Разрешение проблемных ситуаций возникающих в процессе реализации тактики профессиональной защиты на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Осуществление профессиональной защиты на досудебных стадиях уголовного судопроизводства может осложняться наличием проблемной составляющей во взаимоотношениях с другими участниками уголовного судопроизводства, оказывающей существенное влияние на общий психологический фон взаимодействия защитника и подзащитного. При этом, наиболее значимыми представляются конфликты со следователем, являющимся ключевым субъектом стороны обвинения на досудебных стадиях уголовного процесса и законным представителем обвиняемого, подозреваемого.

Причины возникновения проблемных ситуаций при взаимодействии со следователем как субъектом стороны обвинения весьма многообразны. По мнению Калиновского К.Б. конфликт между стороной защиты и следователем может быть одной из составляющих состязательности в уголовном процессе [1, с. 112]. Кроме того, уголовно-процессуальный конфликт как вид юридического конфликта является движущей силой состязательного процесса, представляет собой позитивное явление, специально запрограммированное законодателем [2, c. 10]. По мнению Меркушевой Ж.П. следователь и адвокат, в первую очередь, испытывают по отношению друг к другу настороженность, чувствуют себя процессуальными противниками и следователь просто смиряется с появлением адвоката, как с неизбежным явлением [3, c. 53].

Также конфликт может выступать одним из элементов атакующей тактики защиты, направленной на подавление активности следователя и навязывание ему версии произошедшего, наиболее благотворно влияющей на процессуальное положение подзащитного. Кроме того, конфликтный характер взаимодействия со стороной защиты может сознательно провоцироваться самим следователем, в свою очередь, стремящимся к захвату инициативы в ходе производства предварительного расследования, или же быть обусловлен неадекватным восприятием субъектами друг друга в качестве процессуальных антагонистов, в то время как деятельность обеих сторон уголовного процесса подчинена единой цели осуществления защиты прав и законных интересов личности путем установления объективной истины по делу и адвокат, оказывая обвиняемому юридическую помощь, содействует разрешению задач уголовного судопроизводства [4, c. 160].

При этом оценка конкретных действий адвоката как законное противодействие расследованию, характеризующееся как умышленная его деятельность с целью законного и допустимого воспрепятствования средствам, методам формирования и объему уголовного преследования, которое ведется в отношении его подзащитного [5, c. 44], субъективна, так как зависит от особенностей восприятия действий защитника (адвоката) органом, ведущим уголовный процесс [6, c. 25].

Часто во взаимоотношениях между следователем и защитником на предварительном следствии возникают конфликтные ситуации из-за неоднозначного толкования многих вопросов, касающихся как полноты полномочий, так и разрешенных средств и способов, используемых при доказывании вины или осуществлении защиты, что, несомненно, отрицательно сказывается на эффективности защиты и качестве расследования [7, c. 87]. На стадии предварительного следствия, как следователь, так и защитник обязаны при безусловном соблюдении закона, действуя цивилизованно и согласованно, избрать такую тактику, которая позволит каждому реализовать свою профессиональную задачу: следователю – раскрыть и в полном объеме расследовать преступление, а защитнику – обеспечить интересы своего доверителя [8, c. 3].

Другим субъектом, конфликтный характер взаимоотношений с которым способен негативно отразиться на результативности реализации тактики профессиональной защиты, является законный представитель подозреваемого, обвиняемого. Возникновение конфликта с ним подразумевает наличие психологической напряженности либо между законным представителем и собственно подзащитным, либо между законным представителем и адвокатом-защитником.

В первом случае конфликтный характер взаимоотношений детерминируется преимущественно отсутствием взаимопонимания между вышеназванными субъектами, содействие в обретении которого и должен оказать профессиональный защитник как лицо, максимально объективное и стремящееся к повышению результативности осуществления защитительной деятельности, которая существенно снижается в случае наличия разногласий между кем-либо из субъектов стороны защиты. Юридическая помощь адвоката зачастую оказывается наиболее эффективным способом разрешения повседневных конфликтных ситуаций и всего многообразия жизненно-важных проблем человека [9, c. 45].

В свою очередь, конфликты между законным представителем подозреваемого, обвиняемого и адвокатом-защитником зачастую основываются на попытках последнего предотвратить противоречащие интересам подзащитного действия со стороны его законного представителя, которые могут совершаться им как умышленно, так и непреднамеренно. Попытки умышленного нанесения вреда процессуальному положению лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, имеют место в тех случаях, когда законный представитель по тем или иным причинам заинтересован в его осуждении, в то время как непреднамеренный вред наносится обычно из благих побуждений. Примером тому может послужить случай, когда мачеха несовершеннолетнего обвиняемого, являющаяся его законным представителем (отец скончался за два года до этого), активно противодействовала защите, давая отрицательные характеристики на своего пасынка и всячески поддерживала версию обвинения. Отрицательное воздействие ее участия в деле защитнику удалось нейтрализовать только в суде, предоставив убедительные факты, подтверждающие, что она претендует на жилую площадь, оставленную обвиняемому в наследство отцом [10]. Положение осложняется также и тем, что законный представитель подозреваемого, обвиняемого обычно является непосредственным доверителем защитника, то есть лицом, с которым у адвоката заключен гражданско-правовой договор на возмездное оказание услуг. При наличии ситуации, вызванной проблемой взаимоотношений со следователем адвокату-защитнику, прежде всего, необходимо объяснить подзащитному, что, осуществляя в его адрес уголовное преследование, вышеназванный субъект стороны обвинения преследует определенные цели и задачи, в соответствии с которыми и выстраивает взаимоотношения с лицом, подозреваемым, обвиняемым в совершении преступления. Именно следователю на досудебных стадиях уголовного процесса принадлежит ключевая роль в формировании общей психологической атмосферы его осуществления, защитник же, образно говоря, всегда играет «черными фигурами» [11, c. 60].

Психологическая напряженность может сознательно нагнетаться следователем для получения от подзащитного изобличающих его показаний или совершения последним действий и поступков, свидетельствующих в пользу версии обвинения. В таких случаях очень важно, чтобы в процессе взаимодействия обоими рассматриваемыми субъектами (адвокатом-защитником и его подзащитным) полноценно реализовывалась такая его форма, как совместный анализ имеющейся информации по делу. В ходе такого анализа наличествующих данных о действиях и поступках следователя, принятых им процессуальных и тактических решениях, профессиональный защитник и лицо, подозреваемое, обвиняемое в совершении преступления, получают возможность совместными усилиями установить причины возникновения проблемной ситуации или цели ее создания рассматриваемым субъектом стороны обвинение.

Правильное уяснение полученных сведений способствует снижению психологического напряжения у подзащитного, устранению его боязни следователя и может использоваться субъектами при совместном принятии и реализации тактических решений, которые, в свою очередь, могут быть направлены на разрешение создающейся проблемной ситуации или ее усугубление в зависимости от задач защиты.

В случае же, если возникновение проблемной ситуации целенаправленно провоцируется стороной защиты, подозреваемый, обвиняемый должен быть проинформирован не только об избрании адвокатом подобной атакующей тактики, но и о своей роли в ее осуществлении. Для этого в ходе совместного планирования защитительной деятельности адвокат должен подробно разъяснить ему задачи предстоящего конфликта со следователем, его потенциальные результаты и степень их положительного влияния на процесс достижения поставленных задач защиты и положение лица, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. При этом, подзащитный должен четко уяснить свою роль в такой ситуации, совместно с адвокатом-защитником выработать наиболее благоприятную линию поведения и оптимальную последовательность дальнейших действий. Таким образом, осознание подзащитным причин и предпосылок возникновения у ситуации проблемного характера, на наш взгляд, способствует снижению его негативного влияния на взаимодействие рассматриваемых субъектов. От участников взаимодействия требуется наличие определенного интеллектуального потенциала и деятельностных качеств, навыков проведения следственных действий, возможностей применения тактических приемов и навыков, доступных только адвокату в силу субъективного и психологического отношения к нему подзащитного и других участников процесса, умений варьировать приемы поведения в различных условиях, в зависимости от сложившейся ситуации и т.д. при этом нужно учитывать представление о работе правоохранительных органов, которое у подозреваемого могло сложиться благодаря СМИ, зачастую злоупотребляющим репортажами о незаконных методах работы следствия, ущемлении и грубейших нарушениях прав человека.

Сформировавшийся в сознании человека отрицательный имидж правоохранительной службы способен сыграть не последнюю роль в ситуации, когда его привлекают к уголовной ответственности, и может выразиться, например, в полном отказе от сотрудничества со следствием. Такое поведение не только не способствует облегчению участи подозреваемого, на что он по неведенью рассчитывает, но и всячески препятствует как линии защиты, так и проведению объективного расследования по уголовному делу, так как подозреваемый, сам того не предполагая, может располагать сведениями, необходимыми для скорейшего установления лица, виновного в совершении преступления. Поэтому, одним из психологических факторов, влияющих на восприятие подозреваемого, на его видение процессуальной значимости и законности всех действий по делу, является деятельность адвоката и следователя, направленная на разрешение проблемной ситуации. Видя, что следователь тесно взаимодействует с его защитником, дает возможность адвокату реально предоставлять сведения, направленные на подтверждение факта невиновности его клиента, а также что следователь не стремиться обвинить «первого попавшегося», лицо гораздо проще и свободнее пойдет на контакт с органами, осуществляющими расследование по уголовному делу. Должна поощряться практика адвокатов, которые подсказывают следователю, дознавателю о совершенных ими ошибках и нарушениях. Этого требуют истина, справедливость и принцип равноправия сторон в состязательном уголовном процессе [12].

В случае же возникновения проблемной ситуации с законным представителем лица, попавшего в орбиту уголовного преследования, наиболее правильным и благоприятным для поддержания стабильного психологического состояния подзащитного и повышения результативности взаимодействия с ним, с тактической точки зрения, представляется доведение до его сведения того факта, что в ходе осуществления защитительной деятельности по каждому конкретному уголовному делу профессиональный защитник обязан руководствоваться только законными интересами подозреваемого, обвиняемого вне зависимости от пожеланий его доверителя в ситуациях, когда договор с адвокатом заключает другое лицо. Осведомленность подзащитного о действующей законодательной регламентации данного вопроса не только значительно способствует укреплению его доверия к адвокату, но и сводит на нет отрицательное воздействие конфликта с законным представителем на результативность их взаимодействия.

Необходимо отметить, что специфика других разновидностей проблемных ситуаций взаимодействия адвоката-защитника с подзащитным, характеризующихся наличием проблемы либо только между рассматриваемыми субъектами, либо исключительно между ними и другими участниками уголовного судопроизводства, заключается в наличии возможностей у адвоката сконцентрировать деятельность по преодолению возникших проблем лишь в одном направлении. Так, при отсутствии проблемных ситуаций с другими участниками процесса основной задачей защитника становится устранение противостояния и психологических трудностей в общении непосредственно с подзащитным, чему в значительной степени способствует общая беспроблемность ситуации расследования.

В то же время, при отсутствии психологической напряженности во взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым деятельность адвоката должна быть направлена преимущественно на минимизацию тактического и психологического воздействия проблемной ситуации с другими участниками уголовного судопроизводства, на результативность взаимодействия рассматриваемых субъектов.

При разрешении проблемной ситуации максимально эффективный, на наш взгляд, способ ее устранения базируется на анализе защитником причин и предпосылок возникновения проблемной ситуации в контексте определения тех форм и функций взаимодействия, которые не реализовались им в полной мере, с целью избрания наиболее действенных тактико-психологических средств и приемов.

 

Список литературы:

  1. Калиновский К.Б. Уголовное судопроизводство как сфера использования положений конфликтологии // Юридическая мысль. – 2002. – № 1. – С. 111-119.
  2. Кириллова Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции: автореф. дисс. … докт. юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2008. – 69 с.
  3. Меркушева Ж.П. Тактика действий защитника на предварительном следствии: дисс. … канд. юрид. наук. – Алматы, 2009. – 186 с.
  4. Тыныбеков С.Т. Адвокатура и адвокатская деятельность в РК: Учебник. – Алматы: Данекер, 2004. – 343 с.
  5. Баев М.О. Противодействие адвоката уголовному преследованию подзащитного // Современное право. – 2005. – № 7. – С. 42-44.
  6. Подольный Н.А. Законное противодействие расследованию со стороны защитника: понятие-фантом или отражение действительности? // Адвокатская практика. – 2003. – № 5. – С. 24-28.
  7. Сиразутдинова А.А. Взаимодействие следователя и защитника на стадии предварительного расследования // Закон и право – 2007. – № 3. – С. 87-88.
  8. Шашкова А.Н. Актуальные проблемы расследования преступлений с участием защитника: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Калининград, 2006. – 34 с.
  9. Аубакиров Н. Некоторые вопросы расширения полномочий защитника // Заңгер. – 2006. –№11. – С. 45-47.
  10. Архивные материалы районного суда № 2 Алматинского района города Астаны за 2007-2010 г.
  11. Баев М.О., Баев О.Я. Участие защитника в производстве следственных действий (тактический аспект) // Уголовно-правовые проблемы борьбы с преступностью: Сб. науч. тр. – Калининград: Изд-во Калининград. гос. ун-та, 1995. – С. 58-72.
  12. Еникеев Р.З. Проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника по делам о преступлениях несовершеннолетних: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2004. // По материалам сайта kalinovsky-k.narod.ru/b/avtoref/enikeev2004.htm.
Фамилия автора: Гахраманов Р.В.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика