Вызов запада и проблемы модернизации РК

Сегодня в науке и практике современного развития постоянно употребляется слово «вызов». И, прежде всего, речь идет о вызове Запада и вызовов, стоящих перед модернизирующимися странами, в том числе Казахстаном. Но доста­точно ли основания, чтобы говорить о вызове Запада? Слово "вызов" предполагает наличие не­которых требований, которые Запад предъявил миру. Можно привести исторические примеры как прямого, так и косвенного давления Запада на незападные страны. Однако суть вызова За­пада проявляется не столько в этих примерах, сколько в необходимости всем странам реаги­ровать на существование Запада путем изме­нений, ускоренного развития даже независимо от того, понуждает ли их Запад к этому или нет.

Этот вопрос в полный рост встал перед Республикой Казахстан, принявшей и отве­чающей в ХХ1 веке на вызовы Запада - вызовы модернизации.

Как известно, вызов и ответ создают черты биполярности в развитии. Еще до того, как мир стал биполярным в глобальном масштабе, цивилизационный процесс имел локальные оппозиции. После того, как сформировался современный Запад, качественно отличный от остального человечества, поляризация между ним и остальным миром стала источником многообразных социальных реакций на "глав­ную революцию — вестернизацию". Среди этих реакций — I и II мировые войны, коммунизм, сталинизм, маоизм, фашизм, антиколониальные движения и пр.[1].

Посмотрим, как определяет понятия "вызов" и "ответ" А.Тойнби. Он говорит: "Об­щество в своем жизненном процессе стал­кивается с рядом проблем, и каждая из них есть вызов"[2]. Иными словами, "можно сказать, что функция "внешнего фактора" заключается в том, чтобы превратить "внутренний творческий им­пульс" в постоянный стимул, способствующий реализации потенциально возможных твор­ческих вариаций".

Согласно концепции "вызова-ответа" вызов — это прежде всего то внешнее воздействие, которое способно создать в стране внутренний импульс собственного развития.

Появление Запада как более развитого и сильно изменившего свой менталитет в ре­зультате модернизации образования оказало на мир огромное влияние. С его появлением исто­рия превратилась во всемирную. Она стала таковой не в смысле наличия какого-либо все­мирного закона развития человечества, а эмпи­рически. Мореплавание, а затем развитие транспорта, экономики связало мир. Именно Запад сделал это, показал миру новые воз­можности, воззвал мир к новому виду пафоса, включавшего в себя идею быстрого развития, самостояния, свободы.

Вызов Запада предстал как вызов совре­менности прошлому. Он состоял в идее про­гресса, утверждавшей в теории то, что уже начало осуществляться на практике — общую линию развития по пути, предлагаемому лидирующим Западом. Концепция прогресса является легитимизацией вызова Запада в условиях превращения истории человечества во всемирную. Понятие прогресса предполагало непрерывное движение к высшему показателю (материальному, научному, гуманитарному), пример достижения которых давал Запад. Быстрое развитие было сутью западной модели существования. Горизонты прогресса не огра­ничивались уже достигнутым западными странами, а включали ближнюю и дальнюю перспективу его будущего развития и, в прин­ципе, безграничность западных возможностей. На видимые рубежи прогресса, нередко даже превосходя их, всегда выходила узкая группа стран. Другие страны что-то получали от плодов этого прогресса, но не являлись сами его активными носителями. Однако не участвовать в этом, не стремиться к прогрессу в своих странах они не могли. Это означало бы для них прогрессирующее отставание, вольную или невольную зависимость от более развитых госу­дарств, потерю динамизма, неизбежную дегра­дацию. Чтобы избежать этого, "менее счастли­вые страны" уже с шестнадцатого века начали гонку за лидером. Разумеется, и без этой гонки им был присущ некоторый собственный темп развития, собственные движения в сторону улучшения их жизни, ее усложнения и по­рождения новых возможностей. Но теперь они хотели изменить свой естественный ритм раз­вития, ускорить его, максимально приблизить к западному и в соответствии с заданным Западом направлением. Такая задача требовала пере­делки своей внутренней природы, традиций, существующих обычаев. Этот процесс нацио­нального ускорения, приближения к современ­ному (modern) Западу стала именоваться модер­низацией. В XX-м веке современными стали называться в теории также общества, поры­вающие со своей традиционной идентичностью. Современное общество начало пониматься как особый тип цивилизации, первоначально воз­никший в Западной Европе и затем распростра­нившийся в других регионах как система жизни, экономического, политического устройства, идеологии и культуры [3]. В качестве таковых были признаны центры развития Юго-Восточ­ной Азии.

В ходе модернизации происходит переход к современному обществу (modern society). Оно включает в себя, прежде всего, коренное от­личие современного общества от традиционного — ориентацию на инновации и другие черты: преобладание "инноваций над традицией; свет­ский характер социальной жизни; поступа­тельное (нециклическое) развитие; выделенную персональность, преимущественную ориента­цию на инструментальные ценности; демокра­тическую систему власти; наличие отложенного спроса, т.е. способности производить не ради насущных потребностей, а ради будущего; индустриальный характер; массовое образова­ние; активный деятельный психологический склад (личность типа А); предпочтение миро­воззренческому знанию точных наук и техно­логий (техногенная цивилизация); преобладание универсального над локальным.

Как видим, современные (modern) общества по существу противоположны традиционным. Поэтому переход к ним — модернизация — это драматический процесс.

Фокусом современных обществ выступает индивидуальность, вырастающая на пересе­чении инноваций, секуляризации и демокра­тизации. Активная деятельность ради будущего, а не только сегодняшнего потребления по­рождает здесь тип трудоголика, постоянно готового к жизненной гонке. Его становление в Западной Европе осуществлялось на основе такого способа секуляризации жизни, как протестантизм, появление протестантской этики капитализма. Но и более поздние непротестант­ские модернизации дали тот же результат в изменении персональности. Современным ста­новится не только общество, но и человек. Его отличает: интерес ко всему новому, готовность к изменениям; разнообразие взглядов, ориентация на информацию; серьезное отношение ко времени и к его измерению; эффективность; планирование эффективности и времени, личное достоинство, партикуляризм и оптимизм [4]. Индивидуальная модернизация — процесс не менее драматический, чем социальная[5].

Вызов Запада, как было отмечено выше, — это вызов современности. Современность — это не только Новое, иначе (быстро) текущее время, возникшее в уникальном опыте Запада. Это так же — нечто передовое, лучшее. Запад в его вызове миру, в этом вызове современности миру имел ряд своих собственных фаз. Обозначим их.

  1. Эпоха меркантилизма, захвата торговых путей, мировой торговли, колонизации других народов. Вызов Запада состоял в его способ­ности освоить это мировое пространство.
  2. Эпоха буржуазных революций — ста­новление и расцвет капитализма.
  3. Эпоха раннего индустриализма (после первой промышленной революции). Запад имел недоступное остальному миру преимущество развитой промышленности.
  4. После второй промышленной революции (использование электричества, изобретения кон­вейера в начале XX в., открытия радиоактив­ности и пр.). Конвейер открыл возможность расчленения производственного процесса и перенесения традиционных отраслей индустрии, особенно текстильной, в незападные страны.

Произошли перемены и на Западе, где появи­лось уже не только массовое производство, но и массовое общество — деструктурированное притоком людей из деревень в промышлен­ность, образованием больших человеческих мас­сивов гетерогенной природы.

Запад на этой фазе своего развития уже не имел преимуществ в традиционной индустрии перед не-Западом. Но с этого времени наука стала его исключительной особенностью. Запад­ный мир бросил теперь остальным научный вызов. Эта эпоха позднего индустриализма, позднего капитализма, поздней современности отличалась новым преимуществом Запада перед незападным миром.

Эпоха научно-технической революции, на­чавшаяся в середине пятидесятых годов XX века. Если раньше наука обслуживала уже назревшие задачи практики, и последняя имела тенденции собственного развития (паровая машина была изобретена до термодинамики, летательные ап­параты до аэродинамики), то научно-техническая революция характеризуется технологическим применением фундаментальных наук (атомные электростанции не могли быть построены до открытия ядерной физики, выход в космос не мог быть реальным даже как попытка без знания и способности получения скоростей преодо­ления земного притяжения, вмешательство в наследственные процессы было бы невозможно без генетики и пр.). Запад освоил технологи­ческое применение фундаментальных наук, снова превзошел всех и обогнал. Научно-техни­ческая революция стала новой фазой его вызова.

Существуют две основные модели модер­низации: вестернизация и догоняющая модель.

Вестернизация — это процесс перехода от традиционных обществ к современным путем прямого переноса структур, технологий и образа жизни западных обществ. Следует различать вестернизацию как модель модернизации и вестернизацию как часть любой другой модели, т.к. заимствование западных образцов всегда неизбежно при модернизации. Инициатором вестернизации обычно становился сам Запад, формой ее осуществления была преимущест­венно колонизация.

Ряд стран, например Россия, Турция, Мек­сика — не пошли по пути вестернизации ценой потери национальной независимости и встали на путь "догоняющей модернизации". "Догоняю­щая" стратегия предполагает, что Северная Америка и Западная Европа остаются неизмен­ными, так сказать, дожидаясь отставших со­седей. Однако сейчас мир радикально трансфор­мируется. Многие развитые капиталистические страны ныне находятся в переходном процессе. Происходит изменение направленности со­циального развития. По А.Тоффлеру, это — движение от индустриальной цивилизации к постиндустриальной. Согласно Дж.Нисбиту, наблюдается переход к информационному об­ществу. Как бы не назывался и не характери­зовался этот период, его суть — обнаружение пределов роста индустриального мира, демас-совизация и приоритет человека по отношению к существующим институтам, необходимость новых институтов, обеспечивающих эту при­оритетность. Как утверждает Дж.Нисбит, высокая техника требует высокого человеческого ответа; чем более мир устремляется к единому стилю жизни, тем большее значение в нем приобре­тают глубинные ценности, выраженные в рели­гии, языке, искусстве, литературе.

Это означает, что изменение глобальной тен­денции как в плане институционализации, так и в ценностном отношении, не позволяет модер­низирующимся странам, в частности Казахстану, только перенимать и имитировать существую­щие структуры западного общества, которые сами начинают подвергаться изменению. Такая интен­сивность потребления природных и человеческих ресурсов была бы экологически и культурно опасной. От модернизирующихся стран поэтому требуются ныне иные направления развития, новые пути. Именно поэтому в Республике Казахстан формируется собственная концепция модернизационного развития.

 

Литература

  1. Von Laue Th.H. The World Revolution of Westerniza­tion. The Twentieth Century in Global Perspective. N.Y., Oxford. 1987.
  2. Тойнби А. Постижение истории. М., 1991. С. 108.
  3. Eisenstadt S.N. Introduction: Historical Traditions, Modernisation and Development // Pattern of Modernity. Vol. 1. The West / Ed. by S.N.Eisenstadt. L., 1987. P. 5.
  4. Inkeles A., Smith D. Becoming Modern. Individusl Change in six Developing Countries. Cambridge, 1974. P.15-35.
  5.  Exploring Individual Modernity /Ed. by A.Inkeles.N.Y., 1983; Giddens A. The Conseguences of Modernity.Stanfort, 1990.
Фамилия автора: У. К. Оржанова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика