Социальная среда и человеческая судьба в ранних трагедиях Гусейна Джавида

Выдающийся поэт-романтик и философ Гусейн Джавид вошёл в азербайджанскую литера­туру как великий трагик. Несмотря на то, что автором первой стихотворной драмы - одноакт­ной пьесы «Чайный сервиз» в истории нашей литературы является Джалил Мамедкулизаде, литературоведы считают Джавида основателем жанра стихотворной драмы. Так как Г.Джавид в течении короткого срока подарил нашей литера­туре классические примеры жанра трагедии в стихах. Если бы даже он написал два своих произведения «Шейх Санан» (1914) и «Дьявол» (1918) в дореволюционный период, он бы удос­тоился этого полномочия. Первой трагедией в стихах Джавида является написанное в 1919 году одноактное произведение «Мать». Джавид сам назвал её «одноактной драмой». Несмотря на то, что главная героиня произведения мать -Сельма не умирает, но по причине окончания драмы смертью и кровопролитием, было бы вернее назвать её трагедией. В целом, первые трагедии с точки зрения идеи и темы могут расцениваться как продолжение философско-романтической поэзии на сцене.

По словам известного теоретика Я. Гараева, автора одного из лучших произведений о Джавиде, его творчество никак не вмещалось в границы реализма, также как и в его эстетичес­кие формы. Видный теоретик романтизма и Джавидовед, академик Мамед Джафар так напи­сал о его первых трагедиях: «В написанных в 10-х годах произведениях, таких как «Мать» и «Марал» поэт проповедовал идею о том, что все самые высокие нравственные качества, мораль­ная красота присущи простым людям и бедня­кам, но они являются униженными и оскорблён­ными со стороны общества, в котором царит несправедливый социальный строй, поощряя бессовестных эгоистов, сильных, злодеев, вра­гов процветания и унижает настоящего чело­века». Как видно, в этих ценностях социльный фактор преобладает над художественно-фило­софским содержанием. Но для нас важным яв­ляется подтвердить единство художественной идеи между стихотворным творчеством и дра­матическими произведениями Джавида. На наш взгляд, мысли двух влиятельных учёных доста­точно ясно указывают на откровенную правду.

Произведение «Мать» было написано в 1910 году. В то время Г. Расизаде всего лишь год как принял псевдоним Джавид. В это время Джа-вид, недавно вернувшийся из Турции, по ини­циативе видного и молодого исследователя своего времени Абдуллы Сура (Тофика) начал преподавать в духовной школе Гянджи. «Мать» имеет очень простое содержание: мать Сельма ожидает своего сына Ганполада. Не только мать, но и его невеста красавица черкешенка Исмет с нетерпением ждёт возвращения храб­рого Ганполада. Глубоко любящая, верная Ис-мет приносит Сельме письмо от Ганполада. Сельма, чтобы прочесть письмо, относит его молле. В это время, воспользовавшись тем, что Исмет дома одна, сын богача Орхан и его друг Иззет приходят в дом матери Сельмы, где Ор-хан признаётся в любви Исмет, но, увидев без­результатность своей мольбы, угрожает ей, однако ему не удаётся сбить с верного пути Исмет. Тогда он вытаскивает и даёт Исмет свой кинжал и говорит: «Либо ты, либо смерть». В это время приходит Селим, брат Исмет, и, уви­дев опечаленную сестру, настойчиво спраши­вает у неё кому принадлежит кинжал, который она держит в руках. В это время возвращается мать Сельма, и сообщает Исмет, что Ганполад вернётся либо сегодня, либо завтра. И в тот же день, Селим, узнав о возвращении Ганполада, идёт с радостной вестью к его матери. Исмет, радостная, идёт в дом отца. В деревне слышатся звуки перестрелки. В это время во двор Сельмы вбегает вооружённый черкесс Мурад. Просит у матери, чтобы она его спрятала, или его убьют. Затем Селим со своим другом молодым лезги­ном заходят во двор и ищут убийцу-Мурада. Мать не выдает убийцу. Чуть позже во двор заходит раненный в грудь Ганполад. Выясняет­ся, что он убил покушавшихся на него врагов Орхана и Иззета. Однако Мурад ранил его. Ган-полад, также как и его храбрая мать просит у Селима не искать подлого черкеса. Ганполад умирает на руках своей любимой Исмет. Мать оплакивает его. Узнав, что спрятанный ею чело­век является убийцей ее сына, она все равно не выдает его. Этим Г. Джавид создаёт полный и смелый образ матери.

Чтобы прокомментировать художественно-философскую основу этого произведения снова обратимся к известному трагиковеду Яшару Гараеву: «Этот стихотворный и величественный романтический театр начинается миниатюрной драмой «Мать». Великодушная мать, несмотря на ещё не остывший труп сына, указывает путь спасения его подлому убийце.

Материнская любовь побеждает личное чувство мести. Эта чистота, великодушие и уме­ние прощать присущи и для последующих обра­зов Джавида. И исходя из этого, мать Сельму Хатун из произведения «Мать» можно считать матерью всех последующих героев.

Мы должны признать, что несмотря на то, что это произведение находится в центре внима­ния как первая пьеса Г.Джавида, но как факт от­мечается и то, что всегда основное внимание уделяется таким пьесам великого драматурга, как «Шейх Санан», «Дьявол», «Хайям», «Ти-мурленг» и «Пророк». В нашем литературове­дении впервые на произведение обратил внима­ние народный писатель, доктор филологических наук Эльчин. Он, в написанной в 1982 году статье «Утренняя заря» («О творчестве Г.Джа-вида» и « Европейском Возрождении») дал сравнительный анализ трагедии Г.Джавида «Мать» и шестой новеллы шестой декады, кото­рая вошла в книгу «Экатоммити» («100 повес­тей») итальянского писателя периода Возрож­дения Жанбатиста Жиральди Чинтони (1504­1573). Эльчин, который высоко ценил художес­твенно-историческую точку зрения Г.Джавида, объективно оценил произведение «Мать», кото­рое стало дебютом драматурга, 28-летнего из­вестного писателя Джавида: «Перед нами сей­час первое драматическое произведение Джави-да и, возможно, что в этой пьесе можно найти ряд драматургических недостатков. Возможно, что кроме образов Сельмы и Исмет, другие персонажи не получили должную характерис­тику, в их поступках, взглядах наблюдается большая простота, и единство времени, динами­ки событий здесь выглядит ограниченно и неес­тественно. Однако, вместе с тем, в этом первом драматическом произведении Джавида, как и во всех его последующих произведениях, великие гуманистические идеи нашли своё наглядное отображение».

Оценивая «Мать» как художественно-исто­рическое и художественно-философское произ­ведение, нельзя не обратить внимание на её поэтику.

В этом произведении Г.Джавида есть поэти­ческое новаторство, которое ещё больно совер­шенствуется во всех последующих пьесах. Поэт мастерски использует и слоговой размер, и размер аруз, а иногда использует их вместе в одном бейте. Присущую только Г.Джавиду эту черту впервые отметил известный арузовед А.Джафар. Несмотря на то, что это было первое драматическое произведение Г.Джавида, поэт нигде не даёт «объяснений» образам, они сами характеризуют и представляют себя своими сло­вами и поступками. А это является главным условием драматической поэтики. Второе драматическое произведение «Марал» было написано в 1912 году в Тифлисе. Однако поче­му-то во втором томе пятитомника произведе­ний Г.Джавида в конце пьесы написано «Гян­джа, 1913». На наш взгляд Джавидоведы долж­ны уточнить эти даты. В 75-ом номере выпус­каемой в Бахчисарае газеты «Миллет» за 26 июня 1918 года было написано: «По нашим сведениям 2 августа в Агмечети (нынешнее Шимферпо!) в Дворянском театре со стороны Бахчисарайских студентов и гимназистов будет поствлено на сцене бессмертное произведение известного литератора Кавказа Г.Джавида четы­рёхактная трагедия «Марал».

Рассматривая каждый персонаж мы заме­чаем, что он не достаточно хорошо показан, чтобы ещё и говорить о его описании. В произ­ведении «Марал», Марал еще нигде так сильно не раскрыта как во второй части... Произведе­ние делится на 2 части: первая-история Джа-миль бека, и вторая, где Марал страдая, но с честью подвергается буре любви». И автор та­ким образом раскритиковал «Марал» за слабую драматичность такими выражениями, как «Поэт чересчур проявил мягкость», «По творению это произведение уступает «Шейде», да и по содер­жанию носит более узкий смысловой характер», которые были присущи критике 20-х годов. Конечно же в этой критике проявились и следы социального отношения.

«Марал» - это четырехактная трагедия Г.Джавида, написанная в прозе. В произведении присутствуют 2 основные сюжетные линии. Од­на линия - это Турхан бей и 16-ти летняя Ма­рал, а другая линия - сын Турхан бея, получив­шего юридическое образование и отдыхающего в Баржоми Джамиль бея и Хумай. В действии-тельности Г.Джавид изобразил трагедию любви и её отсутствия в обеих сюжетных линиях.

Красивая и молодая Марал тайно страдает от ненависти к своему старому мужу. И здесь Г.Джавид использует психологический паралле­лизм для раскрытия морального мира героини: «Ах, эта весна радует всех, кроме меня. Этот запах разноцветных цветов душит меня. То ли пение прекрасных соловьёв улыбается мне, то ли скорбит по моей судьбе.это большое место, эти красивые и величественные комнаты кажут­ся мне уже и темнее могил.Человек был бы счастлив лишь тогда, если бы не родился на этот свет!»

«Марал» отображает в себе трагедию отсут­ствия любви в отношениях Марал и Турхан бея, и счастливые отношения Джамиль бея и Хумай.

И поэтому Марал в произведении выступает не как главная героиня, Г.Джавид уделили боль­ше внимания торжеству любви. В действитель­ности несчастье Марал начинается с «незакон­ной» любви к Арслан бею. Среда, национальные традиции и обычаи не оправдывают замужнюю женщину в любви к другому мужчине. И конец этой любви должен был быть трагическим.

В пьесе «Марал» Г.Джавид отобразил свои национально-романтические и тюркские взгля­ды. Он заставил почувствовать своё присут­ствие везде, начиная с таких образов, как напри­мер Турхан, Арслан (Алп Арслан), Чингиз (Чин­гиз хан) вплоть до самого содержания произве­дения. 35 летний офицер артиллерийского полка Чингиз смотрит на висящий на стене портрет Шейх Шамиля в доме богача Турхан бея и говорит: «Ах, не знаю почему, но я постоянно ощущаю большое уважение, большую любовь в глубине своего сердца по отношению к этой великой личности».

Чингиз бек, разозлившись на песню, кото­рую спел Ашук Султан, говорит: «Иностранцы воздвигают памятники своим героям, великому Александру Македонскому, Наполеону. А мы! А мы пытаемся запятнать таких героев, завоева­телей как Чингиз, Теймур, называя их тиранами, беспощадными».

Эти мысли актуальны и современны в нас­тоящее время.

Великий романтик, философ и поэт утверж­дает, что настоящее лицо тюрка не трусость, жа­лость, плачь, легкомысленный смех, а смелость, самолюбие, и воинственность.

Трагедия «Марал» одно из первых удач Г.Джавида как драматурга. Произведение много раз ставилось на сцене Крымского и Кавказ­ского театров, является любимым произведе­нием тюркской молодежи. Можно сказать, что в этом произведении соединились романтизм и сентиментализм.

В особенности, образы Джамиль и Хумай носят больше сентиментальный, нежели роман­тический характер. На наш взгляд, это естест­венно. К примеру, романтическая повесть А. Диванбекоглу «Боль в душе» носит более сенти­ментальный характер. В рассказе романтика Дж. Джаббарлы «Мансур и Ситара» сентиментализм превышает романтизм.

Всё творчество Г.Джавида - это его плодот­ворные произведения романтического литера­турного течения 20 века, и эстетический идеал поэта, его героическо-человеческая концепция соответствовала принципам этого художест­венно-философского течения литературы.

 

Литература

  1. Произведения Гусейн Джавида в V томах. II том, Ли­дер, 2005 (на азерб.языке)
  2. Гараев Яшар. Литературные горизонты. Б, Гянджлик, 1985 (на азерб.языке)
  3. Джафар Мамед. Избранные произведения в двух то­мах. II том, Баку, Азернешр, 1974 (на азерб.языке)
  4. Эльчин. Избранные произведения в 10 томах. VIII том, Баку, «Чинар» 2005 (на азерб.языке)
  5. Джавидоведение. IV том. Баку: Элм, 2009 (на азерб. языке)
Фамилия автора: С. Джахангирзаде
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика