Исторический аспект упрощенного досудебного производства

3 декабря 2009 г. был принят Закон Республики Казахстан, которым Уголовно-процессуальный кодекс РК дополнен главой 23-1 «Упрощенное досудебное производство», а также внесены коррективы в ряд его статей в связи с введенным новым институтом. Данное нововведение породило за собой бурную дискуссию со стороны юристов, ученых и общественности, мнения же разделились на 2 противоположных лагеря: те, кто против введенного института и те, кто оценил данное нововведение.

Соответственно возникают вопросы: Почему же данная реформа породила столь бурные дискуссии? Что же представляет из себя институт «упрощенного досудебного производства», которым был дополнен УПК РК Главой 23-1.

Под упрощенным досудебным производством в УПК РК понимается,  производство по делам небольшой и средней тяжести осуществляемый в случаях, если собранными доказательствами  установлен факт преступления и совершившее его лицо, признает свою вину, не оспаривает доказательства, характер и размер причиненнного вреда, согласно на применение упрощенного порядка досудебного производства, по общим правилам предусмотренного УПК.

Законодатель предусмотривает исключения при применении данного института, а именно. Данный институт не применяется, если:

-                  В отношении преступлений, когда хотя бы одно из них является тяжким или особо тяжким;

-                  В отношении несовершеннолетних и лиц, которые в силу физических или психических недостатковне могут сами осуществлять свое право на защиту;

-                  В отношении лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;

-                  В отношении лиц, обладающих привелегиями и иммунитетом от уголовного преследования;

-                  В случае не признания своей вины хотя бы одним из соучастников;

-                  При невозможности в установленные частью первой статьи 190-2 УПК РК сроки обеспечить всесторонность и полноту исследования всех обстоятельств дела;

-                  При необходимости задержания подозреваемого на основании статьи 132 УПК РК или применения меры пресечения.

Определив значение «упрощенного досудебного производства» на первый взгляд кажется все идеальным, так почему же мнения ученых разделились?

Все дело в том, что ученые, одного лагеря придерживаются мнения того, что нововведения  напоминают так называемые сталинские «тройки», когда упрощенная форма досудебного производства первоначально была введена УПК 1922 г. в виде так называемых дежурных камер и судебных приказов. В дежурные камеры судов направлялись "все те дела о задержанных обвиняемых, которые, по мнению органов, производивших задержание, не требуют особого расследования или по которым обвиняемые признали себя виновными. Одновременно с делом должны быть доставлены в дежурную камеру обвиняемый и вещественные по делу доказательства, а также, по возможности, свидетели" (ст. 398) [1]. По делам о некоторых преступлениях народный судья единолично в случае бесспорности нарушения постановлял приговор судебным приказом, который выносился без вызова сторон, т.е. без судебного разбирательства, но явившиеся на суд обвинитель и подсудимый допускались к даче объяснений в случае их о том просьбы.

«В свое время мне пришлось ознакомиться с архивным делом легендарного полководца времен гражданской войны. Удивила простота дела объемом в 24 страницы. Так сказать, ничего лишнего - анонимка, признание вины, приговор и справка старшины о расстреле. Такое себе "упрощенное судопроизводство"...» - пишет Тертышник В.М. [2]

«Принятый закон оставляет широкие полномочия органам следствия и дознания, не гарантируя при этом должной защиты прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности», - сообщил, например, советник по правам человека Центра ОБСЕ в Астане Стефан Бухмайер [3]

Такого же мнения придерживается и директор центра исследований  правовой политики Вера Ткаченко: «Все мы хорошо помним сталинские "тройки", которые являют собой яркий пример ускоренного судопроизводства, вплоть до его деградации до обыкновенной расправы, - сообщила она. - Именно поэтому последние десять лет основной тенденцией реформы уголовного процесса как раз был отказ от упрощенных форм производства и переход к современному демократическому уголовному процессу, который бы предусматривал максимальные гарантии участникам судопроизводства. Это естественным образом делает задачу уголовного преследования более сложной и длительной, а значит, и дорогостоящей. Но настоящее правосудие не может быть дешевым» [3]. Так же считали и видные ученые-юристы Строгович М.С. и Пашкевич П.Ф., которые еще в 1974 году затронули данную тему на страницах журнала «Социалистическая законность», где они категорически высказывалась за дифференциацию уголовно-процессуальной процедуры только в направлении расширения процессуальных гарантий, усложнения порядка и условий осуществления судопроизводства [4].

Таким образом ученые придерживающиеся данной позиции  считают, что данное нововведение противоречит принципам Конституции и УПК РК, в которых отржен принцип презумпиции невиновности лица, до тех пор пока виновность не будет доказана. С этой позиции сторонники данного мнения, считают, что в связи с минимизацией сроков досудебного производства, дела будут рассмотрены не объективно и возможны грубейшие нарушения со стороны уполномоченных органов, вплоть до применения физического насилия к виновному, для признания им своей вины.

Представители же второй группы имеют прямо противоложное мнение. Они считают, что данное нововведение способно увеличить раскрываемость преступлений, минимизировать сроки ведения дела, если при обычном производстве сроки достигают 4 и более месяцев, то в данном случае срок ограничен 10 сутками.

«Введение в уголовный процесс упрощенного досудебного производства, предусматривающего сокращенные сроки дознания и, соответственно, предварительного следствия по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, безусловно, будет способствовать более оперативному направлению дел в суды для рассмотрения» - считает Юрченко Р.Н. [5].

 «Таким образом, мы выполнили свою миссию, теперь слово за сотрудниками правоохранительных органов. Насколько они будут объективно подходить к реализации внесенных изменений, от того и зависит дальнейшая судьба Закона» - отметил Рамазан Сарпеков, депутат мажилиса [3].

Такого же мнения придерживаются и Когамов М.Ч. д.ю.н., ректор КазГЮА, Абельдинов Т. И многие другие.

Анализ данной реформы проводился учеными, юристами и многими политико-правовыми  организациями,  в том числе и Центром исследования правовой политики при поддержке Центра Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Астане, и выводы многих ученых неутешительны в том, что данный институт противоречит нормам УПК РК.

Исходя из того, что данный закон является частью УПК, мы можем сделать вывод о том, что он являясь частью УПК, не может противоречить самому себе. Следовательно данная норма закона вполне  приемлема.

Таким образом мы не можем заявлять о том, что вводя данный институт мы возвращаемся к так называемым «тройкам». Во-первых, мы живем в  другое время, и в настоящее время нас не могут заставить отвечать за те действия, которые мы не срвершали, есть закон, который полностью на стороне подозреваемого лица, до тех пор пока его вина не будет установлена только судом. Во-вторых, мы не должны забывать, что упрощенное досудебное производство применяется лишь к тем лицам, которые не подтверждают их вину и согласны на ведение дела в упрощенном порядке. В-третьих, в данном институте предусмотрено, что к данной   категория дел могут быть отнесены только лишь дела небольшой и средней тяжести, за которые максимальный срок наказания может быть не более 5 лет лишения свободы, в то время как, возвращаясь к «тройкам», в делах рассматриавемых в то время, высшей мерой наказания являлся – расстрел.

Кроме т ого, наше правосудие далеко от идеала, но оно стремиться к нему. И введение данного института это не возвращение к прошлому, а решительное противоречие ему. Этот шаг мы должны расценивать как путь к эффективному и объективному рассмотрению дел. Тем самым, пытаясь оградить подозреваемых от ненужной бюрократии, а чиновников от коррупции, т.к. они уже будут ограничены временными рамками, и будут работать на результат.

 

Список литературы:

  1. УПК СССР 1922 г.
  2. Тертышник В.М. № 41 «Держава» с. 84, 2000 г.
  3. из материалов круглого стола 22 декабря 2009 года.
  4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 63-65, О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации. // Социалистическая законность. 1974. № 9. С. 50-54; Каз Ц.М. О единстве и дифференциации уголовного судопроизводства. // Социалистическая законность. 1975. № 1. С. 65, Петрухин И.Л. Оптимальная уголовно-процессуальная форма. // XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социалистической законности./ Ин-т государства и права АН СССР / Отв. ред. Лунеев А.Е. М., 1977. С. 107, Стецовский Ю.И. К вопросу о процессуальной форме советского уголовного судопроизводства. // Вопросы борьбы с преступностью. 1975. № 23. С. 107-120.
  5. Юрченко Р.Н., к.ю.н.., анализ закона об УПД.
Фамилия автора: Турукпаева Р.
Год: 2011
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика