Обзор иранских журналов социально-гуманитарной направленности (по итогам научной командировки)

 Цель данной статьи - ознакомить преподавателей и студентов факультета востоковеде­ния с постановкой научных социально-гуманитарных исследований в одном из крупнейших универ­ситетов Ирана, специализирующемся именно в социальных и гуманитарных науках. Сделан обзор статей нескольких последних номеров периодических изданий факультета персидской литературы и иностранных языков, выявлена сфера интересов ученых и тематика исследований в области лите­ратуроведения, языкознания, философии и исламоведения. Сделаны выводы о достаточно высоком в целом уровне исследований и широком диапазоне научных проблем, рассматриваемых в данных журналах.

С 17 по 24 января этого года группа препода­вателей Факультета востоковедения по пригла­шению Культурного центра Исламской Респу­блики Иран выехала в Тегеран для проведения ряда официальных встреч в этой стране. Поездка была организована и профинансирована Орга­низацией по распространению персидского язы­ка и культуры, которую по масштабам деятель­ности и объему выполняемых проектов можно сравнить с нашим Министерством культуры. В программу были включены встречи с председа­телем этой организации г-ном Ахмади, его заме­стителем г-ном Ахмади (они - однофамильцы), директором организации «Мир книг» господи­ном Мухаммадхани, руководством Междуна­родного факультета Тегеранского университета, а также руководством факультета персидской литературы и иностранных языков университета Табатабаи в лице декана факультета доктора Ва-фои и заведующего кафедрой лингвистики про­фессора Мукаддама.

Однако в данной статье мне бы хотелось не столько дать отчет о об этой чрезвычайно инте­ресной и полезной для развития нашего сотруд­ничества с иранскими вузами поездке, сколько поделиться впечатлениями из области развития гуманитарных наук в дружественной стране. Мы, в общем-то, и до визита в Иран знали, что руководство Исламской республики Иран уде­ляет особое внимание финансированию образо­вания, науки и исследований. После Исламской революции возросла грамотность, особенно за­метны результаты среди женщин. Сегодня, по статистическим данным, число девушек в иран­ских вузах давно опередило количество юношей.

Как выяснилось, на заре Исламской рево­люции, во времена имама Хомейни все без ис­ключения университеты были бесплатными и доступными на общих основаниях. Но сейчас также появилась возможность получать и плат­ное высшее образование наряду с бюджетным. В Иране насчитывается около 80 государственных университетов, включая 28 медицинских, а также 25 крупных коммерческих вузов. Институтов же открыто еще больше, и общее число вузов пре­вышает 240. Развитие науки, технологий, про­мышленности, оборонного комплекса - это одно из важнейших, приоритетных направлений для государства. С этим связан особый пиетет перед естественными науками. Но и гуманитарные ис­следования не обойдены вниманием правитель­ства, хотя, конечно, финансирование здесь на­много меньше, чем в стратегически важных для страны точных и естественных отраслях.

Университет   Алламе Табатабаи  является государственным университетом в Тегеране, под руководством Министерства науки, исследований и техно­логий. Это самый большой специализирован­ный государственный университет социальных наук в Иране и на Ближнем Востоке, в котором 18000 студентов и 500 штатных преподавателей. После своего создания на базе 24 независимых колледжей и факультетов в 1983 году универ­ситет превратился в наиболее выдающийся университет страны в области гуманитарных и социальных наук. До этого университет был известен как "Высшая школа торговли», ко­торая первоначально была основана в 1956 году, до исламской революции, при поддерж­ке американских академических институтов. Университет Алламе Табатабаи в основном ак­тивен в области гуманитарных и экономиче­ских наук. Он признан Министерством науки, исследований и технологии как научный центр страны в экономической науке и центр передо­вого опыта в области экономики развития. Фа­культет психологии и образования также имеет высокую репутацию и считается в универси­тете научным центром образовательной науки. Университет назван в честь Алламе Табатабаи - выдающегося иранского аятоллы, шиитского богослова в четырнадцатом поколении, филосо­фа, комментатора Корана, автора тафсира «Аль-Мизан». Особого титула «Алламе» Табатабаи был удостоен за свою глубокую учёность.

Университет Алламе Табатабаи в настоящее время состоит из 7 факультетов:

  1. Факультет персидской литературы и ино­странных языков
  2. Экономический факультет
  3. Факультет менеджмента и бухгалтерского учета
  4. Факультет права и политических наук
  5. Факультет психологии и педагогики
  6. Факультет социальных наук
  7. Колледж страхования.
  8. Нам подарили несколько свежих журналов, на анализе которых хотелось бы остановиться подробнее.

В журнале «Seraje Monir» (том 2, №5, зима 2012) факультета персидской литературы и ино­странных языков кафедры корановедения и тра­диции опубликовано семь статей. В статье до­цента Аббаса Ашрафи и магистра Сохелы Резаи «Идеологические элементы с точки зрения Корана и Нового Завета» рассматривается вли­яние религии на общество. В статье дается срав­нительный анализ с точки зрения Корана и Ново­го Завета на идеологическую функцию религии. И Новый Завет, и Коран совпадают в позиции о том, что только Единый Бог является творцом и объектом поклонения. Хотя христиане, вопреки тексту своей Священной Книги - Библии, верят в Троицу, Коран и Библия признают Божественное Единство и воскресение, и одинаково описыва­ют Ад и Небеса. Однако они расходятся в опре­делении и интерпретации миров после смерти и в том, как именно происходит воскресение. Но­вый Завет описывает религиозные задачи проро­ков как своего рода призывающие к реализации в жизни. Коран же вводит две основные цели по­сланников - одна связана с материальной жиз­нью, вторая с жизнью будущей, следовательно, пророки должны призывать людей к монотеиз­му и вести их к преуспеванию и установлению справедливости, другими словами, к достойной жизни в материальном мире.

В статье Мухаммада Хуссейна Байата «Обзор взглядов Ибн Араби на халифат и лидерство» указывается на особую роль этих воззрений, по­зволяющих читателю предположить, что речь идет о халифате и руководстве им в гностическом смыс­ле, но при внимательном прочтении его трудов обнаруживается, что он имеет в виду теологиче­ские взгляды суннитов и обосновывает правление первого и второго халифов, ссылаясь на соглаше­ние соратников Пророка. При этом он проигнори­ровал все тексты и положения о передаче власти в халифате, принадлежавшие Пророку, далее он упоминает некоторые традиции и многочислен­ные свидетельства, такие как Хадис ас-Сакалайн и Хадис аль-Гадир, с искажениями. В следующей части своих трудов он пишет об иджтихаде (ин­терпретации рассуждений) религиозных ученых, оправдывая все их ошибки и реабилитируя их. Естественно, что в данной статье М.Х. Байата как представитель шиитской ветви ислама подвергает критике все взгляды Ибн Араби.

Достаточно современной и актуальной мне показалась статья Мухаммада Реза Арама «Ко­ран, глобализация и глобализм», в которой автор критикует многих политологов, экономи­стов и представителей других наук за то, что они рассматривают концепцию глобализма только со своих собственных позиций, полностью игно­рируя роль Священного Корана и его место в сфере глобализма. Сам он пытается определить специфическое значение концепции глобализма, обсудить его принципы, качества, результаты и последствия и затем рассмотреть механизм ре­ализации проекта, имеющего целью глобализо-вать кораническую науку и культуру. Он останав­ливается на проблемах коранической культуры в эпоху глобализации, связанных с верованиями и ценностями. Коран и глобализм, по мнению ис­следователя, взаимосвязаны. Священный Коран как божественное откровение послан человече­ству для теоретического и практического руко­водства на все времена и поэтому обладает по­стоянством. В статье рассматриваются струк­туры и характеристики глобальной системы Ко­рана и коранического языка как единственного языка этой глобальной системы.

Статья Мухаммада Фулади «Влияние Кора­на и традиции на поэтический диван аятоллы Гарави Исфахани» посвящена творчеству одно­го из ярких литераторов, обладавших к тому же широчайшим кругозором в области корановеде-ния, юриспруденции, теологии, аятоллы Гарави Исфахани и его стихам об имаме Хуссейне. В своем диване он совместил коранические темы и традиции с литературными персонажами и ху­дожественными аспектами языка, проявив осве­домленность и выразив глубоко эмоциональную симпатию к Величайшему Мученику, событи­ям в Кербеле и Ашуре (десятый день лунного месяца Мухаррам, дата мученической смерти имама Хуссейна). Большинство поэм сборника посвящены этим темам. В статье анализируют­ся нарративные и коранические аспекты, такие, как использование аллюзии, цитат из Корана, коранических выражений типа «иншакка -ль-камар» (луна распалась на части), «а лясту би-раббикум» (разве я не Господин ваш), «нафс мутмаинна» (умиротворенная душа) и т.д. Для художественной экспрессии используются ко-ранические темы и рассказы о пророках, в том числе о Моисее, Иисусе, Ное, Соломоне, Давиде,

Хидре, Иове, Адаме и Мухаммаде-Печати про­роков. Литературные и семантические конструк­ции, рассуждения на тему науки образной речи призваны выразить религиозные и коранические эмоции, подтвердить добродетели имама Хус­сейна и изложить его элегические стихи.

Три оставшиеся статьи - «Рассмотрение концепции спокойствия в Священном Кора­не» Мариам Фархади, «Проклятые образы в Священном Коране» Карима Али Мухаммади и Фатимы Бабаи, «Таинство Священной тра­диции» Мухаммада Ахи в той или иной степени интерпретируют смыслы священного текста и элементы шиитской религиозной традиции.

Объем статей - от 22 до 35 страниц. В редак­ционную коллегию входят сотрудники не толь­ко университета Табатабаи, но и профессура из Тегеранского университета, университетов Азад и Шахид Мотаххари, а также Института ислам­ской мысли и культуры.

Из журнала под названием «Hekmat va Falsafeh» (Мудрость и философия) (том 8, №31, ноябрь 2012 г.), выпускаемого факультетом фи­лософии университета Табатабаи, я позволю себе привести только названия статей, которые говорят о широком диапазоне интересов и взгля­дов иранских ученых в области этой науки:

  1. Критическое исследование «теории моральной ошибки. Голам Хуссейн Тавакколи.
  2. Размышления об эстетико-эпистемо-логических принципах мистической школы Ибн Араби. Мухаммад Фанаи Эшкевари, Али Каримиан Сейкалани.
  3. Мета-исторический взгляд на грече­скую мифологию. Мариам Санепур.
  4. Взгляды Канта и Алламех Табатабаи на социальную свободу. Хаджар Нили Ахмада-бади, Али Карбасизаде.
  5. Творчество души и реализация знания материального мира в философии Садра. Му-хаммад Резаи.
  6. Сопоставительное изучение этической философии Алена Бадиу и Сорена Кьеркего-ра. А.Р. Эсмаилзаде, А.А. Хейдари.
  7. Оценка Хайдеггером платониче­ского идеализма как начала эстетики. Ах­мад Рахманиан, Шамс аль-Молук Мостафави.

И наиболее интересным для меня как для фи­лолога журналом стало периодическое издание факультета персидской литературы и иностран­ных языков «Исследование литературного тек­ста» (№50, зима 2012).

В статье «Анализ «Дах-наме» (десять пи­сем) в персидской литературе с точки зрения литературного жанра» Махбубе Хорасани и Фариде Давуди Мокаддам поднимают теоре­тическую проблему классификации жанра дах-наме, название которого вызвало определенную терминологическую путаницу у некоторых уче­ных из-за фрагментарной и чрезвычайно широ­кой тематики этого типа произведений.

После тщательного анализа авторы приходят к выводу, что только семь поэм из рассмотренных ими двадцати трех полностью соответствуют критериям и могут быть классифицированы как дах-наме. Это «Мантек аль-Ошшак» Охади Мара-геи, «Мохабат-наме» Ибн Насуха, «Ошшак-наме» Убейда Закани, «Тохфат аль-Ошшак» Семнани, «Рух аль-Ашекин» Шаха Шоджа, «Розат аль-Мохеббин» Ибн Имада и «Махбуб аль-колуб» Ха-рири. Еще три произведения можно также отне­сти к жанру дах-наме, это - «Ошшак-наме» Ара­ки, «Сохбат-наме» Хемам Табризи и «Си-наме» Амира Хуссейна Херави. Остальные тринадцать проанализированных произведений относятся скорее к другим литературным жанрам.

Статья Алиреза Шабанло «Фон и проявле­ния романтизма в произведении «Моя Буха­ра, мое племя» посвящена творчеству Мухам-мада Бахмана Беиги в период, когда социальные и политические изменения в Иране и знакомство с европейской литературой и культурой во вре­мя правления Пехлеви создали возможности для популяризации произведений западного романтизма и их перевода на персидский язык. Воздействие социо-политической атмосферы на общество, индивидуальные черты, духовная однородность, племенной образ жизни, уход и дистанцирование от семьи - все это привело Бахмана Беиги в школу романтизма. Но, кри­сталлизуя характерные черты этой школы, он избежал ее радикальных аспектов и создал заме­чательные произведения, занявшие место между реальностью и воображением. Воображаемые и реальные аспекты его произведений настолько переплелись, что порой их невозможно отделить друг от друга.

Казем Дезфулиан и Фоад Молуди в статье «Рассказ Хушанга Голшири: нарратологи-ческое видение на основе теории Дженетта» обращают внимание на то, что в современных рассказах используется множество нарративных приемов и техник, а классические и линейные повествования, популярные в прошлые века, со­временными писателями отрицаются. Хушанг Голшири - один из таких современных писателей, который создал сложные, многослойные и труд­ные для чтения произведения, используя бесчис­ленное количество нарративных приемов. Слож­ное повествование является самой важной харак­терной особенностью его писательского стиля.

В статье анализируется его рассказ под назва­нием «Масум-е-доввом» (Второй невинный) на основе теории Дженетта, который является из­вестным теоретиком структуралистской нарра-тологии. Авторы излагают эту теорию и рассма­тривают три повествовательных уровня рассказа, текст и компоненты, связывающие эти уровни, а именно - «время: порядок, длительность, часто­та», «тональность: расстояние и фокализация» и «голос или тон». Показаны техники и приемы, используемые Хушангом Голшири в этом произ­ведении. Изучение нарративной структуры его рассказов способствует пониманию их семанти­ческих аспектов и комплексности.

«Размышления по поводу иранского пере­ворота 1953 года в художественных произве­дениях Эбрахима Голестана» - авторы данной статьи Саид Бозорг Бигдели, Кодратолла Тахери и Захра Мусиванд считают, что переворот 1953 года является одним из важных и влиятельных политических событий иранской истории ХХ века. Он оказал воздействие как на художествен­ную литературу, так и на формирование движе­ния литературного символизма. Из-за мощного политического давления в обществе многие пи­сатели-интеллектуалы, боровшиеся за демокра­тию, использовали кодированный и символиче­ский язык для критики социальных и полити­ческих проблем Ирана. Они фокусировали свое внимание на таких проблемах, как поражение национального движения, беспомощность лю­дей, внутренняя диктатура и воздействие коло­ниализма на Иран. Осмысление этого перево­рота в современной художественной литературе прежде литературоведами не изучалось. В статье дается дескриптивный анализ размышлений на эту тему в произведениях Эбрахима Голестана. Такие темы, как отсутствие единства среди лю­дей, вторжение иностранцев в политическую и культурную сферы, сопротивление герметичной и незащищенной атмосфере в обществе, безна­дежность, поражение, подозрение, пустота пер­сонажей художественной литературы, а также подавляющая мрачная обстановка - все это от­ражало переворот 1953 года в работах Голестана.

Прибегая к символике, Голестан косвенным об­разом критикует общество.

Касем Сахраи, Мухаммад Реза Джалилиан и Мир Реза Пиранпур указывают в статье «Из­учение писем в «Шахнаме» Фирдоуси» на важную роль писем как способа коммуникации и делают классификацию писем по уровням: от вышестоящего к нижестоящему, от нижестояще­го к вышестоящему и письма между равными по положению. В статье анализируются составляю­щие элементы этих писем, которые отличались в зависимости от тематики и адресата, а также причины их написания. Более того, изучаются тематика и материалы, упоминаемые отправи­телями до и после написания письма, оговорка имен отправителя и получателя, печать и функ­ции писем в «Шахнаме». Рассматривается исто­рия письма в Иране в период до ислама, а письма из «Шахнаме» подаются как образцы для сегод­няшней корреспонденции.

Статья «Критика последовательности функций героя в теории морфологии Проп­па (основанная на морфологии трех исто­рий из «Шахнаме») Хавара Корбани и Кейва-на Гурка впервые затрагивает с точки зрения морфологии функции героев трех фрагментов великого произведения, которые выглядят на первый взгляд идентичными, но отличаются в действительности многими элементами. Авто­ры приходят к заключению, что эти фрагменты нельзя подогнать под одну категорию на функ­циональной основе, и влияние различающих их элементов также должно учитываться при их классификации. Хотя функции героев (уход, любовь, испытание, свадьба, возвращение) и ограничены и одинаковы во всех этих повество­ваниях, такие различающие их элементы, как социальное окружение, идентичность героя и протагониста, повлияли на последовательность этих функций.

Какие выводы можно сделать после изучения этих трех упомянутых нами академических жур­налов по гуманитарным и социальным наукам, выпускаемых университетом Табатабаи?

Во-первых, гуманитарные исследования в Иране развиваются и имеют выход на аудито­рию, доказательством чему служит наличие как минимум двух разных журналов на одном только факультете персидской литературы и иностран­ных языков - «Seraje Monir» и «Исследование литературного текста», каждый из которых об­ладает своей спецификой.

Во-вторых, ученые Ирана не ограничивают­ся внутренними вопросами и проблемами, а хо­рошо знакомы с некоторыми западными концеп­циями и течениями в философии, языкознании и литературоведении. Это еще раз свидетельству­ет о том, что наука не имеет границ, даже в усло­виях политического давления извне и экономи­ческой изоляции страны.

В-третьих, при сохранении стойкого инте­реса к религиозной тематике, что вполне есте­ственно для Исламской Республики, ученые-гу­манитарии достаточно свободны в выборе тем и продвинуты в плане методологии исследования.

По результатам личных встреч могу отметить тот факт, что полиязычие, то есть владение наря­ду с персидским также арабским и английским языками, в среде преподавательской интеллиген­ции чрезвычайно распространено. И наши кол­леги оказались хорошо осведомлены о ситуации в казахстанском образовании, в казахоязычной литературе, в филологических исследованиях наших и российских ученых.

Фамилия автора: Г.Е. Надирова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика