии по­нятийно-терминологическая система аккуму­лирует и передает накопленные человечеством знания и очень важно знать процесс поиска уни­версальных черт, свойственных терминологии источниковедческого знания. Для анализа по­нятийного аппарата в науке терминологии ученые рекомендуется проводить несколько видов:

-       семантический анализ, позволяющий выявить различные отклонения значений тер­минов от содержания;

-    этимологический анализ, который позво­ляет выделить наиболее эффективные способы и мо-дели образования терминов;

-    функциональный анализ даёт возможность установить особенности функционирования, использования терминов [1].

Традиционное источниковедение помимо предмета исследования, соответствующего он­тологического статуса имеет собственную по­нятийно-терминологическую систему. Логика развития источниковедческого знания предпо­лагает рассмотрение понятийно-терминологи­ческого аппарата традиционного и инновацион­ного источниковедения, связанное с научной деятельностью ученых, так и специфику разви­тия понятий исторических источников с учетом специфики эпохи. Термины источниковедения, как и в любой другой науке, несут стилисти­ческую нагрузку, т.е. являются важным эле­ментом научного стиля. В тоже время являются источником кодификации, хранения и полу­чения информации, термины выступают в ка­честве орудия мысли и инструмента исследо­вания. Терминологическая система отражает научное осмысление действительности.

Развитие традиционного источниковедческого знания определяется выявлением сущности и тенденций изменений понятийно-терминологи­ческой системы источниковедения, которая за­висит от динамики теоретического и приклад­ного ее уровня. Рассмотрение формирования традиционного источниковедения в таком ас­пекта расширяет научные представления о развития данной сферы. Раскрытие концеп­туальной основы понятийно-терминологи­ческой системы будет способствовать выяв­лению противоречий и проблем ее формиро­вания. Анализ терминологии расширяет их функций и углубляет источниковедческое зна­ние, отражает научное сознание. Развитие по­нятийно-терминологической   системы источ­никоведения это целостный, многомерный, противоречивый процесс обновления источ­никоведческого знания.

Различные аспекты по понятийно-термино­логической системе источниковедения сформи­ровались и активно развиваются в исследова­ниях петербургской, московской научных школ: М.С. Куторги, В.Г. Васильевского, К.Н.Бесту­жев-Рюмина, С.Ф. Платонова, М.Д. Чечулина, Е.Ф. Шмурло, С.М. Середонина, В.Г. Дружинина, А.С. Лаппо-Данилевского, А.Е. Преснякова, С.Н. Валка, В.Н.Татищева, Г.П. Саар. А.И. Гуков-ского, Л.В Черепнина, С.О.Шмида, Л.Н.Пуш-карева, Г.И.Иванова, А.П.Пронштейна, О.М. Медушевской и др.

Анализ понятийного аппарата традиционного источниковедения провел В. В.Фарсобин в работе «Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии». Логическое и содер­жательное уточнение источниковедческих по­нятий проведенных автором привело к опреде­лению критериев нормативности терминов. При этом автором использовались междисциплинар­ное обобщение, историографический подход, которые позволили раскрыть сущность понятий в сравнении и выяснить пути усовершенство­вания понятийного аппарата, т.е. представлена целостная научная концепция формирования понятийного аппарата источниковедения.

Изменения в понятийно-терминологической системе источниковедения обусловлено сле­дующими факторами:

  • становление и развитие источниковед­ческих взглядов;
  • расслоение исторической науки и источ­никоведения на отрасли,
  • способов переосмысления терминов;
  • историко-культурный фон эпохи.

Эти изменения влияют на качественную сторону терминов, т.е. развитие содержания традиционных терминов и появление новых. Научная терминология традиционного источ­никоведения имеет специфику и в то же время общие закономерности. Процесс развития источниковедческой терминологии проходит не равномерно, связан с термосистемами дру­гих научных дисциплин. Кроме того, наблю­дается тенденция различного их понимания. Как отмечает Фарсобин В.В.: «главным тео­ретическим положением в области терминоло­гии является то, что образованию системы тер­минов должно предшествовать образование упорядочной системы понятий», которые при­ведут к правильному пониманию и примене­нию базовых научных терминов, используемых при работе с историческими источниками[2]. Содержание основных понятий - "источник" и "источниковедение" несколько вариантов и все они отражают уровень научного или теорети­ческого анализа и знания данной эпохи или определенные научные или социальные связи, или ее культурный контекст.

Непрерывная линия развития понятийной стороны ключевой категории, "источникове­дение", традиционно является одной из самых дискуссионных. Понятие «источниковедение» стало распространяться с середины Х1Х века и его содержание зависело от изучения памят­ников письма: по видам источников и по проб­лемам и задачам, которые ставит автор. В рам­ках различных концепций истории, теории науки оно предполагает неоднозначный смысл. Естественно объем понятий меняется в дина­мике знания и в культурном контексте. Имеется пять определений источниковедения , которые отметил Л. В Черепнин и они приведены в работе В.В. Фарсобина:

  • источниковедение - совокупность научно-вспо-могательных дисциплин, относящихся к изучению и обработке исторических источ­ников. (БСЭ. 1-е изд., 1937, т.30. с.96);
  • одна из вспомогательных дисциплин, раз­рабатывающих методы изучения и использо­вания исторических источников. (БСЭ. 2-е изд., 1953, т.19. с.44);
  • главная из вспомогательных исторических дисциплин, разрабатывающих теорию и методику изучения и использования исторических источ­ников. (Сов. Ист. Энцикл. 1965. т.6,с. 532);
  • самостоятельная историческая дисцип­лина, изучающая, в частности, письменные исторические источники и проблематику тео­ретического источниковедения. (С.О.Шмид Современные проблемы источниковедения.- В кн.: Источниковедение, Теоретические и мето­дические проблемы М. 1969. с. 25);
  • сумма наук или самостоятельный ком­плекс научных дисциплин (В.В. Фарсобин «К определению предмета источниковедения». В кн.: Источниковедение истории советского об­щества. М.1968, вып. 2, с.452-453).

Термин «источниковедения» объединяет ин­формационные и критические проблемы в одно понятие А. С.Лаппо-Данилевский как и ученые Х1 Х века объединил в этом понятии критику и интерпретацию. Совмещение в источникове­дении поисковых и критических задач сделал в 1930 году   Г.П Саар. В 30-х годах ХХ века наметилось «объяснение источниковедения в форме комплекса научных дисциплин»[3]. Источниковедение — это оценка возможностей использования того или иного конкретного источника (или группы источников) в научной работе, практических целях, публицистике, художественной литературе, публикаторской работе, музейном деле и т. д. [4].

О.М. Медушевская считает, что «принцип понимания одного человека другим через посредство произведения составляет специ­фику гуманитарного познания: "Гуманитарные науки - науки о человеке в его специфике, а не о безгласной вещи и естественном явлении. Человек в его человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), то есть создает текст... Там, где человек изучается вне текста и независимо от него, это уже не гуманитарные науки. Триаде "человек-произведение-человек" методология источниковедения [5].

Л. В. Черепнин развивал свои представления об источниковедении и, особенно, об исто­рическом источнике в полемике с идеями Л. С. Лаппо-Данилевского. Л.В. Черепнин, так­же исходит из концепции источниковедения как целостного и систематического учения.

В.В. Фарсобин, выделяет следующие причины неустойчивости понятия «источниковедения»

  • включение предметов различных отраслей друг в друга;
  • причины субъективного характера (обос­нование понятий, устойчивая традиция);
  • не произошло ограничения понятий «источ­никоведения» проблемам эвристики, обзор источ­ников, исторической критики, интерпретации.

Кроме того, автор отмечает следующие осново­полагающие моменты по понятийно-термино­логической системе: «источниковедение про­должает быть конгломератом ряда отраслей наук, многозначность этого термина увеличи­вается и употребляется для обозначения изу­чения памятников материальной культуры»[6].

При рассмотрении понятия «историческая критика» мы видим, что оно в своем развитии претерпела длительный противоречивый путь развития. Данное понятие используется с ХУШ века и означает - устанавливающая достовер­ность источника.

Первым критиком исторического материала был В. Н. Татищев, указывал, «что науку кри­тики знать не без нужно» [7] и эта наука в его понимании состояла из правил, которые имели точные критерии:

  • познание условий эпохи, чтобы опреде­лить вероятность факта;
  • необходимо поставить ряд вопросов для установления достоверности - является ли автор источника участником событий или из­вестие написано на основе документов;
  • для установления авторства - обратить внимание на знание автора «не побежденный страстью самолюбия и самохвальства» и чело­век является ли представителем своего оте­чества [8].

А. Л. Шлецер связывал историческую кри­тику с понятием «критика текста», установле­ние фактов достоверности свидетельств и предложил проводить три операции:

  • малая критика - устанавливает подлин­ность текста;
  • критика слов - исследование значений слов;
  • высшая критика или критика дел - выяв­ление является ли свидетельство историческим событием или сказкой.

Другой автор М.Т. Каченовский различал два вида критики свидетельств, а не фактов, содержащихся в них:

  • словесную или мелкую - это изучение текста, исправление погрешностей переписчиков;
  • высокую- историческую - это достовер­ность написанного источника;

Следующий автор Н.И. Недеждин предло­жил теоретические основы критики истори­ческих источников, которая способствовала дифференциации наук, и предлагал искать истину везде, противопоставляя один источник другому.

Формальная критика, которая состояла из нескольких принципов - изучение общей при­роды человека вообще, познание отличитель­ных черт данного народа и влияние на его жизнь внешних факторов. Реальная критика это установление внутренних условий достовер­ности фактов (историческую возможность фактов), т. е. их соответствие законом истори­ческого развития жизни. На данном этапе критики предлагался основной принцип, кото­рый заключается в использовании достижения различных научных отраслей [9].

Далее в Х1 Х веке понятие «приведение в известность источников» было соединено с их критическим изучением в предмете источнико­ведения. Критическое изучение источников требует и разнообразных сведение, чем обшир­нее круг сведений критика, чем менее он дает места личной фантазии, тем ценнее, тем прочнее его выводы - писал К. Н.Бестужев-Рюмин, сое­динивший обзор источников с критическим их изучением». По мнению этого автора, истори­ческая критика сливалась и с общеистори­ческим исследованием и является способом достижения внешней и внутренней достовер­ности. Способы бывают различные и зависят от многих факторов. Это в свою очередь явилось лишь критикой текста источника [10].

Представители Петербургской научной школы в содержание понятия «историческая критика» вкладывали следующее значение:

  • М.М. Стасюлевич считал, что «истори­ческая критика состоит в предварительном и все­стороннем исследовании и разборе источников».
  • Ф.Ф. Соколов подобно М.С.Куторге высту­пает, под знаменем исторической критики и считал «долгом указать на эту неправду, кото­рая гнездится по местам в их сочинениях».
  • В.Василевский считал, основной в дея­тельности ученого был, вопрос «о составе и приемах изучения источников».
  • С.Ф. Платонов показал взаимное слияние изучение исторических источников с изуче­нием исторической среды и тех исторических обстоятельств, где и когда возник данный исторический источник [11].

О том, что историческая критика это общая методика предварительной обработки исто­рических источников и является единой наукой, а также определяется, кругом вспомогательных наук определил, В. О.Ключевский и ввел новые варианты критики:

  • филологическая направленная на уста­новление подлинности текста памятника - кри­тика текста;
  • фактическая определяющая степень пре­ломления авторской мысли от действитель­ности - критика фактов.

Следующая мысль автора является много­значительной: «Торжество исторической кри­тики - из того, что говорят люди известного времени, подслушать то, что они умалчивали»

Л.С. Лаппо-Данилевский открыл новый этап в формировании источниковедения как целост­ной науки об источниках. Основные положения исторической критики развивал как техноло­гию познания и предполагал четырнадцать знаний истины и разделял историческую кри­тику по установлению:

  • научной ценности источника - подлин­ность;
  • научную ценность показаний источников о факте - авторитет.

В начале ХХ века Платонов С.Ф. разделял историческую критику:

  • на внешнюю это установление подлин­ности источника, производилась вспомогатель­ными дисциплинами;
  • на внутреннюю, имеющую два раздела -критика текста и критика факта, проводилась историей [12].

"Всякий, кто стремится к познанию истори­ческой действительности, почерпает свое зна­ние о ней из источников (в широком смысле); но для того, чтобы установить, знание о каком именно факте он может получить из данного источника, он должен понять его: в противном случае, он не будет иметь достаточного осно­вания для того, чтобы придавать своему пред­ставлению о факте объективное значение; не бу­дучи уверен в том, что именно он познает из данного источника, он не может быть уверенным в том, что он не приписывает источнику про­дукта своей собственной фантазии" [13].

При сравнении петербургской и московской научных школ можно определить их подход к изучению исторических источников. Пресняков А.Е доминирующую ее черту петербургской школы охарактеризовал как "научный реализм, сказавшийся, прежде всего в конкретном не­посредственном отношении к источнику и факту - вне зависимости от историографи­ческой традиции. Научный реализм требует, чтобы вопросы ставились в зависимости от свойства изученного материала, а не навязы­вали ему того, чего он ... дать не может, по основному своему характеру" [14].

Московская школа основывалась не на ана­лизе источников и установленных в результате него фактов, а на заранее заданной схеме, док­трине, теоретических построениях. Большое распространение получило весьма широкое понимание методов исторической критики, которое включает в себя одновременно и ме­тод интерпретации источника. Так, в учебнике Ш.В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса рассматрива­лись такие понятия, как критика происхожде­ния источника, внутренняя критика и даже критика толкования (герменевтика), что исклю­чало возможность четкого разделения и поня­тий и исследовательских процедур критики и интерпретации источников [15].

Н. Н. Авдеев предложил считать историческую критику как сумму методов, имеющих шесть задач - определение подлинности, оригиналь­ности, место и происхождения, авторы источ­ников, установить первоначальный его текст, внутреннее достоинство, доказательную силу,сравнительную ценность и расположить их по теме, времени и месту

А.Ц. Мерзон определил историческую кри­тику, как совокупность шести приемов:

  • внешняя критика - прием изучений знако­вых систем источников, печатей, характеристик печатных документов;
  • внутренняя критика - приемы изучения языка, стиля и структуры, хронологических и метрологических данных, материалы по топо­нимике и экономике, о лицах, учреждений и организаций, сведений об исторических собы­тиях и явлениях, проверки цифровых данных, текстологический анализ [16].
  • А. П. Пронштейн историческую критику называет источниковедением [17].
  • Совокупность приемов такого анализа называется критикой источника. Для периода феодализма, например, значение внешней кри­тики гораздо большее, чем для документов советской эпохи, современности вообще [18].

За время своего существования термин «источник» претерпел значительные измене­ния. Слово «источник» многозначно, и в боль­шинстве своем не есть какие-то особые, спе­циально созданные для передачи исторических сведений предметы или документы. Они высту­пают в этом качестве, лишь, когда люди обра­щаются к ним с целью получить необходимую социальную информацию, т. е. служащем для удовлетворения потребности в знании, инфор­мации. Источник это более общее понятие, а памятник часть его и являются средством при изучении исторического процесса и установ­лении его фактов [19].

Понятия «источник» и «памятник» по ут­верждению Г. А. Антипова дает основания для отграничения внутри исторической науки по задачам - истории и источниковедения, но они не должны иметь существенных различий. В центре его учения - понятие об источнике. Лаппо-Данилевский исходит из того, что не­посредственному, чувственному восприятию доступна лишь самая незначительная часть действительности. Остальная же известны лишь по ее остаткам или из чужих наблюдений, воспоминаний и оценок, в свою очередь доступ­ных чувственному восприятию исследователя. Источник для Лаппо-Данилевского - продукт человеческого творчества и самом широком смысле слова. Ученый создал свою научную школу, идеи которой вдохновили произведение (источник) как явление культуры определен­ного времени. На общность понимания источ­ника, прежде всего как произведения своей эпохи А.С. Лаппо-Данилевским и А.А. Шахматовым обратили внимание С.И. Валк, А.Е. Пресняков.С.Ф. Платонов [20].

В 1940 г. в монографии "Очерки по источ­никоведению Сибири" реализованы принци­пиальные положения методологии источнико­ведения петербургской школы: подход к исто­рическим источникам как к явлениям куль­туры, рассмотрение вещественной и знаковой сторон источников, разработка видовых ме­тодов тончайшего критического исследования русских картографических, письменных, изо­бразительных и других источников в сравни­тельной перспективе.

Л.В. Черепнин определял источник как явле­ние культуры. Но он существенно дополнил представление о природе источника, определяя его как историческое явление, как продукт общественной борьбы и социальных противо­речий эпохи. Источник реализуется не таким, каким человеческая психика его замыслила, но несущим на себе отпечаток среды его возник­новения.

Пересмотр понятия «достоверность источ­ника» происходит в советской науке и вклю­чает в себя не только выяснение правиль­ности фактов в источнике, но и выяснение достоверности интерпретации источником фактов и явлений исторической действитель­ности [21].

Как отмечает В. В. Кабанов: «на передний план выдвигается проблема достоверности. Собственно, к этому в большинстве случаев сводится источниковедческий анализ. Ибо, до­пустим, установив, что источник недостоверен, исследователь списывает его из арсенала за непригодностью. Однако, строго говоря, как это ни парадоксально, недостоверных источ­ников нет. Даже самый негодный несет явную или скрытую информацию [22].

Систематизация знания по понятийно-тер­минологической системы источниковедения является одной из сторон истории науки. Анализ в данной статье некоторых терминов данной отрасли знания не претендует на ис­черпывающую полноту. Формирование и раз­витие понятийно-терминологической системы традиционного источниковедения связано с тен­денциями, которые проявляются в истори­ческой науке, вспомогательных исторических дисциплинах и т. д. и характеризуется разно­образием понятий, вариативностью. Имеют раз­личные интерпретации, что не дает возмож­ности зафиксировать их бесспорное, общепри­знанное содержание.

В источниковедении доминирует тенденция актуализации в ее терминах методологических ориентиров, что подчеркивает универсализа­цию источниковедческого знания. Междисцип­линарное и внутрисистемное заимствование терминов обусловлено гуманистической на­правленностью источниковедения и поэтому по своей структуре имеет многоуровневую орга­низацию.

 

Литература

1       Татаринов В.А. Теория терминоведения.-    Т. 1. - М., 1996. - С.37.

2       Фарсобин В.В. Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии. -М. 1983.- С. 13.

3       Там же. - С. 45.

4       Кабанов В.В. Источниковедение истории советского общества. - М., 1997. - С. 27.

5       Источниковедение. Теория. История. Ме­тод. Источники российской истории. Данилев­ский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. - М., 1998.

6       Фарсобин В.В. «Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии».-    М. 1983. - С. 48.

7       Татищев В. Н. История Российская. - М.:Л. - 1962. - Т.1. - С. 83.

8       Там же. - С. 83.

9       Фарсобин В.В. Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии.-    М., 1983. - С. 142-145.

10    Там же. - С. 148-149.

11    Валк С. Н. Избранные труды по историо­графии и источниковедению.  СПб. - 2000.-    С. 18,26,45,54.

12    Фарсобин В.В. Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии.-    М., 1983. - С.150-151. - С. 159. 

13    Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории / А.С.Лаппо-Данилевский. - СПб.: Изд-во студ. изд. комит. при историко-филоло­гическом факультете СПб. ун-та, 1910 - 1913.-    Вып. 1-2. - С. 407.

14    Пресняков А.Е. Речь перед защитой дис­сертации "Образование Великорусского госу­дарства". - СПб., 1920.

15    Источниковедение: Теория. История. Ме­тод. Источники российской истории: Учеб. По­собие / И.Н. Данилевский, В.В. Кабанов, О.М. Медушевская, М.Ф. Румянцева. - М.: РГГУ, 2008. - С. 25.

16    Фарсобин В.В. «Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии».-    М., 1983. - С. 153,158.

17    Пронштейн А.П. О предмете источнико­ведения как научной исторической дисциплины//История СССР. - 1977. - № 5. - С. 161.

18    Кабанов В. В. Источниковедение истории советского общества. - М., 1997. - С. 27.

19    Фарсобин В.В. Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии.-    М., 1983. - С. 160.

20    Источниковедение: Теория. История. Ме­тод. Источники российской истории: Учеб. Посо-бие/И.Н. Данилевский, В.В. Кабанов, О.М. Меду-шевская, М.Ф. Румянцева. М.: РГГУ, 2008. с. 35.

21    Фарсобин В.В. Источниковедение и его метод. Опыт анализа понятий и терминологии.-    М., 1983. - С. 164-165.

22    Кабанов В.В. Источниковедение истории советского общества. - М., 1997. - С. 27.

Фамилия автора: Г.Т. Жакупова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика