Роль музея общества археологии, истории и этнографии при казанском университете в изучении истории и культуры казахского народа (в конце ХІХ-начале ХХ веков)

Вопрос об открытии в Российской империи новых университетов был фактически осуществлен в первые годы царствования императора Александра I. 5 ноября 1804 года были подписаны утвердительные грамоты двух университетов – Казанского и Харьковского, являвшимися старейшими университетами после Московского университета (1755г.) [1, с.305]. Причинами, побудившими избрать Казань местом для основания университета, послужила отдаленность этого города от столиц, а также стремление развить на востоке Российской империи систему народного образования, по-скольку университет того времени охватывал учебные заведения своего региона. Свою роль сыграло также появление в Казани с 1758 года гимназии, которая явилась базой для деятельности университета, укомплектованного сотрудниками и будущими студентами из нее. Первое время университет располагался в одном здании с гимназией.

Первым попечителем Казанского универ-ситета был назначен вице-президент Петер-бургской Академии наук и член Главного правления училищ, ученый-астроном Степан Яковлевич Румовский (1734-1812) [2, с.45]. 14 февраля 1805 года состоялось открытие уни­верситета, С.Я. Румовский, собрав весь препо­давательский персонал, прочитал грамоту им­ператора. Все преподаватели университета были приведены к присяге. Ректором университета был назначен директор Казанской гимназии Илья Федорович Яковкин (1764-1836) - про­фессор российской истории, краевед, коллек­ционер [1, с.307].

Первые профессора Казанского универси­тета - Н.И.Лобачевский (1792-1856), И.Ф.Яковкин   (1764-1836),   А.Э.Эверсман (1795-1860), М.Я. Киттары (1824-1880), К.Ф.Фукс (1776­1846), X.Д.Френ (1782-1851) и ряд других на­чали заниматься изучением края, связывая свои исследования с необходимостью подня­тия его производительных сил и культуры населения. В Казани сосредоточилась твор­ческая деятельность лучших кадров ориента­листики - А.К. Казем-бека (1802-1870), И.Н. Березина (1818-1896), В.В. Радлова (1837-1918), Н.Ф. Катанова (1862-1922). По праву в XIX столетии Казань можно считать третьим центром ориенталистики в Российской империи наряду, с Петербургом и Москвой [3, с.83]. Многосторонняя деятельность казанских востоковедов была связана с жизнью многона­ционального края.

С принятием в 1863 году нового Устава университета, появилась возможность обучаться в высших учебных заведениях и тем лицам, которые прошли обучение и в других провин­циальных гимназиях. Это давало шанс получить образование в высшей школе и представителям казахского народа. С 70-х годов XIX века до 1917 года в Казанском университете училось 33 казаха, из них 18 - из Тургайской области, 9 - из Внутренней Орды, 2 - из Семиреченской об­ласти, и по одному человеку из - Акмолинской и Уральской областей. Полный курс Казанского университета окончило 22 казаха [4, с.140].

Среди ученых университета, занимавшихся изучением истории и этнографии Оренбургского края выделяется профессор медицины Карл Федорович Фукс. Он родился в городе Герборне Прирейнской области Германии в семье про­фессора богословия Герборнской академии. В 1798 году закончил Геттингентский уни­верситет, в Марбурге К.Фукс защитил дис­сертацию и стал доктором медицины. В сентябре 1805 года К.Ф.Фукс получил назна­чение в только что открытый Казанский уни­верситет на должность профессора естественной истории и ботаники [2, с.294].

Объектом его исследований были история, культура и быт татарского народа. Богатый фактический материал, собранный К.Фуксом в течение 40 лет его работы в Казани, и собственные этнографические наблюдения легли в основу его исследования «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях» [5, с.143-222]. Оно не потеряло во многих отношениях своего значения и по сей день. К.Ф.Фукс интересовался историей и жизнью казахского народа. Во время посещения ханом Джангиром Казани в 1826 году, ученый провел экскурсию с ханом по Казанскому университету и беседовал с ним. Результатом этой встречи явилась статья К.Фукса «Пребы­вание в Казани казахского хана Джангира», опубликованная в «Казанском вестнике» в декабре 1826 года [5, с.68-78]. В этой статье профессор познакомил общественность Казани с историей и культурой казахского народа в рамках русско-казахских и татаро-казахских торговых и культурных связей, показал стрем­ление Джангира хана к взаимному общению с целью обучения сыновей в Казанском уни­верситете в будущем. Джангир хан также выразил желание открыть училище во Вну­тренней Орде, «чтобы и наши киргизцы чему­нибудь научились и вышли из дикого состояния» [5, с.70].

Казанский университет стал очагом демо­кратической культуры, центром развития про­свещения многонационального края, оказал большое влияние на культурную жизнь Запад­ного Казахстана и Волго-Уральского региона в XIX веке, в подготовке первой плеяды на­циональной интеллигенции тюркоязычных на­родов. В Казанском университете в дореволю­ционный период действовало одиннадцать научных обществ.

Первым Президентом Общества естество­испытателей в 1869 году был избран профес­сор Н.П.Вагнер. В фондах Государственного архива Оренбургской области сохранилось письмо профессора Казанского университета О.М.Ковалевского об оказании профессору В.П.Вагнеру помощи для путешествия по Казахской степи [6, Л.1]. Профессор В.П.Ваг­нер, действительный статский советник, по предложению Министерства народного просве­щения был откомандирован в казахскую степь, на территорию Малой и Внутренней (Бу-кеевской) Орды, для собирания материалов по геологии и естественной истории края, про­фессором были исследованы Индерское и Камыш-Самарское озера.

Многие ученые университета занимались сбором научных сведений, совершая экспеди­ции. В 1858 году профессор политической эко­номики и статистики Казанского университета П.Горлов по разрешению Министерства на­родного просвещения изучал природно-клима­тические особенности восточной части Россий­ской империи, а именно, Оренбургской гу­бернии. По утвержденному плану профессор исследовал местный край, его промышленные возможности для составления точных ста­тистических данных [7, Л.1].

Импульсом к созданию «Общества архео­логии, истории и этнографии» (ОАИЭ) при Казанском университете явился IV Всероссий­ский археологический съезд, проходивший в Казани в 1877 году. Активным участником съезда был ученый и просветитель татарского народа Шигабутдин Марджани (1818-1889). На съезде Ш.Марджани выступил с докладом по истории Булгарии и Казани [8, с.76]. Это был первый случай выступления представителя тюркоязычных ученых на всероссийском науч­ном форуме. Подготовка к съезду объединила историков, археологов и этнографов и побу­дила их к созданию постоянной научной организации по изучению не только прошлого края, но и современной жизни местных народов.

Общество было основано в 1877 году по предложению попечителя Казанского учебного округа П.Д.Шестакова (1826-1891). Учредители общества Н.П.Загоскин (1851-1912), Н.А.Осо-кин (1843-1895), Н.А.Фирсов (1831-1896), Д.А.Корсаков (1843-1920) и другие, разрабо­тали проект Устава общества, который был утвержден 18 марта 1878 года [9, с.9-11]. Эту дату и было решено считать днем основания Общества, хотя первое организационное собра­ние его членов-учредителей состоялось 5 мая 1878 года [10, с.211]. Общество состояло из трех отделений - истории, археологии и этнографии.

Основной целью Общества, как говорилось в §1 его Устава, являлось «изучение прошед­шего и настоящего русского и инородческого населения в территории бывших Булгаро-Xазарского и Казанско-Астраханского царств, с прилегающими к ней местностями» [11, Л.3]. С этой целью Общество должно было отыски­вать и публиковать собранные археологические, исторические и этнографи-ческие сведения и материалы, хранящиеся в местных собраниях и у частных лиц, оценивать и решать полезность их для науки; проводить научные исследования для сбора сведений, проверки и пополнения старых, устраивая для этого экспедиции и выставки; учреждать при Обществе библиотеку печатных книг, архив рукописей и актов, археологический и этнографический музеи; печать, протоколы своих заседаний, издавать свои труды и другие исследования и материалы в виде периодических и отдельных изданий [11, Л.4].

В 1897 году в Устав Общества были внесены некоторые изменения, расширявшие сферу объектов его изучения, в число которых были включены народы Сибири и Средней Азии [9, с.1].

В библиотеке Общества имелся 381 том книг, атласов и брошюр, а в архиве руко­писей и актов числилось 90 номеров из 57 столбцов XVII века. Музей Общества еще не был разделен на археологический и этногра­фический. В нем числилось 370 номеров от­дельных предметов, пожертвованных членами Общества и посторонними лицами, интересую­щимися его деятельностью [12, с.17]. От дей­ствительного статского советника Н.А.Аристова библиотеке была подарена его книга «Опыт выяснения этнического состава киргиз-казахов Большой Орды и кара-киргизов», С. -Петербург, 1895 [13, Л.210б].

Первым заведующим музея ОАИЭ в 1878 году стал инспектор татарских, башкирских и казахских школ при Казанском учебном округе В.В.Радлов [2, с.225]. Впоследствии известный русский тюрколог, этнограф, языковед, пере­водчик, действительный член Петербургской Академии наук В.В. Радлов, взял на себя труд по сбору и приведению в порядок первых археологических коллекций общества [3, с.381 -385].

Василий Васильевич (Фридрих Вильгельм) Радлов родился в Берлине, выпускник Берлин­ского университета, в 1858 году приехал в Россию [3, с.385]. По мнению В.В.Радлова, одной из главных причин «неудач в деле образования «инородцев» являлся недостаток в учебниках и хороших учителях». В своем труде «Образцы народной литературы тюркских племен», ученый собрал образцы казахского фольклора: айтысы, сказки, легенды, поговорки, пословицы, исторические песни. Тексты казах­ского устного творчества, собранные В.В.Рад-ловым, вошли в учебники и учебные пособия для русско-казахских школ [14, с.112]. Преем­ником В.В.Радлова стал в 1880 году П.А.Поно­марев (1847-1919), затем   музей возглавляли А.А.Штукенберг, П.И.Кротов (1852-1914), а с 1897 года Н.Ф.Катанов.

Целенаправленно собирались в музее об­щества археологические находки. Основными источниками их комплектования были экспе­диции членов общества. Другим важным источником пополнения стали покупки на­ходок археологических предметов у местных жителей. По свидетельству А.А.Штукенберга, в 1891 году, «музей представляет довольно полно археологические особенности Казанской и прилегающих к ней губерний». Он отмечал, что в музее очень полно представлен период каменного века, неолитические коллекции из Казанской, Вятской, Нижегородской, Пермской губерний. Коллекция отдельных предметов, собранных в Казанской и других губерниях, относилась к бронзовому веку [13, с.447]. Члены общества с целью пополнения музея зани­мались поиском экспонатов и в Тургайской области. Например, в 1895 году музей попол­нился семью медными наконечниками стрел, найденных ветеринарным врачом В.П. Рож­ковым на берегу реки Бердянки Буртинской волости Актюбинского уезда Тургайской об­ласти [15, Л.208б].

Нумизматическое собрание музея ОАИЭ комплектовалось так же целенаправленно. Для этого   члены   общества   использовали самые разные возможности. Монеты и коллекции монет поступали в музей в результате архео­логических раскопок, проводимых сотрудни­ками общества, в виде случайных находок кладов и монет местными жителями, в ре­зультате покупок у коллекционеров.

Собрание рукописей и актов ОАИЭ включало в себя интересные исторические документы XVI-XIX веков, в том числе авто­графы знаменитых исторических деятелей. Член-сотрудник А.А.Диваев в 1895 году пере­дал музею ОАИЭ копию надписей в мечети Xоджа Ахмеда Яссави и точную копию с той печати, на которой обозначено имя Яс-сави. Действительный член общества И.В.Анич­ков передал музею рукопись под заглавием «Летопись Сибири», датированную концом XVIII века [15, Л.208б]. Для обширной соби­рательской работы были привлечены силы самого общества, его действительных членов и активистов в лице членов-сотрудников. Сбор музейных предметов стал для них важ­нейшим делом.

Общество организовало научные связи с соответствующими организациями, чему способ­ствовал обмен изданиями, печатание которых было налажено с первого года его существо­вания с помощью университета [16, Л.9]. В 1894 году ОАИЭ обменивалось с тринадцатью зарубежными научными учреждениями и об­ществами в Париже, Берлине, Брауншвейге, Ке­нигсберге, Мюнхене, Вене, Будапеште, Праге, Константинополе и другими. В России ОАИЭ обменивалось изданиями со ста научными учреждениями и обществами [17, с.8-9].

Огромную роль в консолидации ученых, привлечении их внимания к отдельным во­просам исторических наук, а также в фиксации результатов научных исследований играли «Известия ОАИЭ», являвшиеся единственным в русской провинции (с 1892 года) двухмесячным журналом, всецело посвященным вопросам науки [18, с.33]. В 1897 году 24 зарубежных научных общества и учреждения и 136 научных обществ и учреждений Российской империи, обменивалось изданиями с ОАИЭ [19, Л.227б]. На страницах «Известий ОАИЭ» при Казан­ском университете был накоплен огромный материал о различных сторонах культуры и быта народов Поволжья и Приуралья. Такие статьи как «Киргизы Кустанайского уезда Тургайской области», «Археология в Тур­кестане», «Поездка на киргизские поминки в 1892 году», «Этнографические очерки киргиз» и другие, содержат   ценный фактический мате­риал по хозяйству, материальной и духовной культуре казахского народа [20].

«Общество археологии, истории и этно­графии» при Казанском университете коор­динировало, поощряло и обеспечивало соби­рательскую деятельность. В период его су­ществования были собраны огромные этногра­фические коллекции по культуре и быту по­волжских и сибирских народов, этнографи­ческие материалы по культуре казахского народа. Этнографический музей Казанского университета приобрел тот законченный вид, по полноте и содержанию коллекций которого можно поставить его на одно из первых мест среди университетских музеев.

 

 Литература

  1. Спутник по Казани. Под ред. профессора Н.П.За­госкина. - Казань: ООО «БОМО «Глобус», 2005.-847с.
  2. Назипова Г.Р. Университет и музей: исторический опыт губернской Казани.- Казань: РИЦ «Школа», 2004.-396с.
  3. История отечественного востоковедения с сере­дины XIX века до 1917 года.-М.: «Восточная литература»РАН, 1997.-536с.
  4. Султангалиева Г.С. Западный Казахстан в системе этнокультурных контактов (XVШ-нач.XX вв.). Моногра-фия.-Уфа: РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 2002.-262с.
  5. Карл Фукс: научно-биографический сборник. - Ка­зань: Жиен,2005.- 480с.
  6. ГАОрО Ф.6, Оп.10, Д.7440
  7. ГАОрО Ф.6, Оп.10, Д.4271
  8. Юсупов М^. Шигабутдин Марджани.- Казань: Тат.кн.изд., 2005.-271с.
  9. Устав ОАИЭ при Императорском Казанском уни­верситете. -Казань, Типо-литография Императорского университета.-1898.-11с. 
  10. Загоскин Н.П. История Казанского университета за первые 100 лет его существования (1804-1904 гг.). Ка­зань, 1902, Том 1.
  11. НА РТ Ф.977, Оп. Совет, Д.6279
  12. Известия ОАИЭ. Том II, 1879; Казань -1880.
  13. Штукенберг А.А. Музей Общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском уни­верситете.// Известия ОАИЭ, Том X, Выпуск 3.-1892.
  14. Бержанов К. Русско-казахское содружество в раз­витии просвещения.- Алма-Ата: «Казахстан», 1965.-342с.
  15. НА РТ Ф.977, Оп. Совет, Д.9471
  16. ГАОрО Ф.94, Оп.1, Д.93
  17.  Отчет ОАИЭ при Императорском Казанском университете за 1894 год. Казань, Типо-литография универ­ситета. -1895.-27с.
  18. Протоколы общих собраний и заседаний ОАИЭ за 1911г.- Казань, 1912.
  19. НА РТ Ф.977, Оп. Совет, Д.9815
  20. Войтеховский А.Киргизы Кустанайского уезда Тургайской области.// Известия ОАИЭ. Том XXVI, Вып.4. - Казань, 1910.- С.342-358; Заседателев Н.И. Археология в Туркестане.//Известия ОАИЭ. Том XIV, Вып.2.-Казань, 1897. -С.135-140
Фамилия автора: Ж. С. Есеналина
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика