Древние миграционные следы на территории кавказской Албании

Определение древних миграционных следов и этнической принадлежности некоторых мо­гильных памятников на территории Кавказской Албании одна из серьезных проблем отечест­венной историографии. В этом смысле этни­ческая принадлежность Мингечаурских ката­комб вызывает большой интерес. В прошлой статье под названием «Об этнической принад­лежности Мингечаурских катакомбных погре­бений» мы коснулись периода Мингечаурских катакомб после III - IV вв. [6] и поэтому хотели бы рассмотреть более ранний период этих катакомб, то есть период I - III вв.

Как известно, независимо от географического ареала катакомбных погребений Кавказской Албании отечественные археологи относят их появления к периоду начала нашей эры [2]. В предыдущей статье мы несколько подробно проанализировали литературу, связанную с этническим происхождением этих погребений [6, 72-73], теперь мы не будем специально останавливаться на этом вопросе. Просто, сле­дует отметить, что вопрос о том, какими путями носители катакомбных погребений мигрировали на территорию Кавказской Албании, вызвал серьезные расхождения мнений в отечественной историографии. Часть исследователей считает, что носители катакомбных погребений мигриро­вали в Кавказскую Албанию с севера Каспия, точнее, с Северного Кавказа [2], другие же, наоборот, утверждают, что катакомбы просачи­вались с юга и юго-востока Каспия [10, 103; 11, 73-74].

Следует отметить, что ранние катакомбы (I - III в. н. э.) не только Мингечаура, но и всей Кавказской Албании нельзя увязывать по этни­ческому признаку однозначно с сармато-алан-скими племенами, а также утверждать их про­сачивание с Северного Кавказа. Это не соответ­ствует исторической реальности. Это не есть ничто другое, как попытка некоторых историков доказать миграцию ираноязычных этносов на территорию Кавказской Албании и Атропатены.

Конечно, для того, чтобы выявить причины возникновения  катакомбных  захоронений на территории Кавказской Албании необходимо определить ареалы распространения таких могил за пределами Кавказской Албании. Так как ката-комбная форма погребений не связанная генети­чески (только по форме) с более ранними за­хоронениями на территории Кавказской Ал­бании появилась в начале нашей эры внезапно, корни этих захоронений следует искать за пре­делами Кавказской Албании.

В целом, переход практики катакомбных захоронений на территорию Кавказской Ал­бании с севера пока с археологической точки зрения не засвидетельствован, потому что, до сих пор ни с ареала Куры до Севера, ни на территории Южного Дагестана не было обна­ружено катакомб периода I - III вв. н.э. [10, 101].

Как известно, основные признаки катакомб аланов - возвышение курганов, узкий вход соединяющий камеру с дромосами - в минге-чаурских катакомбах не наблюдаются. Все мин-гечаурские катакомбы являются простые зем­ляные катакомбы. В мингечаурских катакомбах раннего периода дромос прямо переходит в ка­меру, то есть входное отверстие у них отсут­ствует [2, 79-80].

Некоторые азербайджанские археологи ука­зывают на схожесть конструкции между минге-чаурскими катакомбами и катакомбами нижне-джулатского могильника Северного Кавказа [8, 104]. Действительно, в мингечаурских катаком­бах могильная камера расположена перпен­дикулярно дромосу как в некоторых катакомбах нижне-джулатского и даже подкумского могиль­ника Северного Кавказа. Но такие по конструк­ции катакомбы нижне-джулатского и подкум-ского могильника принадлежат в большин­стве случаев к II- III вв. н.э. Как указывает М. П. Абрамова, знаток сармато-аланской куль­туры Северного Кавказа, начиная со II - III вв. на обоих могильниках преобладает единый тип погребального сооружения - катакомба с пер­пендикулярным к камере дромосом и этот тип катакомб становится характерным для погре­бального обряда и племен уже сформировав­шейся аланской культуры Северного Кавказа - с IV в до XI - XII вв. [1, 54]. А это значит, что именно такие по конструкции катакомбы Мин-гечаура более ранние, чем катакомбы нижне-джулатского и подкумского могильников.

Согласно по Иосифу Флавию - нашему главному источнику по походам аланов 72 г. н.э. - племена аланов двинулись в Мидию (Атро-патену - Н.З) через «гирканский проход» юго-восточного Прикаспия [Bell. Jud., VII, 7, 4].

Поэтому, нам представляется, что мнение исследователей о приходе катакомб Кавказской Албании с юга или юго-востока является более правдоподобным [10, 101; 11, 71-74].

В 60-ых годах прошлого столетия на берегах Южного Каспия, японские археологи открыли неподалеку от населенных пунктов Дайламан, Норузмахал, Хорамурд и Шахпир катакомбные погребения (далее Дайламанские катакомбы - Н. З.), вызвавшие большой интерес [9, 98-100]. По характеру устройства и по форме захоронения покойников и их антропологи­ческим особенностям, по инвентарю захоро­нений они в большинстве случаев совпадают с Мингечаурскими катакомбами. В данных ката­комбах могильные камеры в большинстве случаев располагаются симметрично к дромосу и выступают как продолжение дромоса [9, 98­99]. Но в некрополях встречаются и другие типы катакомб, в том числе катакомбы, которые несимметрично (катакомба E-I в Новрузмахале, А-I, А-IV в Хорамурде) и даже перпендикулярно по отношению к длине оси дромоса (катакомбы A-XII, A-XV в Хорамурде, SP-3 в Шахпире) [9, 99-100]. Хорамурдские катакомбы датируются к I в. до н. э. - I в. н. э., а Шахпирские катакомбы к III - I в. до н.э. [9, 99-100]. Устройство катакомб Дайламана и антропологический тип покой­ников позволяет констатировать факт их немест­ного происхождения [5, 306]. В таком случае привлекают внимание распространенные в Средней Азии в период конца I тыс. до н.э. -начала I тыс. н.э. катакомбно-подбойные погре­бения. Найденные в населенных пунктах Кизыл-чашме, Хас-Кяриз, Мешрепи-Тахт и Пархай в Южном Туркменистане катакомбы в описывае­мый период по своему устройству сходны с Дайламанскими катакомбами [9, 108].

Таким образом, несмотря на некоторые различия территорию Южной Туркмении, да и всю Среднюю Азию можно считать исходным пунктом Дайламанских катакомб.

Связь между населением Средней Азии (особенно Туркмении) с Кавказской Албанией на рубеже I тыс. н.э. была подтверждена неко­торыми именитыми исследователями  [3; 4].

Наличие некоторых этно-топонимов, доказы­вают эту мысль [3; 4]. Известный азербайд­жанский антрополог Р.М.Касимова подчерки­вает принадлежность Мингечаурских кранио­логических материалов из катакомб местному населению, вместе с тем она не отрицает связь древнего населения Азербайджана с этни­ческими группами Средней Азии [7, 85].

Таким образом, можно предположить, что формирование Мингечаурских катакомб, точнее формирование катакомбного устройства могил произошло под влиянием, перекочевавших сюда племен из Средней Азии. Можно предположить, что перекочевавшие в Кавказскую Албанию племена были в основном тюркского происхож­дения еще и потому, что этнонимы античной Кавказской Албании очень часто встречаются среди тюркоязычного населения Средней Азии (наиболее часто в Туркмении) [3; 4]. Однако, вместе с тем, мы не можем отрицать и роль местных элементов, которые хорошо прослежи­ваются особенно в материальных инвентарях и некоторых обычаях захоронений. В конце концов, пришлые племена ассимилировались и консолидировались с местными кавказоязыч-ными и тюркоязычными этническими группами, играя ведущую роль в этнической общности Кавказской Албании.

 

Список литературы

  1. Абрамова М. П. Катакомбные погребения первых веков нашей эры Центрального Кавказа / V Крупновские чтения по археологии Кавказа. Махачкала, 1975, с. 53-54.
  2. Алиев И. Г., Асланов Г. М. К вопросу о проник­новении на территорию Азербайджана племен сармато-аланского круга в I в. нашего летосчисления / Материалы по археологии и древней истории Северной Осетии. Орджоникидзе, 1975, вып. III, с. 72 - 88.
  3. Алиев К. Г. К вопросу о номадах Средней Азии и древнего Азербайджана (Атропатены и Кавказской Алба­нии) / Центральная Азия в кушанскую эпоху. М., 1975, т. 2,с. 176 - 179.
  4. Алиев К. Г. Древние этнические связи Азербайд­жана и Туркмении // Азербайджан и азербайджанцы. 2008, № 1 - 4, с. 87 - 91.
  5. Заднепровский Ю.А. Критика на кн.: «Namio Egami, Fukai Shinji, Masuda Seiichi. Dailaman. The excavations at Noruzmahale and Khoramurd... // СА, 1969, № 1, с. 304 - 307.
  6. Зейналов Н. Д. Об этнической принадлежности мин-гечаурских катакомбных погребений // Известия Нацио­нальной Академии Наук Азербайджана, серия: история, философия и право, 2009, № 10, с. 72 - 82. (на азерб. яз.)
  7. Касимова Р.М. Антропологическое исследование черепов из Мингечаура. Баку, 1960.
  8. Кошкарлы К.О. Ранние катакомбные погребения Кавказской Албании // Археология и Этнография Азер­байджана, 2007, № 1, с. 97 - 112.
  9. Литвинский Б.А. Погребальные сооружения и погребальная практика в Парфии / Средняя Азия, Кавказ и зарубежный Восток. М., 1983, с. 81 - 123.
  10. Халилов Дж. А. Материальная культура Кавказ­ской Албании (IV в. до н.э. - III в. н.э.). Баку, 1985.
  11.  Халилов М. Дж. Сарматия - Кавказская Албания: границы, контакты (I в. до н.э. - II в. н.э.) //Античная цивилизация и варварский мир, часть I, Новочеркасск,1992, с. 68 - 75.
Фамилия автора: Зейналов Низами Диланчи О.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика