Жизненный путь и становление личности великого китайского писателя Пу Сунлина

В данной статье рассмотрены этапы жизни китайского писателя Пу Сунлина, становление его лично­сти как литератора и человека. Показана важнейшая роль отца в жизни писателя, вкратце рассмотре­ны идеи, повлиявшие на психосоциальное развитие и интеллектуальный рост писателя, что впослед­ствии отразилось в творчестве Пу Сунлина и определило его неповторимый литературный стиль. Ключевые слова: образование, конфуцианство, мораль, семья, цзин-ши, интеллектуальный, литера­турный, Ляо Чжай.

Великий китайский писатель Пу Сунлин (1640-1715), известный также под псевдонимом Ляо Чжай, жил в провинции Шаньдун в Восточ­ном Китае. Принадлежавший к бюрократическо­му сословию учёных писатель получил класси­ческое образование. Его семья оказала большое влияние на формирование характера и личности Пу Сунлина. Одаренного от природы ребенка ро­дители выделяли и любили, а потому детство его было счастливым.

Его старшие братья Чао-цюань (1637-92) и Пай-лин (1638-1709) были, как и Пу Сунлин, интеллектуально развитыми и сумели получить первую степень на экзаменах. Мать Пу Сунли-на имела среднее образование и ее вдумчивое воспитание сделало сына сильным, что помогло ему впоследствии не пасть духом, когда он тер­пел неудачи на экзаменах. В последнее время ее жизни именно Пу Сунлин заботился о любимой матери.

Но более всех повлиял на Пу Сунлина его отец Пу Пань. Мировоззрение писателя, его социальная роль и жизненные цели сформиро­вались при непосредственном участии отца Пу Сунлина. «Обладая богатством и учеными степе­нями, предки писателя занимали высокое поло­жение. Только его отец, не выдержав экзаменов, лишился дворянских привилегий» [1, с.4]. Одна­ко Пу Пань, не получивший первую степень на экзаменах, преуспел в торговых делах, но не бро­сил изучение классиков и истории. Разбогатев, он помогал людям, сам занимался образованием своих детей и никогда не отвечал на нападки со стороны местных негодяев. Все это глубоко уко­ренилось в юном уме писателя. Пу Сунлин со­чувствовал отцу, неоднократно проваливавше­муся на экзаменах, вынужденному отказаться от благородной цели стать идеальным ученым и неспособному бороться с непорядочными людь­ми. Пу Сунлин оправдывал торговый статус отца тем, что его отец был доведен до этого неудача­ми и провалами на императорских экзаменах и бедностью. Позже, в своей собственной жизни, писатель будет с невероятной решимостью, без колебаний стремиться сохранить свою цель и стать литератором-ученым. Он гордился особой добродетелью отца, его всесторонней образован­ностью, которой тот во многом обязан самому себе, щедростью благотворительного духа и тем, что Пу Пань смог обеспечить будущее своих детей. Пу Сунлин поставил себе примером для подражания модель поведения отца.

Хотя Пу Сунлин никогда не следовал за от­цом в коммерческом деле, однако опыт отца в мире бизнеса пополнил широкую базу знаний писателя, позднее став источником для его рас­сказов о деловом и внешнем мире, что отрази­лось в историях Ляо Чжая. Пу Пань был также его интеллектуальным наставником. Он дал Пу Сунлину знания из своего начального образо­вания, разработал для сына программу, доба­вив в учебные материалы интересующие его и Пу Сунлин изучая общее ядро установленных конфуцианских ценностей, также изучал, по выбору отца, сочинения, которые были некон­фуцианскими, выражающими несогласие с ор­тодоксальным конфуцианством. Эти работы, в прозе и стихах, излагают гедонистические жиз­ненные идеалы: эксцентричность или эскапизм (Чун-цы, Ле-цзы, Хуан Ши, Тао Юань-мин), радость затворничества, выход за пределы свое­го «пыльного мира» политической интриги для того, чтобы жить в горах или сельской местно­сти (Тао Юань-мин, Чао Пао), самоутешение в пьянстве (Чжуан Чи, Tao Юань-мин), важность расстояния для выражения чувствительности и чувства и выговор духа отчаяния, неуверенно­сти в себе, жалость к себе в литературе (Чу-цзы, Юй Синь), мифологический и сверхъестествен­ный мир фантазии (Чу-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы, Хуан Ши, Тао Юань-мин). В целом, эти идеи рез­ко контрастируют с ортодоксальными ценностя­ми конфуцианства, где важны государственная служба и моральное самосовершенствование, и с литературой, как транспортного средства Пути (высокая конфуцианская философия по­литики и морали). «В широком смысле, эти ав­торы сформулировали традиционный китайский индивидуализм в форме самосознания, личной независимости, и противостояние сильному по­литическому, социальному и интеллектуальному давлению, а также давлению черствых концеп­ций и ценностей, и погоне за мирскими мечта­ми об «успехе и славе» (кун-мин)» [2, с.27]. Эти писатели были символами индивидуального инакомыслия и несоответствия, и их труды по­читаются как протест против политического и интеллектуального рабства.

Таким образом, их сочинения стали интел­лектуальным убежищем для тех, кто не смог пре­успеть в политической системе с помощью тра­диционных средств (императорские экзамены), и для тех, кто, хотя и смог стать успешным и ква­лифицированным, но оказался несовместимым с установленной политической или социальной системами. Отец Пу Сунлина, принадлежав­ший к первой категории, имел сильную интел­лектуальную привязанность к этим писателям и их идеям. Делая их частью учебной програм­мы сына, он впечатлил ум молодого писателя идеями, литературным стилем и провозглашен­ными этими писателями идеалами жизни. Пре­имущество заключалось в том, что Пу Сунлину был представлен широкий и разнообразный ин­теллектуальный и литературный мир, который полностью отрицали другие молодые люди его возраста. А недостатком было то, что эти авто­ры обосновали неизменность интеллектуально­го направления, побочным эффектом чего стали бесконечные провалы на императорских экзаме­нах. Как только Пу Сунлин стал страдать от не­удач на экзаменах, он начал идентифицировать себя с некоторыми из этих писателей, такими как Цюй Юань, Хуан Ци и Тао Юань-мин. До­стижение исторического бессмертия этих людей подтолкнуло Пу Сунлина к тому, что он посвя­тил себя утомительной подготовке к экзаменам. И он так и не оправился от болезненных неудач на протяжении всей жизни. Но любовь к алле­горической сказке и мифологическим историям в Чу-цы, и у Чжуан-цзы, Ле-цзы и вымыслу Тао Юаньмина также вдохновили его на написание своих выдающихся новелл, в которых Пу Сун-лин далее развил эти темы.

В 1657 году Пу Сунлин женился на девуш­ке по имени Лю, которая была второй дочерью Лю Го-тина, обладателя первой степени и старо­го знакомого Пу Паня - они жили в одном рай­оне. Образованная и культурная Лю была тихим человеком, но в условиях бедствия становилась сильной и самоотверженной: она была источни­ком силы и стабильности Пу Сунлина в самые трудные его года непрерывных неудач на экзаме­нах и бедности. Они прожили вместе пятьдесят шесть лет и были близкими и любящими супру­гами. Брак дал Пу Сунлину чувство мужского достоинства и ответственности. Пу Сунлин по­дошел к переломному моменту своей жизни, пе­реходя от стадии формирования в самостоятель­ную и творческую жизнь. Теперь он определил свою роль в семье и обществе. Целью его жизни стали сдача экзамена на чин и служба государ­ству и народу в традиции благородного цзин-ши (высшая ученая степень средневекового Китая), что поддерживалось давней традицией его семьи и серьезными ожиданиями отца. В начале весны 1658 года Пу Сунлин сделал первый шаг для вы­полнения задуманного, начиная с экзаменов на первую степень.

Пу Сунлин отражал в себе, больше чем что-либо другое, цели и смысл жизни конфу­цианской ортодоксии. Вкратце этапы жизни в моральной и социальной прогрессии таковы: первый - нравственный человек, затем - семей­ный, и, наконец, цзин-ши. В этом процессе исто­рия и все другие виды знаний были взяты в ка­честве источников опыта прошлой и настоящей жизни, который мог бы обеспечить зеркало для правильного курса действий для становления идеального человека. Так, литература считалась средством выражения идеи о том, как подойти к достижению этого основополагающего правила конфуцианской жизни.

Писатель сохранил эту идеологическую убежденность и в зрелом возрасте, что отражено в его жизни и творчестве. Он преуспел в реали­зации идеалов морального человека и семьяни­на, но не смог добиться каких-либо традицион­но признанных успехов в цели стать цзин-ши. «Впрочем, этот трагический разлад идеала, об­разующего личность книжным порядком, с непо­средственною действительностью, как известно, аттестован нам историей самого первоучителя китайских мандаринов - мандарина Конфуция» [3, с.703]. Тем не менее в возрасте девятнадцати лет он получил ложную надежду, заняв первое место в своей первой степени экзаменов в начале весны 1658 г.

Таким образом, в возрасте девятнадцати лет отмечен вход Пу Сунлина во взрослую жизнь. В течение следующих пятидесяти шести лет он оставался в провинции Шаньдун, за исклю­чением короткого периода восемь месяцев в 1670-1671 гг., когда писатель жил в северной провинции Цзянсу. Пу Сунлин совершал корот­кие поездки во многие места в Шаньдуне. По­стоянным местом проживания в течение всей его жизни был округ Цзычуань. Таким образом, в своем мировоззрении и жизненном опыте Пу Сунлин был, в первую очередь, цзычуаньцем. На протяжении всей своей взрослой жизни, у него никогда не было ни политической карьеры, ни высокого социального статуса. Чтобы заработать себе на жизнь, целых 46 лет он работал в каче­стве частного преподавателя, так как никак не мог получить вторую степень (чи-жень) после ряда неудачных попыток. Цель стать цзин-ши, поставленная еще в юности, стала болезненным напоминанием о его несовершенстве. Жизнь пи­сателя можно разделить на три основных аспек­та: вечное сожаление по поводу провала на экза­менах, написание «Ляо Чжай чжи и» («Рассказы Ляо Чжая о необычайном») и выход огромного количества работ от необычно интеллектуаль­ных до литературных поисков. Все это повлияло на психосоциальное развитие и интеллектуаль­ный рост писателя.

Пу Сунлин скончался в феврале 1715 года, так и не увидев ни одного печатного издания своих сочинений. Многие из них не дошли до нас, но масштаб и глубину его научной и лите­ратурной деятельности можно оценить по со­хранившимся текстам и архивным данным. Он является автором или составителем, по крайней мере, 18 справочников, 524 эссе, 1295 стихов и 119 текстов в классическом стиле, 4 традици­онных музыкальных композиций, 100 коротких песен, 16 народных музыкальных драм и не­скольких сотен историй (в коллекции Ляо Чжая). За исключением рассказов Ляо Чжая, ни одна из его работ в этом внушительном списке никогда не печаталась до нового времени, причем они не стали известны и после их опубликования. Таким образом, историческая идентичность Пу Сунлина определяется только его новеллами «Ляо Чжай чжи-и». Прожив долгую жизнь, Пу Сунлин оставил после себя целый мир образов и идей, бесконечно интерпретируемых, и, таким образом, оказал огромное влияние на последую­щие поколения. 

 

Литература

1     Устин П.М. Пу Сунлин. Новеллы / пер. с кит. П.Устина и А.Файнгара. - М.: гос.издт. художествен­ной литературы, 1961. - 383 с.

2     «Redefining History: Ghosts, Spirits, and Human Society in P'u Sung-ling's World, 1640-1715» by Chun Shu-Chang and Shelley Hsueh Lun-Chang. Pub.: Univ. of Michigan Press, 1998. - 384с.

3     Алексеев В.М. Пу Сун-лин. Странные истории из кабинета неудачника (Ляо Чжай чжи и) / пер. с кит. академика В.М. Алексеева. - СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2000. - 784с.

4     Фишман О.Л. Три китайских новеллиста XVII - XVIII в.в. (Пу Сунлин, Цзи Юнь, Юань Мэй). -М.: Наука, 1980. - 432 с.

5     baidu.com

Фамилия автора: А.М. Нуржаева,Н.Б.Абдраимова
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика