Современный облик Ирана в контексте Ирано-Американских отношений

Ирано-американские отношения - важней­шая и сложнейшая проблема современной меж­дународной обстановки. Эта проблема требует тщательного всестороннего анализа и вызывает интерес у экспертного сообщества. Исламская республика Иран (ИРИ) играет одну из доми­нирующих ролей в важнейшем регионе планеты - Западной Азии, куда входят Ближний и Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия.

По конституции, принятой в 1979 году, Иран является исламской республикой. До 1979 года это государство было в целом прозападно ориентированным. Исламская революция 1979 года, свершившаяся на волне антиамериканиз­ма, радикально изменила внешнюю политику страны. Исламская революция стала переходом от шахского монархического режима Пехлеви к исламской республике во главе с Аятоллой Хомейни - предводителем революции и основа­телем нового порядка. Хомейни осуждал прозападную внешнюю и внутреннюю полити­ку шаха. Страна принципиально отвергла капи­тализм и коммунизм, противопоставляя им соб­ственный, «исламский» путь развития. Основ­ным лозунгом нового режима был: «Ни Восток, ни Запад! Исламская революция!». Победа Исламской революции ознаменовалась между­народным скандалом с захватом заложников в американском посольстве в Тегеране. Этот инцидент повлёк за собой ухудшение отноше­ний со всеми западными странами, а также послужил поводом к разрыву дипломатических отношений с США, которые до сих пор имеют сложный характер. В первые годы своего существования новый иранский режим жестоко расправлялся с инакомыслящими, до основания разрушая шахские институты, вел жесткую непримиримую политику со всем мировым империализмом, с «неправильными» мусуль­манскими режимами, «продавшимися» Западу. Одновременно иранское духовенство, взявшее власть в стране, активно проводило политику экспорта исламской революции по иранскому образцу. Во внешней политике Ирана «амери­канский вопрос» занимает особое место. Антиамериканизм - это краеугольный камень господствующей в Исламской Республике Иран идеологии хомейнизма.

Неугасающий интерес США к Ирану обус­ловлен рядом причин: политическими, геополи­тическими, экономическими. Прежде всего, Иран как источник углеводородных природных ископаемых, а также как территория транспор­тировки нефтегазовых продуктов обладает абсо­лютной ценностью.

При обозначении своего антагонизма, США указывают на попытки Ирана заполучить ору­жие массового поражения и на поддержку им террористических организаций, особенно «Хез-болла» и «Хамас», как на главное препятствие на пути нормализации отношений. Джордж Буш закрепил за Ираном ярлык страны «Оси зла». Как известно, этот термин был использо­ван экс-президентом США Джорджем Бушем в ежегодном обращении к Конгрессу 29 января 2002 года для описания режимов, спонсирую­щих, по мнению США, терроризм или разраба­тывающих оружие массового поражения и спо­собных передать его террористам. В своей речи, в качестве таких государств, Буш упомянул Ирак, Иран и КНДР /1/.

В числе разрабатываемых против Ирана мер Соединенные Штаты рассматривают возмож­ность инициирования следующих шагов: осуж­дение международными правозащитными орга­низациями ситуации с соблюдением прав чело­века в Иране, а также дискриминации женщин в иранском обществе; расширение объемов аме­риканского пропагандистского радиовещания на территорию Ирана (в настоящее время суммарная продолжительность таких радиопе­редач составляет всего 60 минут в сутки, а планируется увеличить их объем до трех часов); оказание финансовой поддержки иранским группировкам в стране и за рубежом, придержи­вающихся прозападной ориентации (например, в 2005 году выделено 5 млн. долл. США) /2/.

Со своей стороны Иран регулярно обвиняет Вашингтон в попытках нанести ущерб его экономике, вводя санкции против иностранных компаний в Иране на основании одобренного конгрессом Закона о санкциях против Ирана и Ливии. Тегеран недоволен также тем, что США выступают против вступления страны во Все­мирную торговую организацию и против выде­ления Ирану кредитов МВФ. С точки зрения Вашингтона, санкции являются законной фор­мой противодействия проводимой Ираном политике.

Бехруз Гамари Табризи, иранский эксперт из Университета штата Джорджия, замечает, что «Иран в большей степени обеспокоен возмож­ным нападением Израиля, чем американцев, и нынешние враждебные отношения между Ира­ном и Израилем исключают потепление в отно­шениях между Ираном и Соединенными Штата­ми». Удар Израиля по иранским объектам, вероятнее всего, приведет к ответному удару со стороны Ирана, который задействует силы «Хезболла», что, весьма возможно, приведет к неконтролируемому развитию событий и вовлечет в войну с Ираном и Соединенные Штаты. Так что, учитывая характер существую­щих серьезных трений, наиболее предпочти­тельным сценарием развития американо-иран­ских отношений в следующие два года станет, скорее всего, холодный и хрупкий мир /3/.

В истории ирано-американских отношений были периоды «оттепели». Такие инициативы прежде всего связаны с периодом президентства с мая 1997 года Мохаммада Хатами, сторонника «умеренного исламизма». Убежденный в необ­ходимости кардинальных реформ, но только в рамках исламской государственности, иранский реформатор, выдвинув идею «диалога цивили­заций», попытался внести позитивное, мирот­ворческое начало в проблему взаимосвязей цивилизаций.

Мохаммад Хатами был первый президент, попытавшийся восстановить отношения с США. В ходе интервью американскому телеканалу Си-Эн-Эн в начале 1998 года он впервые за 18 лет после исламской революции предлагал «разру­шить стену недоверия» между ИРИ и США. Независимые эксперты-политологи заговорили о том, что в ближайшее время сближение двух стран будет реальностью /4/.

Хатами во внутренней политике ориенти­ровался на активизацию реформ, расширение демократических свобод, именно в общечело­веческом, а не узко шиитском понимании этих явлений, во внешней политике - на прорыв полублокады, на выход из самоизоляции, на открытость исламского Ирана всему миру и при всем  этом  избегающий  опасной демонстра­тивной конфронтации с исламско-фундамента-листскими кругами внутри страны, вызывает одобрение в мире. Однако Мохаммад Хатами не предпринимал радикальных решений. Он пытался реформировать режим, не меняя его основ, оставляя незыблемыми идеологические опоры.

Понимая пагубность для страны «политики осажденной крепости», М. Хатами на посту президента Ирана целенаправленно и плодот­ворно проводил курс на придание своей стране нового имиджа. Он пробивает дверь в Европу, повышает уровень ирано-российских отноше­ний до партнерских, осуществляет активную внешнюю политику во всех уголках Земли, эффективно действует в рамках международных организаций. Важным шагом М.Хатами стала инициатива по поднятию «железного занавеса», отделявшего Исламскую Республику Иран от многих арабских государств. Новая внешняя политика Хатами - это прорыв и успех иранской дипломатии, результатом которого было призвано улучшение связей Ирана с большинством стран в различных областях, укрепление международного авторитета ИРИ и, как результат, - усиление экономического и военного потенциала страны.

Ортодоксальный Иран не мог по опреде­лению уклониться на миллиметр от антиа­мериканской политики. Но Иран либералов-прагматиков, проводя в рамках реформ прези­дента Хатами политику открытых дверей, делает знак США о готовности к обсуждению ирано-американских проблем, предоставляет Америке шанс на примирение. И, надо отме­тить, что инициатива Тегерана находит понима­ние в Вашингтоне. В ответ Соединенные Штаты объявили об ослаблении торговых санкций в отношении Ирана. Был снят запрет на импорт американской стороной иранских ковров, черной икры, фруктов и фисташек. Кроме того, Вашингтон согласился рассмотреть с Тегераном ряд взаимных финансовых претензий, в част­ности, по поводу "замороженных" в 1979 году иранских авуаров в банках США. Админис­трация Клинтона приняла также решение про­должить расширение контактов с Ираном в научной, культурной, спортивной областях и по линии неправительственных организаций.

Новый прагматический внешнеполитичес­кий курс президента Хатами, принесший значи­тельные успехи Ирану особенно в Европе, араб­ском мире, в международных организациях, внес определенные коррективы в политику США по отношению к Исламской Республике Иран. Более того, влиятельные деловые круги в США (прежде всего нефтяной и финансовый бизнес) осознали, что Иран открывается миру, что, несмотря на мощное давление Вашингтона, конкурирующие европейские, азиатские, рос­сийские компании успешно начали осваивать иранский рынок.

Российские эксперты полагают, что в изме­нении взглядов Запада на Исламскую Респуб­лику Иран есть немалая доля заслуги и России, которая несмотря на сильное давление со стороны прежде всего США, не порывала отношений с ИРИ. Кроме того, и в Европе, и на других континентах Москва выступала и призы­вала мировое сообщество на равных восприни­мать исламский Иран. Главным аргументом российской позиции было: нельзя создавать вокруг Ирана «китайскую стену».

Более или менее установившиеся отношения Ирана с Америкой во время правления либера­лов-реформистов, вновь усложнились с прихо­дом к власти консерваторов. Действующий президент Ирана М. Ахмадинежад заявил, что внешняя политика ИРИ и народ страны сегодня с верой в собственные силы движутся по пути возвышения и прогресса и особо не нуждается в помощи США.

Западные специалисты, фиксировавшие «по­тепления» в отношения Ирана и США, с прихо­дом к власти нового президента Ирана М. Ахма-динежада, были вынуждены пересмотреть все прогнозы по нормализации отношений с США. США, предвкушавшая победу Х. Рафсанджани, строила дальнейшие планы по изменению ира­но-американских отношений.

Свои позиции по вопросам внешней поли­тики М. Ахмадинежад формулирует следую­щим образом: главным направлением провоз­глашая принцип справедливости, Тегеран хочет установления равноправных отношений со всем мировым сообществом. Тем не менее, по его словам, в сегодняшнем мире, к сожалению, существует некая идея гегемонии, которая рас­пространяется под маской демократии и наро­довластия.

Касаясь возобновления контактов с Вашинг­тоном, иранский президент заявил, что путь к восстановлению отношений с руководством США является закрытым. Он считает, что руководство США, призывая весь мир к демок­ратии, в отношении Ирана, все же, придержи­вается обратной позиции. Безусловный приори­тет М. Ахмадинежад отдает связям с мусуль­манскими странами и соседям по региону (причем в плане их консолидации в борьбе против США и Израиля). Президент заявляет, что хочет мирно сосуществовать со всеми другими государствами. Единственным исклю­чением является Израиль. В отношениях с США декларируется холодность: «Мы не нуждаемся в отношениях с ними».

Даже спустя три десятилетия после рево­люции 1979 года официальный Иран продол­жает отрицать необходимость восстановления ирано-американских отношений. И в Иране, и в США есть силы, которые выступают как за нормализацию отношений, так и против нее. Причем каждая из группировок в ИРИ находит вполне убедительные доводы для подтвержде­ния абсолютной правильности своих позиций. Так, Духовный лидер ИРИ аятолла Хаменеи неоднократно заявлял, что Тегеран не намерен восстанавливать дипломатические отношения с США, при этом подчеркивая, что «Америка больше и богаче Европейского Союза, но Иран никогда не стремился к отношениям с ней, поскольку двусторонние отношения должны быть дружескими, основывающимися на взаим­ном уважении, и быть свободными от вмеша­тельства в дела друг друга». Это мнение консер­ваторов-фундаменталистов. С другой стороны, лидер либерально-реформистских кругов Хата­ми является выразителем идей той части политико-государственной и деловой элиты ИРИ, которая видит определенные выгоды от нормализации отношений с Америкой. Такие разные подходы, конечно, не цементируют иранское общество. Более того, консерваторы рассматривают это как попытку американцев внести раскол и дестабилизацию в иранское общество.

Отношение США к Ирану двойственное: одни представители американского истеблиш­мента считают, что исламский Иран надо зада­вить санкциями и блокадой, другие полагают, что после ряда внушительных побед «умерен­ных исламистов» на иранской внутриполи­тической сцене у Штатов есть шанс приручить непокорных шиитов. Однако американцы не считаются с особым гражданским менталитетом иранцев, основная черта которого заключается в стремлении отстаивать свои интересы в протии-востоянии с недружелюбным давлением извне. Иранская либеральная оппозиция сегодня при всем ее многообразии, с одной стороны, не способна оказать влияние на официальный Тегеран, с другой - не слишком-то отличается от представителей консервативной правящей команды по своим принципиальным идейным установкам и стратегическим задачам /5/. Как отмечают специалисты по Ирану, в настоящее время персидская национальная психология представляет собой сплав великодержавного имперского национализма и шиитской избранности.

***

  1. President Delivers State of the Union Address. The President's State of the Union Address// Доступчерез: georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/-releases/2002/01/20020129-11.html
  2. Сергеев М.М. Ирано-американские отношения на современном этапе// Доступ через: iimes.ru/rus/stat/2005/13-10-05.htm Обращение к документу: 31.03.2011.
  3. Афшин Моулави. Ирано-американские Отношения: Холодный, Хрупкий Мир// Доступ через: russian.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav 040803aru.shtml. 8 апреля, 2003. 31.03.2011
  4. СажинВ.И. Иранская "перестройка" и США (К постановке вопроса) //Ближний Восток и современ-ность.Сборник статей (выпуск девятый). М., 2000, 384 стр. Стр. 214-222. Доступ через: middleeast.org.ua/-researchiran2.htm. Обращение к документу: 31.03.2011.
  5. ВартанянА.М. Перспективы либеральной оппозиции в Иране// Доступ через: iimes.ru/rus/stat/-2010/21-10-10.МгпОбращение к документу: 03.04.2011.
Фамилия автора: З. Рысбекова
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика