Развитие земледелия у казахского населения аулие-атинского уезда в конце XIX- начале XX вв. (в контексте истории повседневности)

Современная историческая наука характеризуется появлением так называемой «истории повседневности», переход от изучения макро-истории, анализирующей крупные структуры прошлого, явления, события, факты, к микро-истории, направляющей свои усилия на изучение малых сообществ и «простого человека». Это знаменовало переключение исследователь­ского интереса на историю повседневной жизни. К концу 1990-х годов - началу XXI века сфера повседневности стала центральной во многих исследованиях. Целый ряд проблем требует более глубокого и детального рассмотрения. Особенно, это касается изучения быта, нравов, образа жизни обычного человека, или группы людей в тех или иных исторических условиях. Не составляет исключения исследование развития хозяйственной деятельности казахов Аулие-Атинского уезда в конце XIX - начале XX вв. Интерес к данной теме объясняется новыми рыночными отношениями, которые вместе с административными реформами 1860­1890-х гг. изменили весь уклад социально-экономической жизни номадов, изживая из повседневных традиций обычаи, систему взаимоотношений в общественной и хозяй­ственной структуре казахов.

В исследуемый нами период Аулие-Атин-ский уезд входил в состав Сырдарьинской области Туркестанского генерал-губернаторства Российской империи. По приблизительному исчислению площади территория области, квадратное ее содержание равно 8 230 кв. милей или 403 253 кв. верст. Из них Аулие-Атинский уезд занимал - 67 785 кв. верст [1]. В Аулие-Атинском уезде и городе проживало 276 169 (или 279 004) человек мужского и женского пола. В уезде - 264 447, в городе - 11 722 человек [2]. Среди населения города казахов насчитывалось 5 %, русских, украинцев, бело­русов - 12,5 %, узбеков - 75%; по уезду: казахов - 90,5%, русских, украинцев, белорусов - 2%, узбеков - 4,4%, немцы, дунгане и др. - 3,1%. В 1914 году в городе насчитывалось уже 17,8 тыс., в том числе 2138 русских. В пределах данного уезда расселялись казахи Старшего жуза, всего 13 640 кибиток. Это были такие родовые под­разделения как: дулат, албан, суан, шапрашты, ысты, ошақты, сары үйсун, жалаиры, қаңлы и шанышқұл, сіргелі. Самыми многочисленными и преобладающими из них были поколения семейно-родственных групп большого родопле-менного объединения дулат из родов: ботпай, шымыр, сиқым, жаныс [3]. Также здесь были представители Среднего и Младшего жузов и Ходжи.

На территории Казахстана издавна су­ществовали древние очаги поливного и богар­ного земледелия. Так, в Аулие-Атинском уезде земледелие находилось на достаточно высоком уровне. 52,1 % аулов имели каждый более 50 хозяйств, а аулов с 15 хозяйствами всего лишь 4,8%. Средняя величина аула по обследованной местности была равна 19 хозяйствам [4]. Земледелие здесь существовало преимуществен­но при помощи искусственного орошения, также существовали посевы под дождь. Такие посевы, называемые богарными или ляльми, встречались в горных местностях, не ниже 3000 м. Аулие-Атинского уезда, где распахивались возвышенные горные долины, или пологие скаты хребтов. Таковыми горными были Ка-щинская волость и смежные с ними: Алакчин-ская, Жетыруевская, Карабуринская. Эти во­лости располагались по северным склонам Та­ласского Алатау и по южным - Александров­ского хребта, довольно высоко над уровнем моря. Поэтому хлеб производился там позднее, чем в других волостях уезда.

Большой интерес представляют малоизвест­ные сведения о технике ведения земледелия чуйскими казахами. По переписи 1898 года казахского населения, населявшего р. Чу, насчи­тывалось 616 наличных хозяйств (190 аулов), разбивающихся в административном отношении на 5 старшинств: 4 Чуйской и 1 Моюнтинской волости. В хозяйственном отношении казахи распределялись по 16 тоганам, из которых 4 принадлежали аргынцам, 14 жалаировцам. Тоганом называли главный арык, приносящий воду из реки Чу. Тоган объединял хозяев, имеющих право пользоваться водой, что в свою очередь было обусловлено их участием в работах по проведению тогана. Длина тогана достигала 20 верст, не трудно представить, какую массу труда необходимо было вложить на проведение воды и поддержание в рабочем состоянии этого арыка. Все казахское население, проживающее по берегам р. Чу, делилось по числу главных арыков на 18 общин, объеди­ненных совместным трудом по проведению и пользованию орошаемой ими землей. Отлу­чившиеся на время казахи сохраняли право на землю в своем тогане и по возвращению получали землю сообразно своему участию в общественных работах. Случаи приема посто­ронних были редкими. После смерти главы семьи, право на его участок принадлежало взрослому сыну, а если такого нет, то вдове. Если осиротевшая семья не принимает даль­нейшего участия в работах по проведению арыка, то она не получает и земли.

По обычаю в общественных работах должен принимать участие каждый мужчина не младше 16-ти летнего и не старше 60-летнего возраста. Каждый участник получал одинаковый пай. В изучаемое время исследователи наблюдали наем батраков на работы по проведению арыка.

Хозяйственные обязанности выполняли ак­сакал тогана и мираб (мурап) или шебақши, которые избирались сходом всего тогана. В аксакалы    выбирался    наиболее почтенный, уважаемый человек. Его решения во всех случаях, касающихся собственно земельных во­просов, считались окончательными и обязатель­ными для спорящих сторон. Он вместе с мирабом определял величину участка для оро­шения, назначал очереди для воды.

В повседневные обязанности мираба входило наблюдение за тоганом. Во-первых, необходимо было ежедневно осматривать тоган на всем его протяжении, следить, чтобы его где-нибудь не прорвало или не запрудило. Если повреждения незначительны, то он обязан был на месте сам же исправлять их. В случае серьезных повреждений, он привлекал на эту работу других помощников. Во-вторых, мираб следил за правильным расходованием воды. В-третьих, при продолжении рытья арыка, он определял направление тогана. Именно третья задача мираба была самой трудной. Дело в том, что воду в новый тоган обычно пускали только после его сооружения на всем своем протя­жении. Здесь необходим был и опыт, и знания, и природная смекалка, чтобы все выемки и насыпи были правильными, чтобы вода пошла по всему арыку, и его не прорвало. При этом мираб должен был точно рассчитать тот факт, чтобы все земельные участки были оро­шаемыми. С ранней весны мираб был занят весь день, не слезая со своего быка, предпочитая его лошади. Имел возможность для отдыха только осенью, после того, как будет сооружена плотина, преграждающая доступ воды из р. Чу в арык, во избежание того, чтобы весенний разлив не наводнил тоган. Это было нежелательно, так как высокая вода могла разрушить арык, за­сорить, прорвать его, залить и т.д.

Ранней весной, как только появлялась воз­можность приступить к земледельческим ра­ботам, вспахивали поля, оставленные под пше­ницу и засевали их. В первый год казахи сеяли просо (конак или кунак), отчасти пшеницу. Во второй - пшеницу, другие зерновые культуры, кроме проса и конака разводили бахчи. Иногда бахчи разводили и на третий год [5].

Период полевых работ обычно ежегодно начинался 15 марта, ранние почвы встречались в первых числах марта, поздние почвы произво­дились 20 и 22 марта. К уборке хлебов присту­пали в среднем 27 июля. Ранняя уборка на­чиналась 20 июля, поздняя - заканчивалась 5 сентября. Осенняя вспашка возможна была до 20 октября.

Несмотря на то, что нужно было ежегодно занимать новый участок для пашен, часто приходилось    пользоваться   старой пашней.

Например, по сведениям русского исследователя Л. Чермака [6] весной 1898 года, после тяжелой голодной зимы, казахи так ослабли к весне, что не могли выполнять тяжелой работы по про­ведению новых тоганов. Поэтому вынуждены были сокращать посевы проса. Многие из них чувствовали себя так плохо, что были вы­нуждены уходить вместе со скотом в горы, чтобы там поправить свое здоровье на молоке.

Возвращаясь к технике землепользования необходимо сказать следующее. После пшеницы принимались за исправление старого тогана и удлинение его. По окончании тогана казахи-земледельцы приступали к разделу орошаемого участка. Опираясь на исторические материалы, можно привести пример, что происходило в тогане Бутумбая Сати весной 1898 года. В работах по продолжению тогана, прорытию нового канала от 18 хозяйств принимало участие 28 человек, которые проработали 15 дней. По окончании работ оказалось, что на каждого участника приходится площадь в 33 сажен ширины (по тогану) и 66 сажен длины. Рас­пределение орошаемой земли происходило сле­дующим образом: сначала весь участок делили на 2 части, затем и хозяйства также делили на 2 группы по родству и дружбе. Далее, каждая из этих частей снова была разделена на участки так, что в каждой из групп было по 7 ра­ботников. Вначале были выделены участки для хозяйств с одним работником, причем в спор­ных случаях прибегали к жеребьевке. Дальше шла жеребьевка между семьями с двумя ра­ботниками и т.д. Чересполосицы не было, каждое хозяйство имело свой обособленный участок.

Общие работы на этом заканчивались. Далее каждая семья работала сама на себя индивидуально, нередко объединяясь с другой для выполнения некоторых отдельных трудо­емких работ.

Каждое хозяйство обязано было ограни­читься отведенным ему участком и не имело право захвата себе больше, так как этим был бы нанесен ущерб другим хозяевам тогана вслед­ствие большего израсходования воды. Каждый хозяин проводил канаву по своему участку к тогану, затем разбивал свой участок на мелкие доли так называемые атызы, что в переводе обозначает след лошади. Атыз - это участок пашни, окруженный невысоким земляным валиком для задержания воды; по заполнению первого атыза вода пропускалась во второй и т.д. Число и величина атызов зависело от неровности почвы. Чем ровнее было поле, тем меньше нужно было прорывать атызов и наоборот. Устройство атызов представляло сложную кропотливую работу. Так, на участке в 1800 кв. сажен, работая с восходом солнца до заката, два хозяйства, имели возможность соорудить 90 атызов за 3 дня. На другом участке в 2200 кв. м. два хозяина участка над 8-ю атызами работали 4 дня. Для таких работ по устройству атызов соседи часто объединялись. Когда атызы готовы, на поле пускали немного воды, сбивали траву мотыгой и сеяли просо и конак, идущие всегда по первому году, как особенно страдающие от сорных трав. После посева приступали к первой вспашке, когда помимо размельчения почвы, сеяли семена зерновой культуры. Для пахоты хозяева участков иногда вновь объединялись, часто нанимая тягловых животных у соседей. Дней через 30 после посева по арыкам пускали воду настолько, чтобы она покрыла всходы. После того, как почва просыхала, поле пропалывали. Через 10-15 дней поле поливали во второй раз, а через 20 дней - в третий раз. За это время просо настолько вырастало, что хорошо оттеняло почву, что приводило к быстрому усыханию почвы. В годы обильной воды поливали и в 4-й раз. При обильной воде в день можно было полить до 4-х участков, при работе 1 -2 человек, и вдвое меньше за ночь.

Поливка пшеницы производилась иначе. Осенью, когда поля, бывшие под просом и предназначенные для пшеницы, очищались от хлеба, их обильно поливали и так оставляли до весны. Как только таял снег, сеяли пшеницу, запахивали шоин-тызом и боронили свои участки - пашни. Через 40 дней поливали, пропалывали, и если лето сухое, то через 20 дней поливали вторично. Обычно ограничи­валось однократной поливкой. С ячменем посту­пали так же, как с пшеницей. Люцерну сеяли преимущественно более богатые казахи. Сеяли ее с пшеницей, выбирая лучшую землю и непременно близко к тогану. Это было необ­ходимо, чтобы расходовать как можно меньше воды. Только при таком условии общество разрешало иметь поля люцерны. За лето с люцерны снимали 3 покоса урожая. На хорошей земле с десятины можно было взять от 600 до 900 пудов. Дополнительно казахи возделывали еще ат-конак исключительно для лошадей (им кормили лошадей в зеленом виде). Также, у каждого хозяина земли имелись бахчи, на ко­торых возделывались арбузы, дыни и подсол­нухи. Преобладающим культурным злаком сле­дует считать пшеницу, составляющую главный пищевой элемент как казахского, так и пере­селенческого населения.

В Аулие-Атинском уезде, как и в Сыр-дарьинской области в целом были распростра­нены такие сорта зерновых, как «ак бидай», «кызыл бидай». «Кызыл бидай» давала более урожайный сорт, но с худшим качеством муки, чем у «ак бидай». Кроме того, «ак бидай» была более засухоустойчивая и поэтому преобладала на богарных посевах. Лучшие сорта пшеницы (куччу-бугдай, бакаирская, акчийская), давав­шие муку высшего качества, производились в горных волостях, расположенных у села Мерке, по верхнему Таласу и его притокам, по верхней Асе с ее притоками [7]. Сеяли также «кара бидай», гречиху, коноплю. В начале XX века в Аулие-Атинском уезде появляются посевы бобовых - «маш» (соя), солома которых слу­жила кормом для скота. Возделывали также «индау», «кунжут» - масличные культуры, шед­шие на продажу.

Полуоседлые казахи предпочитали возделы­вать ячмень, не требовавшая большого расхода ирригационной воды и поспевавшая до наступ­ления сильной жары. Ячмень кочевники ис­пользовали в виде крупы и муки. Он поль­зовался большим спросом на рынках, где часть его перерабатывалась на пиво, а также шла на корм домашним животным городского насе­ления (заменяя российский овес). Стоимость 1 четверти ячменя в Аулие-Ате доходила до 1 руб. 32 коп. Для примера, в Перовском уезде этот злак стоил от 2 руб. 20 коп. до 3 руб. 17 коп., в Ташкентском уезде - 3 руб. [8]. Просо также было излюбленным хлебом казахов. Часто, посевы проса составляли почти исключительно казахский земледельческий промысел, оседлым населе­нием оно культивировалось для сбыта в степь.

Базары оседлых пунктов в изобилии предла­гали продукты бахчеводства и огородничества. Удовлетворяя спрос русского населения, новые виды капусты, огурцов, сладкого горошка, сельдерея и других огородных продуктов при­обретало все большее количество потребителей среди коренного населения. Капуста возделы-валась переселенцами из России и Украины, местное население только начинало ее выращи­вать, так же, как и лук, морковь, картофель, свеклу и др. Но первыми продавцами весенней зелени, редиса все же было местное население. Есть сведения, что в конце XIX века в Аулие-Атинском уезде выращивали виноград, правда в ограниченном количестве [8, С.11]. В изучаемый период слабо было развито разведение фруктов. Тем не менее, в конце XIX в. начали сажать вишни (в 1893 г. насчитывалось 418 деревьев), груш (50), яблонь (10), разных сортов - 575. Яблоки приобретали у верненских садоводов, стоили они 20 коп. за десяток (на юге России они стоили всего 10 коп.) [9].

В конце XIX - начале XX вв. пахотными упряжными орудиями у казахов были преиму­щественно примитивные орудия труда - закреп­ленный плуг, первобытный сошник. Приме­нялись соха и сабан - вид колесного плуга. Орудия уборки - серпы, косы изготавливали местные ремесленники и фабричные произво­дители. Для молотьбы использовали вилы, грабли, лопаты, (преимущественно деревянные).

В Аулие-Атинском уезде земля пахалась исключительно деревянным омачем. Данных о пахотных орудиях по Аулие-Атинскому уезде нет. Правда, есть сведения, что железный борон появился здесь только в конце первого десятилетия XX столетия. О количестве борон нет данных, отмечается, что 82% сеющих хозяйств имели сельскохозяйственный инвен­тарь. В это время известны деревянные бороны «мала», процент железных борон был еще меньшим [10]. В целом, основные способы и приемы молотьбы, перевозки и хранения урожая на территории Казахстана были общими. Раз­личия проистекали из особенностей почвенно-климатических условий, степени распределения земель, близости хозяйственных и торговых центров, уровня обеспеченности хозяйств ра­бочим скотом и орудиями, также традициями.

В Аулие-Атинском уезде (так же как и в Чимкентском) уезде была более распространена молотьба с помощью волов. Просо и кунак предпочтительно обмолачивали верблюды, если их не было - волами.

Также, в хозяйствах, где было мало до­машних животных, широко применяли мо­лотьбу зерновых с помощью плетеной воло­куши, которая называлась «ауал». Для ее из­готовления использовали развесистые ветви растущих поблизости деревьев с крепкой и упругой древесиной (береза, тал, тутовник). Ветки прикрепляли к двум жердям с двух сторон. Все промежутки между ветвями туго забивали цикорием - травой с крепким и тугими безлистными стеблями или тонкими ветками кустарников (шенкель) и хворостом. В Аулие-Атинском уезде казахи стали пользоваться каменными катками лишь в начале XX в. Их покупали на рынке и в казачьих станицах у русских и украинских мастеров. Позднее их стали изготавливать и казахские мастера -каменотесы.   Производительность   труда при помощи молотьбы с помощью катка была в 2 раза выше, чем с помощью животных. Вымо­лоченное и отвеянное зерно хранили в ямах. Место для зернохранилища выбиралось выше. Каждый хозяин отмечал свои ямки опреде­ленным знаком, который был известен только ему одному. Хранилище было охраняемым, здесь жил сторож. Все работы по полеводству выполнялись мужчинами до жатвы хлеба вклю­чительно. На женщине лежали все работы по ведению повседневного домашнего хозяйства.

В Аулие-Атинском уезде было распростра­нено и чигирное орошение (деревянные колеса до 5 и более метров в диаметре, по обод которых с определенным наклоном прикреплены ведра, чаще деревянные, иногда кожаные). Чигири приводили в движение силой животных - вола, верблюда, осла. Также практиковалось затопле­ние. Для измерения участка земли казахи ис­пользовали «шабак», палку в 3, 4 1/2 и 5 аршин. Посев проса и конака они давали в «чиреках» (большая деревянная чашка). Таким образом, 6­7 чиреков составлял 1 пуд зерновых. Урожай выражался в капах - мешках, в которых вмещалось от 6 до 7 и 8 пудов зерна. Поэтому, трудно было говорить о точности собранного урожая. И все же, средний урожай пшеницы был таков: при 6 пудах зерна посев давал валовой сбор в 90 пудов. При посеве 1 пуда проса наблюдался урожай в 150 пудов с десятины. Наиболее урожайным был конак - 180 пудов с десятины [10, С.194]. Также можно вычислить среднюю урожайность валового количества зерна и прийти к следующей статистике. В 1898 году казахи выработали: пшеница - 450 дес. -40 000 пуд., просо - 368 дес. - 55 000 пуд.; конак - 83 дес. - 16 000 пуд. В общей сложности было более 100 000 пудов зерна. При потреблении в 30 000 пудов давало более 70 000 пудов избытков. Основными покупателями являлись акмолинцы и усть-каменогорцы, приезжающие сюда за хлебом. Его они выменивали на кошмы, на которые у шуйцев, не имеющих постоянных построек и живущих летом и зимой в юртах был большой спрос.

Согласно сведениям средне справочных цен на предметы первой необходимости в конце XIX века в Аулие-Атинском уезде хлеба выра­батывалось в достаточном количестве, что влияло на его стоимость. По данным за 1889 г., в Аулие-Атинском уезде не наблюдалось высоких цен на хлеб. Среднегодовая цена четверти - 4 руб. 55 коп., а в ноябре месяце падала до 2 руб. 80 коп. [8, С. 142]. Последнее обстоятельство находилось в прямой зависимости от потреб­ности денежных знаков у местного населения, в том числе, для уплаты налогов. Аулие-Атинский уезд вел значительную отпускную торговлю хлебом, в большинстве случаях собственные запасы были так велики, что цена на хлеб падала до минимума.

В 1896 - 1898 гг. наблюдалась иная ситуация. Эти годы были неурожайными, и цены на хлеб соответственно стояли достаточно высокие. Весной 1898 г. за овцу давали 20 чиреков пшеницы. Пшеница обходилась около 70 копеек за пуд. Зимой 1897-98 гг. за кусок кошмы в 7 аршин длины и шириною в 3 аршин до 40 чиреков пшеницы, то есть также около 70 коп. за пуд. И это при цене овцы в 2 руб. 50 копеек и аршина кошмы в 70 коп. Необходимо отметить, что за основу брались базарные цены, которые были довольно высоки для местных жителей. Тем более что деньги были мало известны у большинства казахов. В изучаемый период у местного населения наиболее популярным был обмен продукта на продукт, причем меновой единицей, эквивалентом всех товаров служил баран. Если северяне приезжали за хлебом, так и хлеб и кошма, на которую они обменивали свой товар, оценивались на овцу.

Кошма стоила 2 тохты и серкеч, за них давали 40 чиреков пшеницы. Также, например, при найме работника оговаривалось, что он получит за работу лошадь, стоящую 5 баранов. Более мелкой единицей считалась шкурка козленка (улака) или козы (козленка). Такой порядок вещей был очень выгодным для торговцев, берущих невероятные проценты за свой товар. На продажу из возделываемых растений глав­ным образом шла пшеница, просо.

В источниках отмечается сохранившийся в конце XIX века обычай, согласно которому богатые аулие-атинцы перед согумом закалы­вали одну - две овцы, которые съедались всем тоганом. Также, имел значение обычай делать складчину между членами всего тогана для закупки овцы, которую съедали при первом запуске воды в новый тоган. Приготавливали коже из первого сжатого снопа пшеницы, которое затем выпивали всем тоганом. После окончания жатвы, закалывали овец и съедали их всем тоганом. Возможно, это был обряд жертвоприношения для умилостивления божества, во власти ко­торого находились вода и урожай, для благода­рения их за благополучную жатву.

Таким образом, в изучаемое нами время наряду со скотоводством, важнейшей отраслью сельского хозяйства Аулие-Атинского уезда, как и всей Сырдарьинской области, в целом, было земледелие. В среде кочевого населения рас­пространялось хлебопашество. Это диктовалось запросами рынка, а также обеспечивало скот кормами. К середине 80-х гг. XIX в. сбыт хлеба из земледельческих районов Сырдарьинской области в степные составлял не менее 10 пудов в год, общей стоимостью 4 млн. рублей. Основным поставщиком хлеба, вместе с Чимкентским, был Аулие-Атинский уезд [11].

Вместе с традиционной продукцией живот­новодства - шерстью, пшеница являлась глав­ным предметом вывоза из Аулие-Атинского уезда. Зерно вывозили в Ташкент, Казалинский, Перовский уезды Сырдарьинской области, а также в Акмолинскую область. Известно, что даже в неурожайный 1886 год вывоз зерна составил до 40 тонн пудов [12]. Согласно сведениям отчета чиновника по сельскохозяй­ственной части Сырдарьинской области за 1903 год можно составить площадь обрабатываемой земли в Аулие-Атинском уезде. 

Уезд

земледельцы

Земледельцы-скотоводы

скотоводы

прочие занятия

Всего

Аулие-Атинский

21 931 - 54%

-

18 983 - 46%

-

40 914

В повседневной жизни казахов Аулие-Атинского уезда конца XIX - начала XX вв. произошли изменения, в результате которых, казахи стали активно заниматься земледелием, все  более  и  более  втягиваясь  в рыночные отношения. В сельском хозяйстве появляется новый тип хозяйства - скотоводческо-земле-дельческий. На примере земледельческой дея­тельности казахов Аулие-Атинского уезда мож­но наблюдать, что в Казахстане шел активный процесс интенсивного роста крупных феодаль­ных хозяйств, не только известных крупных скотоводов, но и крупных поставщиков земле­дельческих продуктов. Развитие торгового земледелия привело к новым социальным явле­ниям в жизни сельского населения, а именно к росту байских хозяйств, новым формам экс­плуатации, ухудшению жизни широких масс сельских тружеников.

 

Литература

  1. Терентьев М.А. Статистические очерки Средне­азиатской России. (Из IV тома Записок отделения ста­тистики Имперского РГО). Очерк II. СПб., 1874. С. 22.
  2. Аулие-Ата // Беллинсгаузен А. Большой энцикло­педический словарь общедоставленных сведений по всем отраслям знания. /Под ред. С.Н. Южакова. Том II. СПб., Просвещение, 1903. С. 267.
  3. Этногенез и этническая история казахского народа. Том 2. Изд. 2-ое, доп. Астана, «Алтын кітап», 2007. С.16,18.
  4. Всеобщая перепись населения по Сырдарьинской области. LXXXVI. 1897 г. Т. 86. СПб., 1905. С. 20 
  5. Материалы по киргизскому землепользованию. Сырдарьинская область Аулие-Атинский уезд. Ташкент,1911. С. 64-65
  6. Чермак Л. Оседлые киргизы-земледельцы на р. Чу //Записки Западно-Сибирского отдела Русского Геогра­фического общества. Кн. XXVII. Омск, 1900. С. 15.
  7. Обзор Сырдарьинской области за 1886 год. Ташкент, 1887. С. 21, 23.
  8. Обзор Сырдарьинской области за 1889 год. Таш­кент, 1890. С. 5.
  9. Обзор Сырдарьинской области за 1893 год. Таш­кент, 1894. С. 10.
  10. Хозяйство Казахстана на рубеже XIX-XX вв. Отв. Ред. Г.Ф. Дахшлейгер. Алма-Ата, Изд-во «Наука Казахской ССР», 1980. С. 220, 224.
  11. Хасанов Ф.С. Развитие торгового земледелия в Туркестане во второй половине XIX - начале XX вв. (по материалам Сырдарьинской области). Ташкент, 1984. С. 9.
  12. Аулие-Ата (отдел неофициальный) //Туркестан­ские ведомости. 18 августа. № 33. 1887. С. 168.
Фамилия автора: Г. Жуман
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика