КНР в эпоху реформ Дэн Сяопина

К концу 1976 г. Китай оказался в состоянии глубокого экономического и социально-поли­тического кризиса. Причиной кризиса стали великодержавный милитаристский курс Мао Цзэдуна, волюнтаристская политика «большого скачка» и маоистская «культурная революция». По признанию китайской печати, 1966-1976 гг. стали «потерянным десятилетием», которое от­бросило страну назад, поставив народное хозяй­ство на грань краха.

Экономика страны была почти полностью разрушена, сотни тысяч людей находились за чертой бедности. Объявленная во времена «куль­турной революции» классовая борьба еще боль­ше обостряла накопившиеся социально-полити­ческие и экономические противоречия. Соци­альная политика Мао Цзэдуна привела к расколу общества - явлению, прямо противоположному укреплению политического и морального един­ства, характерного для социалистического обще­ства.

Пришедшее после смерти Мао Цзэдуна (9 сентября 1976 г.) к власти руководство во главе с Председателем ЦК КПК и премьером Госсо­вета КНР Хуа Гофэном, приверженца «культур­ной революции», объявило о продолжении курса Мао Цзэдуна. Ставший необходимым процесс переформирования маоистского руководства сопровождался борьбой группировок за преоб­ладание в партийном и государственном аппара­те. Лидирующие позиции постепенно занимала маоистско-прагматическая группировка во главе с Дэн Сяопином, реабилитация которого произо­шла в июне 1977 г. (через год после своего вто­рого смещения) на III пленуме десятого созыва ЦК КПК. Дэн Сяопин был вновь восстановлен на всех постах - заместителя Председателя ЦК

КПК, заместителя председателя Военного сове­та и начальника генерального штаба НОАК, за­местителя премьера Госсовета КНР. Должность Председателя ЦК КПК занял Хуа Гофэн. Однако уже в конце 70-х годов Дэн Сяопин становится лидером партии и страны.

Базисом для практической разработки рефор­маторских идей Дэн Сяопина стал утвержден­ный в середине 70-х годов курс «четырех мо­дернизаций», который преследовал цель преоб­разования в четырех областях - сельском хозяй­стве, промышленности, армии, науке и технике. Политика «четырех модернизаций» отражала материальное содержание реформы. Суть идей­но-политической линии представляли «четыре основных принципа»: социалистический путь развития, демократическую диктатуру народа, руководство компартии, марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна.

На III пленуме ЦК КПК одиннадцатого созы­ва, состоявшемся 18-22 декабря 1978 г., по ини­циативе Дэн Сяопина и его сподвижников было принято историческое решение отказаться от теории «продолжения революции при диктатуре пролетариата» и политической установки на ве­дение «классовой борьбы» как главной задачи, а центр тяжести партийной работы перенести на осуществление модернизации. Согласно этому, была объявлена и утверждена новая политика «реформ и открытости» КНР [3, с. 125].

Таким образом, основными средствами осу­ществления модернизации объявлялись рефор­мы и политика «открытости». Реформы были направлены на приведение производственных отношений в соответствие с задачами развития производительных сил с тем, чтобы производ­ственные отношения не становились тормозя­щим фактором для развития страны. А политика «открытости» была призвана включить КНР в процесс глобализации экономики и других сфер жизни человеческого сообщества, активно при­влекать зарубежные капиталы, использовать достижения науки и техники, управленческий опыт с тем, чтобы, в конечном счете, повысить мировую конкурентоспособность Китая. «Ны­нешний мир - мир широких сношений, - гово­рил Дэн Сяопин в 1984 г., - Китай в прошлом был отсталым именно из-за своей замкнутости. После образования КНР нас блокировали, но в известной мере мы и сами держались замкну­то... Опыт, накопленный за 30 с лишним лет, свидетельствует о том, что вести строительство при закрытых дверях нельзя - не добьешься раз­вития». Наряду с развивающимися рыночными отношениями «открытость» страны является важнейшей составляющей новой экономической (и шире - социальной) политики руководителей КПК. И понимание прочной связи возможностей модернизации Китая с его «открытием», с его включением в глобальные процессы материаль­ного и духовного развития всего мира - огром­ная заслуга нового руководства КПК и лично Дэн Сяопина, выступивших против одной из са­мых стойких китайских (и шире - тоталитарных) традиций [1, с. 710].

Процесс реформ был охарактеризован их «главным архитектором» как «вторая револю­ция» после 1949 г., но революция в смысле «ре­волюционного обновления социализма на его собственной основе путем самосовершенство­вания», а не направленная на слом старой над­стройки и против какого-либо общественного класса. Он рассматривал реформу как своеобраз­ное продолжение революции в новых условиях. Если революция раскрепощает производитель­ные силы страны при переходе к социализму, то реформа это делает уже в рамках самого социа­лизма.

С самого начала разработки стратегии модер­низации страны Дэн Сяопин отказался от дог­матического следования принятым в СССР ка­нонам социалистического строительства и «вел поиск строительства собственной модели соци­ализма с китайской спецификой» [3, с. 76]. Суть «национальной специфики» виделась полити­ку-реформатору в исторически сложившейся и объективно обусловленной социально-экономи­ческой отсталости страны, дефиците пахотных земель и других необходимых ресурсов для обе­спечения нормальных условий жизни и развития страны с миллиардным населением. С учетом того, что преодоление отсталости Китая потре­бует длительного времени, было принято прин­ципиальное теоретическое положение о том, что КНР находится на начальной стадии социализ­ма, которая продлится до середины XXI века.

Целью социалистической модернизации ста­ло выведение Китая к середине XXI века на уро­вень среднеразвитых государств по производ­ству на душу населения и достижение на этой основе всеобщего благосостояния его граждан. Путем модернизации стал ускоренный рост эко­номического потенциала, его качественное об­новление и повышение эффективности на базе развития научно-технического потенциала, ис­ходя из того, что наука есть главная производи­тельная сила.

Лишь после создания необходимых полити­ческих условий, Дэн Сяопину удалось присту­пить к полномасштабному проведению в жизнь программы модернизации. Экономическая ре­форма, согласно теории Дэн Сяопина, невозмож­на без реформы политической системы.

КПК как правящей партии и как гаранту обе­спечения социально-политической стабильно­сти, уделялось особое место и в реформирова­нии политической системы, и в целом в процессе модернизации, без чего не представлялось воз­можным успешное проведение курса социали­стической модернизации. В этой связи вопросы укрепления партийной дисциплины, партийно­го строительства и усиления внутрипартийного контроля постоянно находились в центре вни­мания руководства КПК. Огромное значение в реформировании политической системы при­давалось превращению Китая в современное правовое государство, «управляемое на основе закона», то есть разработке всесторонней зако­нодательной и нормативной базы и внедрению ее в жизнь.

Развитие и укрепление существующей систе­мы представительных органов власти (собрания народных представителей и т.п.), расширение их контролирующих функций и демократиче­ских начал в их деятельности, упрощение и со­кращение управленческого аппарата, четкое разделение полномочий между партийными и административными органами, между центром и местами и т.д. явились содержанием реформы политической системы.

На III пленуме ЦК КПК четырнадцатого со­зыва в 1993 г. руководством КПК во главе с Дэн Сяопином был совершен теоретический «про­рыв», объявивший о соединении рыночной эко­номики с социализмом.

Чтобы понять суть китайской реформы, надо усвоить, что социалистический строй и соци­алистическая экономическая система - разные вещи. Реформа требует коренного изменения не социалистического строя, а старой экономиче­ской системы. Это значит, что, во-первых, нель­зя ставить целью преобразований ликвидацию социалистического строя, во-вторых, объектом реформы должна стать высокоцентрализован­ная плановая экономическая система. При этом нельзя ограничиваться ее чисто внешними изме­нениями и дополнениями, необходимо радикаль­но преобразовать саму модель экономической системы и базисный механизм хозяйствования, т. е. осуществить определенный переход от пла­новой экономики к рыночной.

Долгое время в Китае видели в рыночной эко­номике отличительную черту капитализма, а в плановой - главную характеристику социализма. Практика, однако, показала, что план и рынок -лишь средства для экономического регулирова­ния, что рыночная экономика подходит и соци­ализму.

На XV съезде КПК в 1997 г. в устав партии было включено положение о руководящей роли «теории Дэн Сяопина» на начальной стадии со­циализма. Она была объявлена новым этапом развития марксизма в Китае, вторым теоретиче­ским достижением после «идей Мао Цзэдуна», «продолжением и развитием идей Мао Цзэдуна», научной системой строительства социализма с китайской спецификой [4, с. 7]. И уже на этом на съезде Цзян Цзэминь в своем выступлении при­звал поддерживать развитие индивидуального и частного капитала, который рассматривается в качестве важной составляющей части социали­стической рыночной экономики.

Последующие и нынешние лидеры КНР не только подчеркивают свою приверженность идеям Дэн Сяопина, но и развивают их по мере возникновения новых проблем. Новые руково­дители КПК стараются сделать развитие страны более комплексным и согласованным, не отказы­ваясь от начертанной Дэн Сяопином политики «реформ и открытости».

Поиски путей модернизации в Китае начались от индустриализации (в теории «новой демокра­тии» и созданных Мао Цзэдуном в 50-е годы теоретических установках на создание экономи­ческого базиса социализма, в том числе и путем реализации «большого скачка») через проведе­ние курса «четырех модернизаций», который охватывал все главные сферы материального существования государства, к всеобъемлющей модернизации как политико-административной, так и материальной, и духовной основ жизнедея­тельности китайского народа. Эволюция теории модернизации КНР связана с постепенным уве­личением экономической свободы при одновре­менном совершенствовании механизма управ­ления с помощью внедрения в него отдельных элементов демократизации и взращивании со­временной цивилизованной культурной среды. Но неизменным главным условием проведения политики модернизации КНР на всех ее этапах остается монополия КПК на власть.

В вопросе монопольной власти КПК, как и в необходимости опираться на китайскую спец­ифику при выборе пути модернизации, позиции Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина практически пол­ностью совпадали. Но в то же время в их пози­циях имелись значительные, а в ряде случаев и принципиальные различия, которые коренились в исходном мировоззрении двух лидеров соци­алистического Китая. Основой мировоззрения Мао Цзэдуна, как показывает его деятельность в 50 - 70-е годы, являлось преувеличение роли субъективного фактора в управлении государ­ством, обусловившее главенство политико-иде­ологических методов, вплоть до попыток с их помощью добиться искусственного ускорения социальных преобразований, что рассматрива­лось Мао Цзэдуном в качестве главного условия для ускорения экономического развития. Отсюда - чрезмерная централизация власти, собственно­сти и управления, отрицание права на индивиду­альные экономические интересы и уравниловка в зарплате, возникновение авантюристических тенденций в экономике, внутренней и внешней политике, приведших КНР к концу его правле­ния к экономической стагнации, политическому хаосу, культурной деградации и к фактической изоляции от внешнего мира.

Дэн Сяопин во всем придерживался принципа «исходить из практики» (именно поэтому в со­браниях его сочинений нет объемных теоретиче­ских трудов). Главной задачей политики модер­низации КНР он считал подъем производитель­ных сил, а основной метод руководства он видел в учете материальных интересов, осуществляе­мых через механизм рыночных отношений. От­сюда - отказ от «народных коммун» и введение семейного подряда в деревне, отмена уравни­ловки и внедрение принципа распределения по труду, многообразие форм собственности в эко­номике города и деревни, выдвижение установ­ки на рациональность достижения зажиточности первоначально определенной частью населения и регионов, отход от чрезмерной централизации власти, курс на всестороннее развитие науки и техники как главной производительной силы, широкая экономическая, внешнеполитическая и культурная интеграция с внешним миром.

Теоретически считается, что рост удельного веса негосударственных форм собственности и расширение связанных с ними социальных сло­ев со своими собственными интересами, повы­шение уровня и качества жизни людей, и подъем культурного уровня нации - все это объективно требует ускорения проведения политических ре­форм. Этого ждали и от Китая, однако КПК ре­шила идти по своему пути. КНР стремится искать и находить свои специфические пути преобразо­вания политической системы, соответствующие грандиозным целям его развития и учитываю­щие его культурно-исторические традиции, мас­штабы ее населения и огромные внутренние раз­личия. Реформа политической системы, прежде всего, идет по линии внедрения в общественное сознание и административную практику прин­ципа «и фа чжи го», согласно которому в эпоху реформ было разработано всеобъемлющее зако­нодательство, регламентирующее все стороны жизни и деятельности общества и государства.

Другое направление реформы связано с по­степенным расширением представительной де­мократии в рамках системы собраний народных представителей и, возможно, активизации де­ятельности исторически сложившейся за годы существования КНР системы многопартийно­го сотрудничества. Но в любом случае все это пока не затрагивает монополии КПК на власть во избежание дестабилизации, чреватой возник­новением неконтролируемых политических про­цессов, угрожающих развалом страны. Поэтому особое значение придается укреплению правя­щей партии и приспособлению форм и методов ее деятельности и идеологической платформы к требованиям современной действительности.

Для оценки реформы необходимо определить основные критерии. По словам Дэн Сяопина, преобразования можно считать удавшимися, если они способствовали развитию производи­тельных сил, усилению мощи страны, повыше­нию уровня жизни населения.

За четверть века валовой внутренний продукт Китая увеличился в шесть раз, личное потребле­ние на каждого жителя - в три с половиной раза. До начала реформ 250 миллионов китайцев были не в состоянии прокормить и одеть себя. Ныне число людей в абсолютной бедности сократи­лось с 25 до 3 процентов населения. Появилось 250 миллионов человек, способных приобретать товары длительного пользования [5, с. 445].

Китай сегодня - это быстро развивающаяся страна с современной промышленностью, раз­витой наукой и культурой.

За счёт чего мог произойти такой рывок в раз­витии некогда отсталой страны? Руководство страны считает, что это стало возможным благо­даря модели социализма с китайской специфи­кой, у истоков которой стояли решения 3-го Пле­нума ЦК КПК 11-го созыва 1978 года и лежащая в их основе теория Дэн Сяопина.

Главный вопрос, на который отвечала теория Дэн Сяопина, состоял в том, как следует строить социализм в такой отсталой стране, каким был Китай середины ХХ века? Давая на него ответ, Дэн Сяопин говорил, что здесь нельзя ограни­чиваться опытом создания социализма в других странах: его следует изучать, но не копировать. «У Китая есть своя модель». Необходимо «идти собственным путём и строить социализм с ки­тайской спецификой - таков основной вывод».

Теория Дэн Сяопина и стала обобщением опыта строительства китайского социализма. Её называют по-разному: «теорией социализма с китайской спецификой», «китайским марксиз­мом», «ценным духовным достоянием» КПК и народа. В чём суть этой теории?

Дэн Сяопин говорил, что «суть марксизма в реалистическом подходе к действительности». Исходя из этого, он требовал соединять марк­сизм с китайской действительностью и требова­ниями эпохи.

В итоге родилась теория социализма с китай­ской спецификой и соответствующая ей модель общества. В них нашла своё отражение вся исто­рия нового Китая. Когда его руководство, строя социализм, учитывало реалии китайской дей­ствительности, успехи были налицо. Напротив, когда оно игнорировало своеобразие этой дей­ствительности, как это было во времена «боль­шого скачка» и «культурной революции», страна останавливалась в своём развитии или даже от­катывалась назад.

Разработка Дэн Сяопином теории социализма с китайской спецификой была непосредственно связана с преодолением левого и правого укло­нов в партии, способных, по его мнению, «угро­бить социализм».

Считая левых «главной опасностью», он вы­ступил против их антинаучного тезиса о том, что «лучше бедный социализм, чем богатый капита­лизм».

Дэн Сяопин считал, что тот, кто разделяет ма­териалистическое понимание истории, не может говорить о возможности «социализма и комму­низма в условиях нищеты». По Марксу, комму­низм предполагает «обилие материальных благ». В этой связи он призвал к более глубокому осоз­нанию определяющей роли производительных сил в становлении китайского социализма.

По его мнению, ликвидация бедности и улуч­шение жизни народа невозможны без ускорен­ного развития производительных сил. К сожале­нию, эта азбучная истина марксизма полностью игнорировалась левыми. Полемизируя с ними, Дэн Сяопин отмечал: «Преимущества социали­стического строя выражаются, в конечном счёте, как раз в том, что производительные силы при нём развиваются более быстрыми, более высо­кими, чем при капитализме, темпами, а на базе их развития непрерывно улучшается матери­альная и культурная жизнь народа. Социализм призван покончить с бедностью».

Дэн Сяопин предложил также отказаться и от установки левых, делающей «упор на классовую борьбу». Он считал, что при создании социализ­ма, особенно в отсталой стране, надо делать упор на экономическое развитие и последовательное осуществление социалистической модерниза­ции, т. е. ускоренно развивать сельское хозяй­ство, промышленность, науку, совершенствовать социалистическую демократию и законность.

Аналогичный подход был осуществлён и по отношению к собственности. По Дэн Сяопину, начальная стадия социализма допускает раз­личные её формы, способствующие развитию производительных сил. В итоге при реализации такого подхода была создана экономическая си­стема совместного развития разных секторов экономики при доминанте сектора обществен­ной собственности. И хотя доля последнего в экономике постоянно сокращается, он охваты­вает стратегически важные отрасли экономики, создающие более 75% ВВП.

Главные положения теории Дэн Сяопина нашли своё отражение в краткой формуле, вы­двинутой правящей партией для определения основной линии построения социализма с ки­тайской спецификой - «одна центральная задача и два основополагающих момента». В ней под «центральной задачей» понимается сосредото­чение усилий народа на экономическом строи­тельстве, а под двумя моментами - отстаивание четырёх основных принципов и осуществление реформы и открытости.

Дэн Сяопин разработал и осуществил модель перехода от плановой экономики к рыночной, от­вечающую китайским реалиям. При трех сфор­мулированных им критериях целесообразности удалось максимально снизить социальную цену реформ, не углубить, а сократить поляризацию общества, сохраняя при этом стимулы для роста производительных сил.

 

 

Литература

  1. Дэн Сяопин. Строительство социализма с ки­тайской спецификой. - М.: Наука, 1997. - 364 с.
  2. Ли Фэнлинь. О специфике реформ в Китай­ской Народной Республике // «Новая и новей­шая история». - Пекин, 1996. - №6. - С. 3-8.
  3. Делюсин Л. П. Китай в поисках путей разви­тия. МГУ им. М. В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки. - М.: Муравей, 2004. -445 с.
Фамилия автора: Г. К. Абилекова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика