Объективность в изучении истории второй мировой войны

Процессы, происходящие в нашей стране и мире в целом после распада СССР, которые привели к смене политического и эконо­мического строя, не могли не отразиться на общественном сознании. И особенно это за­метно проявилось на историческом сознании, когда отрицаются устоявшиеся взгляды и оценки многих событий прошлого, истори­ческих персоналий, реабилитируются одни верования и идеалы, предаются анафеме другие, низводятся с пьедесталов старые кумиры и возводятся новые. И сама историческая наука оказалась в кризисе и не смогла своевременно ответить на все вопросы, поставленные публи­цистикой. Здесь следует обратиться к такому понятию как историческая память - способность осмысленного воспроизведения прошлого для адекватного реагирования на происходящие сегодня события. Возникает парадокс: с одной стороны, изучая историю, мы пытаемся извле­кать из нее уроки. А с другой стороны, оттор­гаем из истории то, что в будущем окажется незаслуженно забытым, и новому поколению придется возвращаться к нему и пытаться воссоздать историческую истину. Изучение истории человечества должно способствовать народам извлекать уроки из истории для дальнейшего прогресса. «Мы можем жить в историческом прошлом, как мы живем в исто­рическом настоящем и как уповаем, что будем жить в историческом будущем. Есть какая-то целостная жизнь, которая совмещает три мо­мента времени - прошлое, настоящее и буду­щее», - писал Н.А. Бердяев [1]. Поэтому осмыс­ление прошлого - чрезвычайно ответственная задача, требующая нравственной высоты и порядочности исследователя, непредвзятости суждений. Такое осмысление возможно лишь на основе большого теоретического знания и высокой гражданской ответственности перед обществом.

Это особенно важно сегодня, когда в усло­виях глобализации возрастающее влияние масс-культуры несет значительную угрозу историко-культурному многообразию народов, морально-политическому климату, степени доверия или недоверия между народами и государствами, в конечном счете - судьбы войны и мира. О том, к чему приводит пренебрежение уроками истории говорит ситуация в Афганистане, трагедия африканских государств, события в Киргизии и т. д. Трудности, переживаемые исторической наукой в целом, характерны и для историо­графии периода второй мировой войны. Пока­зателен в данном случае пример Интернета: с одной стороны, он способствует глобальному информационному обмену в силу доступности, но в то же время способствует росту социаль­ного невежества. Когда в огромном потоке доступной информации человек становится объектом манипулирования. Например, вот что пишет Интернет-газета «Славянская империя»: «Все разговоры о том, что в годы второй мировой войны мы воевали с фашизмом - есть пропагандистская уловка средств массовой информации, принадлежащих спекулянтам. Созданием подобного мифа занималась и совет­ская пропаганда, вооруженная интернациональ­ной идеологией, для которой все национальное было врагом номер один. В Германии была установлена национальная диктатура. Вот при­чина того, что все понятия для нас были окра­шены в определенный эмоциональный тон. Однако правда состоит в том, что связь между гитлеровским режимом и практикой геноцида, лежит в исторической и духовной плоскости. Мало кто из известных народов может потя­гаться с немцами в необыкновенной жестокости и бесчеловечности. Все дело в особенностях немецкого менталитета. ... И если нация, спо­собная на такой безумный авто геноцид, спо­собна и на худшее, обратив свою силу, и ярость на другие народы и ХХ век показал это весьма наглядно. Ни одна другая страна, прошедшая через фашизм, ни один другой народ, не дали нам столь ужасающих примеров узаконенного геноцида. Так, что не стоит обвинять фашизм в Освенцимах, печах и прочим, ибо историю творят люди, с них и спрос. И это не значить, что другие народы, установив в своей стране национальный режим, будут вести себя так, как вели себя немцы. Практика геноцида зависит не от названия режима, а от менталитета людей, пришедших к власти и в первую очередь от их духовного уровня. Поэтому наша партия призывает людей интеллектуально и духовно развитых взять будущее России в свои руки, чтобы не допустить развития событий по германскому сценарию» [2]

Для объективного анализа исторических со­бытий недостаточно собирания фактов и пере­сказа событий, необходимо и философское осмысление прошлого. К оценке фактов прош­лого, исторического процесса нужен много­мерный подход с учетом различных тенденций в развитии общественной жизни. Многомерный подход нужен и в оценке событий второй мировой войны. Некоторым авторам, высту­пающим по проблематике истории второй мировой войны, присуще стремление всячески принизить значимость победы СССР над фа­шистской Германией. Это характерно не только для западных исследователей, но и российских. О патриотизме, массовом героизме и энтузиазме советских людей в годы войны написано множество книг - документальных и художест­венных, поставлены сотни кинофильмов и театральных спектаклей. Но существует мнение, что вроде бы хватит рассказывать о героизме и патриотизме. Делаются попытки противопоста­вить подвиги «одиночек» и коллективный ге­роизм, подвиг советского народа. Так, напри­мер, А.Н.Мерцалов и Л.Н.Мерцалова пишут: «А. Матросов закрыл вражеский пулемет своим телом, хотя для того, чтобы заставить замолчать пулемет, нужно было всего лишь несколько пушечных выстрелов. Никто до сих пор не доказал, что подобные подвиги необходимы. Мотивы действий солдат, закрывших амбразуры вражеских дотов, тараны летчиков и танкистов должны быть исследованы. Пока же эти подвиги безумно воспевают» [3].

На наш взгляд, трудности объективного и относительно полного воссоздания истории, поверхностные выводы из уроков прошлого -это в большей мере следствие такого важней­шего фактора, как взаимодействие исторической науки и политики. Существует расхожая фраза: «История есть политика, опрокинутая в прош­лое». Всегда и во всех странах политическая конъюнктура, социальный заказ в определенной мере вторгались в историческую науку. Исто­рический опыт свидетельствует о том, что поли­тика может «давить» на науку, если она заин­тересована в определенном искажении прош­лого. Но, тем не менее, история это объектив­ный процесс и историческое прошлое следует воспринимать по возможности объективно.

Вторая мировая война стала одним из важ­нейших событий в истории ХХ века. На процесс изучения истории второй мировой войны в значительной степени повлияла эпоха «холод­ной войны», когда два мира - социализма и ка­питализма писали свою историю этих событий. И результатом явилось два видения одного исторического события у молодого поколения -запад уверен в своей победе, в то время как восток пытается сохранить лавры победителя. Так, например Латов Ю.В. поднимает проблему конкуренции стандартов ценностей в современ­ном мире: свобода - хорошо, деспотизм - плохо и стандартов общеизвестных фактов, таких как, например, для англосаксонского мира «Битва за Англию» является переломным моментом Вто­рой мировой войны. В этой конкуренции старые стандарты проигрывают новым, но сохраняют свое господство, так как встроены в систему знаний об окружающем мире [4]. На наш взгляд, автор проблему исторических ценностей рассма­тривает на уровне обыденного сознания, по­скольку обыденное восприятие фактов обладает огромной силой заразительности. И именно поэтому современная западная молодежь уве­рена, что вторую мировую войну выиграли англо-саксонцы.

Следует отметить, что на процесс изучения второй мировой войны значительное влияние оказала и продолжает оказывать политическая конъюнктура и своеобразное идеологическое противостояние Востока и Запада. Именно это затрудняет комплексный анализ событий этого периода, без которого невозможно объективное изучение истории второй мировой войны.

При исследовании основных периодов войны необходимо учитывать качественные из­менения в ходе войны, характер и сущность военно-политической обстановки, соотношение военных, экономических, политических и мо­ральных сил участников. Кроме того, следует исходить из историко-теоретического положе­ния, что вторая мировая война явилась ре­зультатом кризиса Версальско-Вашингтонской системы международных отношений и борьбы великих держав за расширение сфер влияния и пересмотр сложившихся границ после первой мировой войны. С точки зрения геополити­ческого расклада сил, претензии гитлеровской Германии сочетались с противостоянием двух идеологий - западной и советской. Совокуп­ность всех этих разнообразных противоречий и привела ко второй мировой войне. После распада СССР и биполярного миропорядка, устоявшиеся оценки событий второй мировой войны стали подвергаться сомнению. В качестве примера можно рассмотреть создание антигит­леровской коалиции и открытие второго фронта. Германия оказалась не в состоянии вести пол­ноценную войну на два фронта. Реальное при­ближение конца войны требовало от союзников (СССР, США и Англии) усиления координации своих действий и начала обсуждения вопросов послевоенного устройства мира. Одним из этапов этого процесса стала Московская кон­ференция министров иностранных дел в октябре

1943   года. На ней западные союзники обещали открыть второй фронт в 1944 году. Обсуждение этих проблем было продолжено на Тегеранской конференции на высшем уровне. После долгих дебатов был определен срок высадки союзни­ческих сил во Франции - в мае 1944 года. Вот краткая ретроспектива последующих событий: на советско-германском фронте Советская Армия продолжила наступление и освободила свою территорию, вступив в Восточную Европу. Западные союзники вели военные действия на территории Италии, в июне 1944 года выса­дились во Франции и до конца 1944 освободили Францию, Бельгию, часть Нидерландов и цен­тральную Италию. В октябре 1944 года Англия и СССР согласовали зоны своего влияния на Балканах, что позволило Англии ввести войска в Грецию. В ходе Ялтинской конференции СССР, США и Великобритания продолжили обсуж­дение вопросов послевоенного устройства мира, во многом предопределив послевоенный раздел Европы между СССР и США.

В настоящее время современным исследова­телям для объективного изучения этого вели­чайшего события мировой истории ХХ века следует избегать идеологических стереотипов. И в качестве примера приведем современное видение одного эпизода второй мировой войны - высадка союзнических войск в Нормандии в 1944   году.

В западных источниках об этом событии говорится то, что это был самый важный мо­мент во второй мировой войне, в советских источниках, напротив, умаляются масштабы этой операции. В то время как американские историки все более украшают подвиги солдат, сражавшихся в Нормандии, советские исследо­ватели ввиду идеологической войны пренебре­гают героизмом бойцов западного альянса.

Операция «Оверлорд» — стратегическая операция союзников по высадке войск во Франции, начавшаяся рано утром 6 июня 1944 год и закончившаяся 31 августа 1944 года, после чего союзники пересекли реку Сену, освободили Париж и продолжили наступление к фран­цузско-германской границе. Операция открыла Западный фронт в Европе во второй мировой войне. До сих пор считается крупнейшей десантной операцией в истории — в ней при­няли участие более 3 миллионов человек, кото­рые пересекли Ла-Манш из Англии в Нор­мандию. Операция «Нептун» — кодовое имя начальной фазы операции «Оверлорд» — на­чалась 6 июня 1944 года (дата также известна как «День Д»), закончилась 1 июля 1944 года. Её целью было завоевание плацдарма на конти­ненте, которое продолжалось до 25 июля. Всего в Нормандии у немцев находилось около 380 000 человек (к концу июля немцы пере­бросили в Нормандию подкрепления, и их численность выросла до 490 000 человек [5].

Экспедиционные силы союзников имели аб­солютное превосходство над противником (12 000 боевых самолётов против 2000 у немцев и свыше 6000 боевых, транспортных и десантно-высадочных судов). Общая численность экспе­диционных сил составляла свыше 2 876 000 чел. Позже это число увеличилось до 3 000 000 и продолжало увеличиваться, так как в Европу регулярно прибывали новые дивизии из США. Численность сил десанта в первом эшелоне составляла 156 000 человек и 10 000 единиц техники.

Вторжение в Нормандию началось с масси­рованного ночного парашютного десанта и высадки на планерах, воздушными атаками и обстрелом немецких береговых позиций флотом, а рано утром 6 июня началась высадка десанта с моря. Высадка производилась несколько суток, как днём, так и в ночное время. К вечеру 6 июня союзникам удалось захватить три плацдарма, на которых высадились 8 дивизий и бронетанковая бригада общей численностью 150 тысяч солдат. Потери составляли у американцев — 6603 чело­века.

Операция была запланирована следующим образом: 5.50 — 6.27 — бомбардировка немец­ких позиций корабельной артиллерией; 6.00 —6.25 — соединение из 440 бомбардировщиков B-24 проводит бомбардировку с воздуха; 6.29 — высадка на берег 64 танков-амфибий оборудо­ванных системой «DD»; 6.30 — высадка на берег 35 обычных танков и 16 бульдозеров, для расчистки заграждений. Так же в это время должны были высадиться 8 рот пехоты. Каждая рота отвечала за свой сектор; 6.32 — высадка саперов для организации проходов в минных полях; 7.00 — высадка следующего эшелона пехоты; 8.00 — высадка артиллерии.

Несмотря на эти приготовления, почти весь план пошёл вразнос. Десять десантных судов были потеряны до того как они приблизились к берегу, залитые волнами. Несколько судов оста­лись на плаву только благодаря десантникам, которые поспешно вычёрпывали воду своими касками. Войска, ожидающие высадки, страдали от морской болезни. Десантные лодки боевой команды 16-го полка прокладывали путь среди солдат, борющихся за жизнь в бурном море и среди плотов, на борту которых находились выжившие члены экипажей затонувших DD танков. Штурмовые корабли не могли опреде­лить своё точное местоположение, так как дым и поднявшийся туман скрывал береговые ориен­тиры, сильное течение сносило корабли к востоку.

Как только лодки приблизились на не­сколько сотен метров к берегу, они попали под усиливающийся плотный огонь из автомати­ческого оружия и артиллерии. Только тогда союзники убедились, что бомбардировка перед высадкой оказалась неэффективной. Бомбарди­ровка началась позже из-за погодных условий и бомбардировщики опасаясь попасть в десантные суда, которые уже прибывали сбросили бомбы в глубине территории не нанеся весомого ущерба немецкой береговой обороне.

Первыми на берег должны были подняться танки, укомплектованные системой DuplexDrive, которые должны были высадиться в море с 16 барж, по 4 танка в каждой, всего 64 танка. В их задачу входило обеспечить прикрытие для пехоты и саперов. В итоге на берег смогли выбраться меньше половины танков. Большин­ству кораблей удалось добраться до берега, но десантники буквально сразу были остановлены плотным огнем пулеметов и орудий. Укрыться на пляже было практически негде. Особенно было тяжело в тех секторах, куда не добрались танки. Разведка союзников допустила одну из редких своих ошибок, не заметив реорганизации обороны. Лишь небольшие силы штурмующих достигли зоны высадки у Омаха-бич. Ввиду трудностей с навигацией большинство десант­ных судов в течение дня потеряло свои цели. Защита оказалась неожиданно сильной, и высаживающиеся американские войска понесли тяжёлые потери. Под плотным огнём инженеры пытались устранить береговые препятствия, позднее высадка происходила кучно у несколь­ких каналов, которые были прочищены. Ослаб­ленные потерями в ходе собственно высадки, выжившие штурмовые войска не могли пре­одолеть хорошо защищённые выходы с пляжа. В конечном итоге небольшие группы выживших смогли просочиться, пойдя на импровизи­рованные приступы, взобравшись на утёсы между наиболее хорошо защищёнными узлами обороны. К концу дня были захвачены два небольших изолированных опорных пункта, благодаря которым союзники впоследствии смогли развить наступление вглубь страны против ослабленной немецкой обороны. Таким образом, в ходе последующих дней наступления первоначальные цели дня «Д» были достигнуты [6, 7, 8].

18 апреля 1944 г. Черчилль и Рузвельт в своей совместной телеграмме сообщили в Москву, что вторжение произойдет в услов­ленное время и будет предпринято максималь­ными силами. Одновременно намечалось на­ступление и в Италии. Сталин в ответном посла­нии сообщил, что в соответствии с тегеранскими договоренностями Красная Армия предпримет к тому же сроку свое новое наступление, чтобы оказать максимальную поддержку англо-амери­канским операциям.

10 июня 1944 года на Восточном фронте началось стратегическое наступление советских вооруженных сил, известное как «Десять ударов Красной Армии». Эта операция воспроизведена в советском художественном кинофильме-эпопее «Освобождение». Для немецких сил это было катастрофическим разгромом: на участке немец­кой группы армий «Центр» советские силы в составе 118 стрелковых дивизий и 43 танковых бригад, наступая вдоль Днепра, взломали укреп­ленную линию обороны и окружили укреп-районы, а механизированные части советской армии вышли к фортификациям на границе Польши 1920 г. Фронт был прорван на участке в 250 км, разгромлено 28 немецких дивизий. Потери составили 350 тыс. человек убитыми, ранеными и попавшими в плен. Таким образом, германское командование лишилось возмож­ности перебросить силы с Восточного фронта на запад. В то же время высадка в Нормандии и продвижение союзников в Италии помешали немцам отправить подкрепления на восток. Краткое изложение событий тех лет свиде­тельствует о том, что только совместными уси­лиями можно было победить опасного против­ника.

На наш взгляд, не следует ни одной из сторон доказывать сегодня, спустя 65 лет после кровавой войны, кто был «круче», а просто попытаться на усвоенных уроках истории вместе противостоять новым угрозам челове­чества. В современных условиях глобализации человечество вышло на новый уровень про­тивостояния, который выражается в экономике, политике, идеологии и других общественных сферах. Можно утверждать, что главным по­следствием глобализации становится не объеди­нение, а разъединение стран и народов. После распада СССР исчез образ врага, против которого объединялись все силы. Как говорил кролик-философ в романе Апдайка «Беги, кро­лик»: «Какой смысл быть американцем, если нет холодной войны?».

 

Литература

  1. Бердяев Н. Смысл истории. М.1990. С.57.
  2. in-gazeta.narod.ru
  3. Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.Н. Сталинизм и война: Из непрочитанных страниц истории (1930-1990-е гг.)- М.,1991.С.335.
  4. Латов Ю.В. Исторические мифы как стандарты культуры. ecsocman. edu.ru/text/16213308/.
  5. The D-Day Landings and the Battle of Normandy. Evreaux: Comite regional de tourisme de Normandie, 2003.
  6. Ambrose S. D-Day, June 6, 1944: The Climactic Battle of World War II. New Orlean: Simon & Schuster, 1995
  7. Durnford-Slater J. Commando: Memoirs of a Fighting Commando in World War Two. London: Greenhill Books,1991.
  8. Norman A. Operation Overlord. Design and reality.Harrisburg: Greenwood Press, 1952.
Фамилия автора: А. Байсалбаев
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика