Краткий обзор деятельности Мухаммеда Хади до вступления в мир прессы и литературы

В историографии первые десятилетия ХХ века в восточных странах характеризуется как период пробуждения, самопознания и нацио­нально освободительного движения. Надо приз­наться, что первая русская революция 1905 г. и для неразделимой части древнего и таинствен­ного Востока - Азербайджана, как и для всех стран мира, зародила историческую и удобную ситуацию для новшеств в общественно-полити­ческой, а так же в культурной жизни и «в таких условиях передовые мыслители, писатели Азербайджана принимают пробуждение Восто­ка с большим расположением духа, демонстри­руют свою солидарность в борьбе за свободу, независимость и счастливую жизнь» [3, 280]. Новые исторические условия и попавшийся удобный случай сопровождается превращением ряда коренных общественно-политических и требующих необходимого решения проблем в объект общественных обсуждений. Формирова­ние национального сознания, как например, просвещения, прессы, театра и др. как результат возрождения общественной мысли и поиски путей во имя решения непосредственно связан­ных с судьбой народа проблем получили более четкий, неотступный и последовательный ха­рактер. Идеи национального возрождения как во всех отраслях жизни народа вложили свой вклад в развитие художественной литературы и формирование ее образа. Стало заметно обнов­ляться и обогащаться по идеи, содержанию, сти­лю мастерство слова. Этот исторический про­цесс открыл путь для формирования азербайд­жанского романтизма в качестве, литературного течения, являющейся совершенно оригиналь­ным и передовым явлением в литературной жизни.

В отличие от предыдущего западноевропей­ского, русского и турецкого (оттоманского) ро­мантизма «одним из главных лиц в формирова­нии и развитии, а так же в воссоединении отличающегося азербайджанского романтизма, с мировым, стал, можно сказать, является пред­водитель данного течения - Мухаммед Хади» [12; 17].

Мухаммед Хади - «ведущий непрерывные работы в формировании национальной идеоло­гии нового содержания, являющийся одним из личностей, которые повысили общественную мысль на эпохальную вершину в начале ХХ века» [16, 6] - до вступления в свет прессы и ис­кусства прошел жизненный путь полный скор­би, невзгод и лишений, созрел, повидав трудные дни, обрел определенный опыт. Абдулсалим-заде Мухаммед Хади, настоящее имя которого было Ага Мухаммед родился в 1298 г. по хиджрe (мусульманское летоисчисление) [15, №3] (в 1879 г. по х.л.) в знатной семье в селе Сарыторпаг города Шамахы, испокон веков считавшейся центром науки, поэзии, искусства Востока. Так «отец поэта Абдульсалим был ро­дом из большой, знатной семьи. Прадед Тахир эфенди был из знаменитых Ширванских уче­ных» [11, 6]. В годы рождения поэта город Шамахы теряет свою славу, после известного землетрясения в 1859 г. центр губернии стано­вится Баку, а Шамахы превращается в про­винцию. В 1860-1880 гг. XIX столетия все уси­лия восстановить прежнюю славу Шамахы остаются почти безрезультатными. Не смотря на то, что новая школа, открывшаяся со сто­роны С.А.Ширвани (1870-1871) «Меджлис мек-теби», так же открывшаяся по инициативе и посредничестве Саида Унсизаде при шамахын-ском духовном учреждении (1875), деятель­ность под руководством С.А.Ширвани литера­турного собрания «Бейтус-сефа» в доме Мухам­меда Сефы и др. оказали определенное влияние на оживление общественно-литературной среды в Шамахы, время дает свое веление. Превра­щение Баку в административный центр, быс­трый рост нефтяных и других индустриальных отраслей направило в Баку большой поток капитала, Шамахы и другие подобные провин­циальные города стали существенным образом терять свои прежние позиции. 1880-1890 гг. XIX столетия часть населения Шамахы, который встал в ряд второстепенных городов как Гянджа, Нахчивань, Ленькорань, Шеки, стала вынуждена была уехать в другие крупные горо­да как Баку и Тбилиси, а другая часть «в разные регионы Средней Азии» [13, 8]. Это, без сомне­ний, оказало свое отрицательное влияние на культурную жизнь города. Зародившееся дан­ное тяжелое положение М. Хади с тяжестью на груди описывает рядом статей и стихотворений, написанных в 1905-1907 гг., а Аббас Сиххат произведением «Мертвый город». В своем сти­хотворении, начинающемся строками «Кто-то когда-то увидит наш город, покажется кладби­щем ему безлюдным» А.Сиххат отмечает, что здесь восторжествует тишина, над городом по­висли черные облака. Город в таком виде, что: Ни грома, ни шума, ни звука, Лишь несколько бездушные клетки, Нет ни малейших примет о жизни, Собрание мертвых, нет уж следа от судного дня

Лишь руины от никчемного гнева и ярости И еще более сильная скудность людей, Те, кто не ушли, остались Погрязли в кручину от горя, печали Смотришь, кажутся живыми с виду Но наяву, являются мертвецами [1, 52-53] (Подстрочный перевод).

В конце XIX - начале XX века, описанной со стороны А. Сиххата несколько темными цве­тами в Шамахе - бывшем городе-столице Шир-ваншахов положение не было столь отрадным. Не смотря на то, что временами показ пред­ставлений в конце XIX века, открытие типог­рафий и библиотек в первые года ХХ столетия, искреннее желание местных просветителей как М.А.Сабир, С.М.Ганизаде, А.Сиххат, А.Насех и др. служить своему народу стало большим новшеством для Шамахы, в городе господство­вало религиозное и консервативное население, он оставался типичным феодальным городом. М.Хади родился, провел детство и юность в родном городе именно в таком промежутке времени.

Являющийся по специальности купцом и багополучно обеспечивающий семью Гаджи Абдусалим сам был просветителем. Отец, же­лающий увидеть будущее своего сына среди интеллигенции, ученых, отправивший с ранних лета в школу «умирает, когда М.Хади испол­няется 10 лет» [15; №3]. М.Хади, которого при отце отдают в школу «получает свое начальное образование у Моллы Самеда, содержавшего в тот период местную школу, 2-3 года спустя учится в школе моллы Алиаббаса - отца Аббаса Сиххата» [15; №3]. Некоторое время после смерти отца мать оставив М.Хади, его сестер Сахибу и Эсму на попечение родственников по отцовской линии выходит замуж за состоятель­ного мужчину из села Сулут» после чего «прабабушка М.Хади, мать Абдульсалима -Тейуба ханум воспитывает его, становится его опекуном» [15; №3]. Находчивая и благочес­тивая Теййуба ханум, мечтавшая увидеть своего внука духовным лицом, делает все возможное для его образования, а так же брат Гаджи Абульгасана, один из влиятельных купцов Шамахы «Гаджи Аббаскули из-за глубокого уважения к Хади тоже не хочит, чтобы он оставил учебу» [13; 9].

Несмотря на то, что два года спустя после смерти отца наступает и смерть дяди, будущий поэт и мыслитель остается в безвыходном поло­жении, но вскоре находится новый опекун из его родственников по отцовской линии - деверь его тети, один из известных просвещенцев свое­го периода Мустафа Лютфи Гаджи Садраддин оглу Исмаилзаде начинает заниматься его вос­питанием. Знающий кроме родного языка в совершенстве арабский, персидский, турецкий, начитанный и обладавший глубокими знаниями М.Лютфи, делал все возможное для формиро­вания М.Хади в качестве гражданина, юноши, любящего свой народ и религию, а главное ис­тинного интеллигента.

«В возрасте 20-21 года после смерти бабуш­ки Теййубы ханум, Хади и его сестры остаются без попечения и полностью одни» [15, №3] и по этой причине делятся между содержательными родственниками. Несмотря на то, что сестры принимают попечение родственников, «свобо­долюбивый, и не сгибающийся ни перед кем по нраву М.Хади не принимает никаких попече­ний, остается жить один в своем доме» [15, №3].

В статье «Письмо из Гаджитархана» напи­санном в 1906 г. М.Хади вспоминает Мустафу Лютфи как «устади-мумтаз» (мастер слова), «смысл и спасенье моей материальной и духов­ной жизни», после переезза в конце 1900 г. из Шамахы в Астрахань которого юный М.Хади опять остается без материального и духовного попечения, и живет под надзором тети Зейнаб, и хотя с большой трудностью но продолжает учебу в мечете [7; №88, 90, 92], где начинается его знакомство с Сабиром и Сиххатом, о котором он подробно описывает в своей статье «Из студенческих воспоминаний» [10, 3].

Будущий поэт и мыслитель, слишком много увлекающийся учебой и чтением в одной и будущих статей пишет: «Лишь только одно мо­жет меня развлечь - это чтение. И что же меня заставляло читать? Большое с детских лет же­лание, быть великим писателем», - проводит большинство своего времени в «читальне, от­крытую Джаруллахом» [13, 18], и так как знает в совершенстве арабский, персидский, турецкий языки читает «Сервети-фюнун», «Сабах», «Хаблул-метин», «Аль-Муаййад», «Терджуман» и др. газеты, вышедшие в Истанбуле, Калькутте, Каире и Бахчисарае, а так же произведения азербайджанских, восточных и западных (пере­веденных на арабский, персидский, или же турецкие языки - И.Г.) классиков.

М.Хади, чьи желания «выйти в более широ­кий мир, продолжить свое образование в вос­точных центрах науки из-за нужды разбиваются вдребезги», смог получить системное и совер­шенное образование, основная причина чего, является его трудолюбие и наряду с Мустафой Лютфи, учеба у прогрессивных ученых как Ахмед эфенди, Абульхалг эфенди - «близкого родственника Абульгасым эфенди» [2; 234]. Указанные источники в стихах, научных и публицистических произведениях, приведенных и большинство переведенных ценных цитат доказывают, что имевший исключительную па­мять М.Хади, в годы юности наряду с религиоз­ными науками, глубоко изучил мировые, в особенности литературу, философию, логику, историю, что «изученные с его стороны класси­ческая литература, произведения ученых-прогрессистов и просветителей углубили его знания» [10, 4] которыми он достаточно широко пользовался во всем своем творчестве.

Несмотря на то, что шамахынская среда не давало возможности осуществить желания М.Хади «быть великим писателем», он был обречен остаться в городе и получить там образование, близкий друг, соратник писателя, а так же автор первых и правдивых статей о М.Хади Сейид Гусейн пишет, что «он понимал, науки которые он получил не дадут никакого результата, самое большее он может стать муллой, эфенди, и задумал пойти, в центр исламской культуры как Истанбул и Эль-Каир и получить там образование». Так как Мустафа Лютфи ... не имел силы отправить Хади в зарубежные страны, то Хади обратился к своим состоятельным родственникам, но ни кто не услышал его и не помог» [15, №3].

М.Хади после краха желаний получить образование за рубежом и определивший, что не сможет получить большего знания у шама-хынских ученых, а так же далекий от мысли стать муллой, духовенствовать, «попрощав­шись» с образованием в двадцати трех летнем возрасте принимает решение испытать судьбу в купечестве и совместно со своим сыном дяди (по отцу) начинает торговать в бакалейном магазине, оставшимся от отца. Неопытность, а с другой стороны и не влечение к торговле приводит к тому, что через несколько месяцев он полностью разоряется, а через «некоторое время остается безработным, огорченным и беспечным. Временами посещает «Гала байыр» и другие живописные места, пытается забыть в родном природе о своей скорби» [13, 8]. На одном из таких прогулок привыкший быть более свободным и вольным с М.Хади прик­лючается странная история. Близкий друг поэта, сопровождавший его в трудные моменты жизни Абдулла Шаиг пишет: «Повествуют, что муни­ципальный начальник Шамахы в годы револю­ции запретил выйти в город после восьми. После этого Хади каждую ночь, не смотря на то, что не имеет привычки выйти по ночам на улицу, с целью неповиновения начальнику му­ниципалитета начинает по ночам выходить за город на прогулку. Однажды задержанного и приведенного в участок Хади по дороге узнает один из достоверных лиц города и приказывает освободить» [2, 239].

В последние дни января 1902 г. природа столкнула шамахинцев с неожиданным бедст­вием. Свидетель того трагедийного дня О.Ф.Не-манзеде пишет: «31 января 1902 г. в четверг днем в 12 часов в Шамахы было невиданное землетрясение. Этот день стал для Шамахы большим бедствием, неслыханным кошмаром и смятением» [14, 70]. После разрушающего землетрясения как и большинство шамахинцев так и М.Хади был вынужден покинуть свой родной город, «он продает останки своего дома за 200 манат переезжает в Кюрдемир, открывает лавку, увидев, что из этого ничего не выходит, закрывает его во второй раз с убытком» [15,№3].

М.Хади, не обладавший характером купе­чество, обонкротившийся после того, как от­крыл лавку в конце решает испытать себя в ра­боте, по характеру и по «инициативе некоторых просветителей» вместе с Аги эфенди из Шама-хы, живший в Кюрдемире открывает школу и начинает преподавать там. Несколько времени спустя «талант и знания, приобретенные за счет чтения, отличающийся от других преподавате­лей М.Хади привлекает внимание просвещенцев Кюрдемира, учителя Кюрдемира его избирают представителем в съезде учителей Закафказии» [4, 413]. Дела М.Хади «участвовавшего в 1904 г. съезде учителей Закафказии потихоньку стано­вятся в свои русла. Жаждущий учиться юноша с большой страстью начинает учить школь­ников, учеников».

В годы, пройденные в Кюрдемире (1902­1906) несколько улучшив свое материальное положение М.Хади продолжает свое чтение га­зет «Хаблул-метин» «из Калькутты, «Сабах» из Стамбула, «Хаят» из Баку, «Тарджуман» из Бах­чисарая [13, 20].

Краткое описание жизненного пути М.Хади до 1905 г. было выше приведено. Вступление в мир журналистики и искусства поэта, который «до 25 лет не писал ни одной касыды, ни одной любовной газели», совпадает с серединой 1905 г., до периода когда он прошел кропотливый, трудный жизненный путь, имевший глубокие знания, сформированное мировоззрение, а главное всегда готовый служить своему народу, нации. Чтобы осуществить свои мечты ему необходимо были благополучные условия, кото­рые зародились после русской революции и благодаря своему таланту М.Хади за короткий срок прошел путь, который не смогли пройти, покорить даже самые влиятельные лица.

 

Литература

  1. Аббас Сиххат, 1 том, Баку, 1975
  2. Абдулла Шаик. Сочинения, 5 том, Баку, 1978
  3. Ахмедов Тимур. Творческий путь Наримана Нари­манова. Баку: «Изд.-полигр.центр Нурлар», 2005
  4. Гаджиев Джафар Хандан. История азербайджанской литературы ХХ века, Баку: Изд. Азербайджанского университета, 1955
  5. Гараев Яшар. Предисловие (Предисловие к «Изб­ранным произведениям» М.Хади), Баку: Шерг-Герб,2005.
  6. М.Хади. Письмо от Гаджитархана. Газета «Хаят», 30 мая 1906, №117
  7. М.Хади. Из студенческих воспоминаний. Газета «Хаят», 23, 26, 28 апреля 1906, №88, 90, 92
  8. М.Хади. Страница из жизненного пути, или же вос­поминания. Газета «Таза хаят», 1 сентября 1908, № 200
  9. Мирахмедов Азиз. Источники об автобиографии Мухаммеда   Хади.   Доклады   Академии   наук ССР Азербайджана, 3 том, № 5, 1947
  10. Мирахмедов Азиз. Предисловие (Предисловие к «Избранным произведениям» М.Хади ССР Азербайд­жана, 3 том, № 5, 1947
  11. Мирахмедов Азиз. Мухаммед Хади. Баку Ж Ушаг-генджнеср, 1962
  12. Мирахмедов Азиз. Выдающийся представитель азербайджанского романтизма (Предисловие на I том. «Избранные произведения» М.Хади). Баку: Эльм, 1978
  13. Мирахмедов Азиз. Мухаммед Хади. Баку: Язычы,1985
  14. Неманзаде Омар Фаиг. Мои воспоминания. Баку: Генджлик, 1985
  15. Сейид Гусейн (Казымоглу) Из истории нашей лите­ратуры: Абдульсалимзаде Мухаммед Хади. Журнал «Просвещение и литература», 1923 г. №3-4.
  16. Османлы Вели. Азербайджанские романтики. Бакы:Язычы, 1985
Фамилия автора: И. Гарибли
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика