Способы и приемы передачи сленгизмов с английского языка на русский

В работе отмечается, что сленгу свойственна двоякая номинация. С одной стороны, номинативную функцию выполняют сленгизмы, обозначающие специфические явления, присущие данной субкультуре, с другой - сленгизмы, обозначающие понятия, для которых уже существуют обиходные слова в языке. В обоих случаях номинации, схожие по форме, отличаются по своей сути. В первом случае происходит простое заполнение терминологических лакун, во втором случае сленговое слово передаёт специфику данного явления в деятельности или сознании носителей определённого сленга.

В настоящее время изменения, происходя­щие в общественной и политической жизни, быстрые темпы развития науки и техники, внедрение информационных технологий способствуют либерализации литературных норм языка и открывают границы для пласта сниженной лексики (сленга, жаргона), которая проникает в различные сферы жизнедеятель­ности человека.

Реферируемая магистерская работа посвяще­на исследованию сленга как отдельного пласта сниженной лексики, а также сложностей, с кото­рыми сталкивается переводчик при работе над адекватной передачей элементов сленга с языка оригинала на язык перевода. Целью магистер­ской работы является исследование основных переводческих приёмов при передаче сленго­вых элементов с английского языка на русский и определение количественной частотности при использовании того или иного приёма перевода.

В настоящее время существует достаточно большое количество определений сленга, не­редко противоречащих друг другу. Противоре­чия эти касаются, прежде всего, объёма понятия «сленг»: спор идёт, в частности, о том, включать ли в сленг одни лишь выразительные, иронич­ные слова, которые являются синонимами лите­ратурных эквивалентов.

При рассмотрении вопроса о сленге необ­ходимо уделить внимание вопросу о причинах, мотивирующих говорящих включать единицы сленга в речь. Так, среди основных причин назы­ваются следующие: желание привлечь внимание собеседника; продемонстрировать в разговоре своё остроумие; показать свою принадлежность к определённой профессиональной или соци­альной группе; избежать использования изби­тых фраз и клише. Не менее важной причиной является демонстрация языковой компетенции, так как в современном обществе использование сленга (к месту и в определённой ситуации) не является обязательно чем-то неприемлемым или оскорбительным.

Скорее, наоборот: грамотное использование сленга является показателем именно культурного уровня, а не отсутствия культуры; следователь­но, такое владение коммуникативной ситуацией свидетельствует о достаточно высокой языковой компетенции, а это и есть проявление такого по­нятия, как межкультурная коммуникация.

Все перечисленные выше особенности слен­га как отдельного слоя нелитературной лексики позволяют сделать вывод о том, что единицы сленга на сегодняшний день представляют слож­ность при рассмотрении их с языковой точки зрения. Данный факт необходимо учитывать при работе над переводом сленговой лексики с одно­го языка на другой.

Молодежь, как известно, представляет со­бой большую социальную мобильную группу, которая играет важную роль в жизни обще­ства. Именно представители молодого поколе­ния отличаются стремлением ко всему новому, способностью моментально реагировать на все происходящее вокруг, уверенностью и «безо­глядностью», что делает их поступки и действия решительными, смелыми, бескомпромиссными. Подобные тенденции, как правило, находят свое непосредственное воплощение, прежде всего, в языке.

Именно в речи молодежи, как в зеркале, на­ходят свое максимальное отражение все соци­альные преобразования и изменения, которые происходят в обществе на определенном этапе его исторического развития. Все это актуали­зирует проблему изучения речевого поведения современного молодого поколения, которое, без сомнения, отличается от речевого поведения мо­лодежи советского периода [1].

Таким образом, в условиях преобразований, когда сознание общества в целом изменяется, приспосабливается, перестраивается, молодежь формируется и развивается уже в новом времени с новыми взглядами на жизнь и иным мировос­приятием, что непосредственно, как было под­черкнуто выше, оказывает влияние на речевое поведение представителей молодежи.

Он является способом общения большого количества людей, объединенных возрастом, но данная особенность довольно условна. Носите­ли молодежного сленга, как правило, люди от 12 до 30 лет. Молодому человеку важно не толь­ко что он говорит, но и как он это делает, желая быть интересным рассказчиком. В связи с этим употребляется dude (чувак) вместо friend (друг, товарищ); swill (пойло) вместо drink/beverage(напиток); Heispissed. (Он угашенный) вместо Heisdrunk (Он пьяный) или I'lldefinitelyhookupwithyoulater (Мы с тобой обязательно пересечемся позже) вместо I'lldefinitelymeetwithyoulater (Мы с тобой обязательно встретимся позже) [перевод наш] [2, с. 8].

В стандартном языке к контекстуально-воль­ным лексическим единицам принадлежат имена собственные, географические названия, назва­ния периодических издательств, предприятий, кораблей, самолетов, партий и общественных организаций. Лексические единицы, обознача­ющие эти явления и понятия, но относящиеся к сленгу, являются контекстуально зависимыми и не имеют постоянных эквивалентов в языке пе­ревода. Например, словосочетание tobitchabout обозначает 1) ныть, жаловаться; 2) ругать кого-то, наезжать на кого-то [3], поэтому, принимая во внимание контекст, следует выбирать соот­ветствующий вариант перевода.

Существует также большой пласт лексики, который возник на основании реалий страны и не имеет эквивалентов в языке перевода [2], напри­мер tupper - tea&supper; brunch - breakfast&lunch. При переводе молодежного сленга, который воз­ник на основании реалий отдельной страны, нужно использовать описательный перевод или заимствовать слова на основании аллитерации с подстрочным переводом.

Заслуживает внимания также перевод идиом (фразеологических единиц). Самый лучший спо­соб перевода - поиск в языке перевода идентич­ного фразеологизма, например, I justdon 'tbuyit[3] - Я просто на это не куплюсь (не попадусь) [перевод наш].

В случае, если нельзя подобрать соответ­ствующий фразеологизм, необходимо подыскать такое выражение, которое бы имело то же кон-нотативное, но отличное денотативное значение, например, Well, Iguessthereisnousetomestickingaroundtilltheendoftheday - Ну, думаю, мне не нужно торчать здесь до конца дня [4].

Особый интерес представляет перевод лек­сических единиц, которые являются заимство­ванными и функционируют в языке-реципиенте в качестве сленгизмов. Лексические единицы, заимствованные русским сленгом из английско­го и американского сленга, не вызывают особен­ных трудностей при переводе: bucks - баксы; guy - гай; money - мани; crazy - крейзи; party - пати; okay - окей; wow! - вау! [1].

Для перевода сниженной лексики и про­сторечия можно выделить несколько приемов и способов перевода.

Прежде всего, это два основных пути, по ко­торым следует переводчик: прямой или букваль­ный и косвенный (непрямой) перевод.

Первый способ малоприемлем при перево­де единиц сниженной лексики, так как при этом нарушаются принципы переводческой адек­ватности и узуальные нормы языка перевода «WhatcanIsay? He'llnevershitaseamen 'sturd» [5].

Данная фраза употребляется по отношению к тому, кто никогда не будет хорошим моряком. Перевести фразу буквально нельзя, так как это будет нарушением узуальных норм русского языка, или хотя бы потому, что здесь переводчик сталкивается с различиями коммуникативных норм двух языков: в современном английском, особенно в американском варианте употребле­ние грубых слов типа shit - почти норма, то в русском такое неприемлемо, потому что русские эквиваленты английских вульгаризмов гораздо грубее. Поэтому адекватный перевод подобной фразы будет примерно таким: «А чего сказать-то? Этому щенку никогда не бывать морским волком.

Также можно выделить два переводческих приёма, относящихся к первому способу: транс­крипция (транслитерация) и калькирование. Их применение возможно лишь при условии, что значение транскрибированного (транслитери­рованного) или калькированного слова понятно из контекста и перевод не нарушает узуальные нормы и принципы адекватности и эквивалент­ности. «^oldDimatthebacknearlaughedhisgulliver off—ho, ho, ho.» - «... старик Туп на заднем сиде­нье смеялся до полусмерти, тряся гулливером - хо, хо, хо». [6]. Здесь значение слова gulliver (head) понятно из контекста фразы. Но к это­му приёму можно прибегать лишь в редких слу­чаях и только тогда, когда значение слова понят­но читателям без специальных комментариев.

Гораздо чаще прибегают к непрямым спосо­бам перевода или переводческим трансформа­циям. Основная их функция состоит в создании максимально лексически точного, адекватного перевода произведения при отсутствии регуляр­ных языковых соответствий. При этом адекват­ный перевод невозможен без учёта стилистиче­ской стороны подлинника, так как перевод также предполагает создание стилистического аналога оригинала. Стилистическое содержание текста или высказывания состоит из стилистических значений, составляющих его единиц, и требует перекодировки при переводе, которая осущест­вляется в процессе изменения планов содержа­ния и выражения языковых единиц исходного текста в тексте перевода. Мы рассмотрим наибо­лее распространённые виды лексических транс­формаций в классификации Л.С. Бархударова.

При лексических заменах происходит заме­на отдельных лексических единиц (слов и устой­чивых словосочетаний) исходного языка лек­сическими единицами переводящего, которые не являются их словарными эквивалентами, то есть взятые изолированно имеют иное референ-циальное значение, нежели передаваемые ими в переводе единицы исходного языка. Чаще всего здесь встречаются три случая - конкретизация, генерализация и замена, основанная на причин­но-следственных отношениях (замена следствия причиной и причины следствием) [7].

При номинации слов, для которых уже су­ществуют широкоупотребительные слова, но­минативная функция тесно переплетается с экспрессивной, мировоззренческой и эмоцио­нально-оценочной функциями. Это связано с тем, что часто такие «вторичные» номинации возникают в обществе и субкультуре носителей. После подробного изучения мнений лингвистов, касающихся объёма понятия «сленг», и опре­деления собственного подхода к данному слою лексики, в работе предлагается (в качестве ра­бочей) следующая дефиниция термина «сленг»: это слой нелитературной лексики (т.е. лексики, выходящей за рамки литературного стандарта), зафиксированной, главным образом, в специ­альных словарях сленга и используемой одними носителями языка (представителями разных со­циальных групп) с целью обособления от других носителей языка.

  1. Сленг - это сложное явление не только с точки зрения языка, но и с точки зрения перево­да.
  2. Адекватная передача данных единиц на русский язык является основной задачей при пе­реводе оригинального текста романа на русский язык.
  3. При передаче сленгизмов с английского языка на русский переводчики наиболее часто прибегают к использованию метафоры. Данный факт объясняется тем, что всё повествование ро­мана метафорично, что не могло не найти своего отражения в языковом наполнении произведе­ния.
  4. При анализе вариантов перевода романа с английского языка на русский прослеживают­ся некоторые различия при передаче сленговых единиц, что объясняется рядом причин. Одна­ко данный факт не уменьшает ценности обоих переводов, так как переводчики сделали шаг на пути решения проблемы передачи снижен­ной лексики (в частности сленга) с английского языка на русский на материале художественного произведения современной литературы.

Таким образом, можно констатировать, что при всей своей популярности сленг в настоящее время терминологической точностью не облада­ет. Данный факт не мог не сказаться на практи­ке составления словарей и присвоения пометы «сленг» тем или иным словам.

 

Литература

1 Волошин Ю.К. Американский сленг в раз­говорной речи // Лингвистические единицы раз­ных уровней и их функциональныехарактери-стики. - Краснодар, 1982. - С. 13-17.

2   Хомяков В.А. Три лекции о сленге: посо­бие для студентов педагогических институтов. -Вологда, 1970. - 62 с.

3   Казакова Т. А. Художественный перевод: в поисках истины [Текст]. - СПб., 2006. - 224 с.

4   Швейцер А.Д. Современная социолингви­стика. Теория, проблемы, методы. - М., 1976.

5   Лихачев Д. Черты первобытного примити­визма воровской речи. Язык и мышление. - М.-Л., 1935.

6   Бархударов Л.С. Язык и перевод: вопросы общей и частной теории перевода. - М.: Между­народные отношения. 1975. - 237 с.

7     Берджесс А. Заводной апельсин. - М.: Эксмо-пресс, 2004. - 221 с. 

Фамилия автора: И.А. Сарсенова, Г.К. Кортабаева
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика