Изучение роли личности религиозного лидера в истории Казахстана

Изучение личности религиозного лидера актуализируется как научно-познава­тельными задачами, так и потребностями общественно-политической практики. В современной историографии Казахстана и за рубежом история мулл и хазретов, как и православных свя­щенников остается «белым пятном». К сожаленью, зачастую понятие «исламский лидер» в миро­вой литературе и обыденном сознании ассоциируется с зарубежными теологами или главами радикальных исламистских движений. Необходимо раскрыть как теоретические, философско-теологические, так и конкретно-исторические аспекты данной проблемы.

В современном казахстанском обществе сложнейшей и одновременно деликатной проб­лемой общественно-политической жизни яв­ляется сфера религии. В связи с принципиаль­ными коррективами в государственную кон­фессиональную политику в рамках нового законодательства (закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», октябрь 2011 года) в данной сфере наметились позитивные изменения. И все же настоящее положение больше похоже на непрочное, на­пряженное равновесие, латентное противостоя­ние различных (прежде всего исламских) тече­ний. Очевидно, что силовыми методами и обыч­ной идеологической пропагандой нельзя до­биться искоренения глубинных причин нездо­ровых явлений в религиозной жизни граждан.

Сегодня много говорится о низком уровне религиозной просвещенности общества, иска­жениях религиозных постулатов и т.д. Однако всестороннего анализа причин (в том числе исторических, социально-психологических) та­кого положения не проводится. На самом деле одним из ключевых вопросов здесь выступает фигура руководителя религиозной общины -имама, священника. Характерно название тра­диционных форумов в Астане - «съездов лидеров мировых и традиционных религий», что указывает на роль руководителя конфес­сиональных общин. От личности лидеров (от муфтиев до имамов аульных мечетей) зависит правильный вектор развития государственно-конфессиональных отношений,  отношение к религии народа, политическая и межконфес­сиональная стабильность в стране и во всем мире.

Исследование роли личности в контексте религиозного феномена является сложной фи­лософской задачей [1]. Религии, как известно, не принимают демократию в полном смысле этого слова, поэтому авторитет руководителя общины как в исламе, так и в христианстве огромен. Именно данным принципом искусно пользуются основатели нетрадиционных сект, экстремистских псевдоисламских группировок, зомбируя рядовых верующих. В стихийном сознании народа критика состояния религии справедливо увязывается с критикой мулл и попов. Если затронуть международный кон­текст, то трагедия Афганистана, невиданный хаос и конфликты на Арабском Востоке имеют одной из причин отсутствие мудрых и сильных религиозных лидеров, способных объединить народ во имя мира и созидания.

Традиция, обычай до сих пор играют важ­ную роль и в жизни Казахстана; определенная часть казахов как носители восточного мен­талитета склоняются к идее вождизма, готовы следовать за харизматическими лидерами -светскими (политическими) и духовными. К сожаленью, в массах казахов живуч стереотип (связанный с комплексом религиозной непол­ноценности) о том, что авторитетный учитель ислама непременно должен быть выходцем из зарубежных исламских стран: хотя бы из Узбе­кистана и Татарстана, а в идеале - из Саудов­ской Аравии, Египта или Турции. Все это чрез­вычайно актуализирует историко-религиовед-ческие исследования, касающиеся раскрытия роли и духовного содержания феномена лидера в истории традиционных конфессий Казах­стана, прежде всего на материалах ислама.

Социо-культурный и общественно-полити­ческий эффект исследований в данном направ­лении будет заключаться в высокой степени востребованности ожидаемых в рамках иссле­дования научно-практический рекомендаций для повышения качества кадров духовенства, улучшения имиджа руководителей ислама и православной церкви. Исследование истории мулл, хазретов, имамов - по сути «белого пятна» в истории Отечества - поможет повы­шению религиоведческих знаний общества, интеллектуализации и гуманизации духовно-религиозных институтов ислама и православия в стране. Формирование положительного имиджа религиозного лидера - высоконравственной личности гуманиста и патриота - на примере исторических персоналий будет эффективным способом борьбы против невежественных тол­кований религий, радикализации ислама.

История религиозных лидеров Казахстана является новой научной проблемой, не подвер­гавшейся специальному анализу как отечествен­ными, так и зарубежными исследователями. К настоящему моменту исследования на тему конфессиональной истории Казахстана выгля­дят абстрактными, обезличенными повествова­ниями, где речь идет о процессах, событиях, течениях, учреждениях и т.д., но нет места лич­ности, показа ярких, достойных подражания имамов, ахунов, хазретов, шейхов, православ­ных священников и монахов в истории страны, а также неформальных духовных наставников (характерных для мусульманской традиции), как, например, Абай, Шакарим, Машхур-Жусуп и др.

В целом, в историографии Казахстана изу­чение персоналий, и тем более религиозных авторитетов прошлого остается малоразрабо-танным исследовательским жанром. Можно говорить лишь о работах, косвенно затрагиваю­щую тему. В наиболее общем виде проблему мусульманского духовенства в истории Казах­стана изучали такие авторы, как Ч. Валиханов («О мусульманстве в степи» и др.) Н. Ибра­гимов («О муллах в Киргизской степи»). Лич­ности ишанов в дореволюционном Ташкенте (тесно связанном с сопредельными регионами Казахстана) изучал Н. Лыкошин [2].

В современной литературе известные персо­налии религиозной истории тюрков Евразии вкратце характеризуются в многотомном из­дании «Ислам на территории бывшей Россий­ской империи» [3]. Исламоведы Татарстана ак­тивно работают над восстановлением персо­нифицированной истории ислама. В работах А. Р. Абдрашитовой раскрыта деятельность Оренбургского магометанского духовного собра­ния в XIX- нач. XX вв. [4].

В современном Казахстане различные ас­пекты истории и практики мусульманского духовенства были затронуты в работах С. Русте-мова (в связи с «мусульманским политическим движением» нач. ХХ в.), Г. Султангалиевой (влияние татарского духовенства), З. Садвока-совой (служители культа против духовной экс­пансии царизма), Р. Мустафиной (в контексте бытового ислама и суфизма), А. Султангалиевой (история ислама, этничность) А. Тасмагамбетова (история конфессий в XVIII-XIX вв.), Г. Мухта-ровой (история «советского» ислама), Н. Нур-тазиной (ислам в средневековом Казахстане, джадидизм) и др.

Историю ходжей и мусульманских улама средневековья исследует востоковед А. Муминов [5]. В работах А. Косиченко помимо ряда тео­ретических вопросов изучены на современных материалах неформальные, оппозиционные ис­ламские лидеры Южного Казахстана [6]. В трудах верховного муфтия РК, профессора А. Дербисали отражена история средневековых мусульманских ученых-теологов [7]. Также от­части изучена в Казахстане история паломни­чества и личностей хаджи разных времен [8].

Из современных западных исследований можно указать на статью E. Кэмпелл «The Autocracy and the Muslim Clergy in the Russian Empire» / «Автократия и мусульманское духо­венство в Российской империи (1850-е -1917) [9]. В целом, хотя проблема религиозного ли­дерства для зарубежных ученых (западных, в странах Востока) вовсе не нова, но в них абсо­лютно отсутствуют ссылки на казахстанский материал. Само понятие «исламский лидер» в мировой литературе и обыденном сознании ассоциируется с зарубежными теологами или главами радикальных исламистских движений. В целом, на трактовку исламских понятий ли­дера, учителя сильно влияет идейное противо­стояние различных религиозных течений, поли­тической конъюнктуры как во всем мире, так и в Центральной Азии.

«Белым пятном» остается история право­славного духовенства на территории Казах­стана, за исключением ряда публикаций крае­ведов [10]. В историографии Казахстана исто­рия православия трактуется лишь в негатив­ном образе в контексте колониальной поли­тики, что является односторонним взглядом и наносит вред взаимопониманию людей раз­ных конфессий. Между тем, не замалчивая противоречия прошлых эпох, все же необ­ходимо показать светлые стороны жизни и деятельности представителей Русской Право­славной Церкви в истории Казахстана, осо­бенно в период демократизации нашего об­щества, их вклад в духовное воспитание, миротворчество, межконфессиональное согла­сие, краеведение, поддержку экологической культуры и т. д.

Таким образом, мы имеет только весьма фраг­ментарные исследования обозначенной темы. Как в теории, так и конкретно-историческом плане имеются серьезные лакуны. Фактически отсут­ствует цельное описание истории религиозных лидеров ислама и православия на материалах Казахстана. Поэтому актуализируется исследо­вание таких вопросов, как истоки и принципы духовного лидерства в ханафитском исламе и православии, выявление архивных доку­ментов и мемуаров и других источников для реконструкции конфессиональной истории, биографий и наследия духовных лидеров, определение историко-культурных закономер­ностей и ментальности религиозных руково­дителей разных эпох, значимость их позитив­ного опыта для современной жизни Республики Казахстан.

 

Литература

1         Белянко Т.А. Личность и религия // Роль личности в истории: реальность и проблемы изучения (сб.). - Минск, 2011. - С . 34-38.

2         Лыкошин Н. Ишаны ташкентские: Сбор­ник материалов для статистики Сыр-Дарьин-ского области. - Т. 7. - Ташкент, 1899. - С. 135.

3         Мусульманское духовенство // Ислам на территории бывшей Российской империи. Эн­циклопедический словарь / сост. и отв.ред. С.М. Прозоров. - М., 1999. - С. 67-72.

4         Абдрашитова А. Р. Деятельность Орен­бургского магометанского духовного собрания в 1889-1917 гг. - М., 2001.

5         Муминов А.К. Казахские ходжи // Shygys (Восток). - 2004. - № 1. - С. 229-235.

6         Ислам и исламские лидеры в Южном Казахстане. Научно-исследовательский отчет. - Алматы, 2005

7         Дербісәлі, Әбсаттар қажы. Исламның жау-һарлары мен жәдігерліктері. - Алматы: Ата-мұра, 2008.

8         Қазақстан қажыларыі: Дерекнамалық аль­бом / Құраст. Маханбет С.О., ред. Өмірбек О., Бұйрабай Б. - Алматы: Ислам әлемі, 2002. - 312 б.

9         Elena I. Campell. The Autocracy and the Muslim Clergy in the Russian Empire (1850s-1917) // Russian  Studies  in History (2005) Volume: 44, Issue: 2, Publisher: M.E. Sharpe Inc., P. 8-29.

10      Королева В. Первосвятитель Туркестана (архиепископ Софония) // spgk.kz/Per-vosvyatitel-Turkestana.html. Ходаковская О. Свя-щенномученик Пимен, епископ Семиреченский и Верненский. - Алматы, 2010. Астанайская епар­хия // ortho-rus.ru/cgi-bin/or_file.cgi73_9

Фамилия автора: Н.Д. Нуртазина
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика