Идеи «тройного представительства» Цзян Цзэминя

XVI съезд КПК, прошедший в ноябре 2002 года, уже вошел в историю как съезд «Цзян Цзэ-миня». Самая крупная в мире политическая пар­тия, монопольно руководящая самой населенной страной планеты, успешно начала на общена­циональном съезде процесс организованной передачи власти. Никогда еще смена власти в китайской компартии не была столь полной и столь спокойной. Впервые генеральный секре­тарь КПК покинул свой пост добровольно, под­ведя черту под одним этапом развития страны и открыв новый этап, оставив преемникам амби­циозный план экономических преобразований. Был открыт путь к власти для так называемого «четвертого поколения» руководителей в лице Ху Цзиньтао.

Стартовые условия для становления Ху Цзиньтао новым китайским лидером выглядят вполне благоприятными. Покидая пост гене­рального секретаря, Цзян Цзэминь представил соратникам внушительный список достижений. За 13 лет его правления средний годовой при­рост экономики составил 9,3 %, в этот период Китай успешно выдержал натиск азиатского фи­нансового кризиса, поборол инфляцию, страна вступила в ВТО и начала процесс врастания в глобальную экономику. «По общему признанию, эти 13 лет стали периодом огромного роста сово­купной мощи страны, давшим народу наиболь­шие выгоды; периодом длительной стабильно­сти и сплоченности в обществе, когда правление было успешным и люди жили в согласии; пери­одом заметного роста нашего международного влияния и огромного повышения национальной спаянности» [2, с. 6] - такую оценку дал итогам своего руководства Цзян Цзэминь на съезде.

Политический триумф Цзян Цзэминя был подкреплен решением съезда вписать его имя в партийный устав наряду с именами Мао Цзэду-на и Дэн Сяопина. Таким образом, в Устав КПК было внесено: «в период после 1989 года китай­ские коммунисты в лице товарища Цзян Цзэ-миня как своего главного представителя в ходе практики строительства социализма с китайской спецификой глубже осознали, что такое социа­лизм и как его строить, какую строить партию и как ее строить, накопили новый ценный опыт управления партией и страной, сформировали важные идеи «тройного представительства»» [1,с. 2-3].

Идеи «тройного представительства» были впервые озвучены Генеральным секретарем ЦК КПК, Председателем КНР Цзян Цзэминем в его речи во время инспекционной поездки в провин­цию Гуандун в феврале 2000 г. «Подводя итоги более чем 70-летней истории нашей партии, - го­ворил тогда Цзян Цзэминь, - можно сделать тот важный вывод, что она снискала поддержку со стороны народа именно потому, что во все исто­рические периоды, будь то период революции, строительства или реформы, она всегда пред­ставляла и представляет требования развития пе­редовых производительных сил Китая, прогрес­сивное направление передовой китайской куль­туры, коренные интересы самых широких сло­ев китайского народа, вела и ведет неустанную борьбу за осуществление коренных интересов страны и народа путем разработки правильной линии, курса и политики. Человечество опять на пороге нового столетия и нового тысячелетия. Как сделать так, чтобы в новых исторических условиях наша партия еще лучше осуществляла свое «тройное представительство», является той важной проблемой, которую требуется глубоко продумать всем коммунистам и особенно выс­шим партийным кадровым работникам».

Поставив в таком виде вопрос о «тройном представительстве», Цзян Цзэминь предложил руководящим кадрам партии и всем коммуни­стам изучить и обдумать его в теоретическом и практическом плане, прежде всего, под углом зрения конкретных задач строительства социа­лизма с китайской спецификой.

В течение трех с лишним лет идеи «тройно­го представительства» и их реализация в новых исторических условиях активно обсуждались в партийных организациях Коммунистической партии Китая, находились в центре внимания всей политической и общественной жизни КНР. При этом ЦК КПК давались постоянные импуль­сы о необходимости всемерно развивать в партии и во всем обществе дух реалистического подхода к делу, стремления к знаниям и истине, смело­го новаторства в соответствии с требованиями практики, в увязке с изменениями внутренней и внешней обстановки.

В результате, идеи «тройного представи­тельства» стали квинтэссенцией коллективного разума партии и решением XVI Всекитайского съезда КПК были включены в принятый съездом пересмотренный Устав КПК в качестве руково­дящих идей, которых КПК должна придержи­ваться «долгое время». Как отмечается в пере­смотренном Уставе КПК, «отныне Коммунисти­ческая партия Китая руководствуется в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина и важными идеями «тройного представительства» [1, с. 2-3].

Смысл этих идей заключается в следующем: партия должна последовательно представлять требования развития китайских передовых про­изводительных сил; представлять прогрессивное направление передовой культуры Китая; пред­ставлять коренные интересы самых широких слоев китайского народа.

Передовыми производительными силами ки­тайского народа были признаны китайские пред­приниматели и специалисты в области иннова­ции и технологии, передовой культурой опреде­лялась китайская интеллигенция.

На протяжении уже длительного периода, как в теории, так и на практике КПК не руко­водствуется классовым подходом при оценке курса проводимых реформ, событий на между­народной арене. Руководство КПК констатирует, что в результате действия внутренних и между­народных фактов, классовая борьба будет еще существовать в ограниченном масштабе в тече­ние длительного времени, а иногда может при определенных условиях обостряться, но это не есть главное противоречие. В соответствии с ре­шениями XVI съезда КПК, на нынешнем этапе главным противоречием китайского общества является противоречие между ростом матери­альных и культурных потребностей людей и от­сталостью общественного производства. Такая позиция неизбежно укрепляет позиции нацио­нальной буржуазии, которая сращивается с бю­рократами в административно-хозяйственном и партийном аппаратах.

Данное противоречие является реальностью и движущей силой развития социализма на его начальном этапе. Разрешение его предполагает постоянное стимулирование реформы и откры­тости, творческий поиск «новых шансов и новых ответов» на вызовы времени.

Дальнейшим развитием тенденции отказа от классового подхода при оценке явлений обще­ственной жизни стали идеи «тройного предста­вительства», разработанные Цзян Цзэминем. Она призвана соединить с КПК экономическую элиту, взращенную в ходе реформ с 1978 года. Таким образом, вместо констатации и теоретиче­ского объяснения ведущейся в стране борьбы ан­тагонистических классов - попытка примирить экономические интересы и призвать к сотрудни­честву во имя процветающего Китая.

Идеи «тройного представительства» названы «новой великой инженерией». Они опираются на китайский «закон перемен» в связке трех сил (трех представительств) и никакого отношения к европейской диалектике единства и борьбы про­тивоположностей не имеют.

В Уставе КПК идеям «тройного представи­тельства» дана высокая оценка и высокая сте­пень важности. «Начиная с 4-го пленума ЦК 13-го созыва, китайские коммунисты в лице своего главного представителя товарища Цзян Цзэминя в процессе практики строительства социализма с китайской спецификой более глубоко осознали, что такое социализм и как его строить, а также какую именно строить партию и каким образом, накопили новый весьма ценный опыт управле­ния партией и страной и сформировали важные идеи тройного представительства. Важные идеи тройного представительства как продолжение и развитие марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэ-дуна и теории Дэн Сяопина отражают новые требования к работе нашей партии и страны, порождаемые происходящими в современном мире и Китае переменами и развитием. Они яв­ляются мощным теоретическим оружием в деле усиления и улучшения партийного строитель­ства, стимулирования самоусовершенствования и развития нашего социализма, квинтэссенцией коллективного разума Коммунистической пар­тии Китая, теми руководящими идеями, которых наша партия обязана держаться долгое время. Неизменная реализация тройного представи­тельства - фундамент, на котором зиждется наша партия, основа ее управления, источник ее сил» - написано в Уставе.

Предложение о включении идей «тройного представительства» в Устав КПК нашло горячий отклик среди китайского общества.

Заместитель президента Пекинской академии общественных наук Ма Чжунлянь в интервью корреспонденту агентства Синьхуа сказал, что внесение идей «тройного представительства» в Устав КПК касается не только партийного строи­тельства, но и представляет важнейшее значение для будущего Китая. Профессор Центрального социалистического института Чжан Фэн отме­тил, что идеи «тройного представительства» от­ражают новые, порожденные переменами и раз­витием современного мира и Китая требования к работе партии и государства.

По мнению теоретических кругов Китая, внесение идей «тройного представительства» в Устав КПК имеет важное значение для укрепле­ния положения КПК как правящей партии и ее руководящей роли в деле подъема китайской на­ции, также для укрепления духа сплоченности, творческой силы и боеспособности КПК.

«Идеи «тройного представительства» дают ответ на такие вопросы, как «что такое соци­ализм» и «как вести социалистическое стро­ительство», - сказал Чжан Фэн, добавив, что в последние 10 с лишним лет Китай демонстриро­вал самое быстрое и самое здоровое социально-экономическое развитие. КПК на практике под­тверждает свою жизненную силу и способность отвечать на вызовы глобализации».

Общеизвестно, что любая серьезная теория представляет собой пробуждение определенных исторических условий, отражая новые измене­ния и новые требования определенной эпохи. Так обстоит дело и с выдвижением идей «тройного представительства». Если исходить из внутрен­них условий Китая, то система социалистической рыночной экономики нового типа пришла на сме­ну традиционной плановой экономике, и обще­ственные производительные силы Китая обрели в результате колоссальные стимулы для развития. По мере углубления реформ и открытости, а так­же экономического развития происходят транс­формации общественной среды. Все более мно­гообразными становятся структура экономики, положение организаций, отношения интересов и форма распределения, постоянно возникают но­вые явления, новые проблемы, новые противо­речия. С точки зрения международной ситуации, тенденции многополярности в мире и глобализа­ции экономики развиваются зигзагообразно, не­прерывно растет научно-технический прогресс, все более обостряется конкуренция в совокупной государственной мощи. Такую мощную конку­ренцию в глобальных рамках не сможет избежать ни одна страна и ни одна нация. В общем, мир на­ходится в состоянии изменений, изменяется и Ки­тай. «Коммунистическая партия Китая как пра­вящая партия должна по-настоящему добиваться того, чтобы править в интересах народа, посто­янно вести народ по пути к зажиточной жизни. Поэтому она должна следовать в потоке эпохи и активно реформироваться».

Как же это реализуется на практике? В 1992 году Компартией Китая была разработана про­грамма рыночных преобразований, и вот она уже 10 лет успешно реализуется. В КНР, можно ска­зать, рыночная экономика с социалистической спецификой. Конечно, государственный сектор по объему экономики, по объему ВВП пока еще лидирует. Но и частный сектор развивается бы­стрыми темпами. До реформы это было невоз­можно, потому что, как и в Союзе, считалось проявлением капитализма. Конечно, многие думают, что в Китае форма социалистическая, а содержание - капиталистическое. В КНР, кро­ме государственного сектора, дали возможность развиваться и частному. В последнее время пра­вительство поощряет развитие частного сектора, старается создать для него все необходимые ус­ловия. Раньше, надо заметить, это было немыс­лимо.

Политика КПК заключается в том, чтобы по­зволить части населения раньше обогатиться и призывать зажиточных граждан помогать бед­ным. КПК не проводит дискриминационной по­литики в отношении этих людей. Поэтому они тоже имеют право становиться членами Комму­нистической партии. И это серьезное изменение в концепции КПК.

В марте 2004 года на 2-й сессии Всекитайско­го собрания народных представителей (ВСНП) 10-го созыва по предложению Компартии Китая в Конституцию КНР были внесены важные из­менения, которыми частная собственность была уравнена в правах с государственной.

В статье 11 Конституции КНР это сформули­ровано так: «Государство защищает законные права и интересы негосударственного сектора экономики, включая индивидуальный и част­ный сектора экономики. Государство поощряет и поддерживает развитие негосударственного сектора экономики, одновременно осуществляет контроль и управление негосударственным сек­тором экономики».

XVI съезд рассмотрел проблему собственно партийного строительства и сделал некоторые новые теоретические обобщения. Например, на нем было заявлено, что Коммунистическая партия Китая является авангардом китайско­го рабочего класса и одновременно авангардом китайского народа и китайской нации. Еще од­ним примером является то, что в соответствии с изменениями экономики и социальной струк­туры Китая наряду с утверждением, что рабо­чий класс, в том числе интеллигенция, и широ­кие массы крестьянства всегда были коренной силой, двигающей вперед развитие передовых производительных сил Китая, руководство КПК заявило, что управленческий персонал государ­ственных предприятий, а также хозяева частных предприятий и другие социальные прослойки также являются строителями дела социализма с китайской спецификой, все легальные трудовые доходы и легальные нетрудовые доходы должны получать защиту. КПК считает, что нельзя упро­щенно выдвигать в качестве критерия полити­ческой прогрессивности или отсталости людей наличие или отсутствие у них собственности и объема этой собственности. Прежде всего, не­обходимо учитывать их идейно-политическое состояние и его проявления в практике, учиты­вать, как их собственность создана, а также как они распоряжаются и используют свою соб­ственность, какой вклад они вносят для страны собственным трудом. Содержание принятых съездом дополнений в устав партии четко пред­усматривает, что помимо рабочих, крестьян, во­еннослужащих и интеллигенции прогрессивные элементы других социальных прослоек также могут просить приема в КПК, если только они признают программу и устав партии. По мнению съезда, это расширяет социальную базу партии и создает условия для того, чтобы еще больше лю­дей активно посвящали себя делу строительства социализма и модернизации.

Возникновение прослойки частных предпри­нимателей в Китае в течение последнего десяти­летия стало одной из наиболее поразительных и любопытных черт эпохи перемен. Изначально частный бизнес испытывал жесткие ограниче­ния со стороны государства и в обществе к нему относились с недоверием; теперь же он охваты­вает как мелкие, индивидуальные предприятия, так и крупные промышленные и коммерческие организации с сотнями сотрудников, выходящие на общегосударственный и даже международ­ный рынок. Они не только выпускают продук­цию и создают новые рабочие места, тем самым способствуя развитию местной экономики и ка­рьерному росту местных чиновников, они также хорошо организованы и политически активны. Предприниматели постепенно начинают пере­носить свое экономическое влияние в политиче­скую сферу, например, принимая участие в мест­ных выборах [3, с. 7].

Китайский исследователь Кан Сяогуан пишет, что «тройное представительство» стало «поли­тическим манифестом альянса элит», указываю­щим на «движение к институционализации со­юза политической, экономической и интеллекту­альной элит» [4, с. 10]. Правящая политическая элита извлекла урок из событий 1989 года, когда оппозиционно настроенная либеральная интел­лигенция попыталась бросить вызов монополь­ной власти КПК. В 90-е руководству партии уда­лось призвать китайских интеллектуалов всту­пить в ряды Компартии, при этом методы под­купа и запугивания выполняли лишь вспомога­тельную функцию. Интеллигенция сама сделала выбор в пользу включения ее в ряды правящей партии - свою роль в этом сыграли успехи КПК в руководстве экономикой, трудности в бывшем СССР, широко распространившееся недоверие к демократическим странам Запада и опасение возможности повторения внутриполитических потрясений.

Теперь КПК предстояло оформить и закре­пить свой альянс с предпринимательскими кру­гами, что являлось невозможным без внесения изменений в идеологию партии. Опасения кри­зиса легитимности своей власти не позволяют пока КПК официально отказываться от лозунга «классовой борьбы» и статуса «авангарда про­летариата». КПК остается «авангардом рабоче­го класса», но в тоже время провозглашает себя «авангардом всего китайского народа и китай­ской нации», а поскольку предприниматели тоже являются частью этого народа и этой нации, то это дает им право вступать в ряды «строителей социализма с китайской спецификой». Партия уважает людей труда, но гарантирует защиту всех легальных трудовых и легальных нетрудо­вых доходов. Партия поддерживает и подтверж­дает ведущую роль государственного сектора, но всеми силами поощряет развитие частной эконо­мики.

На китайском политическом сленге такое двойственное положение получило название «двух "без всяких колебаний"»: на съезде Цзян Цзэминь призвал «без всяких колебаний укре­плять и развивать» госсектор и одновременно «без всяких колебаний поощрять, поддерживать и ориентировать» развитие частной экономики. При этом сохранение господства госсобствен­ности и стимулирование частной экономики «нельзя друг другу противопоставлять», так как оба сектора могут реализовывать свои пре­имущества в ходе рыночной конкуренции [2, с. 25]. Но в реальности, несмотря на формальное признание одинаковой важности обоих секто­ров экономики, число госпредприятий в Китае сокращается, и будет сокращаться впредь. Руко­водство КПК при этом уклончиво ссылается на необходимость «повышения качества» государ­ственного сектора экономики.

Утверждается, что антагонизм между соци­ализмом (планом) и капитализмом (рынком) в стране, в которой правит Компартия, — контро­лируется. Противоречия между разными форма­ми собственности, между трудом и капиталом находятся под контролем КПК и используются для ускорения строительства социализма с ки­тайской спецификой.

Неизменным и важнейшим условием мо­дернизации страны на всех ее этапах остает­ся монополия КПК на власть. Так вот и идеи «тройного представительства», а в частности прием предпринимателей в ряды партии отве­чают этим условиям. Цзян Цзэминь, предлагая принимать бизнесменов в партию, преследовал цель недопущения появления новых центров политической силы за счет прихода капитала в существующие в КНР мелкие партии, в качестве потенциально опасной оппозиционной силы. Предприниматели в рядах, а значит под присмо­тром КПК, как настоящие ее члены, должны «ох­ранять сплоченность и единство партии, быть перед ней правдивым и честным, блюсти един­ство слова и дела, решительно выступать против сектантства и фракционности во всех их видах, бороться против двурушничества и какого бы то ни было интриганства».

Процесс принятия идей «тройного предста­вительства» за основу официальной идеологии КПК, а в частности прием в партию предпри­нимателей, встретил сопротивление внутри пар­тии. Более ортодоксальные партийные лидеры, так называемые «старые левые» (классические маоисты) открыто выступили против намере­ния Цзян Цзэминя «капитулировать» перед но­вой китайской буржуазией, открыв для нее путь к членству в рядах КПК. Они обвинили Цзян Цзэминя в нарушении партийной дисциплины, в том, что он высказал свое предложение, не по­советовавшись с руководящими органами, осо­бенно такими, как Политбюро и его Постоянный комитет. Они даже заявили, что это предложение нарушает, как устав партии, так и ее основопо­лагающие принципы, призвав отклонить пред­ложение и осудить безрассудное поведение Цзян Цзэминя. В противном случае его предложение, по их мнению, станет концом КПК [3, с. 2]. По­пытки оппонентов подвергнуть жесткой критике и отклонить идеи «тройного представительства» были пресечены с помощью административного ресурса. В ответ Цзян Цзэминь приказал закрыть «Чжэнь ли дэ чжуйцю» и «Чжунлю». КПК также начала активную пропагандистскую кампанию по восхвалению идей «тройного представитель­ства», способности партии адаптироваться к новым экономическим условиям и стремления КПК быть «авангардом всего народа», а не толь­ко рабочего класса и крестьянства.

Важно отметить, что эта кампания оказалась весьма успешной. В ходе пропаганды важности и эффективности идей «тройного представи­тельства» КПК были организованы курсы для самой массовой прослойки партийных функ­ционеров - секретарей первичных партийных организаций и активистов, на которых им пред­ставлялась теоретическая база необходимости реализации идей «тройного представительства» и соответствия этих идей идеологической кон­цепции КПК. Проведенный опрос среди слуша­телей этих курсов показал, что они прониклись необходимостью реализации идей «тройного представительства» и получили достаточную теоретическую подготовку для пропаганды этих идей непосредственно среди рядовых коммуни­стов в целях обеспечения поддержки курса Ху Цзиньтао (четвертого поколения руководителей КПК) в случае попытки консервативных кругов КПК объявить проводимую политику несоответ­ствующей общей идеологии маоизма и провести смену руководящей верхушки.

Если учитывать, что такого рода курсы были организованы по всей стране, и количество их слушателей прибавлялось с каждым набором, то можно с уверенностью сказать, что идеи «трой­ного представительства» нашли поддержку сре­ди предпринимателей, секретарей первичных партийных организаций.

Несмотря на это, консерваторы считают, что прием предпринимателей в партию является предательством основной идеологии и устоев КПК и их позиция вполне понятна. Ведь частных предпринимателей давно заклеймили как врагов народа, как эксплуататоров рабочего класса. По­скольку КПК всегда позиционировала себя как «авангард рабочего класса и крестьянства» и главный защитник их интересов, то привлечение капиталистов в партию не соответствует изна­чальным целям партии и подрывает ее основу.

С идеологической точки зрения такое рассуж­дение безупречно, но с точки зрения политиче­ской здесь не все ясно. Когда партия перешла от классовой борьбы к модернизации экономики, то в целях выполнения поставленных перед собой задач ей пришлось все более и более полагаться на частный сектор. В эпоху реформ частный сек­тор стал основным источником экономического роста, новых рабочих мест, новых капиталов­ложений и технологических нововведений. Как следствие, отношение партии к частному секто­ру изменилось: строгие ограничения были сня­ты, и в начале 1980-х годов она позволила ему развиваться, а к концу 1990-х годов даже способ­ствовала его развитию. В октябре 2000 года КПК пошла еще дальше, заявив, что «здоровое разви­тие индивидуального и частного сектора... будет поощряться и получит дальнейшую поддержку». В номинально коммунистической системе Китая предприниматели рассматриваются уже не как чужеродные элементы, а скорее как партнеры партии в деле экономического развития и повы­шения уровня благосостояния [3, с. 153-154].

По нашему мнению, одной из глубинных причин привлечения предпринимателей в ряды КПК является необходимость внесения в слои партийной номенклатуры, имеющей возмож­ность влиять на принятие решений, а предпри­ниматели в силу своей активной жизненной по­зиции неизбежно войдут в их число, свежих сил, дающих возможность выполнить установку Дэн Сяопина: завершить в середине XXI века дело модернизации Китая. Об этом говорит и то, что эту политику проводят люди, чьи назначения на высшие руководящие посты в партии и государ­стве произошли по прямой указке Дэн Сяопи­на. Ведь именно Дэн Сяопин передал дела Цзян Цзэминю и наметил Ху Цзиньтао преемником своего преемника.

На наш взгляд, необходимо учитывать, что так называемые «красные капиталисты», то есть представители новой китайской буржуазии, - это люди, взращенные самой КПК в духе ее идеоло­гии. Большинство предпринимателей поддержи­вают политику, проводимую КПК, поддержи­вают монополию Компартии на политическую власть. Предприниматели поддерживают КПК, так как они получают от нее материальную вы­году и опасаются, что политическая нестабиль­ность нанесет ущерб их интересам. Они сосре­дотачиваются на экономических и коммерческих вопросах и меньше времени уделяют вопросам политическим, что и снижает их политическую активность. Для китайских предпринимателей чрезвычайно важно быть в тесной связи с госу­дарством, то есть быть «внутри системы» (тич-жинэй), нежели быть «вне системы» (тичживай) и лишиться материальных выгод и поддержки со стороны КПК. Идеи «тройного представитель­ства», а точнее, вступление в ряды партии дает им такую возможность.

Прием предпринимателей в партию стал историческим моментом в деятельности КПК.

Эта концепция, выдвинутая Цзян Цзэминем ста­ла темой острых дискуссий, за 10 лет введения ее в основную программу КПК появилось как много сторонников, так и противников. За это время идеи «тройного представительства» успе­ли показать свою эффективность в определен­ных сферах жизни китайского общества, однако еще рано утверждать их совершенность.

На наш взгляд, КПК весьма эффективно ре­агирует на новую реальность, на все новые вы­зовы, которые возникают перед Китаем, и при­нимает, в общем-то, выгодные для динамичного развития Китая решения. Прием предпринима­телей в партию для жизни китайского народа означает, что частнособственническая идея бу­дет каким-то образом направляться в русло, вы­годное для всего населения Китая. Такое ново­введение, нам кажется, весьма перспективным. Бесконтрольный частный сектор может нанести вред проведению эффективной социальной по­литики страны, может увеличить разрыв между богатыми и бедными.

Мы думаем, что идеи «тройного представи­тельства» отражают новое осмысление КПК своей миссии в современном всемирно-истори­ческом контексте, перед лицом новых истори­ческих задач, в условиях глубоких и обширных изменений общественной структуры в Китае, а также ее новый взгляд на проблему легитимно­сти правящей партии. Это, безусловно, повлияет на концепцию власти КПК и обусловит ее дей­ствия как правящей партии. КПК шествует под высоко поднятыми знаменами патриотизма, под­черкивая свой национальный характер и право­вой статус политического выразителя интересов всей нации.

 

Литература

  1. Чжунго гунчаньдан чжанчэн (Устав КПК). -Пекин: Жэньминь чубаньшэ, 2002. - С. 2-3.
  2. Цзян Цзэминь. Цюаньмянь цзяньшэ сяокан шэхуэй, кайчуан чжунго тэсэ шэхуэйчжуи шие синь цзюймянь - цзай Чжунго гунчань-дан ди шилюцы цюаньго дайбяо дахуэй шан дэ баогао (Всесторонне строить общество ма­лой зажиточности, создать новую обстановку для дела социализма с китайской спецификой-    доклад на XVI общенациональном съезде КПК). - Пекин: Жэньминь чубаньшэ, 2002.-     С. 6.
  3. Диксон Б. Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспек­тивы политических перемен / Пер. с англ. -М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2005. - 288 с.
  4. Кан Сяогуан. Вэйлай 3-5 нянь Чжунго далу чжэнчжи вэньдинсин фэньси (Анализ поли­тической стабильности материкового Китая в ближайшие 3-5 лет) // «Чжаньлюэ юй гуаньли». - Пекин, 2002. - № 2 (52). - С. 10.
Фамилия автора: З.С. Батпенова, Г.К. Абилекова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика