Мечети и медресе в Северном Казахстане в конце XX - начале XXI вв.

Материалы этнографических исследований показали, что религиозная жизнь в Севе-ро-Казахстанской области в рассматриваемый период особой активностью не отличалась, даже, не­смотря на миссионерскую деятельность зарубежных теологов. Уровень религиозности местного на­селения в определенной степени был связан с наличием или отсутствием культовых учреждений в населенном пункте. Недостаток квалифицированных служителей исламского культа способствовал сохранению низкой религиозной активности верующих в сельской местности. Муллы-самоучки в рассматриваемый период в Казахстане были не редкость. Тем не менее общие тенденции возрастав­шей роли ислама в Казахстане бесспорно оказали воздействие и на религиозную жизнь в Северном Казахстане.

В статье предпринята попытка на основе этнографических исследований автора показать наряду с деятельностью культовых учреждений и религиозных учебных заведений, уровень ре­лигиозного образования служителей исламского культа и религиозности населения Северо-Ка-захстанской области в конце 90-х годов прошло­го века - в начале 2000-х годов нашего столетия.

Мечеть в г. Сергеевка (Сергеевского р-на Северо-Казахстанской обл.). Имам мечети, или, по его словам, просто мулла, Ш. Шаймерденов (1964 г. рожд.) два года учился в медресе Сарыа-гашского района Южно-Казахстанской области, которое осуществляло 4-х годичное и 6-ти годич­ное обучение взрослых и детей. Однако диплом не получил. По направлению начал работать в мечети г. Сергеевка. Прежде чем приобщиться к религиозной деятельности, учился в Петропав­ловском педагогическом индустриальном тех­никуме, работал учителем черчения, труда в Ак-суской школе. Заочно учился в Целиноградском инженерно-педагогическом университете. За год до окончания учебы он оставил университет и поступил в медресе.

Раньше в Сергеевке мечети не было. Она от­крылась в 1994 г. Последние два года она разме­щалась в помещении бывшей библиотеки. При­хожане мечети - в основном, пенсионеры в воз­расте свыше 60 лет. На жума - намаз в зимний период приходили 5-6 человек, а летом - более 10 человек. Ежедневный пятикратный намаз ве­рующие, в том числе женщины, совершали дома. Обычно женщины приходили в мечеть, чтобы попросить имама прочитать Коран или взять у него тумар (амулет с фрагментом Кораническо-го текста). Многие местные жители, человек 60, в основном женщины, как пожилые, так и мо­лодые, и даже дети соблюдали пост (ораза). На Курбан и Ораза айт в мечети собирались более 100 человек. С вопросами по основам исламско­го вероучения, шариата к имаму обращались не только взрослые, но и дети, хотя их было немно­го, примерно два-три человека. В местной обще­образовательной школе имам преподавал араб­ский язык. Часто в мечети совершали обряды «неке қыю», «азан шақыру», «ат қою». В мечети проводился и конкурс на лучшее чтение Корана.

Мечеть в с. Булак (Есилского р-на Северо-Казахстанской обл.). В 1925-1926 гг., по свиде­тельству старожилов, «местная комсомольская ячейка ликвидировала мечеть, полностью ее раз­рушив». Эта мечеть действовала до 1925-1926 гг. на территории сельского округа, в который входили села Булак, Актас, Карагай. Она была построена на средства кажы (хаджи) Омаргали, который дважды совершил паломничество к свя­тым местам.

Новая мечеть была открыта в 1993 г. Плани­ровалось также открыть при мечети школу для детей. Мулла (1946 г. рожд.), - самоучка, в про­шлом мастер по трудовому обучению, окончил трехмесячные курсы при Петропавловской ме­чети, которые вел ученый, богослов, «хаджы из Турции». Дед муллы был уважаемым священ­нослужителем, совершившим хадж в начале ХХ века. В с. Булак ораза соблюдали человек 50-60, мужчины, женщины и 15-20 молодых людей, а также школьники. Из уроженцев этого села хадж в Мекку-Медину в 1998 г. совершил Марат Сар-сенбаев (1962 г. рожд.).

Мечеть в с. Жаргайын (Есилского р-на Се-веро-Казахстанской обл.: население - около 60 дворов, примерно 300-350 чел.). Мечеть дей­ствовала с 1991 г. В то время эта была первая мечеть в сельской местности в Северном Казах­стане. Прежняя мечеть была разрушена в 1932 г. Мечеть посещали только пожилые люди: обыч­но - 5-6 человек, иногда - 10-15. На Курбан-айт, Ораза-айт в ней собирались около 500 человек, включая верующих из соседних селений. Имам Зайнулла Аблаев (1929 г. рожд.) в 1948-1950 гг. учился в медресе Мир-и Араб. Так как значи­тельная часть мечети пустовала, имам хотел от­дать ее под местный «Дом старости». Сам он со­бирался в 1998 г. переехать в с. Новокаменка.

Мечеть в с. Жанажол (Жамбылского р-на Северо-Казахстанской обл.) действовала с 1996 г. Прежняя мечеть была разрушена в 1930 г. Имам Мукали Дюсенулы до выхода на пенсию работал бригадиром, учетчиком в тракторной бригаде. Лишь в возрасте 75 лет, став муллой, он начал читать на казахском языке книги: «Мух-тасыр», «Құран Хатым», «Иман-шарт»; раньше читал лишь отдельные аяты. В отличие от него, две его сестры и брат владели арабской графи­кой. Обычно он совершал обряд «жаназа», сва­дебный обряд: «аят во время обряда неке қыю читал по бумажке», а также обряд имянаречения. Из-за преклонного возраста ему трудно было за­помнить необходимый текст. Знал 15 аятов из молитвы «Яссин», «Табарет», а также десять разных коротких сур. Около 50 местных жите­лей соблюдали пост. Большинство из них были женщины, и лишь 4-5 стариков. Намаз совершал только он. В местную мечеть приходили и веру­ющие из с. Сабит. Проводили в мечети ночь пре­допределения Ляйляту-аль-Кадр. На Курбан-айт и Ораза-айт в местной мечети собиралось много людей, в основном местные жители.

Первая мечеть в Петропавловске - Кок-мечеть открылась в 1946 г.

В с. им. Искандера Ибраева (Сергеевского р-на Северо-Казахстанской обл.) мечети в рас­сматриваемый период не было, не было здесь и муллы. Для обряда «жаназа», говорил Коспан Нурпеисов (1957 г. рожд.) приглашали муллу из с. Сергеевка. Никто из местных жителей не чи­тал намаз, ораза соблюдали 10-15 человек, боль­шинство из которых были женщины. Курбан-айт и Ораза айт местные жители отмечали: резали барана, жарили баурсаки вместо ритуальных ле­пешек (жеті шелпек).

В с. Аксу (Сергеевского р-на Северо-Казах-станской обл.) мечети также не было. Как отме­чал Габбас Жаукенов (1916 г. рожд.), в прошлом учитель, многому в области религиозных зна­ний местных жителей обучил молда Алтымбай Байсеитов, 28-29 лет, получивший четырехго­дичное образование в Духовном институте. В 1997-1998 гг. пост в селе соблюдали 24-28 че­ловек. Примерно, 10 местных жителей читали намаз. Курбан-айт и Ораза-айт сельчане прово­дили в местной школе.

В с. Мерген / Чапаево (Сергеевского р-на Се-веро-Казахстанской обл.) на протяжении трех лет обязанности муллы выполнял Егиз-молда Казымбетулы (1933 г. рожд). По словам Егиз-муллы, интерес к религии у людей возрос, даже у молодежи, но все же таких людей мало, по­скольку все они воспитывались при советской власти. Людей, совершавших пятикратный на­маз, в селе почти не было: «только Карашалов, которому 58 лет, читал намаз». Десять женщин, в возрасте 60 лет и старше, соблюдали ораза. Праздники Курбан-айт, Ораза-айт отмечали все жители села: совершали жертвоприношение («құрбан береді») - резали скот. В селе не было ходжей (қожа). Егиз-молда ходил к имаму ме­чети с. Сергеевка на занятия арабским языком. Егиз-молда учился по таким книгам и учебным пособиям, как Мейрамов Зекен. Дұға. - Алма-ты, 1991г.; К. Ламашарипов, К. Сакиев. Намаз тағлымы. - Алматы: Қаламгер, 1990, 76 бет; Құран Хатым, аруақтарға арналып оқылатын сүрелер мен аяттар. Намаз тағлымы. Құран Ка­рим. Қазақша мағына және түсінігі. Аударған: Халифа Алтай; Өңдеуші Дәлелхан Жаналтай. Редакциялаған: Абдурахим Алтай; Екі харамның қызметкері; ФАИА патшаның Құран шарифі. Ба-сым комбинаты.

В с. Жалтыр (Сергеевского р-на Северо­Казахстанской обл.) мечети не было. По словам местного жителя, Кари Жиинтаева (1924 г. рожд.), муллу для совершения необходимых обрядов приглашали из Сергеевки. Из местных жителей села «обряды и молитвы знал только 90-летний Жаклай». Он раньше был муллой, читал Коран, совершал обряд «жаназа». В селе никто из мест­ных жителей намаз не читал. Сам Кари знал не­сколько аятов, ораза не держал, из-за плохого здоровья.

В с. Берлик (Есилского р-на Северо-Казах-станской обл.) мечеть была разрушена в совет­ское время. С тех пор в селе не было мечети. Местным муллой считался Нургали Жарлыгапов (1906 г. рожд.). Читать Коран еще в детстве его научил Амир Хабибулла-кажи. Намаз в рассма­триваемый период в селе никто не читал. Пост соблюдали 4-5 человек. Сам он читал намаз дома. Совершал обряд жаназа.

В с. Енбек (Есилского р-на Северо-Казах-станской обл.: население около 70 дворов, 350 чел.) мечети не было. Ближайшая мечеть была расположена в с. Явлинка. Бахытжан Хусаинов (1929 г. рожд.) научился чтению молитв у 82-лет­ней сестры, которая когда-то училась в медресе. Верующих стариков в селе было человек десять. Пост в селении никто, кроме двух женщин пре­клонного возраста, не соблюдал. На Ораза-айт и Курбан-айт десять пожилых мужчин и две женщины ездили в мечеть в Явлинку. Б. Хусаи-нов также был намерен начать соблюдать пост, поскольку «возраст подходил и он испытывал неловкость перед людьми». Для совершения обряда жаназа специально привозили муллу из Явлинки.

В с. Амангелды (Жамбылского р-на Северо­Казахстанской обл.) местным муллой с 1998 г. являлся Абдилбари Толегенулы (1915 г. рожд.). Несмотря на свой преклонный возраст, он со­вершал обряд «жаназа» и другие необходимые обряды. По словам Абдил Бари Толегенулы, мо­лодой имам из соседнего села, «не очень образо­ванный», обычно приглашал его для совершения пятничного намаза.

В с. Азаул / Лосевка (Зерендинского р-на Северо-Казахстанской обл.) мечети не было. В 1998 г. муллой стал Мураткан Накенов (1935 г. рожд.), поскольку местный мулла, будучи в пре­клонном возрасте и по состоянию здоровья, не мог выполнять свои обязанности. Отец Мурат­кана также был муллой. Но, в основном, он из книг почерпнул необходимые религиозные зна­ния и по ним научился религиозной практике. Арабским языком не владел. Читать намаз начал с 1960 г.

В с. Сабит (Жамбылского р-на Северо-Ка-захстанской обл.) мечети не было. Ближайшая мечеть находилась в с. Жанажол. Айтжан Ка-зиканкызы Сарсекова (1925 г. рожд.) соблюдала оразу второй год. Супружеская чета Жусуповых соблюдали пост уже три года. Кузнец Салик Жу-супов (1922 г. рожд.) читал аяты. В селе он слыл муллой самоучкой. Восьмидесятилетний мест­ный мулла арабский язык не знал. Использовал переводы с арабского языка. Для обряда «жана-за» сельчане приглашали муллу из с. Жанажол.

В с. Айтуар (Жамбылского р-на Северо-Казахстанской обл.) лишь 6-7 человек совершали намаз.

Этнографические материалы автора, которые легли в основу настоящей статьи, выявили осо­бенности религиозной жизни в Северо-Казах-станской области в конце 90-х годов прошлого столетия - в начале 2000-х годов нашего столе­тия. Религиозная жизнь верующих в Северо-Ка-захстанской области в рассматриваемый период особой активностью не отличалась, даже, несмо­тря на миссионерскую деятельность зарубежных теологов. Уровень религиозности местного насе­ления в определенной степени был связан с на­личием или отсутствием культовых учреждений в населенном пункте. А в этот период далеко не во всех населенных пунктах действовали мечети и медресе. Но и там, где имелись мечети, рели­гиозность населения не претерпела заметных из­менений. Недостаток квалифицированных слу­жителей исламского культа также способство­вал сохранению низкой религиозной активности верующих в сельской местности. Муллы-само­учки в рассматриваемый период в Казахстане были не редкостью, хотя, конечно, по сравнению с советским периодом и с первыми годами су­ществования суверенной республики, их стало значительно меньше. Обычно представители мусульманского духовенства руководили пят­ничными и праздничными службами, участвова­ли в погребально-поминальных обрядах (чтение «жаназа» и поминальных молитв, совершение фидии / дәуір), совершали обряды бракосочета­ния (неке) и имянаречения.О том, что отсутствие мечетей в населенных пунктах, в особенности в отдаленных аулах и поселках Казахстана, значительно снижало иде­ологическое влияние духовенства и уровень ре­лигиозности местного населения свидетельству­ют и материалы С.Е. Ажигали, обследовавшего поселки Жетысу [1, с. 57].

Тем не менее общие тенденции возрастаю­щей роли ислама в Казахстане [2, 3] бесспорно оказали воздействие и на религиозную жизнь в исследуемом регионе. В эти годы в Северо-Ка-захстанской области наблюдался процесс по­степенной замены малограмотных мулл сравни­тельно образованными служителями исламского культа. Священнослужители и простые прихо­жане стремились повысить свой уровень религи­озного образования. Широкое распространение получил обряд бракосочетания «неке кыю» и другие мусульманские обряды, а также ислам­ские праздники. Можно рассматривать это явле­ние как легализацию, а в некоторых случаях как реабилитацию многих традиционных обрядов свадебного, погребально-поминального и иного характера [4, с. 221].

 

Литература

  1. Ажигали С.Е. Религиозность и обрядность сельчан Казахстана в ближайшей ретроспек­тиве: Жетысу, середина 80-х // Обычаи и об­ряды казахов в прошлом и настоящем: сб. ст.-    Алматы: Гылым, 2001. - С. 35-98.
  2. Мустафина Р.М. Представления, культы, об­ряды у казахов (в контексте бытового ислама в Южном Казахстане в конце XIX-XX вв.). -Алма-Ата: Қазақ университеті, 1992. - 176 с.
  3. Мустафина Р.М. Ислам и реликты доислам­ских мировоззренческих традиций у казахов.-    Астана, 2010. - 260 с.
  4. Уразманова Р. Ислам в семейно-бытовой об­рядности татар; традиция и современность // Иордан М.В., Кузеев Р.Г., Червонная С.М. Ислам в Евразии. Современные этические и эстетические концепции суннитского ислама, их трансформация в массовом сознании и вы­ражение в искусстве мусульманских народов России.- М., 2001. - С. 218-224.
Фамилия автора: Р.М. Мустафина
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика