Глобальные и региональные аспекты развития внешней политики Японии во II половине XX - начале XXI века

 Исторически сложилось, что Япония сыгра­ла уникальную роль как наиболее социально экономически развитой страны в Азии, конку­рируя с Западом на относительно равных усло­виях. Учитывая различия политической власти Японии в довоенный и послевоенный период, эта страна всегда стремилась получить широкое влияние на мировой арене с момента рестав­рации Мейдзи 1868 года. В довоенный период, Япония использовала все свои ресурсы и энер­гию, для того чтобы присоединиться к клубу богатых и влиятельных западных стран, выдви­нула амбиции объявив о намерении "обогатить нацию и укрепить вооруженные силы". Также и в послевоенный период, Япония проводила масштабные работы по восстановлению от ка­тастрофы во Второй Мировой войне. Восста­новление экономики было необходимым шагом в создании будущего для Японии, но ключевой задачей японской внешней политики в после­военный период было стремление восстановить центральное положение в Азии [1]. Япония, извлекая уроки из национальной трагедии, су­мела разработать стратегию мирного развития в основе, которой было два главных принципа: Во-первых, Япония официально отказалась от использования военной силы в международ­ных отношениях, что было зафиксировано в конституции 1947 г. и последующие годы этот миролюбивый курс получил дальнейшее раз­витие.

Во-вторых, оказавшись в условиях "холод­ной войны" и биполярного мира Япония пошла на сближение с США. Подписанные японо-аме­риканские договоры (1951 и 1960) обеспечили прочный военно-политический союз двух стран. Получив надежную гарантию военной защиты, эта страна смогла сосредоточиться на решении своих внутренних проблем [2]. Основываясь на данных принципах, Япония, восстановив дип­ломатические отношения со странами бывшими военными противниками, приобрела статус равноправного члена международного сооб­щества. Однако ввиду того, что 50-60-е годы XX века Япония играла на международной арене второстепенную роль, она принимала участие в решении лишь местных, региональ­ных проблем. Быстрый экономический взлет страны, ее выход на передовые рубежи в миро­вой экономике выявили несоответствие реаль­ного удельного веса Японии в мировом хозяй­стве ее месту в международной политике. Поэ­тому для Японии одним из путей к достижению желаемой цели было создание региональных институтов. Еще в 1957 г. премьер-министр Ки-си Нобусукэ выдвинул идею создания Азиат­ского фонда развития, что ознаменовало собой активизацию азиатского направления японской дипломатии и стало отправной точкой реализа­ции долговременной стратегии укрепления своих позиций с помощью торгово-экономи­ческих инструментов. При этом внешнеэконо­мические связи рассматривались как надежный фундамент японской внешней политики. В июне 1962 г. в Японии была создана государст­венная Организация по техническому сотрудни­честву с зарубежными странами, которая стави­ла своей целью дальнейшее увеличение япон­ской технической помощи развивающимся стра­нам. Эта организация ведала всей японской технической помощью, осуществляемой на го­сударственные средства на основе межправи­тельственных соглашений.

С 1962 г. до середины 1964 г. Организация по техническому сотрудничеству с зарубежны­ми странами провела в странах Азии 7 консуль­таций по программам развития и 15 предынвес-тиционных исследований. Консультации и обследования были проведены также в Таилан­де, Бирме, Малайзии, Индонезии, Камбодже и на Филиппинах [2].

С начала 70-х годов XX века американские политические стратеги начинают довольно ак­тивно развивать идеи необходимости создания некоего экономического сообщества в западной части тихоокеанского бассейна. Зб.Бжезинский видел в Японии "страну, далеко продвинувшую­ся по пути превращения в важнейшую междуна­родную силу, в господствующую в Азии эконо­мическую державу и - при поощрении со сто­роны Америки - даже в главного члена новой "Азиатской сферы процветания". Также в 70-е годы в Японии оформилась концепция "куль­турной дипломатии", которая также наряду с политическим и экономическим сотрудничест­вом была одним из важных направлений внеш­ней политики. Суть заключалась в улучшении образа путем организации культурных обменов. Эта дипломатия была адресована в первую оче­редь странам, нуждающимся в "хорошо сбалан­сированном социальном и культурном разви­тии" [3]. Провозглашенная в 1977 г. Доктрина Фукуды стала кульминацией первых попыток преследования региональной политической ро­ли и таким образом эти процессы положили начало глобализации японской внешней полити­ки, что свидетельствовало об официальном признании ее важной роли в мировом сооб­ществе [1].

Так в 1980-е гг. Япония набирает опреде­ленный успех в установлении своих позиций как регионального экономического лидера, про­водя стратегию предоставления широкой помо­щи, торговли и инвестиций. ОПР программы формулировались с точки зрения «всеобъем­лющей безопасности» - концепции, разработан­ной в начале 1980-х для интеграции экономи­ческих и социальных аспектов государственной политики в области безопасности людей и их благополучия [5].

Кроме того, Япония как активный участник международных процессов с середины 1980-х годов начинает активно вводить в язык международного общения термин "АТР", под которым она понимает не только географическое, но и политико-экономическое содержание. Именно такое видение легло в основу создания в 1989 г. Азиатско-Тихоокеан­ского экономического сообщества, (АТЭС) ко­торое можно назвать как «региональное сотруд­ничество, открытое для всех». В этом качестве АТЭС способствовала либерализации и нор­мальному ходу внешней торговли и инвестиций, а также экономическому и технологическому сотрудничеству в самых широких областях, тем самым, поддерживая, прежде всего высокий динамизм экономического развития АТР.

Поэтому Япония в сложившейся обстановке в АТР проявила высокую активность в рамках задачи обеспечения стабильности безопасности в регионе и действовала по трем главным направлениям:

  • -принимала участие в мировом международ­ном сотрудничестве совместно с силами, под­держивающими глобальный мир путем созда­ния условий для смягчения напряженности и обеспечения всеобъемлющей безопасности;
  • -поддерживала диалог по проблемам обес­печения безопасности;
  • -налаживала сотрудничество с международ­ными организациями и органами, осуществляю­щих международные инспекции и контроль над предотвращением распространения оружия мас­сового уничтожения [6].

Продолжая активно участвовать в деятель­ности региональных организаций роль Японии повышалась в результате развития все более разнообразных международных связей. Так к концу 80-х годов были определены основные векторы внешнеполитической стратегии стра­ны. Они включали в себя: военно-политический союз с США; активную региональную диплома­тию (преимущественно экономическую) -стремление утвердиться в качестве одного из лидеров "западного мира» которые являлись попытками повысить свой авторитет в Азии и среди развивающихся стран вообще. Различная направленность этих векторов не была отраже­нием противоречивости японской внешней по­литики. Основы ее остались фактически неиз­менными [8]. Начиная с 90-х годов XX века Япония официально добивается статуса пос­тоянного члена ООН. Однако достижение этой цели непосредственно связано с проведением реформы ООН и с внесением изменений в устав организации. В последующие годы активность Японии в рамках различных миссий ООН стала быстро возрастать. Японские миротворцы дей­ствовали в Камбодже, Мозамбике оказывали помощь в разрешении конфликтов на Ближнем Востоке, в Африке и других регионах. Эта стра­на также участвовала в ряде операций по доставке гуманитарной помощи, в том числе и для Ирака. Также она оказалась вовлеченной в такие сферы как, контроль над вооружением и разоружение, содействие движению демокра­тии в развивающихся странах, проблемы охра­ны окружающей среды во всемирном масштабе. Основные потребности японской политической элиты были нацелены на решение таких задач, как - приведение "политического статуса" Япо­нии в глобальной политике в соответствии с ее экономической мощью, а также обеспечение экономического роста и укрепление позиций Японии в мировой экономике на основе научно-технического и финансового превосходства [9]. Так в "Голубой книге МИД за 1983г. впервые указывается, что Япония осуществляет свою внешнюю политику с глобальной точки зрения в политической, оборонной, экономической, культурной областях. Немаловажным является то, что региональная политика Японии опреде­лялась в течение длительного времени несколь­кими факторами: союзническими отношениями с США в Индокитае, нормализацией американо-китайских отношений, повышением роли АСЕАН, ростом антияпонских настроений, которые побудили японскую дипломатию к выражению собственной политики в АТР[10]. Следует отметить, что вся внешнеэкономичес­кая стратегия Японии послевоенного периода была основана на примате мультилатеризма т.е. доктрины участия преимущественно в много­сторонних экономических и политических орга­низациях глобального и регионального мас­штаба. Именно за счет закрепления в таких структурах Токио последовательно добивался стратегической цели международного призна­ния, достойного места Японии в мировом сооб­ществе. Приоритет в процессе внешнеполити­ческого, внешнеэкономического и бюджетного планирования отдавался таким организациям как ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле), Международный валютный фонд. Обращает на себя внимание и выдвижение принципа повсеместного распространения так называемых универсальных ценностей в качес­тве одной из основ японской внешней политики. Япония объявила, что при решении вопроса о предоставлении помощи иностранным государ­ствам она будет "обращать самое пристальное внимание на усилия по проведению демократи­зации и поддержке рыночной экономики, а так­же на положение с основными правами челове­ка и свободами в странах реципиентах". Стрем­ление упрочить свое положение в мировом по­рядке оставалось краеугольным камнем япон­ской политики. Проблема повышения статуса Японии на международной арене становится важнейшей долгосрочной задачей, основным фактором динамизма японской нации внутри страны и активизации роли Японии в мировой политике в конце 20 века. В начале XXI века для Японии большой интерес представляют перспективы сотрудничества в региональной интеграции т.к. есть широкое поле для обеспе­чения долгосрочного конструктивного и взаи­мовыгодного партнерства. Предпосылкой этому является совпадение позиций Японии и стран региональной интеграции по большинству ак­туальных региональных проблем, взаимная заинтересованность и укрепление взаимодей­ствия. Сплочение Японии в решении этих проб­лем создает предпосылки для построения в АТР, основанной на взаимном доверии много­полюсной системы безопасности и сотрудни­чества. Это подтверждает выдвинутая Японией идея о строительстве Восточноазиатского сооб­щества, что говорит об открытом регионализме, который основывается на дружеских отноше­ниях с внешнерегиональными партнерами на основе принципов прозрачности, гибкости и открытости. Поэтому в своих выступлениях в 2005-2006 гг. Министр иностранных дел Таро Асо осветил роль Японии в нескольких аспектах а именно: Япония остается идейным лидером в Азии, а также образцом в универсальных цен­ностях, стабилизатором, как в экономическом, так и в военном отношении, равноправным партнером для всех азиатских стран. Эту же идею регионального сотрудничества в 2008 г. поддерживает и Ясуо Фукуда. Региональная политика Японии с 2000-2006 гг. демонстрирует ее точно настроенный структурный подход, основывающийся на общечеловеческих ценнос­тях для поддержания баланса отношений между партнерами. Необходимо отметить, что и подъ­ем Китая заставляет Японию постоянно усилии-вать внимание к усилившейся конкуренции с Китаем в Юго-Восточной Азии. Политически стабильная и экономически жизнеспособная Юго-Восточная Азия для Японии - это в опреде­ленной степени тоже противовес Китаю. Япо­ния - до недавних пор мощное в экономическом отношении государство Восточной Азии - явля­лась главным донором и важнейшим источни­ком прямых иностранных инвестиций в регио­не. Экономическая помощь Японии странам АСЕАН превышала 2 млрд. долл. США. Ее программы официальной помощи на цели раз­вития продолжают играть важнейшую роль в динамике экономического роста в регионе и остаются одним из основных ресурсов поддерж­ки группы стран АСЕАН. Япония оказывает фи­нансовую и техническую поддержку Ассоциа­ции по самым разным программам, включая Инициативу интеграции АСЕАН, Программу развития трудовых ресурсов, освоение бассейна Меконга, строительство транспортных магис­тралей в этом субрегионе, на который было выделено 20 млн. долл. США [11]. Япония так­же объявила о помощи в размере около 15 млрд. долл. в том числе государственного и частного финансирования для развивающихся стран, ко­торые принимают меры по сокращению выбро­сов парниковых газов, до 2012 года [12].

Несмотря на такие успехи в начале XXI века Япония оказалась перед необходимостью выра­ботки новой долгосрочной экономической стра­тегии, которая позволила бы стране создать базу устойчивого экономического роста в условиях глобализации, повысить свою международную конкурентоспособность, сохранить и упрочить позиции в мировой экономике в качестве одного из мировых лидеров. Взаимоотношения со странами Восточной Азии занимают в долго­срочной стратегии заметное место и рассмат­риваются в контексте поиска новых путей повы­шения конкурентоспособности страны в гло­бальном масштабе. В связи с этим, в ответ на глобальные сдвиги в международном разде­лении труда и в экономической структуре раз­витых стран в Стратегии 2006 г. была выд­винута концепция создания «виртуального цик­ла» инноваций и спроса, предполагающая, что в перспективе Япония должна стать мировым инновационным центром, и в качестве такового предлагать новые товары и технологии на мировой рынок, т.е. создавать «виртуальный цикл» в глобальном масштабе.

Однако мировой финансово-экономический кризис, негативное воздействие которого стало проявляться в Японии в конце 2008 г., проде­монстрировал, что внешний рынок является не только фактором восстановления и роста япон­ской экономики, но и источником серьезных потрясений [13]. К тому же после произошед­шего Великого землетрясения 11 марта 2011 г. в Японии произошло сокращение производства, спад высоких темпов роста во второй половине 2011 г. Учитывая важную роль Японии в гло­бальной экономике, вызванная землетрясением временная приостановка экспорта из этой стра­ны неизбежно окажет отрицательное влияние на предприятия других стран.

Процесс дефляции, скорее всего, продол­жится до 2012 г. Дефицит бюджета правитель­ства, согласно прогнозам, останется выше 9% ВВП до конца 2011 г. Как утверждает прави­тельство, Япония нуждается в усовершенствова­нии и активном развитии как внутренне, так и внешнеэкономических условиях учитывая такие факторы как сокращение численности населе­ния, низкий уровень рождаемости, старение об­щества и крупный дефицит бюджета. Еще в ноябре 2010 г. Кабинет министров одобрил по­литику о Всеобъемлющем Экономическом Партнерстве. Данная политика провозглашает Японию как абсолютно открытую страну, кото­рая будет стремиться поддерживать высокий уровень экономического партнерства с крупны­ми торговыми державами мира в соответствии с глобальной тенденцией развития отношений. Одновременно Япония будет одной из первых стран по пути проведения основных внутренних реформ для усиления конкурентоспособности, как того требует высокий уровень экономичес­кого партнерства [12]. Япония, будучи локомо­тивом региональной экономики, на которую приходилось около 70 % ВВП в Азии, находит­ся в состоянии застоя. Присоединение к " клубу модернизированных стран" вдохновило веру в Японию как своеобразного "моста" между Азией и Западом. Но теперь для Японии яв­ляется тревожным сходство между своими соб­ственными проблемами и остальными странами Азии. Отсутствие прозрачности и подотчет­ности на финансовом рынке и политике был приведен в качестве фактора экономического кризиса. Острое осознание того, что это общие проблемы в регионе развеяло миф о японской уникальности. Япония оказалась в условиях соблюдения правил, которыми управляют ос­тальные азиатские страны. Естественно, миро­вой кризис оказал определенное влияние на внешнеполитический процесс Японии, однако возможно, эта страна воспринимает эту ситуа­цию как еще одну попытку найти достойное место в азиатской интеграции, не декларируя прямо свое лидерство, а принимая роль «моста» между Западом и Азией и предлагая новую модель развития. Кроме того, Япония может поделиться свои опытом экономического роста и стать «стержнем» азиатского роста, объединив уникальные сильные стороны Японии в сфере развития инфраструктуры и охраны окружаю­щей среды и стратегическое развитие бизнеса в азиатском регионе.

 

Литература

  1.  Kyoko Hatakeyama -Japan's Quest for a leadership Role in Asia.-World Scientific.-2010y.-487p.
  2. Иванов И.Д., Лебедев И.А., Шаскольский Н.В. Тихоокеанское сообщество: планы и перспективы -М.: Наука, 1987. - 70 с.
  3. Objectives and Priorities of Japan's Foreign Policy// Diplomatic Blue book-Tokyo, 1992.
  4. Promotion of International Mutual Understanding and Cultural Exchange// Diplomatic Blue book - Tokyo, 1972.
  5. Japan in International Politics.-The Foreign Policies of an Adaptive State.-2007.-347p.
  6.  Стапран Н.В. Японский взгляд на новую региональную архитектуру// Япония наших дней.-2010г.-№1(3)-С.24-33.
  7. Бунин В.Н. Японо-американский союз безопасности. - М.,2000.- 186с.
  8. Жуков А. Е. Япония в мире: эволюция самооценки// Япония, открытая миру-М.,2007. С.39-62.
  9.  Михеев В.Китай и Япония на фоне глобальных тенденций/ /Мировая экономика и международные отношения -2007.-№4.-С.59
  10. Стрельцов Д. В. Япония в глобальных и региональных экономических организациях //Япония, открытая миру-М.,2007. С.119-137.
  11. ASEAN Chairman's statement on Conference in Singapore 23 July 2007. aseansec.org/21807.
  12. OECD// Economic Outlook.-2011.№ 89.p.405.
  13. Тимонина И.Л. Долгосрочная экономическая стратегия Японии и интеграционные процессы в Восточной Азии// Российский японоведческий журнал.-2011.-№2.-С.38-50.
Фамилия автора: Л. Мұхтар
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика