Реформы и новая интерпретация кочевого скотоводства: современное положение казахской диаспоры в Китае

 «Национализм — это прежде всего полити­ческий принцип, суть которого состоит в том, что политическая и национальная единицы должны совпадать... Короче говоря, национа­лизм — это теория политической законности, которая состоит в том, что этнические границы не должны пересекаться с политическими, и в частности, что этнические границы внутри одного государства — вероятность, формально исключающаяся самим принципом в его общей формулировке, — не должны отделять прави­телей от основного населения» [1].

Республика Казахстан проводит с начала 1990х гг. политику возвращения этнических казахов на родину, и среди них особое место занимают казахи Китая. Большая часть казахов перебралась в Китай, спасаясь от политик Рос­сийской колониальной администрации и совет­ского режима с конца 19 века, и являлась состав­ной частью аграрно-скотоводческого социума Синьцзяня.

Трудности адаптации репатриантов в Казах­стане в настоящее время во многом объясняются не только социально-экономическими фак­торами и отсутствием понимания между раз­ными группами казахов на культурно-психо­логическом уровне, но и тем насколько этно­культурные особенности сохранились у той и другой группы. В связи с этим актуализируется изучение специфики влияния политических и экономических реформ/процессов в странах проживания зарубежных казахов на их самосоз­нание. Поиски общего дискурса в интерпре­тации разорванного прошлого под разными режимами, через несистематизированное виде­ние настоящего, для выстраивания иерархии ценностных мотиваций в общем будущем, должны стать задачей не только научного анализа.

Процессы социалистической модернизации в КНР в кочевом социуме во многом были ско­пированы со сталинской модели, опробирован-ной на казахах в 1920-1930 е гг. [2]. Схожие по сути и целям социалистические преобразования в СССР и КНР, тем не менее, исходили из раз­ных посылок - советская модель была нацелена изначально на создание индустриального об­щества, в котором все этнические группы должны были в конечном счете слиться в одну классово-идеологическую единицу - советский народ = рабочий класс (с явно славянскими признаками - русский рабочий как образец). Китайская модель базировалась на концепции прогресса, производного от преобразований в сельском хозяйстве и через крестьянство (образец - китайский крестьянин с вековым опытом культурной практики сельского хо-зяйства)1.

Акцент на индустриальное развитие и внедрение рыночных отношений с середины 1980 х гг. как неотъемлемые части капита­листической модернизации Китая (под руко­водством компартии) стали необходимым условием успешного вхождения в мировое экономическое пространство, что радикально изменило видение китайским руководством роли «проблемных» регионов, и прежде всего Синьцзяня [3]. «Незавершенные» преобразова­ния подлежали реконцептуализации в рамках политэкономических и политэкологических теорий2.

Казахи являются одной из 56 признанных китайским правительством этнических групп, и проживают главным образом в Синьцзян Уй­гурском Автономном Районе (СУАР)3, непо­средственно граничащим с Республикой Казах­стан. В рамках СУАР созданы автономные округа с преимущественно казахским населением4. Казахи проживают в благоприятной для занятия скотоводством северной части Синь-цзяня - Алтай, Джунгарский Алатау и Илийская долина, но все больше перемещаются в последние годы ближе к городам, часть из них мигрирует в Казахстан.

Особую роль в изменении восприятия ка­захами своего положения в Китае играют факторы политической экономии и полити­ческой экологии5. Традиционным занятием казахов было кочевое и полукочевое ското­водство, которое в настоящее время переживает серьезный кризис, вызванный планами китай­ского правительства по экономическому освое­нию западных регионов страны (нефтегазовый сектор, транспортные коридоры, перевод сель­ского хозяйства на капиталистические рельсы, эко- и этнотуризм). Западные исследователи рассматривают последствия этих планов для трансформации идентичности казахов, по­скольку китайское руководство считает, что управление развитием кочевого скотоводства необходимо перевести на научную основу, т.к. в существующем виде оно нерационально6.

Начало радикальным преобразованиям в жизни казахов как кочевого социума в Китае было положено в период маоистских реформ (1949-1983 гг.). В тот период решение проблемы кочевых/свободных (в трактовке коммунисти­ческих властей) скотовoдов была не только социально-экономической, но и политической задачей для китайского правительства [6]. «Воображения» коммунистических лидеров Китая о природе политэкономии казахского социума (основанного на эксплуатации слабой и бедной части более богатыми, т.е. аристо­кратами-эксплуататорами), постепенно вопло­щались в жизнь как в виде реформ, репрес­сивных мер, так и пропагандой7. Государство брало на себя функции основного регулятора социально-экономических отношений в казах­ском социуме8 [6].

В настоящее время кочевники-скотоводы называются «свободные скотоводы/пастухи», как переходный термин и, мнению Зукоски М., используется для произвольного налогообло­жения [6]. Впервые термин «свободные пастухи/ скотоводы» был использован коммунистами в 1953 г. и подразумевал их свободу от контроля над доступом к пастбищам со стороны родо-племенной верхушки, представлявшей собой основного классового противника коммунистов, против которого нужно было направить силы и энергию «эксплуатируемых» свободных пастухов, под руководством их истинных защитников - власти коммунистов, и тем самым легитимизировать их приход к власти [7]. Поскольку большая часть конфликтов среди казахов была за доступ к пастбищам, то обещания властей навести порядок в этом вопросе и защищать права бедной части казах­ского социума должна была найти у них поддержку [6]. Перевод политико-экономи­ческой основы казахского социума, так как это было сделано в СССР, с традиционной, т.е. регу­лируемой силами природы и родоплеменными структурами через насильственное оседание, коллективизацию, и негативные последствия (уничтожение традиционной культуры кочевого скотоводства, потеря поголовья скота, голод и массовые миграции) [7], на социалистические рельсы, в китайских реалиях означал уста­новление государственного контроля над землей и скотом (борьба против феодального строя и его пережитков), равный доступ к пастбищам (в зависимости от размера семьи), привязку насе­ления к определенным территориально-адми­нистративным единицам и нормативный кон­троль за процессом производства (время и маршруты миграции) [8]. Традиционные струк­туры власти, таким образом, отстранялись от своих прямых функций, на которых собственно и основывалась их неформальная власть- рас­пределение пастбищ, и делигитимизировались. Невозможность использовать проверенные вре­менем практики скотоводства из-за сложной социально-политической ситуации (военно-политические события 1930 и 1940х гг., огра­ничения в сезонных миграциях, выезд части казахов в СССР в конце 1950х и начале 1960х гг.9, социалистические преобразования в рамках «большого скачка» и «культурной революции») нанесли большой урон экосистемам и требо­вались годы кропотливой работы по выравни­ванию ситуации, но новые проекты китайского правительства по модернизации Большого Запада (СУАР), не предусматривают развитие тех или иных форм полукочевого скотоводства в зонах проживания казахов.

В дореформенный период (до 1983 г.) под началом командно-административной системы казахи, по большей части, вписались в создан­ную структуру управления10. Были созданы структурные единицы вместо родоплеменной11, состоящие по китайскому принципу из 1000-дворов, для решения сложных экономических проблем, которые в свою очередь состояли из бригад (4 семьи), им полагался 1 як для выполнения сложных работ [6]. Но поскольку казахи как скотоводы стояли в начале произ­водственной цепочки, то и получали возна­граждение за свой труд по такому же принципу (меньше), поскольку необработанная шерсть стоит дешевле, чем текстиль. Три бригады (3000 человек) составляли коммуну. Бригады состояли из родственников, термины ру/род и отык/семья были синонимичны, и тогда соотносились как разные уровни патрилинейных отношений, невозможно было перейти из одной производ­ственной бригады в другую. Группы отык были созданы на местах для совместного исполь­зования зимних пастбищ. Казахи в ту пору должны были идентифицировать себя с производственной бригадой, потом с той или иной деревней или местностью [6]. Таким образом, власти пытались заменить частично коллектив­ную родоплеменную идентичность коллектив­но-производственной.

Деколлективизация и рыночные механизмы после расформирования коммун с 1983 г. стали вводиться новые административно-хозяйствен­ные рамки для развития скотоводства: выделен скот семьям (новая хозяйственная единица), разработаны новые маршруты миграций, пере­распределены пастбища, внедрены новые формы расчетов с государством. В 1983/84 гг. земля была распределена между хозяйствами, и скот выделялся в зависимости от количества членов семьи (включая детей). 10 овец- на 1 взрослого, 5 овец на ребенка в семье. Впослед­ствии в зависимости от предприимчивости главы семьи скот приумножался или нет. После 1983 г. не были пересмотрены размеры выде­ленных участков, хотя семьи разветвлялась. Первым шагом для создания системы адми­нистративного контроля за выделением пастбищ и их использованием был сделан в 1989 г. с принятием Закона СУАР о пастбищах. Договор заключают две стороны- хозяйство и адми-нитративный орган. К 1999 г. 94% всех пастбищ использовлаось на контрактной основе. С 1985 г. каждая семья получает в надел по одному участку для зимнего и летнего пастбищ, и 2 участка для весеннего и осеннего. Даты миграций по сезонам определяются администра­цией округа и доводятся до сведения скотоводов через местное руководство аулом (староста). В дальнейшем миграция контролируется ста­ростой /маман аула12. По новой системе каждая семья заключает контракт (на 30-50 лет, в правом наследования), в котором оговари­ваются расположение сезонных угодий, и при­мерная производительность того или иного участка. В правовом аспекте, это долгосрочная аренда, но на практике действует система 1985 г., и каждая семья в точности не может указать, и расположение своего угодья и его размер. Несмотря  на то,  что  рыночные отношения диктуют цены на продукты скотоводства, госу­дарство монопольно контролирует цены на шерсть. Права на участки для заготовки сена и зерновые выделены каждому хозяйству. Распо­ложение пастбищных участков практически не изменилось со времен коммун - они прости­раются с востока на запад от поселения. И это дает возможность жителям легко ориентиро­ваться и узнавать свой участок (по номерам, выданным во времена коммун), хотя они марки­руются и не огораживаются13. [9]. Оговари­ваются время перехода, и количество скота (плата 5 мао или 1 юань за 1 овцу). Если же стороны являются родственниками, то вместо оплаты одна сторона обязуется пасти скот своих родственников в летнее время, но в расчет не принимается деградация пастбищ в случае переизбытка скота (в летнее время). Однако, некоторые хозяйства учитывают, сколько паст­бище может прокормить овец и коров, и пере­распределяют их в случае необходимости. Дру­гие факторы при расчете пастбища - сколько хозяева намерены скота продать, и оставить для размножение. Казахи практикуют саун - богатые хозяйства отдают на время часть своего скота бедным сородичам, и при необходимости забирают обратно14. Традиционное кочевое хозяйство в Китае претерпело изменения: сокра­тился миграционный цикл, заготовка фуража на зиму и стойловое содержание скота в зимнее время, ветеринария и агрономия, плюс метео­культура, и кроме того, у них есть возможность компенсировать нехватку продуктов. 72% скота содержится за счет отгонного соктоводства, 28 % - на домашнем содержании [9].

Ни одно из хозяйств не получает эксклю­зивных прав на использование пастбищ - они делят их с другими, факторы узурпации игнори­руются властями, поскольку в целом, население не жалуется. Права на использование пастбищ могут быть переданы другому хозяйству при условии, что 2/3 собрания села/аула проголосует за это. Обладатели сертификата на пастбище могут лишиться его в случае, если земля отно­сится к категории подлежащих реставрации. 

 

Сертификат на пользование пастбищем пред­ставляет собой маленькую зеленую книжицу с текстом на двух языках- китайском и казахском. В ней указаны права и обязательства владельца, самая важная страница - схема выделенного участка - летнее, зимнее и остальные регули­руются иначе. На нем не указаны географи­ческие координаты, или маркеры, направления движения или отсчета. Каждое хозяйство получает общую ориентировку и саму местность в момент наделения сертификатом, и далее ориентируется на местности, используя свой практический опыт и знание местности15. Исследователи отмечают, что последний раз картирование местности казахов было сделано в 1950 е годы, из-за роста числа хозяйств и увели­чения поголовья скота происходят конфликты между хозяйствами [10].

Зукоски М. считает, что китайская политика использования пастбищ имеет символическое значение невидимого присутствия государства как надзирающего ока в процессе наделения сертификатами и контроля за использованием пастбищ [10]. Политика в отношении казахов как кочевого социума осуществляется в виде распределения пастбищ, и заботе об улучшении качества его использования16.

Родоплеменные отношения среди казахов, использование пастбищных угодий и их рас­пределение, миграции- вписаны в систему гос­контроля через ряд промежуточных структур. Стоящие выше других в системе родоплемен-ных отношений получали большие и лучшие участки. Четыре основных критерия учитыва­лись: 1) относительное родство - кто есть кто в родоплеменной структуре, и насколько их родственные отношения окажутся полезными китайским властям; 2) насколько исторически род/семья встроены в систему отношений в регионе - каков их статус среди казахов и репутация; 3) иерархия отношений - те, кто выше получали большие и лучшие участки, но так чтобы это не вызывало протестов со стороны остальных; 4) минимальное внешнее вмешательство - делегирование части функций контроля для поиска консенсуса старейшинам и главам общин и эксплуатация специфики родственных отношений - на своих казахи не будут жаловаться властям [10]. Таким образом, родоплеменная структура дополняет и частично заменяет госорганы в распределении земель и осуществлении контроля над их использова­нием. Основная цель властей состоит в том, чтобы определить точную сумму дохода и аренды (с одного му 1 гектар- 15 му), об­лагаемых налогом. Государство облагает на­логом по общему объему скота на каждый учас­ток, но не принимает во внимание сезонные кли­матические колебания из-за перепадов темпера­туры. Поэтому зачастую казахи указывают меньшее количество скота для налогообложения (на 10-20% ниже реального)17 [11].

Но поскольку все казахи из одного аула являются родственниками в той или иной сте­пени, то проблем в плане использования паст­бищ не возникает. Казахская система социаль­ных оношений (клановая), пережившая маоист­скую эру, определяет порядок использования пастбищ, в виде социальных норм и роли самой организации в переговорном процессе для заключения контракта. Однако, основная проб­лема состоит в том, что тот или иной участок используется интенсивнее, чем остальные, из-за перепадов в сезонных колебаниях климата. Лидеры казахской общины манипулируют чувствами родоплеменной солидарности и необходимости для казахов иметь своего пред­ставителя в китайской администрации. Создана иерархичная система взаимоотношений между китайским правительством и казахами, через их представителей, и для распределения прав на занятие  скотоводством  (по  настоящее время единственным реально приносящим выгоды казахам) - через старших в родоплеменной структуре как связующих с китайской адми-нистрацией18.

По неолиберальной теории государство выступает как основной заинтересованный актор во внедрении рыночных реформ для продвижения экономической либерализации. Скотоводство (во всех своих локальных вариа­циях) интегрировано в вертикальную систему политико-экономических отношений, контроли­руемых коммунистическим государством, осу­ществляющим рыночные реформы внутри страны для того, чтобы войти в мировую систему разделения труда с максимальными преимуществами [12]. По мнению Харви, именно этнические меньшинства, занимающие невыгодные с точки зрения разделения труда экономические ниши (стоят в начале произ­водственной цепочки) и, следовательно, не в состоянии оказывать влияние на ценовую поли­тику и отслеживать прибыль и сверхприбыль, первыми ощущают давление глобального рынка (ухудшение социально-экономического поло­жения, сверхрегулирование их образа жизни и жизненной среды государством). По неоли­беральной теории, именно скотоводство требует регулирования со стороны государства - созда­ние крупных скотоводческих ферм, рациональ­ное природопользование и системы консервации пастбищных земель для восстановления биораз­нообразия. Следовательно, социоэкономические аспекты активности «свободных скотоводов/ пастухов», регулируются еще жестче госор­ганами. Антрополог Д.М.Вильямс утверждает, что наука об использовании пастбищ в Китае используется в качестве идеологического инструмента для вос/производства неравных социальных отношений между ханьским боль-шинством19, которые образованы, живут в городах (национального и регионального уровня) и бедным, сельским населением, не­обеспеченными достаточными средствами для существования скотоводами (преимущественно этнические меньшинства) [14].

Растущие потребности населения Синьцзяня в продуктах питания и сельскохозяйственном сырье, настоятельно диктуют внедрение науч­ных методов управления земельными ре­сурсами. Власти стремятся контролировать поставки (чем больше тем лучше) и цены (для предотвращения социальных протестов), что увеличивает нагрузку на производителей мясо­молочной продукции, которые могут извлекать прибыль только за счет увеличения поголовья скота, что в свою очередь ведет к деградации пастбищ. Часть замороженных продуктов пита­ния из СУАР, власти намерены экспортировать в соседнюю Центральную Азию, и далее по транспортным коридорам на Ближний Восток и в Европу, и получать зерно их соседних стран. Китайские власти построили несколько показа­тельных животноводческих ферм в СУАР, осна­щенных в соответствии с последними дости­жениями науки и техники, что должно, стиму­лировать экономическую активность этнических меньшинств (и снижать социально-полити­ческую напряженность) [15].

В рамках этого курса с конца 1980х гг. китайское правительство проводит политику по оседанию кочевников (казахов) и, по мнению, западных исследователей около 80% казахских хозяйств перешло на полукочевой образ жизни[16].

Для казахов перспективы в свете реализации Стратегии Большого Освоения Запада, рассчи­танной на 50 лет (2001-2050) не радужные. Традиционные сферы деятельности казахов не относятся к так называемым трем развиваемым цветовым гаммам: белое (хлопок), черное (нефть и нефтепереработка) и красное - сельское хозяйство и бахчеводство [16]. Проекты в СУАР напрямую не влияют на экономическое развитие районов проживания казахов, поскольку наце­лены на строительство заводов, фабрик, дорог, и иной инфраструктуры. Но казахи, как и другие этнические меньшинства, если намерены повы­сить свое благосостояние, должны выработать стратегию по получению необходимых профес­сиональных навыков и изучать китайский язык. Другое следствие реформ - увеличение притока ханьцев.

Трансформация образа жизни казахов Китая является следствием реализации правительством политики c 1949 г. по утверждению контроля в районах проживания этнических меньшинств и 

18  Пока процесс институционализации grassland policy/политика контроля за пастбищами находится в начальной стадии, местные лидеры
казахских сообществ имеют возможность для создания неформальной системы контроля за распределением пастбищ и тем самым
легитимизироваться как в глазах своих сородичей (как агенты китайского правительства), так и перед властями как представители своего
народа. Интересы верхушки казахского социума в Китае и властей пока совпадают, тогда как происходит размежевание среди самих
казахов и размывание устоявшихся (веками поддерживаемых) основ социальной (родоплеменной структуры), что в интересах китайских
властей, поскольку авторитет и легитимность верхов казахского сообщества зависит не столько от координации действий среди казахов, а
степени заинтересованности верхов в сотрудничестве с властями.

19  По его мнению, китайское правительство действует в интересах ханьцев, определенным образом формируя пространство для
этнических меньшинств и отчуждая их от земель, где они традиционно проживали.

 

обеспечению внутренней безопасности - со­циально-экономические и экологические про­екты, урбанизация, перемещения населения.

 

Литература

  1. Геллнер Э. Нации и национализм. URL: // gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/gelln/01.php (последняя дата обращения 6 декабря. 20011)
  2. Conquest R. The harvest of sorrow. Soviet collective-zation and the terror-famine. Oxford: Oxford University Press, 1986, pp.- 189-199; Козыбаев М, Абылхожин Ж., Алда-жуманов К. Коллективизация в Казахстане: трагедия крестьянства. Алматы, 1992.
  3. Xinjiang. China's Muslim borderland. Ed. F.Starr. New York: M.E.Sharpe, 2004.
  4. Крадин Н. Кочевники Евразии. Алматы: Дайк-Пресс, 2007- 416 с.; Хазанов А. Кочевники и внешний мир. Алматы: Дайк-Пресс, 2002.- 604 с.
  5. Goldstein M. C., Bell C.M. The impact of China's re­form policy on the nomads of western Tibet. 1989, Asian survey, 29: 619-641.
  6.  Zukosky M. A Semantic Shift from Socialist Land Reform to Neoliberal Pastoral development in China// URL:languageandcapitalism.info (последняя дата обращения: 03.12.2011)
  7. В советское время участие этнических групп в политических событиях в Синьцзяне в 1940 е гг. считалось составной частью общекитайской революции. Протестное движение казахов рассматривалось как борьба против нескольких внутренних врагов - гоминдановское прави­тельство и феодально-байские эксплуататоры, чем дезауи-ровалось вмешательство СССР во внутриполитическую ситуацию в Китае. // Мингулов Н. Н. Национально-освобо­дительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской революции (1944-1949 гг.) Вопросы истории Казахстана и Восточного Туркестана. - Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1962. - т. 15. - С. 68 - 104.
  8. Cыроежкин, К.Л. Казахи в КНР: очерки социально-экономического и культурного развития. Алматы, 1994. - 118 c.
  9. Cerni A. Going where the grass is greener: China Kazakhs and the Oralman immigration policy in Kazakhstan. URL: case.edu/affil/tibet/tibetanNomads/ docu-ments/Cerny_on_Kazakhs_in_China_Published.pdf (дата по­следнего обращения: 21.11.2011)
  10. Zukosky M. Reconsidering governmental effects of grassland science and policy in China //URL: library.arizona.edu/volume_15/Zukosky.pdf (последняя дата обращения 25.11.2011).
  11. Banks T., Doman S. Kazakh nomads, rangeland policy and the environment in Altay. A paper presented at the Second International of Asia Scholars, Free University, Berlin, 9-12 August, 2001. URL: eldis.org/fulltext/kazakh.pdf (Дата последнего обращения: 6.12.2011).
  12.  Harvey D. A Brief History of Neoliberalism. Oxford:
  13. Oxford University Press, 2006.
  14. Banks Tony Property Rights reform in rangeland China: Dilemma On the Road to the Household ranch. World Development Vol.31, No. 12, pp. 2129-2142, 2003; Xinjiang Altay Urban Infrastructure and Environment Improvement Project (RRP PRC 43024). Resettlement Plan. URL:adb.org/Documents/ResettlementPlans/PRC/4302 4/43024-01-prc-rpab.pdf. (Дата последнего обращения: 6.12.2011)
  15. Williams M.D. Beyond Great Walls: environment, identity, and development on the Chinese grasslands of Inner Mongolia. Stanford University Press, 2002.
  16. Climate change and China's agricultural sector: an overview of impacts, adaptation and mitigation. ICTSD Report // URL: agritrade.org/events/documents/ Climate ChangeChina final web.pdf. (Дата последнего обращения 06.12.2011)
  17. Сыроежкин К. Стратегия «большого освоения запада» и проблема безопасности Центральной Aзии // Analytic. 2007, #2.

 

Примечания

 

Из выступлений Мао Дзэдуна: «Серьезной проблемой является воспитание крестьян. Крестьянские хозяйства раздроблены, и, судя по опыту Советского Союза, потребуется длительное время и кропотливая работа для того, чтобы обобществить сельское хозяйство. Без обобществления сельского хозяйства не может быть полного, прочного социализма.» // "О демократической диктатуре народа" (30 июня 1949 года), Избранные произведения, т. IV//http://magister.msk.ru/library/politica/mao/maorb.htm Дата последнего обращения 6.12.2011)

2  Китайский дискурс о политике в СУАР: «Open up the West», создать «Great wall of steel and development)), «Great Western Development Plan», сама политика и производные от неё программы по стабилизации ситуации и СУАР, направленные на подавление уйгурского сепаратизма и факторов, способствующих так этому, являются также показательным примером для других этнических групп. «Запад­ный» дискурс о СУАР - Китайское Косово/ "Chinese Kosovo".

3  На 2006 г. казахов в Китае было 1.434.969. В Китае под национальной районной автономией подразумевается осуществление под единым руководством государства районной автономии в местах компактного проживания представителей нацменьшинств, где учреж­даются органы самоуправления и реализуется право на самоуправление. Название района национальной автономии (за исключениеем особых случаев) состоит из названия места, названия национальности, и обозначения административного статуса.

4  Или-Казахская автономная область (Алтайский, Илийский и Тарбагатайский округа), Муре-Казахский (Санчжи-Дунганский округ) и Барколь-Казахский автномный уезды СУАР, и Аксай-Казахский автономный уезд провинции Гансу, провинция Цинхай в Ханси-Тибет-Монгол-Казахской автономной области. По конституции КНР все этнические гуппы имеют равные права, и преследование по этническому запрещено (Статья 4 Конституции КНР). Китайское правительство использовало принцип, опробированный Сталиным в СССР при определении статуса этнической группы и наделения её правом автономии - общая территория проживания, язык, экономическая деятельность, культура. Особый подход к эническим меньшинствам наблюдается в планировании рождаемости (в СУАР они могут иметь более 1 ребенка на семью, тогда как китайцы ограничены гослимитом в 1 ребенка), при приеме в образовательные учреждения, на работу, предоставлении кредитов для финансирование бизнеса и налогообложение, и инфраструктры для занятий производственной деятельностью. Однако в сельской местности уровень бедности среди казахов очень высокий (по оценкам китайских властей и международных экспертов) - до 70% (об этом подробнее буде сказано в другой статье).

5  Политическая экономия в широком смысле есть изучение политических условий развития экономики. Политическая экология рассматривает взаимоотношения политических, экономических и социальных факторов и их влияние на изменения в окружающей среде.

6  Споры об эффективности (в плане воспроизводства и обеспечения кочевого социума необходимыми средствами для выживания), рациональности (природопользование) и способности кочевого скотоводства выжить в условиях рыночных экономики и глобализации ведутся давно в исторической науке. Существует две кардинально противоположные точки зрения относительно перспектив скотоводства с позиций рационального использования природных ресурсов. Одна утверждает, что кочевое скотоводство нерационально, т. к. рано или поздно приводит к истощению пастбищ, поскольку увеличение поголовья скота является основной движущей силой скотоводов. Вся система социально-политических отношений в кочевом социуме основана на следующих принципах: общинная собственность на пастбища, но распределение осуществляется сверху вниз верхушкой, которая занимает это положение (по факту рождения и принадлежности к влиятельному роду) и возможности вознаграждать своих сторонников доступом к пастбищам и распределения своего скота между более бедными сородичами. Поэтому кочевая аристократия заинтересована прежде всего в увеличении поголовья скота - прямо и опосредованно [4]. Другая точка зрения состоит в том, что только нерациональные решения, которые скотоводы вынуждены принимать под давлением внешних обстоятельств или неопытность некоторых скотоводов приводят к нарушению природного равновесия [5].

7  Казахи в 1930-1940 гг. оказались вовлечены в перепетии политической борьбы уже в Синьцзяне, когда различные этнические группировки боролись за власть, что в целом могло изменить и ход исторического развития самого Китая - его территориальная целостность, цивилизационные особенности в результате фрагментации и установления контроля внешних акторов над его регионами.

8Из выступлений Мао Дзэдуна: «Чтобы иметь уверенность, что мы не поведем революцию по неправильному пути и непременно добьемся успеха, мы должны заботиться о сплочении вокруг себя наших подлинных друзей для нанесения удара нашим подлинным врагам. Чтобы отличить подлинных друзей от подлинных врагов, следует проанализировать в общих чертах экономическое положение классов, составляющих китайское общество, и их отношение к революции» "Анализ классов китайского общества" (март 1926 года), Избранные произведения, т. I//http://magister.msk.ru/library/politica/mao/maorb.htm

9  По данным китайских властей в период с 1954 г. по 1963 из Китая выехало около 200.000 тыс. человек. Из числа оставшихся к 1966 г. 361 иностранных граждан в Синьцзяне только 201 человек имел советское гражданство.// Аблажей Н. С востока на восток: Российская эмиграция в Китае. Отв. Ред. В.Ламин. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007.

10  Во главе бригады стоял секретарь, назначенный парторганизацией (не глава рода или клана), под его началом находилось 4 человека,
переизбираемые каждые 4-5 лет. На низовых уровнях можно было выражать свое мнение и вносить те или иные предложения по
хозяйственной деятельности. Скот находился в собственности коллектива (бригады), и выдывался на хозяйство в зависимости от её
размера. Члены бригады зарабатывали очки, начисляемые в зависимости от выполненной работы. Очки приравнивались к скоту или
товарам, которые выдавались Центром. Казахи должны были сдавать государству произведенную продукцию, и полученные средства
инвестировались в средства производства: тракторы, генераторы, машины, или шли на уплату долгов. Часть средств откладывали на
черный день. В случае удачного сезона, бригада получала прибыль, если нет, то из своих средств восполняла ущерб. Работникам
выделись средства на приобретение одежды, мебели и юрт.

11  Казахи СУАР относят себя к родам и подродам Среднего и Большого жуза.

12  Только климатические изменения могут оказать влияние на изменения сроков миграции того или иного хозяйства (к примеру,
обильный снегопад). Распределение пастбищных угодий в большей степени индивидуально формализовано по контрактной системе - на
30-50 лет (с 1985 г. - каждой семье отдельно, а новая введена с 1995 г.). Зимние пастбища расположены в пустынных или пустынных
районах, весенние и осенние - в холмистой местности между зимними и летними.

13  Зимние миграции от 200 до 300 км от аула. Право прохода через чьи-либо участки необходимо выкупать на договорной основе в
процессе сложных переговоров с участием местного лидера (казаха, который занимается этим на на выборной основе, независимо от
возраста и уровня образованности), и фиксирует процесс документально.

14  Одна из современных причин этого явления состоит в том, что некоторые хозяйства имеют больше пастбищ и меньше скота. В среднем
казахская семья состоит из 5-6 человек, ей выделяется в долгосрочную аренду 40-80 га, на 100-150 голов скота (мелкорогатый скот-
бараны и козы, а также лошади и верблюды).

15   Некоторые хозяйства мигрируют 10 раз в год, другие свыше 100 раз, в зависимости от размера и расположения пастбища
(вертикальные и горизонтальные маршаруты), количества скота, в среднем по 20 км в день. Некоторые пастбища расположены на
высоте 3800 км. Автомобили могут подняться только до 2800 км. Часть маршрутных маркеров носят китайские, часть казахские
названия (Карасу, Тасты, Нарынсу, Сарбастау, Катбай, Тесбакан, и т.д.).

16   Последнее определение «свободного скотоводства», данное Пекинским сельскохозяйственным институтом трактует его как
«непланируемое использование травостоя. Пастухи/скотоводы не имеют организованного управления, и стада мигрируют куда им
вздумается по всему пастбищу, выбирая только нужную траву. Это примитивный метод». (Цит по: М. Зукоски [10].) По мнению
Зукоски, данное определение отвечает интересам нового зарождающего класса китайских предпринимателей, тесно аффилиированных
к правительственными кругами, для которых перевод полукочевого скотоводства на капиталистические рельсы пока есть основная
задача. Свободное скотоводство определяется не как равный доступ к пастбищам, гарантированный социалистическим государством, а
нерациональное природопользование, скотоводы не несут ответствености за состояние пастбищ (т.к. им не владеют).

17   Закон о пастбищах в КНР был принят в 1985 г. для кодификации в масштабах страны земель, определения права доступа,
использования и получения урожая/прибыли с пастбищ. Закон был дополнен в 2002, и по нему государство контролирует цены на
мясо. По поправкам от 2002 г. кочевники были обозначены как скотоводы, имеющие права на то, чтобы пасти свой скот на пастбищах,
использовать ресурсы для своей прибыли, но также были обязаны заботиться о пастбищах. Пастбища по закону принадлежат
государству, за исключением случаев, когда они приписаны к коллективным хозяйствам. Кроме того, из-за растущего спроса на козью
шерсть, казахи увеличивают поголовье коз, что приводит к диспропорциям и также отрицательно влияет на качество использования
пастбищ. Традиционно казахи придерживались пропорций в видах скота для поддержания экологического баланса.

Фамилия автора: Д. Б. Касымова
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика