Город-храм Кочо - столица Уйгурского турфанского Идикутства (866-1209 гг.)

После распада Уйгурского каганата в Мон­голии (745-840гг.), уйгуры рассеялись по не­скольким направлениям: 1) северо-восточное — в район Забайкалья к большим шивэй; 2) восточ­ное — в районы, находившиеся под контролем киданей; 3) южное — к северным границам Китая и в районы, расположенные к западу от Ордоса; 4) юго-западное — в Турфанскую кот­ловину и в район Кучара; 5) западное — в Джунгарию и Семиречье (1, с.31). Д.Г. Савинов, на основе сведений Абулгази-хана, выделяет еще одно, северо-западное направление расе­ления, в районы верхнего Иртыша и отмечает участие уйгуров в сложении кимако-кыпчак-ского этносоциального объединения на терри­тории Восточного Казахстана (2).

Наиболее важными считаются южное и юго-западное направление, поскольку в данных регионах уйгурами было создано два государ­ственных объединения - Ганьчжоуское (Гань-суйское) княжество и Турфанское Идикутство (государство Кочо). В этих государствах офи­циальной религией был буддизм, который, впрочем, сосуществовал с тенгрианством, хрии-стианством несторианского толка и манихей­ством (примечательно, что относительно тен-грианства и буддизма Н. В. Абаев отмечает, что это «разные стадиальные пласты различных вариаций одной и той же центрально-евразий­ской религии, имеющей общие этногенети-ческие корни» (3)).

Территория государства уйгуров Кочо (866­1209гг.) включала земли между Бешбалыком и Турфаном, северной границы Таримской впадины вплоть до Кучара. При этом Турфанский оазис был одним из центров буддизма уже в I и II вв. и удерживал этот статус вплоть до ХV в. Отсюда он проник в Китай. По сведениям Ван Яньдэ, в конце Х в. в одном лишь городе Кочо имелось 50 буддийских храмов и в них полностью были сохранены буддийские писания (номы). В этих храмах обучалось основам буддизма множество учеников (4, с. 34). Древнее городище Кочо находится у подножья гор Янартаг, в 30 км на юго-восток от г.Турфан. Городище состоит из внешнего города, внутреннего города и дворцового комплекса (рис. 1). Кочо занимал стратегически важное место на Великом шелковом пути и в V-XIII вв. был главным политическим, экономическим, культурным центром Западного края. Кроме того, в это время он выполнял функцию главнейшего центра буддистской культуры (5, с.104).

Можно сказать, что это был город-храм: здесь соседствовали культовые комплексы раз­личных религий и это были настоящие ан­самбли, в состав которых, кроме архитектурных сооружений, входили и элементы благоустрой­ства и малые архитектурные формы: бассейны, фонтаны, скульптуры, элементы озеленения. Среди построек, связанных с буддийской рели­гией, выделяются сангарама (наземные мо­настыри), вихара (пещерные храмовые ком­плексы), чайтья (святилища) и ступа (релик-варии). Монастыри рассматриваемого региона представляли собой комплексы построек, в которые входили святилища, реликварии, биб­лиотеки, жилые кельи монахов, учебные комнаты, хозяйственные помещения. Наиболее типичная планировка сангарама - дворового типа, т. е. вокруг открытого двора по периметру располагались помещения. В их размещении также просматривается определенная законно-мерность: входную части занимали хозяйст­венные и учебные комнаты, вдоль главной оси находились жилые кельи и библиотеки, в торце, напротив входа всегда располагается главное святилище типа чайтьи или ступа. Приме­чательно, что в данной планировке можно увидеть прообраз будущих медресе - учебных заведений, первым из которых, из найденных на сегодня в Центральной Азии, является медресе караханида Тамгач-Бограхана в Самарканде, расположенное на некрополе Шах-и-Зинда. Если учесть, что караханиды были выходцами из оазисов Восточного Туркестана, где сложился канонический тип сангарама, то вполне право­мерно предположить преемственность в архи­тектуре двух культовых систем.

Сангарама Кочо имел внушительные раз­меры - 100х170м (рис. 2). Комплекс занимал юго-западную часть города, был ориентирован по оси восток-запад, вход был обращен на восток. Это сооружение имеет планировку с внутренним двором, вокруг которого распола­гаются разнообразные по функции помещения. Западную половину двора занимают два ого­роженных объема (небольшие дворы), соединен­ные проемом. Один из них, прямоугольный в плане, является, по всей видимости, пред-входным айванным двором, из которого можно попасть в святилище, представляющее собой двор с объемом ступы в центре. Таким образом, ритуальный обход парадакшина в сангараме Кочо проводился вокруг ступа, а не квадрат­ной целы, как, к примеру, в семиреченских храмах.

Ступа находилась в центре двора, окру­женного зубчатой стеной, имеющей толщину 5 м. Примечательно, что ступа, как и целла, имеет вид квадратной в плане (10,6х10,6 м) башни, сохранившейся в высоту на 14м. Осно­вание ступа имеет вид двухступенчатого цоколя, выше которого фасады (кроме главного) были оформлены нишами со скульптурами. В первом ряду расположено три ниши (высотой 1,5 м и шириной 1,38 м), в которых когда-то были установлены скульптуры Будд и бодхисатв. Выше находятся три ряда по пять ниш (высотой 0,8м и шириной 0,55м) для фигур сидящих Будд, над ними - большая ниша с крупной скульп­турой (4, с.76).

Южная, западная и северная части западной половины двора обрамляют вытянутые к нему перпендикулярно, двухчастные помещения, от­крытые во внутреннее пространство комплекса торцами. Размеры этих помещений в северной стороне - 18х5,8м, в южной - 23х5,2-6,4м, стены имели толщину 1,5м, перекрытие - сводчатое. Поперечной перегородкой (толщиной 1,2 м) помещения делились на почти равные части. Перегородка оформлялась прямоугольными, арочными или полукруглыми проемами, сужи­вающимися внутрь. Эти узкие помещения были двухъярусными, планировка второго яруса осталась неясной, при этом стены здесь были оформлены живописью, чьи многочисленные остатки были обнаружены немецкими экспеди­циями. На восточной половине эти сплошные ряды разбиваются купольными помещениями (15,65х15,65 м), расположенными друг против друга с небольшим смещением. Здесь приме­нена подкупольная система арочных тромпов. Вдоль стен (напротив входа в северном и со всех сторон в южном) находились суфы. В восточной стене имелся проем, связывающий со смежными вытянутыми помещениями. В южном куполь­ном объеме - это помещение с коридором, симметрично фланкированным открывающи­мися в него маленькими помещениями (по пять в каждой стороне).

Вход монастыря Кочо фланкируется двумя крупными подквадратными в плане объемами, каждый из которых также имеет сложную внутреннюю планировку. Так, северный объем состоит, предположительно, из центрального помещения (святилища?), окруженного группой помещений анфиладной и коридорной плани­ровки. Юго-восточный и юго-западный углы были укреплены квадратными в плане башнями с внутренними помещениями размером 5х5м; такие же башни можно предположить и в других двух углах ограждающей стены монастыря (6,с.203-204).

В Кочо обнаружено несколько типов ступа. Ступа квартала Y представляет собой сохранившуюся на три уровня ступенчатую пирамиду, плоскости стен которой прорезаны глубокими нишами (по шесть). Другая ступа считается ступа тантрического буддизма, в котором прослеживается мотив Тысячи Будд. Вотивная ступа (V в.), найденная в квартале Е, состоит из трех частей: октагонального осно­вания, цилиндрического тулова и куполол-бразного навершия с восьмью нишами, где имеются фигуры семи Будд и одного бод-хисатвы. Возле города также находится крупный ступа, размеры которого составляют 40х30 м, сохранившаяся высота - 20 м (6, с. 143).

Еще в период существования Уйгурского каганата в Монголии Кочо был южной рези­денцией и центром метрополии манихейства -официальной религии государства. Здесь пре­бывали высшие иерархи манихеев. Три города с манихейскими монастырями - Яр-Хото, Кочо и Сольми - упоминаются в уйгурских манихей-ских текстах (X-XI вв.). Их скопление было обнаружено А. фон Лекоком в манистане (мани-хейском монастыре) Кочо (в примыкающих к западной стене помещениях). Статус мани­хейства подчеркивается расположением мА-нистана в центре города. Это был комплекс разнообразных помещений, основу которого составляло прямоугольное сооружение (55х 76 м), с трех сторон к которому (севера, востока и юга) примыкали связанные с основным ядром постройки. Так, у наружной части северной части комплекса было обнаружено прямоуголь­ное в плане сооружение. «Западную ее часть образует строение, состоящее из разделенных меридианально направленным центральным коридором двух пар небольших (3х3м; здесь и дальше размеры даны по масштабу) помещений. Внешние части здания образованы вытянуто-прямоугольным помещением, поделенным на две неравные части, параллельные централь­ному коридору. По своей композиционной схеме это здание, хотя и с большими моди­фикациями, напоминает среднеазиатские ранне-средневековые постройки «коридорно-гребен-чатой планировки». Здание перестраивалось, на поздних стенах сохранились следы буддийской (или даже ламаистской) живописи» (6, с.211).

В южной части комплекса расположено прямоугольное в плане здание (14,5х33м). Оно состояло из трех примыкающих друг к другу помещений, расположенных по оси север-юг. Их размеры по оси: 7х12,2м, 9х12,2м, 12,2х13м. Здание перестраивалось, в частности, с запада были возведены дополнительные стены, после разборки которых за ними в средней помещении были расчищены остатки живописи и найдены фрагменты рукописей манихейского содержа­ния. Выяснилось, что эта комната имела с восточной стороны выход во двор. В северном помещении были обнаружены деревянная и каменная базы колонн. А.фон Лекоком здание идентифицировалось с «залами праздничного поста» - caidan.

У восточной стены находилась библиотека, как и все здание, сильно разрушенное. Она представляла собой  комплекс примыкающих друг к другу помещений квадратной (3,5х3,5м) и прямоугольной планировки с коридорами. Квадратное помещение было перекрыто ку­полом. В комплексе были найдены остатки настенной живописи, рукописи и изображения на шелке и бумаге. Отдельно стоящая куполь­ная постройка была обнаружена у юго-за­падного  угла комплекса  (размеры 8,7х8,7м)(4, с.212).

В юго-западной части города Кочо А. Грюн-веделем и А. фон Лекоком был исследован монастырь а. Вход в манистан был организован с южной стороны в виде сводчатых ворот вы­сотой 15 м. В центре комплекса было распо­ложено святилище, представляющее собой квадратную в плане целлу с обходным с трех сторон коридором. Стены и полы святилища были расписаны. В западной части комплекса располагался массив какой-то постройки типа ступа, кроме того, имелись купольные поме­щения, парадные лестницы. Предполагается, что именно этот манистан был резиденцией манихейского иерарха высокого ранга, который позже был переделан под буддийскую вихару, о чем свидетельствуют уйгурская надпись де­ревянного шеста и древнетюркский документ (5, с.212-213).

Кроме буддизма и манихейства, в Уйгурии было распространено и христианство несториан-ского толка, о чем свидетельствуют христиан­ские тексты на сирийском, среднеперсидском, согдийском языках. В одном из них сообщается о Карашаре (тохар. Аркене или согд. Аргина), где должна была быть возведена часовня (7, с. 128). В Кочо с христианским храмом было идентифицировано сооружение, исследованное А. фон Лекоком. Оно располагалось вне укреп­ления города, на северо-востоке от него, к западу от большой группы ступ. Раскопанная часть храма, ориентированная по оси север-юг представляет собой анфиладу прямоугольных в плане помещений, соединенных широкими проходами. Размеры выявленных помещений: 7х8,6м, 6х8,2м, 8,2х9,5м. Первое помещение (восточное) открывается на восток узким дверным проемом, а среднее оказалось сквоз­ным, т. к. открывалось на восток и запад ши­рокими проемами. Несторианскую принадлеж­ность   памятника   подтверждают ориентация сооружения и росписи, оказавшиеся за при­строенными позднее ремонтными стенами. Один из сюжетов живописи - праздник Верб­ного воскресенья (6, с. 210).

Таким образом, архитектура города-храма Кочо является свидетельством высокого уровня цивилизации тюркоязычных народов, чье ми­ровоззрение, несомненно, отразилось в куль­товом зодчестве, поскольку архитектура есть «материальное, телесное условие духовных процессов» (8). Феномен Кочо состоит в его удивительной религиозной толерантности, вообще характерной для тюркских народов как в период раннего средневековья, так и, хочется верить, и сегодня. Кочо, являясь важнейшим городским центром Турфанского оазиса, Уйгурских кага­натов и Восточного Туркестана (Синьцзяна) вообще, играл роль культурного, религиозного, торгового, столичного центра в течение тысяче­летий, что делает этот город памятником мирового значения, изучение архитектурного наследия которого представляется одним из приоритетных направлений в исследованиях зодчества Центральной Азии.

 План г.Кочо (по А.Кейуму).

План буддийского монастыря (по А.Грюнведелю, взято из (6)).

Литература

  1. Малявкин А. Г. К вопросу о расселении уйгуров после гибели Уйгурского каганата // Известия Сибирского отделения АН СССР. Сер. Обществ. Наук. Вып. 1 -Новосибирск: Наука, 1972. - С.29-35.
  2. Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древ-нетюркскую эпоху // kronk.narod.ru/library/savinov-dg-1984.htm
  3. Абаев Н. В. Религия и этнокультурогенез тюрко-монгольских народов Алтай-Байкальского региона. - Кы­зыл: Изд-во ТывГУ.2005.- 138 с.// kunnu.org/ index.php?option=com content&view=article&id=56:2009-12-18-16-51-49&catid=37:2009-12-08-11-40-19&Itemid=61
  4. The Buddhist Art in Xinjiang along the Silk Road. -Urumchi: Xinjiang university Press, 2006. - 427с.
  5. Кейум А. Турпан асар атикилири (Древности Тур­пана, на уйг. яз.) - Урумчи: Шинжан Халк Нашрияти, 1997.-   252 с.
  6. Литвинский Б.А. Архитектура и строительное дело // Восточный Туркестан в древности и раннем средне­вековье: Архитектура. Искусство. Костюм. - М: Восточная литература РАН, 2000. - С. 18.
  7. Никитин А. Б. Христианство в Центральной Азии (древность и средневековье) // Восточный Туркестан и Средняя Азия. История. Культура. Связи. - М: Наука, 1984. -   С.121-137.
  8. Ванеян С.С. Архитектура и иконография. Архи­тектурный символизм в зеркале классической методологии . - Автореф. дис. докт. иск. - М, 2007. - С.10.
Фамилия автора: М. Б. Глаудинова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика