Морфологический способ образования экспрессивно-стилистических значений антропонимов (на материале русского, казахского и турецкого языков)

Казахский и турецкий языки, будучи тюрк­скими, относятся к агглютинативной группе языков, и поэтому морфологический способ сло­вообразования является основным компонентом в традицих имя наречения представителей обоих народов.

Во многих языках эксперссивное словообра­зование играет не последнюю роль. В частности, огромна функциональная нагрузка так назы­ваемых уменьшительных суффиксов. Важным является то, что одно и то же имя может иметь довольно большое число разных производных форм, из которых говорящий выбирает форму с наиболее подходящим значением. Этот выбор может в большей степени зависеть от сиюминут­ного настроения говорящего и от особого отно­шения, которое он хочет выразить именно в этот момент.

Каждый суффикс свои значением передает нечто свое, особое отношение. В частности «ла­скательные» имена в русском языке могут выра­жать:

  • расстроганность - Галюсенька, Витусеночек
  • нежность - Галинка, Галинушка
  • неестественную ласковость, слащавость Га-люня, Манюня
  • фамильярную ласку - Маняшка, Галка
  • ласку, окрашенную ироническими интонаци­ями - Машенция,
  • грубоватую почтительность - Толян, Юран и другие [1, с.195]

А.В. Суперанская считает, что необходимо от­личать сокращенные формы имен от форм с суф­фиксами субъективной оценки, называя сокра­щенные формы имен - нейтральными [2, с.183], тогда как В.Д.Бондалетов и Е.Ф.Данилина [1, с.196] опровергают такую точку зрения, ут­верждая, что ни полные, ни сокращенные имена не могут быть приняты за «нейтральный» фон. Однако, говоря о нейтральности той или иной формы имени, мы должны учитывать, как счи­тает автор «Теории и методологии ономасти­ческих исследований», Анатолий Непокупный [3, с.117], в каком обществе, коллективе употре­бляются эти формы имен. Так, например, в го­родах удельный вес официального нейтрально­го выше, в сельских местностях он минимален. Неофициальное использование имен в городах бывает ограничено семейным кругом близких, знакомых. В деревнях, где практически все зна­ют друг друга, неофициальные формы общения распространены очень широко.

Например, если сравнить более или менее единое стилистическое распределение форм с теми или иными суффиксами, которые были установлены в Москве и других крупных горо­дах, с локальными системами, сложившимися в отдельных деревнях России, то это будет оче­видным. Так, в городах формы именования типа Иван, Мария нейтральны по отношению к мо­лодым, взрослым, самостоятельным, мало зна­комым людям. Когда ученики говорят про сво­его учителя: Иван идет - это явно сниженный план. Когда Иван говорят о маленьком ребенке, это шутка, ирония, юмор: Иван поломал игруш­ки. Данные примеры более или менее стилисти­чески единообразны в городах и селах. Но вот в отношении форм с суффиксами субъективной оценки наблюдаются существенные отличия. Формы типа Ваня, Маня в городах звучат ней­трально по отношению к детям и молодым рабо­тающим людям у лиц, хорошо с ними знакомых. В селе же, где люди знают друг друга, именова­ния типа Ваня, Маня нейтральны по отношению к чужим, мало знакомым молодым взрослым са­мостоятельным людям. По отношению к своим, хорошо знакомым взрослым молодым они име­ют значение уважения, по отношению к детям они имеют эмоциональную окраску ласки, по­скольку нейтральным именованием для ребенка будут формы типа Ванька, Манька, носящие в городском употреблении сниженную эмоцио­нальную окраску (неуважение, пренебрежение, фамильярность) [3, с.117].

В Казахстане выработан свой речевой этикет именования неофициальными личными имена­ми. Здесь также можно диференцировать упо­требление неофициальных форм имен в городе и в деревне. Так, например, русско-казахское двуя­зычие на протяжении многих лет спопсобствова-ло проникновению в казахскую речь некоторых элементов русского языка. Такое явление чаще всего встречается в речи городских жителей. Не­официальные формы казахских имен часто об­разуются при помощи суффиксов субъективной оценки русского языка (Динка - Динара, Аскар - Аскарик, Толкын - Томка, Жомарт - Жомка, Жумка). Подобные формы имен употребляются обычно людьми хорошо знакомыми друг с дру­гом, а также молодыми людьми, подростками в школе, детьми в детских садах, владеющими русским языком. В сельской местности при об­разовании уменьшительно-ласкательных и со­кращенных форм имен, используют суффиксы родного языка (Айнұр - Айко, Серік - Секо, Секе, Секебай, Салтанат - Салтош, Манат - Мәкө, Мәке, Төлеген - Төкөбай, Төке, Айман - Аймаш и др). Такие формы имен употребляются по отно­шению к взрослым людям, детям, соседям.

В русском языке для многих имен, в особен­ности для тех, у которых основа краткой формы заканчивается на твердый согласный, основная немаркированная форма со значением ласкатель-ности чаще всего образуется при помощи суф­фикса -очка. Например: Лидия-Лида-Лидочка, Любовь-Люба-Любочка, Юрий-Юра-Юрочка. Суффикс -енька присоединяется к немаркиро­ванной мягкой, короткой форме (Катя, Митя): Катенька, Митенька. В отличии от суффикса -очка суффикс -енька более ласкательный и лич­ный, чем -очка.

Формы -ик, -ок в русском языке, в отличие от обычных форм на -очка, не бывают двой­ными уменьшительными, предполагающими не маленькие, а очень маленькие размеры не­ких объектов [4, с.124]. Женские формы на -ик подразумевают «особые отношения», личные и игривые, в то время как аналогичные мужские формы это значение не подразумевают: Марик, Орик, Стасик, Владик. Аналогичный механизм использования чисто мужских форм для особого отношения к девочкам мы наблюдаем в женских ласкательных формах на -ок: Нинок, Ирок. Они образуются по модели мужских ласкательных имен типа Игорек, Димок.

Формы на -енок в русском языке выражают ласковое и покровительственное отношение [4, с.127], суффикс -еныш (для образования слов, обозначающих детенышей животных), может употребляться для выражения шутливости, кото­рая имеет слегка покровительственный или под­дразнивающий характер: Никита - Никитенок, Клара - Клареныш.

Формы на -ушка, в основном, типичны для деревенской речи и фольклорной литературы, употребляются при обращении ко взрослым, как и к детям. А.Вежбицкая полагает, что типичным для этих форм является какое-то чувство жало­сти, сочувствия к людям: Авдотьюшка - Авдо­тья, Егорушка - Егор.

В казахском языке признак «уменьшения» несут такие аффиксы, как -най, -тай, -жан: Еко-най, Екотай, Екожан от производного Ербол. Данные аффиксы присоединяются к немарки­рованной краткой форме, оканчиваются на глас­ную. Подобными формами имен обращаются, как правило, к детям, выражая тем самым свою любовь и теплоту.

По Т. Жануазакову [5, с.66], аффиксы -тай, -дай, употребляются в лично-собственных име­нах с уменьшительно-ласкательным значением. Х. Жубанов говорит о происхождении суффик­сов с уменьшительным значением -тай, -дай, -тей, -дей от слов тег, тек, означающих род, происхождение [6, с.65]. К категории суффиксов с ласкательной уменьшительной относятся -ш, -аш, -еш, -кан, -кен, -ек, -кай, -гай, -гей [5, с.66].

Существует также ряд суффиксов, обознача­ющих «еркелету» - «ласкать»: -ко, к/л, -ош, -өш, -өк, -ка - Ерко, Еко, Екош, Ерөк от производного Ербол; Мәдөк, Мәкөш, Мәкө - от Мәди; Бәкө, Бәкөш, Бако, Бақа - от Бақыт; Рәке, Рәкеш, Рәукеш, Рауок - от Раушан. Эти формы имен относятся также в большинстве случаев к детям, но не маленьким, как это в случае с -най, -тай, -жан, а также при обращении ко взрослым, ког­да хотят показать свою симпатию, близость.

В отличие от русского языка в казахском уменьшительные женские формы имен мо­гут совпадать с мужским формами: Нұржан -Нұрмухамет (муж.), Жекен - Жексенбай (муж.), Жекен - Жекейім (жен.), Тоқаш - Толықбек (муж.), Тоқаш - Толқын (жен.). Такое прибавле­ние суффиксов -ан, -ен, -ән; -каш, -кеш; -жан; -аш,-еш к первому слогу несет в себе разные зна­чения: шутливость, игривость, дружеское распо­ложение и используется в ситуации, когда собе­седники знают друг друга достаточно хорошо.

Если говорить о народной философии, хо­телось бы отметить формы на -ага, -ке, -ақан, -екен, -еке, -бану, -бике, -ханум в казахском языке, которые употребляются для выражения уважения, почета [7, с.35]: Мұзага - Мұзапар, Төлега - Төлеген, Сәке - Сәкен, Мәке - Мәулен, Нүрибике - Нүрилә, Динаханум - Динара. По­скольку в основе казахской народной филосо­фии лежит почитание взрослых, уважение по отношению как к старшим по возрасту, так и по чину, данные формы типичны для современной казахской речи.

В турецком языке уменьшительный аффикс представлен в форме -cik/-cik, -cuk/-cuk, -gik/-gik, -guk/-guk. Также, как и в русском и казахском языках, он несет в себе несколько смысловых на­грузок. Суффикс -cik и его производные формы, присоединенные к основе антропонима, выра­жают любовь и уважение, сочувствие и жалость, а иногда носит в себе негативный характер, под­черкивая свое превосходство по отношению к личности, к кому было применено неофициаль­ная форма имени, что касается других аспектов данного аффикса, по отношению к детям он имеет эмоциональную окраску ласки: Alicik -Ali, Osmancik - Osman, Yasarcik - Yasar, Huricik - Huri, Kerimcik - Kerim.

Аффикс -сап также несет в себе «умень­шительную» смысловую нагрузку: Kemelcan, Aydincan, Fehmican. Также как и в казахском языке, подобными формами имен обращаются, как правило, к детям, выражая тем самым свою любовь и теплоту, заботу и ласку

Таким образом, как турецкий, так и казахский языки не имеют такого огромного количества суффиксов субъективной оценки как русский язык. По сравнению с казахским языком, коли­чество эмоционально-экспрессивных суффиксов в турецком языке значительно меньше. Так, на­пример, в словаре Н.А. Петровского [8, с.225] к одному только имени Петр приводится 47 форм Петр - Петра, Петря, Петруня, Петруся, Пе-труха, Петруша, Петряй, Петрай, Петряка, Петрака, Петряня, Петрята и так далее. В казахском языке можно наблюдать следующую картину: от имени Арыстанбек можно образовать производные - Арыстан, Арыс, Бек, Ареке, Ако, Аркош, Артай, Арка - 8 форм, от имени Анаргүл - 11 форм - Анар, Гуля, Гүл, Анеке, Әнеш, Анёк. Антай, Анарка, Анарик, Анарчик, Анка.

Следует отметить, что в тюркских языках по­мимо экспрессивных суффиксов, имеет место и ряд других аффиксов, которые присоединяются к глагольной или именной основе слова. К при­меру, в глагольных антропонимах казахского и турецкого языков встречаются следующие суф­фиксальные типы образования имен:

Суффикс -ар/-ер : Yasar / Жасар, Basar/ Ба-сар, Yutrsever / Елсүйер, Yanar/Жанар, Cansever/ Жансүйер и другие 

-ган /-ген, -кан / -кен: Ergen /Ерген, Baydogan / Байтуган и другие

Форма прошедшего времени: Durdu / Тұрды, Erdi / Ерді и другие 

-мыш/- міш = -ган / -ген: Өтеміс / Өтеген, Токтамыс / Токтаган, Борамыс / Бораган, Жай-ылмыс / Жайылган.

Способ инверсии в образовании сложносо-ставных антропонимов присущ обоим языкам: казахскому и турецкому. Отдельно взятый компо­нент в таких именах меняется местами со следу­ющим за ним другим компонентом, и образуется новое имя собственное, значение которого оста­ется прежним. Такой способ несет название ин­версии. Например в казахском языке: Қожаберді / Бердікожа, Тұрбек / Бектұр, Гүлназ / Назгүл, Байтұрсын / Тұрсынбай и другие, в турецком языке Alpdogan / Doganalp, Aydogan / Doganay, Erdogan / Doganer 

 

Литература

1     Bondaletov B.D., Danilina E.F. Sredstva vyrazheniya emocionalno ekspressivnyh ottenkov v russkih lichnyh imenah//Antroponimika/Pod red. V.A.Nikonova, A.V.Superanskoi - M., 1970. - S.194

2     Superanskaya A.V. Lichnye imena v oficialnom i neoficialnom upotreblenii //Antroponimika /Pod red. V.A.Nikonova, A.V.Superanskoi - M., 1970. - S.194

3     Teoriya i metodika onomasticheskih issledovanii. - M: Nauka, 1986. - 250 s.

4     Vezhbickaya A. Yazyk. Kultura. Poznaniye / Per. s angl.; otv. red. M.A. Krongauz, vstup. st. E.V.Paduchevoi. - M.: Russkie slovari, 1997. - 416 s.

5     Dzhanuazakov T.D. Osnovnye problemy onomastiki kazakhskogo yazyka: Avtoref.dis...d-ra filol.nauk- Alma-Ata, 1976. - 129 s.

6     Zhubanov H. Issledovaniya po kazakhskomu yazyku. - Alma-Ata, 1966 - 361 s.

7     Musabaeva M.D. Qazaq tilindegi antroponimikalyq atalymdardyn etnolingvistikalyq sippatamasy: filol. gyl.kand...dis. - Almaty, 1995. - 22b.

8     Petrovskii N.A. Slovar russkih lichnyh imen. - M., 2000. - 480 s.

9     Abdrahmanova T.M. Struktura i semantika neoficialnyh lichnyh imen kazakhskogo, russkogo I nem-eckogo yazykov: dis...kand-ta filol.nauk - Almaty, 2007. - 170 s.

Фамилия автора: А.М. Темербаева
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика