Действие принципа презумпции невиновности в стадии предварительного расследования

Наиболее отчетливо принцип презумпции невиновности претворяется в жизнь на стадии предварительного следствия, когда подозреваемый уже известен. Наделяя подозреваемого широкими процессуальными правами, действующее уголовно-процессуальное законодательство тем самым в значительной мере устанавливает определенные гарантии презумпции невиновности.

Действующее законодательство предоставляет подозреваемому права для оспаривания данных, которые положены в основу подозрения в совершении им преступления.

Кроме того, исходя из того, что при задержании правоохранительные органы имеют дело с лицом, виновность которого еще не установлена, закон отмечает, что мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого в исключительных случаях (ч. 1 ст. 142 УПК РК).

Так как при задержании ограничивается личная свобода лица, виновность которого еще не установлена, соответственно закон предусматривает сокращенный срок задержания.

«Длительное задержание становится особенно нетерпимым, - пишет В. М. Савицкий, - когда впоследствии выясняется, что гражданин был задержан незаконно, без достаточных к тому оснований. Поэтому необходимо, чтобы органы дознания или следователь немедленно по задержании подозреваемого направляли об этом сообщение прокурору, а последний в возможно короткий срок с момента получения сообщения либо санкционировал арест, либо отменил задержание...» [1]. 

При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания (ч. 1 ст. 142 УПК РК). Таково категорическое требование закона.

Если следователю (органу дознания) не удалось в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения (или задержания) собрать достаточные доказательства для предъявления обвинения то мера пресечения немедленно отменяется, подозреваемый освобождается от ограничения своих прав, предусмотренных мерой пресечения. В этом и проявляется действие  презумпции невиновности в отношении подозреваемого.

В ч. 4 ст.119 УПК РК говорится: «Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств».

В соответствии с законом обвиняемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний. Такое же значение в уголовном процессе имеет тезис: молчание обвиняемого нельзя рассматривать как его согласие с обвинением, как признание своей виновности. Если обвиняемый молчит или отказывается от дачи показаний, это не может быть истолковано как свидетельство его виновности.

Из предписания ст.119 УПК вытекает также весьма существенное положение о том, что обвиняемый может ограничиться заявлением о признании своей вины, не давая никаких показаний, а следователь в процессе расследования должен доказать виновность обвиняемого, собрать достаточные доказательства этого, либо, соответственно, доказательства, опровергающие показания обвиняемого. Так как признанию обвиняемого не придается решающего значения для обоснования вывода о виновности, законом не допускается ускорение или сокращение следствия в случае признания обвиняемым своей вины.

Для решения вопроса о виновности должны быть опровергнуты все обстоятельства, оправдывающие обвиняемого; до тех пор, пока они не опровергнуты, версию обвинения и тем самым виновность обвиняемого нельзя считать доказанной [2].

Наряду с рассмотренными возможностями реализации в действующем уголовно-процессуальном законодательстве принципа презумпции невиновности, в стадии расследования применяется и ряд других норм, в которых находит свое выражение презумпция невиновности. К ним можно отнести ст. 205 УПК РК, которая, требуя неразглашения данных предварительного следствия и дознания, с одной стороны обеспечивает нормальный ход раскрытия преступления, с другой - не разрешает преждевременно разглашать данные, порочащие обвиняемого, поскольку его виновность еще не доказана в установленном законом порядке.

Кроме того, презумпция невиновности достаточно четко выражается также в требованиях, обращенных к прокурору, осуществляющему надзор за применением и исполнением законов при производстве предварительного расследования

Мнение следователя о виновности обвиняемого необязательно для прокурора. Так, прокурор обязан строго следить за тем, чтобы ни один гражданин не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной  ответственности или иному ограничению в правах; осуществлять надзор за тем, чтобы никто не был, подвергнут аресту иначе, как по решению суда или с санкции суда; отменять незаконные и необоснованные постановления органа дознания и следователя; прекратить уголовное дело при наличии соответствующих оснований и т.п.

Вместе с тем отождествлять обвиняемого с виновным ни в коем случае нельзя. Больше того, эти понятия взаимно исключают друг друга. Если человеку предъявлено обвинение, если он при­влечен к участию в деле в качестве обвиняемого, то в силу презумпции невиновности он считается невиновным. Ины­ми словами, обвиняемый приравнивается к невиновному. Но с того момента, когда вынесенный обвиняемому обвинитель­ный приговор вступил в законную силу, процессуальная фигура обвиняемого из судопроизводства исчезает и ее ме­сто занимает другая фигура — осужденный, т. е. виновным, преступник.

Как видно из сказанного, существует практическое зна­чение различия между обвиняемым и винов­ным. Различие между обвиняемым и виновным четко про­водится и в законодательстве, и в жизни. Ограничения в правах, которые неизбежно наступают для человека, нару­шившего уголовный закон и признанного виновным по суду, не применяются к тому, кто только обвиняется в соверше­нии преступления, чья вина еще не установлена пригово­ром, и потому он считается невиновным. Нельзя, например, уволить человека с работы только по той причине, что про­тив него возбуждено уголовное дело, даже если он аресто­ван.

Наконец, обвиняемого, тем более если он арестован, нельзя лишить права избирать и быть избранным в орган представительной вла­сти, например в парламент. Недопустимо ограничивать в избирательных  правах человека, который, возможно, ни в чем не виновен. Это было бы несправедливо и незаконно. Значит, если в следственном изоляторе, тюрьме, на гауптвахте и т. д. находится обвиняемый, т. е. лицо, в отношении которого еще нет приговора суда, то он имеет право избирать и его могут на законном основании избрать в представительный орган.

Но в Конституции самого термина «пре­зумпция невиновности» все-таки нет. Термина нет, а само определение презумпции невиновности и ее разъяснение есть. Полагаем, что отсутст­вие термина не равнозначно отсутствию понятия, и логика вовсе не требует, чтобы каждое понятие непременно имело специальное терминологическое обозначение.

В данном случае термин «презумпция невиновности» не был использован по двум причинам. Во-первых, при том способе изложения, который применен в действующей Кон­ституции, для него там просто нет места. Откройте Консти­туцию — ни одна ее статья не имеет заголовка (названия) Если бы статьям предшествовали заголовки, как это встре­чается во многих законодательных актах, то ничего друго­го, кроме  «Презумпция невиновности», в названии ст. 77 не было бы и быть не могло.

Во-вторых, этого термина не оказалось в Конституции потому, что вряд ли была надобность вводить в правовой документ, рассчитанный на ознакомление с ним всего насе­ления нашей страны, иноязычное слово «презумпция», которое даже если толкуют и понимают по-разному. Кстати, нет этого термина и в Международном пакте о гражданских и политических правах, который СССР ратифицировал в 1973 г. Составители пакта, сформулировав в нем все элементы презумпции невиновности (ст. 14), отказались от использова­ния самого латинского термина, правильно решив, что его будет точно передать при переводе на языки наро­дов множества (ныне уже более 120) стран, присоединив­шихся к пакту [3].

Таким образом, в Конституции и законах Республики Казахстан принцип презумпции невиновности закреплен как руководящее начало и по форме, и по существу.

В переводе с латыни «презумпция» означает «предположение». Почему же, обвиняемый не предполагается, а считается невиновным.

Полагаем, что это как раз и подтверждает сложность пере­вода, точнее, сложность уяснения смысла этого термина. Если буквально, то обвиняемый, конечно, предполагается неви­новным. Но предположение – категория  мышле­ния. А мышление является свойством отдельного человека, индиви­да. Поэтому, предположение невиновности имеет своим адресатом тех лиц, которые непосредственно сталкиваются с обвиняемым (следователь, прокурор и т. д.). Неужели только для этого законодателем был создан и сконструирован принцип пре­зумпции невиновности. Наверно, он имеет общий характер и касается всех. Так как, всякое предположение о чем-то связано с вероятностью, возможностью чего-то иного, противного. Например, если обвиняемый предполагается невиновным, значит, вполне допустимо в равной мере предполагать его и виновным. Но тогда презумпция невиновности перестает «работать», утрачивает всякий смысл, она никого и ни к чему не будет обязывать [4].

Думается все дело в том, что это - особого рода презумпция, которая лишь традиционно, по инерции, а может быть, и по причине отсутствия более точного слова именуется презумп­цией, т. е. предположением, основанным на вероятном зна­нии. В действительности же презумпция невиновности имеет характер утверждения, которое заведомо считается исти­ной без специального обоснования, пока не будет доказано обратное, в данном случае - что обвиняемый виновен в совершении преступления [5]. Поэтому будет более правильным не предполагать, а именно считать обвиняемого невиновным.

 Как мы знаем, прин­цип презумпции невиновности введен в уголовный процесс, чтобы предотвратить осуждение и наказание человека, не­правильно обвиненного в совершении преступления [6]. Если же никого ни в чем не обвиняют, то, наверно, говорить о какой-то презумпции невиновности просто бессмысленно. Она тогда не нужна. Презумпция невиновности в качестве первой, исходной ссылки предполагает, что есть кто-то обвиняющий, т. е. тот, кто выдвигает обвинение [7]. Должностным лицом, обосновывающим и поддерживающим обвинение при расследовании дела, явля­ется следователь, а также утвердивший составленное им обвинительное заключение прокурор. Как известно, в суде обвинителем выступает прокурор. Тогда, разумеется, они исключаются и не могут не исключаться из числа лиц, которые обязаны считать обвиняемого невиновным.

Таким образом, смысл презумпции невиновности не в том, что и как считают следователь и одобривший его действия прокурор. Их личное мнение остается их личным мнением, ни для кого не обязательным. Презумпция невиновности - это объек­тивное правовое положение, это требование закона, обра­щенное ко всем гражданам, должностным лицам, государ­ственным и общественным организациям, к общественному мнению в целом: обвиняемый считается невиновным, пока те, кто считает иначе (следователь, прокурор, потерпевший или любое другое лицо), не докажут, что он действительно виновен. Если обвинение обосновано убедительными, досто­верными доказательствами, если суд согласился с ними и вынес обвинительный приговор, который затем вступил в законную силу, то лишь с этого момента обвиняемый офи­циально считается виновным, лишь с этого момента разре­шается называть его преступником и поступать с ним, как с преступником.

Кроме того, значительная часть норм, регулирующих проведение предварительного расследования и регулирующих  процессуальное положение лиц, привлеченных к уголовной ответственности, исходит из того, что обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена согласно действующему законодательству; убежденность работника органа дознания, следователя и прокурора в виновности обвиняемого означает лишь субъективную уверенность в том, что собранные в стадии расследования доказательства дают основания для предварительного вывода о виновности обвиняемого. Наряду с указанными факторами чрезвычайно важное значение имеет то обстоятельство, которое не позволяет работнику органа дознания, следователю, прокурору применять к обвиняемому меры уголовного наказания, обращаться с ним, как с виновным.

 

Список литературы:

  1. Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М. 1997, с. 14.
  2. Петрухин И.Л. Презумпции и преюдиции в доказывании // Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. – М., 1973. – С. 358-370.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах // Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М.:, 1998.
  4. Строгович М.С. Курс уголовного процесса. – М., 1958
  5. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. – М., 1962
  6. Лукашевич В.З. Принцип презумпции истинности приговора, вступившего в законную силу // Российский судья. – 2003. – № 7. Капсалямов К.Ж. Уголовно-процессуальное принуждение: принципы, гарантии, реализация: Монография. Астана, 2008. 
Фамилия автора: Меерманова Ж.Б.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика