Традиционализм как основа формирования политической культуры КНР

В современном цивилизационном простран­стве сформировалась единственная на Земле цивилизация, названная именем конкретного человека, - конфуцианская. В последние годы конфуцианство не только не потеряло влияние в дальневосточном регионе, а напротив, его значе­ние постоянно усиливается.

Интерес к идеям конфуцианства как интегриру­ющему общество началу характерен прежде всего для Китая и стран Восточной и Юго-Восточной Азии, традиционно входящих в ареал влияния китайской цивилизации. Экономические успе­хи "Маленьких Драконов Юго-Восточной Азии" многие ученые и политические деятели склонны связывать с конфуцианством. Сейчас, в XXI веке, научное и политическое сообщество заинтере­совано в поисках причин, почему ряд государств Восточной Азии, сохранивших фундаментальные конфуцианские ценности, "ушли в отрыв" в своем экономическом и социальном развитии.

Китай - одно из древнейших государств. За время своего существования оно продемонстри­ровало устойчивость и динамичность развития, и в связи с этим нам интересна та система по­литических, социальных и философских ценно­стей, которая определила характер и направле­ние государственной идеологии.

До 1949 года официальной идеологией Китая было конфуцианство. С 50-х гг. в течение не­скольких десятилетий конфуцианство жестоко преследовалось, но прошло время, и когда стра­на встала перед необходимостью разрешения кризиса, китайское общество вновь обратилось к учению Конфуция и его последователей.

Если обратиться к истокам формирования древнекитайской государственности, то для этого периода характерно увлечение древнекитайских философов проблемами сугубо политического ха­рактера. И это, прежде всего вопросы управления государством. Отец великого историка Сыма Цяня, Сыма Тань, бывший придворным историком, пи­сал, что представители всех философских школ и направлений - конфуцианцы, моисты, легисты, да­осы, логики - увлекались проблемами управления государством. Создавались различные политиче­ские и социальные концепции, но наиболее пло­дотворными и интересными оказались научные поиски двух школ - конфуцианской и легистской, противоположных по своим взглядам, но стремив­шихся к одной цели - созданию и обоснованию сильного централизованного государства. Именно представители этих двух школ оказали решающее влияние на формирование теории государства и права, на основании которой строится вся практи­ка государственного управления.

Необходимо отметить, что одной из особен­ностей китайской культуры, включая и конфу­цианство, заключалось в том, что новое в Китае никогда не стремилось к ниспровержению ста­рого, предпочитая сосуществование с ним. Это характерно и для учения Конфуция. Ни одна из его новаций не привела к уничтожению предше­ствовавшего. Диалектический подход, который является одним из главных методов в учении Конфуция, позволил ему создать удивительно стройную систему управления государством: с одной стороны - это традиционность, с другой -динамичность, развитие, движение [1].

Центральное место в конфуцианстве занимает понятие «благородного мужа». Управлять госу­дарством, согласно Конфуцию, призваны благо­родные мужи во главе с государем - Сыном Неба. Отличие его взглядов от воззрений наследствен­ной знати состояло в том, что Конфуций выделил благородных не по признакам происхождения, а по моральным качествам и знаниям. Благородный муж в учении Конфуция - это образец нравствен­ного совершенства, человек, который всем своим поведением утверждает нормы морали [2].

Сегодня становится все очевиднее, что чем более открытым внешнему миру становится Ки­тай, тем большую роль начинают играть в нем конфуцианские идеалы. Традиционные теории государственного строительства живут и сегод­ня, и успешное развитие требует не отказа от традиционных воззрений, а творческого осмыс­ления традиций, присущих каждой стране и каж­дому народу, что и демонстрирует всему миру Китай. Анализ современного политического развития Китая дает основание утверждать, что благодаря диалектической взаимосвязи элемен­тов своего учения, внутренней динамичности конфуцианство и сегодня находит наиболее при­емлемые формы политического и государствен­ного устройства страны [1].

Исследователи Китая не без оснований ут­верждают, что и сегодня в его общественной жизни присутствуют и активно действуют не­которые социально-политические традиции, сложившиеся еще в древние времена. Главные среди них - это сохранение фактически всех функций традиционного китайского государства и соответственно характерная бюрократическая система управления обществом [3]. В политике современного китайского государства существу­ет целый комплекс факторов, который отлича­ется большим запасом прочности и определяет жизнь общества в КНР так же, как определял ее в императорском Китае. И хотя значение его в обществе несколько уменьшилось, именно этот комплекс составляет то, что принято называть «социализмом с китайской спецификой».

Продолжают сохраняться древние традиции китайского чиновничества, которые прослежи­ваются в роли, которую играют ганьбу в обще­стве, в их поведении, в отношении к ним других социальных групп. Имеет место сохранение эле­ментов традиции в отношениях «народ - госу­дарство», «народ - власть», «крестьянство - ин­теллигенция». Политической культуре правящих слоев Китая и по сей день присущи традиции «успокоения» народа, традиционные методы стабилизации и локализации недовольства.

КНР невозможно представить без многочис­ленной и, по большому счету, традиционной бю­рократии. Тем самым воспроизводится и функ­ционирует не только командно-администра­тивная система во всех сферах общественной жизни, но и по-прежнему действует монополия бюрократической иерархии на власть, авторитет и истину, сохраняется соответствующий образ мышления в обществе [4].

Мао Цзэдун, начиная «великую пролетар­скую культурную революцию», не смог изба­виться от старых традиций и обычаев, идей и форм управления обществом. «Красные охран­ники», разрушая пережитки «старого плохого времени», возрождали старые традиции в новом облике. Борясь со средневековьем, Мао неволь­но возвращался к нему, к его принципам, усто­ям и идеям. Объявляя борьбу против Конфуция, Мао сам попытался стать им. Фактически би­блией для хунвейбинов и их сторонников, тех, кто осуществлял «культурную революцию», ста­ли цитатники Мао. Величие Мао Цзэдуна было сродни китайскому императору, а некоторые воздавали ему почти божеские почести. Многие авторы отмечали, что Конфуций одержал победу над Мао. Конфуций вернулся в китайское обще­ство, а «красные книжечки», как и сам Мао, по­степенно стали частью прошлого.

Новые марксисты-ленинцы, став у руля китай­ского государства после Мао Цзэдуна, нашли не­обходимым и полезным использование традицион­ного сознания в новых начинаниях либерального политического курса. В основе всех реформ, какие бы они ни были, заложены идеи традиционного национализма, древнейшие воззрения, столетия­ми поддерживавшиеся в Китае - верность нации и благодарность за возможность родиться китайцем, верность семье и уважение к старшим. Еще одна древняя тенденция, которая приобрела новое зву­чание в социальной жизни китайцев, - интерпре­тация борьбы общественного порядка и личного обогащения - получила ясное выражение двадцать пять веков назад. Дэн Сяопин, выдвигая девиз сво­их реформ «Быть богатым тоже не плохо», опирал­ся на основы конфуцианской морали.

Из конфуцианского наследия Дэн Сяопином для определения целей экономического разви­тия было взято понятие «сяокан», означающее «малое  благополучие».  В  китайской истории традиционно считалось, что период «сяокан» предшествовал созданию общества «Да тун», общества всеобщего единения и гармонии, ког­да «Поднебесная принадлежала всем». «Сяокан» стал рассматриваться как уровень средней за­житочности, который по-разному определялся в разных районах Китая. Цзян Цзэминь, продолжая развивать общий конфуцианский подход, заявил о том, что необходимо к середине нынешнего века значительно повысить уровень материального благосостояния китайцев, перейти от улучшения жизни социальных слоев к улучшению жизни всего народа. В решениях XVI съезда КПК в 2002 году заявлено о продолжении избранного курса, что партия будет способствовать всестороннему строительству «общества средней зажиточности» (сяокан). При этом Цзян обратил внимание на не­обходимость использования всех людских ресур­сов страны, в первую очередь, интеллигенции и предпринимателей. Последователи реформации радикально сменили социальную опору при по­строении китайского социализма. В XVII съезде КПК Ху Цзиньтао вновь ставит вопрос строитель­ства «общества средней зажиточности» [5].

Традиции для китайского общества являются неотъемлемой частью во всех сферах жизни. И несмотря на смену эпох и времени этот тради­ционализм не теряет своего влияния на форми­рование китайской идеологии. Таким образом, особенностью китайского пути к социализму является уважительное отношение к националь­ным традициям и духовному наследию. Новые руководители Китая не собираются разрывать своих связей с древними мыслителями. В усло­виях, когда страну настигают кризисные явле­ния, как нельзя лучше имеют место ссылки на великую китайскую «Книгу перемен», в которой сказано, что, достигнув предела своего благо­получия, Поднебесная вновь должна вступить в полосу временных бедствий. Но новые правите­ли КНР, учитывая диалектическую цикличность развития Китая, не собираются переживать по­лосу кризисных явлений и принимают попытки к дальнейшим реформам и преобразованиям в целях обеспечения поступательного развития китайской экономики [6]. Поколения руководи­телей Китая остаются приверженцами традиций, несмотря на новые вызовы времени. И если рас­сматривать различные стороны политической системы КНР, можно найти эти элементы тради­ций в модернизированном виде.

 

Литература

  1. Карадже Т.В., Савин И.Л. Конфуцианство как основа формирования общественно-политиче­ских идеалов современного Китая // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. - М., 2004. - № 1 (5).
  2. Классическое конфуцианство. - М., 2000.
  3. Виноградов А. В. Китайская модель модер­низации: поиски новой идентичности. - М.,2008. - 363 c.
  4. Линь Яньмай. Формирование культуры гармо­ничного социалистического общества // Пробле­мы Дальнего Востока. - М., 2008. - № 1. - С.145.
  5. Титаренко М. Китай на марше //  ifes-ras.ru
  6. Яковлев. А. Страны Востока: конец модерни­зации и выбор цели развития// Азия и Африка сегодня. - М., 2008. - № 6. - С. 3.
Фамилия автора: А. Каскарауова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика